Category: происшествия

Историк спецслужб Никита Петров опровергает исторические высказывания в интервью директора ФСБ.


О чем соврал Бортников

20.12.2017 | The New Times


Александр Бортников изложил свою версию истории спецслужбы. Эксперты считают его тезисы антиисторичными
85757-0.jpg
Директор ФСБ России Александр Бортников
Фото: 24warez.ru

Об оправданности ВЧК

Созданная в декабре 1917 года Всероссийская Чрезвычайная Комиссия способствовала сохранению управляемости страной в условиях военного времени, рассказал Александр Бортников в интервью «Российской газеты», приуроченному к 100-летию создания органов госбезопасности.

«Чекисты успешно выявляли и пресекали подрывную деятельность иностранных спецслужб, террористических, бандитских и белоэмигрантских организаций, а также участвовали в обеспечении продовольственной безопасности», — говорит он.


857566.jpg
Историк Никита Петров
Фото: ru.wikipedia.org
Кроме того, важной работой была борьба с произволом левацки настроенного партактива и сотрудников силовых структур, которые чинили неправомерные расправы, аресты и реквизиции. Все это, по словам Бортникова, удалось пресечь к 1923 году.

Историк, специалист по истории спецслужб Никита Петров считает, что здесь Бортников путает очередность событий — сначала была создана ВЧК, а потом уже началась Гражданская война, сопротивление населения большевикам. ВЧК — это карательный орган, созданный для укрепления власти большевиков, напоминает Петров. По его словам, учреждение ВЧК отбросило страну в правовом плане до уровня Средневековья.

Об оправданности массовых репрессий

Глава ФСБ заявил, что существовали реальные планы по смещению и даже устранению Сталина, заговорщики при этом были связаны с иностранными спецслужбами. Многие из них были представителями партноменклатуры и руководства правоохранительных органов.

Бортников, отмечая, что никого не хочет обелять, говорит, что «конкретные исполнители преступных деяний среди чекистов поименно известны, бо́льшая часть из них понесла заслуженное наказание после смещения и расстрела Ежова».

Массовые политические репрессии закончились после принятия в 1938 году постановления «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия», считает Бортников. Назначенный на пост наркома внутренних дел Л. Берия провел кадровые «чистки», изгнав «карьеристов предыдущих призывов».

«С приходом Берии можно говорить об окончании массового террора, но не террора вообще. Да и это не заслуга Берии», — отмечает Петров. Решение об окончании массовых чисток было принято Сталиным, по его решению они и были окончены. Но при этом не прекратились убийства конкретных людей и массовые депортации. Что касается заговора против Сталина, то уже давно доказано, что его не было, говорит историк. Это выяснилось, еще когда реабилитировали участников московских процессов.

О заслугах СМЕРШ

Операции «смершевцев» Бортников назвал блестящими. По его мнению, им удалось «создать надежные оперативные позиции в германских армейских разведструктурах и школах подготовки агентуры, разоблачить многих вражеских диверсантов и перевербовать шпионов, наладить действенные каналы продвижения дезинформации и укрепить систему контрразведывательного обеспечения операций РККА». При этом ни один стратегический план советского командования не стал достоянием противника.

СМЕРШ был карательным органом, констатирует Петров. По его мнению, линия на его реабилитацию не нова, но факты говорят о другом — во время войны были арестованы 700 тыс. человек, а 70 тыс. расстреляны. В основном это были не шпионы, а инакомыслящие. Так что выпячивать контрразведывательную сущность СМЕРШ антиисторично, считает эксперт.

О курсе на открытость КГБ при Андропове

При Андропове КГБ взял курс на открытость для общества, были рассекречены многие документы. В этот период органы безопасности добились серьезных успехов.

«Были существенно повышены профессиональный уровень кадрового состава, оперативный, аналитический и технический потенциал. Более гибкими стали методы защиты основ государственного строя. Акцент сместился на предупредительно-профилактические мероприятия и меры административного воздействия», — говорит глава ФСБ.

При Андропове рассекречено ничего не было, уверяет Петров. Зато велась усиленная борьба с идеологическими противниками. Именно при Андропове были гонения и высылка из страны Александра Солженицына, ссылка в Горький академика Андрея Сахарова.

Путин и Патрушев вернули ФСБ эффективность

«Владимир Путин, возглавивший ФСБ в 1998 году, укрепил и оптимизировал структуру ведомства. Было увеличено финансирование и заложена основа для модернизации материально-технической базы».

857567.jpg
Генерал КГБ в отставке
Алексей Кондауров
Фото: ru.wikipedia.org

В 2003 году, когда ФСБ уже возглавлял Патрушев, в состав Службы включили Пограничную службу и ведущие подразделения ФАПСИ. «Это в значительной степени обогатило специальный инструментарий обеспечения безопасности страны и в целом повысило системность и наступательность действий нашего ведомства», — рассказал Бортников.

Генерал КГБ в отставке, бывший депутат Госдумы Алексей Кондауров не уверен, что за год руководства ФСБ Путину действительно удалось сделать что-то кардинальное. По его мнению, для реальных дел у Путина было слишком мало времени. Бортников просто не мог не похвалить начальника, говорит Кондауров.

Есть эффективный орган контроля за ФСБ

По мнению Бортникова, Общественный совет при ФСБ России является «эффективным инструментом контроля деятельности органов безопасности в части соблюдения конституционных прав и свобод граждан». Он успешно решает самый широкий круг задач: от общественной экспертизы разрабатываемых проектов правовых актов до рассмотрения многочисленных обращений граждан.

Алексей Кондауров считает, что по-настоящему действенным был бы контроль со стороны парламента и правозащитных организаций, а не со стороны совета, в который входят «свои» люди. По мнению Кондаурова, члены совета не допущены к принятию конкретных решений, так что это лишь видимость общественного контроля.
https://newtimes.ru/articles/detail/136373


Фотография заключенного И.И. Вениаминова из его следственного дела 1930 г. (ЦА ФСБ).


фото-0011Как можно видеть, эта тюремная фотография моего прадеда, заключенного Иннокентия Ивановича Вениаминова (1885-1937) - правнука святителя Иннокентия Московского - была сделана 22 июля 1930 года, то есть на следующий день после его ареста (21.7) по ордеру, подписанному "самим" Г.Г. Ягодой еще 22 июня (И.И. тогда находился в командировке в Твери в гостях у родителей, и чекисты арестовали его через месяц - по возвращении в Москву). Вениаимнов в ходе следствия по своему первому "делу" сидел в Бутырской тюрьме (как и его "однодельцы"). Вероятнее всего, там и сделана публикуемая здесь фотография.

Современный чекизм как враг Истории-науки № 1. (Хамский ответ из ЦА ФСБ историку Юлии Бирюковой)

012243fc12
Привожу пост Юлии из ее ЖЖ целиком:

 . Сегодня пришел ответ из ЦА ФСБ

biryukova_yu

August 2nd, 16:38

На мой запрос о допуске к изучению ряда персональных дел в Центральном архиве ФСБ поступил официальный ответ. Ну что можно сказать... Из данного текста следуют два основных вывода: 1 - почти со всеми этими делами меня знакомить не хотят, 2 - членство в комиссии по канонизации святых Донской митрополии не имеет ровным счётом никакого значения и на допуск к делам не влияет.
Надо сказать, что отношение я оформляла и как исследователь, представляющий Педагогический институт Южного федерального университета (соответственно оформлялась бумага от имени ректората вуза), и как член названной комиссии (бумага также прилагалась). В запросе указывалось также, что я являюсь преподавателем ПСТГУ. Поэтому ответ выглядит просто издевательским. Меня послали... "по вопросу о репрессированных служителях культа" в Синодальную комиссию по канонизации святых и в Свято-Тихоновский гуманитарный университет, и даже указали дорогу (т.е. адрес, а то я его не знаю). Причём, номера двух наиболее интересных и важных дел, по которым проходили интересующие меня персоналии, известны из научной литературы, известно, что данные дела точно находятся в ЦА ФСБ.  Это материалы той череды процессов 1922 г., в которых духовенство и миряне обвинялись в сопротивлении изъятию церковных ценностей. Так что, я указала и полные биографические данные главных фигурантов этих дел, и номера дел. И что же? В письме о них ни слова не было упомянуто, не указывалось даже, находятся ли дела данных лиц в архиве или нет, не говоря уже о допуске. При этом была дана рекомендация обратиться в местный архив (в котором я, кстати, уже отработала всё, что могла). Письмо содержит лишь сухую информацию об одном, из 6 пунктов запроса, деле, указывается, что оно находится в данном архиве. О том, возможно ли с ним ознакомиться, ничего не говориться. В заключение письма, сотрудник отправил меня к упоминаниям о фигурантах моего запроса в изданных сборниках. Таких упоминаний я знаю гораздо больше, чем он. Не это было сутью моего запроса! Запрос требовал дать конкретный ответ на конкретно поставленный вопрос, о рекомендациях или советах по чтению литературы от сотрудников архива в нём ничего не говорилось! И я смею думать, что в них не нуждаюсь. Кроме того, в письме была дана ну о-о-очень ценная для преподавателя истории Русской Церкви ПСТГУ информация о существовании сборника документов "Следственное дело Патриарха Тихона". Спасибо, конечно, но всё это вынуждает задаться вопросом: или они издеваются, или не читали моего запроса и прилагаемых документов. Короче, смех сквозь слёзы... В данном случае остаётся только заключить о несоответствии ответа запросу.
Однако, письмо, несмотря на всю обтекаемость и неопределённость его формулировок, не представляется безнадёжным отказом, оно оставляет зазоры, и можно ещё поцарапаться и побороться.»

Вообще-то советую Юлии опубликовать не изложение, а скан и полный текст этого славного документа, а затем предпринять какие-то возможные в этой связи юридические и информационные действия.  Меня лично возмущает  не только сам факт отказа, поражает какой-то совершенно клинический идиотизм направленного ей ответа. Профессиональному историку – вместо того, чтобы обеспечить ему необходимый доступ к документам по его теме, - шлют какие-то дебильные рекомендации, отсылки к … литературе, которая ему, разумеется, прекрасно известна! Ответ такой, - оскорбительный, глупый, хамский, не по существу, -  называется в мире бюрократиеского маразма «Запустить дурочку». Он не может быть терпим, разумеется. Юлия Бирюкова может действовать и лично и по линии епархии и по линии СМИ (желательно это совмещать). Я со своей стороны тоже рад буду оказать ей посильное содействие.          

Поэты об Истории. Владислав Озеров (1769-1816).


Пушкин отзывался об Озерове пренебрежительно, а вот Мандельштам ставил его творчество высоко. Ведь Озеров - создатель русской классической трагедии. Неслучайно его называли и «Русским Расиным».

Обращался он и к исторической тематике (трагедия «Димитрий Донской»).

К сожалению, наследие Озерова очень плохо представлено в Интернете. Только несколько писем и басен, одну из которых я и предлагаю здесь Вашему вниманию.

О нем: http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%E7%E5%F0%EE%E2,_%C2%EB%E0%E4%E8%F1%EB%E0%E2_%C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F0%EE%E2%E8%F7

Том, посвященный В.А. Озерову в «Библиотеке поэта» (Л., 1960), не представлен в инете. 

Очень скудно представлены сочинения Озерова в «Библиотеки русской классике», только несколько басен, малюсенький отрывок из трагедии и немного о нем.                          

 http://az.lib.ru/o/ozerow_w_a/

П.А. Вяземский об Озерове:

 http://az.lib.ru/w/wjazemskij_p_a/text_0380.shtml

http://az.lib.ru/w/wjazemskij_p_a/text_0500.shtml

           

                      ВОЛКИ И ОВЦЫ

                    

                     У племени Волков и племени Овец

                     Велась война чрез тысячные лета.

                     Соскучившись, они решились наконец

                     Мир вечный заключить. Не собирав совета,

                     По обстоятельствам, чтоб время не терять,

                     Сошлись вожди, велели написать

                     На гербовых листах подробны договоры,

                     И приложить большую к ним печать,

                     И по обряду разменять.

                     Притом, чтобы вперед у них не вышло ссоры,

                     Одни для верности в заклад

                     Волчонков отдали, своих любезных чад;

                     А Овцы, сущи простофили,

                          В залоги отпустили

                          Собак, своих друзей

                          И старых сторожей,

                     Которые, как мир дела окончил ратны,

                     Остались праздны и заштатны.

                     И так во всем краю настала тишина;

                     Свобода резвая на пажитях видна;

                     Уж Волки на Овец вдали лишь скалят зубы,

                     И пастухи Волков не ходят бить на шубы:

                     Казалось, что сошел на землю век златой.

                     Волчонки между тем повыросли матеры;

                     В уме у них один разбой,

                     И стали, как отцы, прямые живодеры.

                     Лишь только пастухов спустили со двора,

                     Сии залоги клятв и договоров мирных

                     Как с словом: нам домой пора,

                     Напали на ягнят на лучшеньких, на жирных,

                     И пастию их мчат под тень глухих лесов.

                     Там волчий весь народ принять их был готов.

                     Собаки лишь, о том не знав и без печали

                     Надеявшись на мир, спокойно почивали

                     Где нет забот, там крепок сон;

                     И Волки их отнюдь не разбудили,

                     А, подведя сильнейшего закон,

                     Их просто сонных задавили.

                     Без устали, друзья, пойдем войной на злых!

                     Залоги пагубны и ложны клятвы их.

                     Когда там мир бывает прочным,

                     Который заключен с бессовестно-порочным?

Мой первый день работы в ЦА ФСБ и первые впечатления

Прежде всего, хотел бы отметить обходительное и вежливое обращение сотрудников читального зала архива с исследователями. К сожалению, в некоторых архивохранилищах, где прежде доводилось работать, приходилось сталкиваться и с другой практикой. 
Был несколько удивлён, что мне по моему отношению уже подобрали дела. То есть порядок работы с исследователями здесь примерно такой же, как в Архиве внешней политики РФ, когда ученые не имеет права пользоваться научно-справочноым аппаратом и вести свой творческий поиск, а сами архивисты подбирают им дела по заявленным темам. Именно против такого порядка я и выступал и выступаю. Но здесь всё дело в Системе, и чтобы её изменить, нужна политическая воля на самом высшем уровне, которая у руководства страны пока, к сожалению, не прослеживается (чтобы сделать крупнейшие ведомственные архивы, хранящие документы советской эпохи, государственными и распростанить на них все та правила работы с исследователями, которые существуют в государственных архивах).
Что касается уже подобранных мне дел, то они в основном касаются периода конца 1920-х гг. и, разумеется, содержат немало интересных документов. Однако моя заявка охватывает довольно широкий исторический период - с 1925 по 1953 гг. и очень бы хотелось, чтобы когда я эти дела "отработаю", подобрали бы что-нибудь и дальше за последующие годы. Большая часть дел в выданной пачке посвящена мусульманам и сектантам, по православным - дел там совсем немного, но меня это не слишком смущает, так как я изучаю вопросы борьбы с религией как таковой (не только с православными).  Есть в том числе и дело с очень итересной информацией о фальшивых "пресс-конференциях" митрополита Сергия 1930 г., выгодно дополняющее 4-ю главу моей книги. Почти все эти дела рассекречены частично, то есть везде там постоянно встречаются зашитые конверты с такими закрытыми документами. Это касается вопроса борьбы ОГПУ с религией в конце 1920-х гг.
Намерен я также (наверное, осенью) подать в ЦА ФСБ и особое личное отношение об ознакомлении с делами своих репрессированных предков - потомков митрополита Московского, святителя Иннокентия (Вениаминова).     

Как обратиться в ЦА ФСБ с запросом на выдачу дела (дел) репрессированного родственника?


Сам вот всё планирую попытаться ознакомиться в Центральном архиве ФСБ с делами своих, но пока руки не доходят, но имею уже образец, который помещаю ниже. Там указана форма запроса и какие документы должны быть приложены к такому отношению. Могут быть приложены и еще документы, если речь идет о прадеде с другой фамилией (как у меня, допустим). - из чего бы следовало, что Вы - потомок незаконно репрессированного. 
Заявитель в тексте заменен мной буквами, его адресные данные опущены:

  

Начальнику Центрального архива ФСБ РФ

от П...М... Н... проживающего по адресу:
телефон:
(домашний);

 (мобильный).

 

На основании статьи 11 Закона РФ от 18.10.1991 № 1761-1 (ред. от 01.07.2005)
«О реабилитации жертв политических репрессий» прошу предоставить мне возможность ознакомиться с прекращенным делом моего деда ПЕРЕМЫТОВА Алексея Макаровича, 1888 г.р., осужденного Военной коллегией Верховного Суда СССР 28 июля 1938 года на основании ст. 58-1«б», 58-8 и 58-11 УК РСФСР к ВМН – расстрелу.

Дело по обвинению ПЕРЕМЫТОВА Алексея Макаровича пересмотрено Военной коллегией Верховного Суда СССР 9 июня 1956 года. Приговор Военной Коллегии от 28 июля 1938 года в отношении ПЕРЕМЫТОВА  А.М. по вновь открывшимся обстоятельствам отменен, и дело за отсутствием состава преступления прекращено.

Моя мать, Перемытова Тамара Алексеевна (1910-1984), была дочерью ПЕРЕМЫТОВА  А.М.

Копии документов, определенных ст. 12 Административного регламента ФСБ РФ по предоставлению государственной услуги по организации исполнения запросов по архивным документам, утвержденного Приказом ФСБ России от 10 марта 2009 г. № 90, и ст. 6 Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел, утвержденного Приказом от 25 июля 2006 г. Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ № 375, МВД РФ № 584, ФСБ РФ № 352, прилагаются.

 

Приложения:

1. Копия письма Военной Коллегии Верховного Суда СССР
от 24 мая 1989 г. №4н-08861/56, на 1 л.

2. Копия справки по форме № 30 Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 19 июня 1956 г. №4н-08861/56, на 1 л.

3. Копия свидетельства о рождении заявителя, ПМН, на 1 л.

4. Копия паспорта заявителя, ПМН, на 2 л.