Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Историк Галина Ульянова (ИРИ РАН). Запись памяти Арсения Рогинского (1946-2017).


Фото Галины Ульяновой.                   Утрата - человеческая и научная
Ушел из жизни Арсений Борисович Рогинский (1946-2017) - историк и общественный деятель, основатель общества "Мемориал".
Последний год он мужественно сопротивлялся болезни.

Арсений Рогинский был прекрасным историком, глубина и широта знаний которого восхищала всех, кто с ним общался - от людей старших поколений, у которых он собирал сведения о жертвах сталинских репрессий (я впервые услышала об Арсении от Н.М. Пирумовой в 1980-е - они общались), до молодых историков, которые обращаются в архив общества "Мемориал" для изучения истории ХХ века.
Его жизнь - поразительный пример того, какой невероятный труд под силу одному человеку. Начав интересоваться еще в годы учебы в Тартуском университете историей освободительного движения в России в XIX - XX веках (в частности, толстовством), позже Арсений Борисович целиком посвятил себя изучению истории жертв сталинского террора и возвращению тысяч и тысяч имен пострадавших. Еще 35 лет назад он стал известен в профессиональном сообществе своей благородной деятельностью по сбору исторических материалов о неповинных людях, которых людоедски уничтожил сталинский режим.
Арсений Рогинский это пример историка-подвижника, через каждодневную архивную работу вернувшего в общественную память гигантский пласт исторических документов, десятки, если не сотни, тысяч имен. Больше того - возвратившего доброе имя людям, оклеветанным в страшные времена политического террора.
Позже пополняемая "База данных жертв политического террора", включающая более 3 миллионов человек, была представлена в интернете.
Мне довелось общаться с Арсением Борисовичем по восстановлению биографий нескольких людей, арестованных и убитых в 1930-е годы (а позже реабилитированных в конце 1950-х "за отсутствием состава преступления", после принятия в 1956 г. постановления "О преодолении культа личности и его последствий"). В каждом случае мы пытались докопаться до истины, чтобы вернуть память о людях в нашу историю и в историю их собственных семей.
Арсений Борисович был неизменно доброжелательным в профессиональном общении, он помнил тысячи имен, случаев, фактов, обогащал собеседника блестками своей необыкновенной эрудиции и глубоких знаний.

Его будет очень не хватать. И многие вещи, которые знал только он - пропустив через себя десятки тысяч страниц архивных источников, - спросить теперь будет не у кого.
         Светлая память.


https://www.facebook.com/galina.ulianova.fmn?hc_ref=ARTq-HCCs-gS_ui_FkFoDPmLeNPrapsuJTHWedgjD9ySn5nIlXpkTZkfohV69yzK1So&fref=nf&pnref=story

«Больше чем Геббельс, Рейган, Тэтчер, Молотов…» М. Кантор vs Ханна Арендт.

Подборка цитат из фейсбука М. Кантора. Здесь все прекрасно. Наслаждайтесь.

·                                  Кантор. Кто из вас слышал голос демократессы Ханны Арендт - самоуверенный голос, фюрерский, безапелляционный? Ханна выговаривала директивы надменно, шлепала вескими банальностями. Многие до сих пор принимают ее за апостола свободы, хотя Арендт воплощала самую что ни на есть "правую" доктрину, и свобода в этой доктрине - величина переменная.

·                                  Ханна Арендт, автор концепции "тоталитаризма", каковой рассматривается как критерий оценки развития культуры, сама была крайне авторитарной дамой; есть еще одна дама сходного темперамента, имевшая сходные цели - ее зовут Айн Ренд. Эти дамы хотели одного и того же, обе были страстными, жесткими и бесплодными. Ханна Арендт и Айн Ренд стали флагманами либеральной демократии, только признаться в симпатии к Айн Ренд немного неловко, все-таки Ренд уж очень противная, а симпатии к Ханнне Арендт естественны для половозрелого интеллигентного посетителя кафе. - Вы ходили на фильм о Ханне Арендт? - О, мы ходили, и прийдем еще! Принято считать, что Ханна Арендт хотела хорошего, хотя это ничем не доказано, и подтверждений этого намерения не существует

·                                  Maxim Kantor Уважаемый Игорь Захаркин, я не видел фильма. Вы "слегка наивно" думаете, что я сужу об Арендт по кино. Господь с вами. Нет - исключительно по книгам; по ее книгам и по книгам ее учителя. Не то важно, что Арендт пишет плохо, она же не Пушкин, чтобы хорошо писать, но важно, что она пишет плохое, не моральное. Понятно, что Айн Ренд - это зло; она, в общем, и не скрывала ( в этом ее сила), что она за зло. Ей казалось, что это честно - быть за зло. В ее мире нет детей и стариков, нет больных и бездомных, нет тех, о ком надо заботиться безвозмездно. Ренд видела мир как фиксацию разумных взаимовыгодных отношений, она была законченной сволочью. И Ханна Арендт - в этой же "честной" модели мира - без стариков и детей - представляла мир как полигон онтологической демократии, где релятивизм Хайдеггера представал полетом мысли.

·                                  Кантор. Спасибо за доверие, Игорь. В самом деле, сегодня я думаю, что сумма Хайдеггер-Арендт сделала для устройства наших дней больше чем Геббельс, Рейган, Тетчер, Молотов вместе взятые. И если начинать лечить мир - то вот отсюда, с вот этой вот точки

·                                  Татьяна. ...если в такую явную подделку, как "Протоколы сионских мудрецов", верят настолько много людей, что эта подделка может стать текстом целого политического движения, то задача историка уже не может ограничиваться разоблачением фабрикации. Она, конечно, не может состоять в выдумывании таких объяснений, которые обходят основной политический и исторический факт: то, что в подделку верят. Этот факт более важен, чем то (исторически говоря, вторичное) обстоятельство, что она является подделкой. .

Кантор. Дорогая Таня, но ведь то, что Вы процитировали, это не мысль вообще. Если в подделку верит много людей, то задача историка и а) разоблачить подделку и б) объяснить, почему в эту подделку верят. И одно другому не противоречит, это ложная оппозиция. скажем, многие люди считают Ханну Арендт - мыслителем. Здесь существенно то, что а) многие люди не знают, что такое "мыслитель" они никогда не слышали (или не знакомы) с Кантом или Платоном и б) у них есть потребность в том, чтобы авторитет существовал. Разделить эти а) и б) невозможно: именно потребность в авторитете и исключает чтение - для наличия авторитета чтение необязательно. Ровно так же, нет оппозиции в фальшивке "протоколов" и в том, что в фальшивку верят. Люди хотят получить фальшивку и они ее получают, безразлично какую: протоколы сионских мудрецов, Ханну Арендт, демократию пополам с рынком