Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

«Покайтесь, птицы!» или о трибуне для изгнанного из рая.

Не понимаю, признаюсь честно, редакции некоторых наших уважаемых оппозиционных, либеральных и демократических масс-медиа, распахнувших свои гостеприимные двери для разных интервью отставной козы барабанщика протоиерея Чаплина после его отставки. В поэме Гоголя "Мертвые души" Собакевич правильно говорил Чичикову, имея в виду предстоящее посещение им Плюшкина: "извинительнее сходить в какое-нибудь неприличное место, чем к нему". Здесь же неприличное место приходит само к вам - по вашему же любезному приглашению. И льются из него потоки ахинеи вроде того, что место академику Сахарову в аду, а Путину, чтобы попасть в рай, надо сделать еще то-то и то-то. «Покайтесь, птицы!» и прочее. Еще добавляются как бы оппозиционные и как бы свободомыслящие мотивы. Что-то о необходимости возвышать голос против несправедливости власти (о чем Чаплин твердо не помнил за все годы своего позорного церковного спикерства, не сказав ни одного слова против этих несправедливостей, - памятны только его бесконечные оправдания самых разных телодвижений властей, его постоянное перед ними прогибание и раболепие) и что-то о забвении патриархом принципа соборности (при том, что патриарху церковный спикер всегда пел, а, как тот его отставил, стал на него погавкивать).

Все-таки должны быть, наряду с нерукопожимаемыми персонами, и неприглашаемые. А респектабельные издания не должны уподобляться желтым, для которых важен "принцип": сенсация любой ценой. Ради чего они готовы любой "говорящей собачке" трибуну давать. Делать обиженному Чаплину лишний пиар – сродни тому, чтобы делать такой же  мелкому погромщику Энтео. Одни и те же люди. Ничего полезного не получится.

Саша Черный. "Театр".

Саша Черный.

                   Театр.

В жизни так мало красивых минут,
В жизни так много безверья и черной работы.
Мысли о прошлом морщины на бледные лица кладут,
Мысли о будущем полны свинцовой заботы,
А настоящего - нет... Так между двух берегов
Бьемся без смеха, без счастья, надежд и богов...

          И вот, порою,
          Чтоб вспомнить, что мы еще живы,
          Чужою игрою
          Спешим угрюмое сердце отвлечь...
          Пусть снова встанут
          Миражи счастья с красивой тоскою,
          Пусть нас обманут,
          Что в замке смерти живет красота.
          Нам "Синие птицы"
          И "Вечные сказки" - желанные гостьи,
          Пускай - небылицы,
          В них наши забытые слезы дрожат.

У барьера много серых, некрасивых, бледных лиц,
Но в глазах у них, как искры, бьются крылья синих птиц.
Вот опять открылось небо - голубое полотно...
О, по цвету голубому стосковались мы давно,
И не меньше стосковались по ликующим словам,
По свободным, смелым жестам, по несбыточным мечтам!

               Дома стены, только стены,
               Дома жутко и темно,
               Там, не зная перемены,
               Повторяешь: "все равно..."

Все равно? О, так ли? Трудно искры в сердце затоптать,
Трудно жить и знать, и видеть, но не верить, но не ждать,
И играть тупую драму, покорившись, как овца,
Без огня и вдохновенья, без начала и конца...

               И вот, порою,
               Чтоб вспомнить, что мы еще живы,
               Чужою игрою
               Спешим угрюмое сердце отвлечь.

<1908>