Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Мое интервью "Собеседнику" на тему об избрании чиновников в РАН.

"Лучше бы Путин обратил внимание на мизерные зарплаты ученых"

Владимир Путин
Владимир Путин
Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с ученым Игорем Курляндским скандал с академиками-чиновниками, уволенными Владимиром Путиным.

Как писал Sobesednik.ru, 28 ноября президент Владимир Путин подписал указ об освобождении от должностей начальника управления регистрации и архивных фондов ФСБ Василия Христофорова, заместителя управделами президента Константина Котенко, начальника главного военно-медицинского управления Минобороны Влександра Фисуна и замглвы МВД Александра Савенкова.

Все эти чиновники 28 октября стали членами Российской академии наук (РАН). И если по поводу научной деятельности и достижений того же МВДшника Савенкова возникают вопросы, то относительно заслуг ФСБшника Христофорова (на счету которого много выдающихся работ в области истории) у научного сообщества мнение вполне однозначно – заслужил.

Но президент оказался слишком принципиален (или, быть может, обиделся на то, что чиновники ослушались его рекомендаций?) и решил, что новые членкоры и академики будут тратить свое время на научные открытия, а не на госслужбу, поэтому просто взял и уволил их. Несмотря на то, что членами академии становятся те люди, которые УЖЕ что-то сделали для науки.

– РАН в связи с реформой, конечно, сейчас больше превратился в клуб ученых, нежели в академию, но престиж никуда не делся. Между тем зерно правды в словах Путина, конечно, есть: чиновники не должны пользоваться своим админресурсом и избираться в такие почетные должности, если они, конечно, и правда не являются выдающимися учеными, – прокомментировал Sobesednik кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН Игорь Курляндский.
Игорь Курляндский

Игорь Курляндский
Фото: Facebook Курляндского

Впрочем, эту проблему можно было решить менее радикальным способом. Учитывая то, что члены-корреспонденты РАН получают пожизненную ежемесячную стипендию в размере 50 тыс. руб., а академики – 100 тыс. руб., то логичнее было бы предложить чиновникам (у них-то достаточное жалование, в отличии от некоторых ученых) отдавать эти деньги на благотворительность, на развитие научных проектов или вовсе отказаться от доплат. Тем более что академии наук денег и правда не хватает, ведь каждый год финансирование только сокращается.

– Лучше бы президент обратил внимание на другое – на то, что реформа сделала со всем академическим образованием, с финансированием институтов, которые теперь подчиняются ФАНО... Почему президента совершенно не беспокоят мизерные зарплаты научных сотрудников академических институтов, тех людей, которые на самом деле привносят вклад в российскую науку? – отметил Игорь Курляндский.

Напомним, что старшие научные сотрудники и кандидаты получают порядка 20 тыс. руб., ведущие сотрудники и доктора – примерно 25–26 тыс. Случаются и задержки этих мизерных зарплат.

http://sobesednik.ru/obshchestvo/20161128-luchshe-by-putin-obratil-vnimanie-na-mizernye-zarplaty-uchen

То, что именно я сказал, - после тире (выделено жирным). Остальное - информация и мнение журналиста.

Мое участие в передаче на радио Свобода 3 ноября 2016. Аудиозапись и Видеозапись.

Монументальная пропаганда: от Владимира – Владимиру

Памятник князю Владимиру в Москве

Памятник князю Владимиру в Москве

Историческую политику эпохи Путина обсудили Игорь Курляндский, Никита Соколов, Алексей Муравьев, Алексей Клименко, Дмитрий Орлов

4 ноября Владимир Путин открывает памятник св.князю Владимиру на Боровицкой площади, в Орле поставлена конная статуя Ивана Грозного. Готовятся восстановить крест в Кремле на месте гибели великого князя Сергея Александровича. Спикер Госдумы Вячеслав Володин посетил мастерскую скульптора Франгуляна, продолжающего работу над памятником жертвам сталинских репрессий. Мемориальную политику эпохи Владимира Путина обсудили историки Игорь Курляндский, Никита Соколов, Алексей Муравьев, архитектор Алексей Клименко, политолог Дмитрий Орлов.
http://www.svoboda.org/a/28092587.html
Нажимать на значок Радио или Видео.
Полный текстовой вариант передачи будет позднее.
 Сам я доволен, как выступил.

Анонс передачи с моим участием сегодня в 19 часов (прямой эфир) на Радио Свобода.

Памятник св. князю Владимиру в Москве
Монументальная пропаганда

"Историческую политику власти в 19:05 обсудят Игорь Курляндский, Никита Соколов, Алексей Клименко
4 ноября Владимир Путин открывает памятник святому Владимиру на Боровицкой площади, в Орле поставлен памятник тирану и детоубийце Ивану Грозному, готовятся восстановить крест в Кремле на месте гибели великого князя Сергея Александровича.
Идет борьба депутата Госдумы Натальи Поклонской с фильмом "Матильда", в котором показана личная жизнь святого императора Николая II. Эксперты Совета Безопасности озаботились проблемой фальсификации Единой Великой Российской революции 1917 года...
Мемориальную политику эпохи Владимира Путина обсудят историки Игорь Курляндский, Никита Соколов, архитектор Алексей Клименко, политолог Дмитрий Орлов.
Ведет передачу Михаил Соколов."

Моя колонка в РБК ко Дню памяти жертв политических репрессий.

Историческое двоемыслие: как в России чтят память жертв репрессий

На фоне декларируемого уважения памяти жертв в стране все более открыто почитается память их палачей


30 октября в России будет отмечаться день памяти жертв политических репрессий. Эту дату современное общество унаследовало от диссидентов советской эпохи, когда по инициативе ряда узников мордовских и пермских лагерей, репрессированных за свое инакомыслие и ненасильственное сопротивление советскому режиму, в 1974 году был отмечен «день политзаключенного». И далее в этот день среди политических узников проводились голодовки и другие акции в память о погибших товарищах. В годы перестройки памятный день стал частью публичной оппозиционной деятельности. Тогда проходили митинги и демонстрации, ставившие целями возвращение в общественное сознание памяти о миллионах безвинных жертв советского режима, осуждения его позорных репрессивных практик. В 1991 году новые российские власти официально признали 30 октября памятным днем. В традицию России 1990–2000-х годов прочно вошли ежегодные траурные митинги в Москве у Соловецкого камня на Лубянской площади, в Петербурге на Левашовском мемориальном кладбище, во многих других городах России.

Официальное и реальное

И нынешние российские власти как будто продолжают чтить этот день; они публично отмежевываются от массовых репрессий советских времен. В 2009 году в своем обращении президент Дмитрий Медведев заявил, что память о репрессиях так же священна, как и память о Победе. В 2015 году он уже в качестве премьера утвердил Концепцию государственной политики по увековечиванию жертв политических репрессий, предусматривающую широкий спектр мемориальных мер. Московский музей истории ГУЛАГа был значительно расширен. 9 марта 2016 года уже президент Владимир Путин подписал закон на ту же тему. Был поддержано, в частности, создание памятника жертвам репрессий по проекту Георгия Франгуляна «Стена скорби» (предполагается открыть в 2017 году). Недавно новый спикер Государственной думы Вячеслав Володин посетил мастерскую скульптора и снова прозвучали слова о важности уроков прошлого и о том, что такие трагедии не должны повторяться в будущем.

Однако признать мемориальную политику властей последовательной и искренней мешает своего рода шизофрения российской исторической политики, когда вместе с декларированным уважением к памяти жертв продолжает иногда скрыто, а иногда открыто почитаться память их палачей. Вот при поддержке почти официального Российского военно-исторического общества подо Ржевом открывается бюст Сталину, одному из главных организаторов советского террора. Памятники Сталину и его подручным «по инициативе общественности» возникают по всей стране. Пропагандисты сталинского культа имеют широкий доступ в прайм-тайм программ радио и телевидения, обретают влиятельное положение в массмедиа, не встречая адекватного себе отпора. Хорошее отношение к Сталину стало уже респектабельным трендом в общественном сознании. В этом контексте мемориализация жертв репрессий вызывает настоящий когнитивный диссонанс.

За возрождающимся культом Сталина «снизу» стоит хорошо знакомый культ «сильной руки» в управлении страной, замешанный на сознательном бесчеловечии, когда любые жертвы в ходе укрепления чиновничьего и карательного аппарата воспринимаются как несущественные. Наиболее уродливым и позорным событием в этой связи стало открытие 14 октября 2016 года в Орле первого в России памятника любимцу и во многом учителю Сталина, царю Ивану Грозному, «прославившемуся» бесчисленными зверствами и убийствами своих соотечественников, — по наблюдениям ряда русских историков, начиная с Карамзина, одному из самых омерзительных правителей-злодеев в отечественной истории.

Мемориальные жертвы

Казалось бы, подобным тенденциям могло бы противостоять честное историческое просвещение граждан. Но с его официальной поддержкой в современной России дело обстоит плохо. Основанное еще 28 лет назад в годы перестройки при активном участии академика Сахарова, целенаправленно занимающееся историей советских репрессий историко-просветительское общество «Мемориал» в этом году подверглось настоящим политическим преследованиям. Оно получило от власти в «награду» за свою многолетнюю деятельность, направленную как раз во благо России, позорный ярлык «иностранного агента». Это не только мешает «Мемориалу» эффективно продолжать свою работу, но и ставит эту уважаемую организацию перед реальной угрозой уничтожения. При том «клеймение» «Мемориала» было произведено даже вопреки позиции Конституционного суда, определившего, что международная организация не может быть признана «иностранным агентом». А ведь именно «Мемориал» сделал больше, чем кто-либо в России, для увековечивания памяти жертв репрессий. Также в последние годы «иностранными агентами» были объявлены и некоторые авторитетные местные отделения «Мемориала» — в Санкт-Петербурге, Рязани и других городах России.

Что касается вузовской и академической науки, призванной в том числе к объективному изучению советской эпохи, то она, как и прежде, влачит жалкое существование. Ученые, в числе которых прекрасные специалисты, получают неприлично мизерные зарплаты, заставляющие их заниматься преимущественно выживанием. «Майские указы» президента «принципиально» не выполняются.

Закрытые архивы

В уже упомянутой мемориальной программе, утвержденной правительством в 2015 году, был пункт о «создании условий для свободного доступа пользователей к архивным документам» по истории репрессий. Но это положение, не подкрепленное механизмом его выполнения, так и осталось декларативным. Исследователи по-прежнему лишены доступа к огромным массивам документов по истории советского террора. Это прежде всего касается их основных хранилищ — ведомственных архивов. Такое положение является и неправовым, и глубоко безнравственным, ведь уважение к памяти жертв репрессий требует максимальной информационной открытости. Дело не только в продолжающемся неправомерном и практически бессрочном засекречивании множества единиц хранения и листов. Одним из абсурдных ограничений является запрет на выдачу пользователям дел нереабилитированных лиц, куда попадают многие деятели террора времен Ягоды, Ежова и Берии. Нередки отказы в выдаче и формально открытых дел. Последнее связано с недоступностью научно-справочного аппарата в ведомственных архивах и укоренившейся там странной практикой, когда сами архивисты подбирают дела для исследователя, лишая его свободного творческого поиска.

Противоречит одобренной властями мемориализации жертв политических репрессий и репрессивная политика по так называемым антиэкстремистским» статьям УК, содержание которых в последние годы было расширено, количество увеличено, а применение ужесточено. В стране вновь появились люди, преследуемые по политическим мотивам, или за свой мирный ненасильственный протест, или за какие-то безобидные действия в интернете. Недавно принят, несмотря на протесты правозащитной общественности, так называемый пакет Яровой, который ввел наказание даже за «недонесение» и «неправильное» миссионерство. Вместе с фактами преследований «неправильных» НКО, это рецидив все той же опричнины. Исторический опыт показал, что она не ведет к светлому будущему. Так сколько можно наступать на те же грабли?

Игорь Курляндский,
научный сотрудник Центра истории религии и церкви Института российской истории РАН, член ВИО


Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/opinions/politics/28/10/2016/5813127a9a794754a382c8aa

Страх в законе. Что ждет общество от введения людоедского "пакета Яровой". По пунктам.

Cтрах в законе

Нормативное творчество Госдумы стремится к тому, чтобы любую деятельность граждан можно было истолковать как преступную

Cтрах в законе        

фото: Алексей Меринов

Год назад общественность возмущалась сокращением срока полномочий Госдумы 6-го созыва и переносом выборов с декабря на сентябрь 2016-го. Как показала жизнь, нет худа без добра: судя по ударному принятию на прошлой неделе «пакета Яровой», еще неизвестно, какие бы новые сюрпризы гражданам преподнесли пока формально действующие депутаты, будь у них в запасе еще три месяца.

Под занавес сессии парламентское большинство из «Единой России» и примкнувшие к ним эсеры приняли резонансные «антитеррористические» поправки за авторством депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова. Разумеется, к реальной борьбе с терроризмом предложенные ими инициативы имеют такое же отношение, как и отмена губернаторских выборов в 2004 году после трагедии в Беслане. Скорее это очередное наступление на права россиян — одобренные законопроекты можно без преувеличения назвать кровожадными и оставляющими огромное поле для произвола силовиков. Очевидно, впрочем, что причина их принятия — не в садистских наклонностях депутатов: впереди выборы, и власти боятся новых протестов, как 5 лет назад. Плюс кризис — а вдруг полыхнут голодные бунты? Или кто-то захочет объединить недовольных? Надо к этому заранее подготовиться. Поэтому в «антитеррористическом пакете» немалая часть посвящена отнюдь не террористам, а тем, кто выражает недовольство внутри страны.

Первое, что нужно отметить, — это увеличение сроков за экстремизм, в том числе и в Интернете. Неспециалисты часто ставят знак равенства между террористом и экстремистом. Последний в их воображении рисуется бородатым головорезом с автоматом наперевес. На деле больше шансов оказаться «экстремистом» в России имеет студент-отличник в очках, допустивший неосторожное инакомыслие в Сети. Или диванный националист, балующийся стишками и карикатурами.

Как показало проведенное Центром экономических и политических реформ исследование, антиэкстремистское законодательство позволяет трактовать понятие экстремизма очень широко. В результате под него можно подвести не только собственно деяния по мотивам ненависти и вражды, но и несогласие с действующим политическим курсом, официальной религией, высказывания в пользу Украины и т.д. А иногда и вовсе безобидные действия. Ниже — несколько примеров уголовных дел по печально известным 280-м статьям Уголовного кодекса.

В 2015 году против студента из Омска было возбуждено дело по ст. 282 УК РФ за критический пост о «православных активистах», повлиявших на отмену концерта Мэрилина Мэнсона в городе. В сентябре 2015 года чувашский активист Дмитрий Семенов был приговорен к штрафу за то, что еще в январе 2014 года поделился на своей странице во ВКонтакте интервью Матвея Ганапольского. Претензии со стороны обвинения вызваны тем, что к статье автоматически подгрузилось изображение Д.Медведева в папахе с нелицеприятной надписью.

В ноябре 2015 года в Петрозаводске был осужден местный депутат Владимир Заваркин. Поводом стало его выступление на митинге за отставку главы Карелии, где он, по словам прокурора, заявил: «...если нас не слышит Российская Федерация, проведем референдум, думаю. Не нужна Карелия России — давайте отсоединимся, это самое верное будет». Ролик с выступлением депутата попал в Интернет. А в Череповце уже в текущем году приговорили к 1,5 года активиста, который разместил в Сети две картинки, «возбуждающие ненависть к сотрудникам правоохранительных органов».

Количество людей, приговоренных к штрафам, условным и реальным срокам, и без того росло с каждым годом. С принятием «поправок Яровой» отправляться за решетку вольнодумцы будут чаще и на более длительные сроки. Так, у ст. 282 УК появится нижний порог наказания в виде двух лет тюремного заключения (сейчас нижнего порога нет), а верхний — вырастет. Ну чем не преждевременно забытая 58-я статья, каравшая за антисоветскую деятельность? Примечательно, что за «реинкарнацию» репрессий проголосовали в Госдуме вовсе не коммунисты, а единороссы и справороссы, которых, видимо, в сталинских временах привлекает не индустриализация, а всеобщая атмосфера страха и полное отсутствие несанкционированной публичной активности.

Приравняли законодатели и «публичные призывы к террористической деятельности или оправдание терроризма» в Интернете к аналогичным действиям в СМИ (ст. 205.2 УК). За нарушение этой статьи предлагается наказывать штрафом от 300 тыс. до 1 млн руб. или тюрьмой до семи лет. Что считать «оправданием» — не ясно, статья размыта и создает простор для злоупотреблений. Неконкретность формулировок вообще является одним из бичей российского законодательства. Как известно, у нас при желании под мошенничество можно подвести вполне легальную предпринимательскую деятельность, а под уголовное хулиганство — незначительные нарушения во время публичных мероприятий.

Фактически нормативное творчество Госдумы стремится к тому, чтобы любую деятельность граждан при желании можно было истолковать как преступную. Шаг влево или вправо — «двушечка», стоишь на месте — штраф. В массовое сознание внедряется страх, что должно, по задумке, привести к тотальной самоцензуре. Плюсуем сюда и привитие культуры стукачества. Благодаря бывшему прокурору Яровой в УК вернулась статья о недоносительстве. За «несообщение о преступлении» будут сажать на срок до одного года или штрафовать.

Эта норма рискует стать подмогой в деле набора правоохранителями лишних «палок». Посадили одного антигосударственного преступника — можно сразу арестовывать с десяток его друзей и виртуальных френдов. Видели его крамольные статьи или стишки? Почему не проявили бдительность? И не надо «полиции мысли» сидеть мониторить Интернет — добросовестные граждане сами сдадут им контру.

К тому же и выявить круг общения теперь не составит труда, Госдума предусмотрела и это. «Пакет Яровой» ужесточает контроль за перепиской в Интернете. Операторов связи обязали в течение полугода хранить содержание сообщений пользователей, а также предоставлять компетентным органам средства для декодирования зашифрованной переписки. Неисполнение влечет наложение штрафа на юрлиц от 800 тысяч до миллиона рублей.

И не беда, что данная норма создает угрозу частной жизни граждан и бизнесу. Операторы связи оценили ущерб от законопроекта о хранении данных сотовых абонентов и пользователей Сети в миллиарды рублей.

Скажутся поправки и на работе «Почты России»: эта и другие компании должны будут проверять посылки, чтобы в них не было ничего запрещенного. Многие люди даже не подозревают, что заказывают в интернет-магазинах или пересылают друг другу «запрещенку». Уже сегодня зафиксированы многие случаи привлечения за невинное приобретение авторучки со скрытой камерой или даже радионяни. Все это считается шпионским оборудованием и тоже в рамках борьбы с терроризмом находится под запретом. Теперь следует ожидать роста и подобных уголовных дел.

Кто еще не понял, тот после принятия закона должен понять, что в любой момент его посылки будут вскрыты, а разговоры тщательно изучены органами. В общем, как пел называемый некоторыми единороссами агентом ЦРУ лидер группы «Кино» Виктор Цой: «Следи за собой, будь осторожен!».

Не забыли депутаты и про наше подрастающее поколение. Тут вспоминается другая песня, а именно про малолетку, которого ждет «небо в клетку». Но теперь уже далеко не только «за таблетку». Для некоторых преступлений в России установлена уголовная ответственность с 14 лет, а «пакет Яровой» увеличивает список таких преступлений с 22 до 32. Среди прочего 14-летних будут судить за «участие в массовых беспорядках» (читай — за приход на митинг оппозиции), но главное — за все то же недоносительство. Видимо, придется ввести в школах специальный предмет «Основы бдительности», чтобы научить подростков распознавать врага: «А пуговка не наша, не с нашего кармана...». И учредить медаль имени Павлика Морозова.

Получается, тех, кто не готов строчить доносы (а может, даже и не знал, что должен это делать?) или же оступился и действительно по глупости оказался в компании экстремистов, будут осуждать с раннего возраста. Человек только начал жизненный путь, мог по молодости ошибиться, но на него тут же кувалдой обрушивается правосудие. Ломая судьбы, не оставляя шансов на последующую социализацию.

В целом очередное ужесточение уголовного права искажает саму его суть. Принятые законы направлены по сути не на перевоспитание или исправление, а на исключение людей из социума. Их авторы, судя по всему, исходят из заведомой порочности человека нелояльного, нонконформиста, оппозиционера. Этот подход можно смело назвать репрессивным и ксенофобским, такую же, в сущности, природу имела и «классовая борьба» в 30-е годы, ставшая оправданием террора. Вот где настоящее возбуждение в обществе ненависти и вражды — оно в законах, а не в перепостах в Сети!

Поколение разобщенных, социально деформированных людей — что оно создаст, что построит? Конечно, «законы Яровой» будут рано или поздно отменены каким-нибудь из следующих созывов парламента, в котором большинство будет не у «Единой России» и вообще не у «партии власти» («а возможно ли это? — спросит читатель. — Ведь уже выросло почти целое поколение тех, кто никогда не жил не при Путине и не при «Единой России»...). Так или иначе, время — отец истины. Но если бумажные нормы можно поправить за один день, то на перестройку людей уходит куда больше времени. И сейчас всем нам архиважно не дать себе заразиться вирусом страха, боязни свободно излагать мысли и идти туда, куда хочется идти. Чем больше останется в стране морально не искалеченных граждан, тем быстрее пройдет процесс лечения всего государства.

Протестанты по-прежнему против дискриминационного "антимиссионерского закона".

"Протестанты, которые резко выступают против антитеррористических поправок Ирины Яровой к закону о свободе совести, планируют в ближайшее время обратиться к президенту России с просьбой наложить вето на принятый в пятницу депутатами Госдумы закон. Они считают антиконституционными поправки, которые касаются ведения миссионерской деятельности. Представители других конфессий говорят о поправках более благожелательно, чем накануне их принятия, но также рассчитывают на дополнительные уточнения.
«28-я статья Конституции России каждому гарантирует свободу совести и вероисповедания, “включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними”,— напомнил первый заместитель начальствующего епископа, управделами Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) епископ Константин Бендас.— Принятый Госдумой в пятницу закон противоречит данной норме, принуждая человека либо скрывать свои религиозные убеждения, либо носить с собой разрешительный документ, подтверждающий его принадлежность к религиозному объединению и дающий право проповедовать. Это своего рода новое религиозное крепостное право». «Пункт 3 статьи 24, которым депутаты дополнили закон “О свободе совести”, не допускает “миссионерской деятельности в жилых помещениях, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 16 настоящего закона”,— рассказал господин Бендас.— Часть 2 говорит о зданиях, строениях, помещениях и земельных участках, которые либо находятся в собственности у религиозных организаций, либо принадлежат им на ином имущественном праве. А что делать религиозным группам? Они не являются юридическим лицом и соответственно не могут быть собственником или арендатором помещения. Они как раз для богослужений используют жилые помещения, принадлежащие участникам группы. Теперь это запрещено. А мне как физическому лицу теперь в своей собственной квартире для того, чтобы за чаем с гостем разговаривать на религиозные темы, придется заключать договор аренды с религиозной организацией? То есть отныне государство диктует мне, о чем можно говорить на собственной кухне, а о чем нельзя».



Консультативный совет глав протестантских церквей России еще накануне принятия Госдумой поправок Яровой направил специальное обращение в адрес президента РФ. В нем протестанты попросили президента «от имени тысяч протестантских евангельских церквей России не допустить принятие данного репрессивного и антиконституционного закона».
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/3023531

Анонс. Научная конференция "История сталинизма". Тема "Сталинизм и культура" (Спб., 24-26 октября).

В Санкт-Петербурге с 24 по 26 октября 2016 года состоится девятая международная научная конференция из цикла «История сталинизма». Тема конференции 2016 года – «Культура и власть в СССР. 1920-1950-е годы». Цикл ежегодных международных научных конференций – часть научно-издательского проекта «История сталинизма», стартовавшего в 2007 году.

Организаторы конференции:


  • Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

  • Государственный архив Российской Федерации

  • Государственный Эрмитаж

  • Государственный музей политической истории России

  • Российский государственный архив социально-политической истории

  • Президентский центр Б.Н. Ельцина

  • Фонд имени Д.С. Лихачева

  • Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал»

  • Издательство «Политическая энциклопедия» (РОССПЭН)

Оргкомитет конференции:


  • Е.Г. Артёмов – генеральный директор Государственного музея политической истории России

  • Д.А. Гранин – председатель правления Фонда имени Д.С. Лихачева

  • А.А. Дроздов – исполнительный директор Президентского центра Б.Н. Ельцина

  • А.В. Кобак – исполнительный директор Фонда имени Д.С. Лихачева

  • В.П. Лукин – президент Паралимпийского комитета Российской Федерации

  • С.В. Мироненко – научный руководитель Государственного архива Российской Федерации

  • М.Б. Пиотровский – генеральный директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев России

  • А.Б. Рогинский – председатель Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества «Мемориал»

  • А.К. Сорокин – директор Российского государственного архива социально-политической истории, главный редактор издательства «Политическая энциклопедия (РОССПЭН)»

  • М.А. Федотов – председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

  • О.В. Хлевнюк – главный специалист Государственного архива Российской Федерации

Девятая конференция из цикла «История сталинизма» посвящена важному этапу развития советской культуры, связанному с утверждением сталинского авторитарного режима. Характерными чертами культурной жизни этого периода было ее жесткое партийно-государственное регулирование, репрессии против интеллигенции и идеологический контроль. Одновременно происходило стремительное распространение культуры, связанное, прежде всего, с целенаправленной политикой советской власти в сфере образования. Исследования отдельных феноменов советской культуры сталинского периода и общих тенденций ее развития и изменений особенно активизировались в последние десятилетия в связи с открытием новых архивных фондов и актуализаций таких направлений историографии, как культурная и социальная история. Задача конференции – подвести некоторые итоги этого историографического сдвига и обсудить перспективы дальнейших исследований. Наряду с актуальными для советского опыта вопросами государственного регулирования культуры, цензуры и репрессий против творческой интеллигенции на конференции предполагается проанализировать результаты культурного развития СССР, создания и освоения новых культурных ценностей, рассмотреть творческие и административные практики в профессиональных сообществах деятелей культуры.

Для рассмотрения намечаются следующие комплексные проблемы:


  • Государственное руководство культурой. Структуры, идеология и культурная политика

  • Советская интеллигенция и власть

  • Творческие союзы как инструмент государственного руководства культурой

  • Феномен культурного нонконформизма и власть

  • Массовое образование и массовая культура

  • Изменение культурной политики в 1950-60-е годы

К участию в конференции приглашаются специалисты, которые исследуют намеченные вопросы в рамках советской истории и стран Центральной и Восточной Европы, а также в сравнительной перспективе.

Рабочий язык конференции – русский.

По итогам конференции планируется издание научного сборника материалов в рамках серии «История сталинизма. Дебаты».

Для участия в конференции необходимо до 5 сентября 2016 года включительно представить в Оргкомитет заявку и краткие тезисы доклада (до 2000 знаков). В заявке необходимо указать фамилию, имя, отчество, место работы и должность, ученую степень, контактные данные (электронная почта, городской и мобильный телефоны), название доклада. Оргкомитет оставляет за собой право отбора докладов.

Проживание в Санкт-Петербурге с 23 по 26 октября (3 ночи) и транспортные расходы иногородних участников обеспечиваются оргкомитетом.

Секретарь оргкомитета: Шаповалова Наталья Арнольдовна

Тел./факс: +7 (495) 229-75-89

Е-mail: shapovalova@ycenter.ru
http://yeltsin.ru/event/konferenciya-istoriya-stalinizma-proydet-v-sanktpeterburge/
Намерен принять участие. Хорошо бы, и Б.С. Илизаров также был там.

Дюковы и Дадины.

·         «Эмнести интернэшнл»: приговор Ильдару Дадину «шокирующий и циничный»

Дюков, псевдо-патриоты и "дело" Ильдара Дадина.

Есть в интернете товарищи, которые упражняются на тему "приговор, мол, слишком суров, но Дадин гад". Старается в этой связи директор насасываемого властями фонда "Историческая память" Александр Рашидеович Дюков, обозвавший Дадина в одном из комментов к своим записям "неонацистом" (хотя приговор суда он для приличия называет «диким»). Так в чем же дело? Псевдо-патриоты (вроде Дюкова) не могут простить Дадину поездку на Майдан в период известных событий - и его участия в тогдашнем восстании против режима Януковича на Украине. Только отталкиваясь от этого факта, его обзывают "фашистом", "нацистом", "неонацистом", и, конечно, "бандеровцем". Полагаю, что эти обзывания применительно к Дадину являются клеветой, имеющей целью "замазать" в каких-то постыдных политических грехах явную жертву репрессивной расправы со стороны властей. Конечно, на Украине политическая ситуация была и есть очень пестрая и в числе прочих есть там, разумеется, и неонацисты, чьи печальные "подвиги" хорошо известны. Но каких-либо связей с Дадиным у них не просматривается, - тем более, на Майдане 2013-2014 гг., где в тогдашнем протесте участвовали огромные массы самых разных людей.

Никаких доказательств "неофашизма" и "бандеровщины" Дадина псевдопатриоты, дюковы, не предъявляют, ограничиваясь нехитрой "логикой" - "раз был на Майдане, значит, бандеровец". Может быть, на обывателя такое действует, но не на человека, способного размышлять. Доходит даже до комических вещей - возмущаются майкой, в которой Дадин присутствовал на суде - не Бандера ли там изображен? Оказалось, что не Бандера, а герой великой русской литературы Тарас Бульба.

А что касается фактов, то существует один непреложный:

выступления самого Дадина на суде над ним. Они - как раз ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО АНТИФАШИСТСКИЕ, против формально узаконенного произвола авторитарного государства над человеком, против попрания его прав. А суд и приговор над Дадиным - это как раз торжество фашистского по сути своей произвола.

Прощание с Юрием Афанасьевым.

20 сентября 2015 23:55

Неагрессивное меньшинство

Прощание с основателем РГГУ Юрием Афанасьевым прошло в четверг в полдень в Сахаровском центре на берегу Яузы. Церемония была немноголюдной и от этого еще более печальной.

Зал Сахаровского центра в какой-то момент показался слишком маленьким для собравшихся: он как-то сразу заполнился, и подходившим от метро приходилось толпиться в дверях. Потом оказалось, что места в зале достаточно, просто пришедшие проститься с Юрием Афанасьевым старались не создавать неудобств друг для друга и держаться на приличествующей дистанции от заваленного живыми цветами гроба. Для тех, кому места в зале все же не хватило, наружу вынесли колонку, чтобы им было слышно выступавших, но к этому моменту на неярком осеннем солнце у входа оставались лишь несколько хорошо знакомых друг с другом людей, которые уже побывали внутри и теперь пользовались печальным поводом, чтобы перекинуться парой слов.

Панихиду вел профессор ВШЭ Владимир Рыжков, передавая слово от коллег господина Афанасьева по университету его друзьям и однокурсникам, от них — соратникам по политической борьбе 1989–1991 годов, от них — правозащитникам и гражданским активистам, а от них снова друзьям. В списке выступавших, похоже, оказалась едва ли не треть пришедших. РГГУ представлял его нынешний ректор Ефим Пивовар, который занял эту должность в 2006 году, после того как Юрий Афанасьев перестал быть президентом университета. Господин Пивовар вспоминал об удивительной атмосфере ожидания перемен к лучшему и о настроении людей, которые буквально делали эти перемены своими руками в Московском городском историко-архивном институте в самом конце 1980-х годов. Он рассказывал, как Юрий Афанасьев с группой единомышленников создавал новый университет, проект которого был первоначально предложен еще Михаилу Горбачеву. Действующий ректор уверен, что РГГУ и сейчас остается таким же, каким он был задуман и создан. Но хотя автобусы для сотрудников РГГУ с желающими почтить память основателя организованно отбыли утром от подъезда главного корпуса университета, нельзя сказать, что ими воспользовалось все университетское руководство. С господином Пивоваром приехали, конечно, и преподаватели, и руководители, но из высшего начальства был, кажется, только сам ректор. Он колебался некоторое время, открывать ли ему синюю папку с телеграммами соболезнования, и в конце концов решил все же открыть, но читать так и не стал, пообещав опубликовать все поступившие послания на сайте университета. Из представителей власти телеграмму прислал губернатор Воронежской области Алексей Гордеев.

Среди гостей действующих представителей власти видно тоже не было, хотя нельзя сказать, что Юрий Афанасьев не имел уж совсем никакого отношения к созданию той России, в которой сегодня есть много престижных и ответственных государственных должностей. Российскую политику представляли на панихиде молчаливый Григорий Явлинский и председатель «Яблока» Сергей Митрохин, бывший госсекретарь Геннадий Бурбулис и бывший вице-премьер Олег Сысуев. Господин Бурбулис сказал несколько прочувствованных слов о том, как он надеется, что в университетском пространстве, которое создавал Юрий Афанасьев, вопреки всему продолжит работать «реактор свободы», а господин Сысуев признал, что страна у нас получилась все-таки совсем не такая, какой ее хотелось видеть ее создателям. «Простите,— просто сказал он.— И прощайте!»

Горше всех говорил, наверное, адвокат Генри Резник, который напомнил собравшимся сказку Евгения Шварца о драконе и поставленный по ней фильм Марка Захарова. Самое сложное, сказал господин Резник, это пережить зиму, которая наступает после того, как дракон тоталитаризма повержен, но уже бегут по улицам дети с драконовыми воздушными змеями. Зима будет долгой, и те, кто хотел бы продлить ее, охраняя свою власть, уже приходят в школы и университеты со своей искаженной картиной патриотизма и своим мракобесием. «Надежды на то, что однажды эта зима кончится, нет,— сказал Генри Резник и поправил себя: — Нет, мы не должны ее терять».

Люди, бывавшие в гостях у Юрия Афанасьева в последние несколько лет, говорят, что, хотя энергии ему по-прежнему было не занимать, надежды на победу над агрессивно-послушным большинством, которое он разглядел еще в составе Верховного Совета СССР созыва 1989 года, у него почти не оставалось. То, что желающих проститься с ним во всей Москве набралось только на скромный зал Сахаровского центра, пожалуй, подтвердило беспощадную точность его оценок. Неагрессивное меньшинство в четверг в сахаровском центре оказалось таким крошечным, что было похоже, что это собралась одна семья. Однако в ней оказалось полно совсем молодых людей. И солнце пригревало, и президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова приглашала в музейный центр РГГУ всех, кто не успел побывать там с 1998 года,— и в конце концов можно было согласиться считать, что все еще только начинается.

Источник: Коммерсантъ. 17 сентября 2015.

***

Сын репрессированного по ложному обвинению, Юрий Афанасьев сделал блестящую комсомольскую и партийную карьеру. В 1957 году он окончил Исторический факультет МГУ, в 1971-м защитил кандидатскую диссертацию в Академии общественных наук, а во время докторантуры дважды, в 1971 и 1976 годах, стажировался в Парижском университете Сорбонна.

Карьерные успехи не помешали, а, возможно, наоборот, способствовали формированию у ученого критического взгляда на советскую действительность. С началом перестройки Юрий Афанасьев, который и до этого симпатизировал диссидентскому движению, активно включается в становящуюся все более бурной общественную жизнь. В 1988 году он становится сопредседателем правозащитного и историко-просветительского общества «Мемориал» и членом бюро клуба интеллигенции «Московская трибуна». Участие в этих общественных организациях становится для Юрия Афанасьева трамплином для входа в большую советскую политику: с 1989 года он депутат союзного съезда. В формате съезда практически сразу после его созыва,7 июня 1989 года, Юрий Афанасьев становится одним из создателей и сопредседателем Межрегиональной депутатской группы — депутатского объединения, требовавшего от коммунистического руководства СССР наиболее радикальных демократических преобразований. Вместе с Юрием Афанасьевым сопредседателями Межрегиональной группы стали будущий первый президент России Борис Ельцин, академик Андрей Сахаров, сопредседатель «Народного фронта Эстонии» Виктор Пальм и экономист Гавриил Попов. Летом 1989 года лояльные депутаты съезда несколько раз освистали и захлопали выступления академика Сахарова, выступавшего, в частности, за скорейшее прекращение советской военной операции в Афганистане. Защищая Андрея Сахарова, Юрий Афанасьев впервые назвал оппонентов «агрессивно-послушным большинством».

Будучи в меньшинстве, межрегионалы тем не менее оказались в положении победителей, когда в 1991 году Советский Союз прекратил свое существование. В отличие от нескольких коллег по депутатской группе, с головой ушедших в политику, Юрий Афанасьев предпочел после этого вернуться к своим академическим занятиям и создал на базе Московского государственного историко-архивного института новый университет, которому, по крайней мере в течение первого десятилетия постсоветской России, было суждено оставаться ведущим гуманитарным вузом страны. В этом была какая-то метафора, отражавшая настроение 1991 года: из старинного дома на улице 25 Октября, которой вернули название Никольская, где под окнами главной аудитории слушать афанасьевские лекции собирались прохожие, новый университет вырос, расширился и в итоге занял комплекс зданий бывшей Высшей партийной школы КПСС на Миусской площади. Серое здание как-то осветилось изнутри, общежития наполнились российскими и иностранными студентами и аспирантами, огромная библиотека спецхрана ВПШ стала доступна для всех интересующихся, а в холлах главного учебного корпуса был частично воссоздан цветаевский музей копий, когда-то ставший основой собрания ГМИИ имени Пушкина.

РГГУ сохранял свой высокий статус, пока Юрий Афанасьев оставался его ректором, и еще некоторое время, пока он был его почетным президентом. Пост ректора Юрий Афанасьев оставил в 2003 году. Как раз на это время пришелся «флирт» РГГУ с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского, который, вероятно, мог поддержать университет материально, но вместо этого втянул учебное заведение в воронку российской политики. Арест Михаила Ходорковского и вынужденная эмиграция нового ректора Леонида Невзлина не убили ни сам университет, ни его репутацию, но период расцвета как-то вдруг оказался позади, как и целая эпоха российской истории, связанная с новыми надеждами и вынужденным отступлением «агрессивно-послушного большинства», которое, как оказалось, было временным.

Так история жизни и работы Юрия Николаевича Афанасьева стала историей победы, которую сами победители не сумели удержать в руках. Выступления Юрия Афанасьева в последние годы, до того как тяжелая болезнь, по сути, заставила его замолчать, стали редки и звучали горько и разочарованно. Впрочем, как историк Юрий Афанасьев едва ли мог сомневаться в том, что по-настоящему большие социальные преобразования никогда не становятся делом года, или двух, или даже десятилетия. Они происходят долго и зависят от того, хорошо ли делают свою работу те, кто мечтает об этих изменениях. На правах выпускника РГГУ 1999 года я могу твердо заявить, что Юрий Афанасьев сделал свою работу хорошо.

Источник: Коммерсантъ. 14 сентября 2015. http://beloedelo.ru/actual/actual/?393

Паутина фонда Макартуров.

                                                                                                                                                                                                                            Кого поддерживал Фонд Макартуров в Петербурге
Американский фонд, попавший в «патриотический стоп-лист» и объявивший об уходе из России, финансировал в Петербурге ученых, госучреждения и НКО. Некоторых - уже признали «иностранными агентами».
Американский Фонд Макартуров объявил о своем уходе из России. В начале июля деятельность организации в Совете Федерации посчитали направленной против государства и внесли благотворителей в так называемый «патриотический стоп-лист». «Фонтанка» разобралась, кому в Петербурге помогали Макартуры и что будет с этими проектами теперь.

Согласно информации на сайте Фонда Макартуров, из общего актива в 6,3 млрд долларов в 2013 году благотворители выделили на гранты 228,4 млн долларов США. Эти деньги были направлены на различные проекты в 51 страну мира. Преимущественно — в США, Индию, Мексику, Нигерию и Россию, где у компании имелись представительства.

В нашей стране Макартуры обосновались еще в 1991 году и долгое время поддерживали исключительно университеты и научную деятельность. Например, в 2009 году фонд объявил о выделении грантов на общую сумму 21,75 миллиона долларов государственным и частным высшим учебным заведениям России. Всего за 20 лет на эту программу было выделено 100 миллионов долларов.

Это стало самым крупным вложением фонда в отдельно взятое государство, – отмечали в организации. С 2011 года сфера интересов благотворителей изменилась: «Сейчас мы стремимся содействовать конструктивному участию России в многосторонних международных процессах и укреплению национальной системы защиты прав и свобод человека», – еще сегодня можно было прочитать на их официальном сайте.

В разделе «грантополучатели» – деление на 3 программы: «Россия в мировой политике», «Права человека» и «Наука и образование в России». Список организаций, получивших средства от Макартуров, заканчивается на 2012 годе. Среди них — московский Центр энергетики и безопасности («Содействие сокращению оборота высокообогащенного урана в России»), Институт социологии Российской академии наук («Развитие образовательной программы в области социальных наук для молодых преподавателей и исследователей из российских региональных вузов»), Российский союз журналистов («Повышение правовой грамотности журналистов и развитие общенациональной стратегии по защите прав работников СМИ») и другие.

Петербургских организаций обозначено всего четыре: Центр независимых социологических исследований, Ресурсный правозащитный центр, Европейский университет в Санкт-Петербурге и Смольный институт свободных наук и искусств при Санкт-Петербургском государственном университете.

Как выяснила «Фонтанка», действие гранта, выделенного Макартурами на исследования на Смольном факультете при СПбГУ, еще не закончилось, однако преподаватели не захотели оглашать его подробности и комментировать дальнейшую судьбу проекта. Из открытых источников известно, что в 2008 году факультет получил 450 тысяч долларов на разработку новых курсов в сфере гуманитарных и социально-экономических дисциплин. В разы больше американский фонд за несколько лет выделил Европейскому университету в Санкт-Петербурге. На поддержку исследований и магистерских программ по общественным наукам, институциональной деятельности университета и создание Института правоприменения ушло почти 3 млн долларов в течение 2008 — 2010 годов.

«Гранты фонда помогли реализоваться многим молодым ученым. Проекты, которые мы создавали с помощью этих средств, дали возможность социологам из провинции заявить о себе, влиться в профессиональную среду. Фонд оказывал поддержку на самой первой и сложной стадии развития проектов – на этапе их становления. Встав на ноги, они продолжали развиваться, и многие из них успешно работают до сих пор. Замены такой финансовой помощи сейчас нет», – рассказала «Фонтанке» заведующая кафедрой социологии НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург, директор Центра молодежных исследований Елена Омельченко.

На деньги гранта она и ее коллеги развивали научный центр «Поколения.net», исследующий субкультуры, меньшинства, гражданские и профессиональные предпочтения молодых людей. Среди поднятых ими тем: «Символические коды советской социальной политики: идеологии и реалии реформ в культуре повседневности», «Молодежные движения России. Молодежь СССР (1940-1980 годы)», «Толерантность, ксенофобия и экстремизм в молодежной среде (на примере Республики Татарстан)», «Некоммерческие и правозащитные организации в России: активности, структура, направления деятельности», «Влияние политической блогосферы на политическую мобилизацию в России в 2011-12 годах» и др.

Помимо вузов в Петербурге Макартуры поддерживали НКО. Большинство из них на данный момент борется за возможность снять с себя вывеску «иностранные агенты». Так, Ресурсный правозащитный центр, получивший более 500 тысяч долларов от американских благотворителей, ликвидируется (пока это единственная возможность выбыть из реестра Минюста). Им выделяли средства на программы «Развитие гражданской активности неправительственных организаций и повышение их профессионализма в вопросах защиты прав своих целевых групп» и «Поддержка проекта по оказанию юридической помощи российским НКО и обеспечению профессионального роста этих организаций».

Готовится к сражению с чиновниками в районном суде за доброе имя и Центр независимых социологических исследований. Им в 2012 году Макартуры помогли 250 тысячами долларов в рамках поддержки фонда пожертвований и программы по сбору средств.

«Наше первое исследование вместе с Макартурами называлось так: «Кавказцы в большом городе». Мы пытались понять правила, по которым общество обходится с приезжими людьми, и как они справляются. Фактически — это исследование расизма в России. Другой наш проект — международный журнал социальных исследований «Лабораториум», в нем публикуются ведущие ученые. Пока не ясно, что с ним будет дальше, мы ведем переговоры», – рассказал «Фонтанке» директор Центра независимых социологических исследований Виктор Воронков. Макартуры были главными партнерами центра в течение 15 лет. Теперь исследования неминуемо сократятся.

«Если мы исследуем политику, почему-то считается, что мы ею занимаемся. Министерство юстиции сознательно отказывается понимать, чем на самом деле занимаются ученые. Получается, что сейчас могут без страха исследовать политику только вузы и академия наук, потому что они контролируемые. Это фактически означает запрет на профессию», – рассуждает социолог.

Описывая фонд Макартуров, ученый добавил: «Его вытеснение или изгнание — это не просто преступление, это грандиозная ошибка. Примерно такая же, как совершили с фондом «Династия». Макартуры помогали известным ученым, таким как Валерий Тишков, директор Института этнологии и антропологии, или экономист Сергей Гуриев, который вынужден был уехать. После ухода фонда Сороса, Макартуры были главными грантодателями в гуманитарной сфере».

По словам главы организации «Гражданский контроль» Елены Шаховой (их также объявили «иностранными агентами»), без Маркартуров сложно будет и правозащитным НКО.

«Дело в том, что в России нет фондов, поддерживающих правозащитников. А президентский грант рассчитан на год и, например, в этом году его не получила ни одна организация, объявленная иностранным агентом». «Гражданскому контролю» Макартуры выделили 300 тысяч долларов на изучение в течение трех лет открытости судебных органов (мониторинг сайта судов, школа судебных репортеров и др.).

«Связано ли то, что фонд финансировал правозащитников, с тем, что его включили в реестр нежелательных организаций? Я думаю, что мысли в этом направлении возможны, но никогда официально эта позиция озвучена не будет. В законе о «нежелательных организациях» написано, что включение организации в реестр возможно тогда, когда организация наносит ущерб госбезопасности. Защита прав человека в соответствии с Конституцией является приоритетной в нашей стране. Поэтому трудно предположить, что поддержка такой деятельности со стороны иностранных фондов может быть названа вредной для госинтересов», – добавила Шахова.

Закрытие фонда Макартуров в России глава комитета по международным делам верхней палаты парламента Константин Косачев прокомментировал «Интерфаксу» следующим образом: «Это решение фонда говорит о том, что мы попали в цель, поскольку эта организация, не дожидаясь никаких официальных решений со стороны официальных российских структур, пошла на закрытие, при этом даже не пыталась отстоять свою репутацию как структуры неполитизированной, которая занимается исключительно теми задачами, которые провозглашены публично».

Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»

Справка:

Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров– частная независимая благотворительная организация. Джон Макартур - основатель фонда, родился в 1897 году. Он стал одним из трёх самых богатых людей Америки благодаря бизнесу по страхованию. По различным оценкам, он заработал за всю жизнь от 1 до 5 млрд долларов. Фонд был создан им, чтобы не платить налоги при разделении наследства. Финансировать деятелей науки и правозащитников из средств фонда стали дети Джона после его смерти в 1978 году.

8 июля 2015 года Совет Федерации включил Фонд в список нежелательных организаций. Соответствующий закон ранее приняли в Госдуме по инициативе депутата от «Справедливой России» Александра Тарнавского. Согласно документу, иностранным неправительственным организациям можно присвоить статус нежелательных, если они угрожают основам конституционного строя страны, ее обороноспособности или безопасности. Соответствующими полномочиями обладают Генпрокуратура и МИД России. Советовать, на кого пристальнее обращать внимание, взялся СовФед.

http://www.fontanka.ru/2015/07/22/140/                                                                                                                                                                                        Вот и мне непонятно, какую угрозу безопасности, обороноспособности и конституционному строю страны можно найти в поддержке научных, образвательных и правозащитных проектов? (Ничем иным этот фонд не занимался).