Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Прощание с Юрием Афанасьевым.

20 сентября 2015 23:55

Неагрессивное меньшинство

Прощание с основателем РГГУ Юрием Афанасьевым прошло в четверг в полдень в Сахаровском центре на берегу Яузы. Церемония была немноголюдной и от этого еще более печальной.

Зал Сахаровского центра в какой-то момент показался слишком маленьким для собравшихся: он как-то сразу заполнился, и подходившим от метро приходилось толпиться в дверях. Потом оказалось, что места в зале достаточно, просто пришедшие проститься с Юрием Афанасьевым старались не создавать неудобств друг для друга и держаться на приличествующей дистанции от заваленного живыми цветами гроба. Для тех, кому места в зале все же не хватило, наружу вынесли колонку, чтобы им было слышно выступавших, но к этому моменту на неярком осеннем солнце у входа оставались лишь несколько хорошо знакомых друг с другом людей, которые уже побывали внутри и теперь пользовались печальным поводом, чтобы перекинуться парой слов.

Панихиду вел профессор ВШЭ Владимир Рыжков, передавая слово от коллег господина Афанасьева по университету его друзьям и однокурсникам, от них — соратникам по политической борьбе 1989–1991 годов, от них — правозащитникам и гражданским активистам, а от них снова друзьям. В списке выступавших, похоже, оказалась едва ли не треть пришедших. РГГУ представлял его нынешний ректор Ефим Пивовар, который занял эту должность в 2006 году, после того как Юрий Афанасьев перестал быть президентом университета. Господин Пивовар вспоминал об удивительной атмосфере ожидания перемен к лучшему и о настроении людей, которые буквально делали эти перемены своими руками в Московском городском историко-архивном институте в самом конце 1980-х годов. Он рассказывал, как Юрий Афанасьев с группой единомышленников создавал новый университет, проект которого был первоначально предложен еще Михаилу Горбачеву. Действующий ректор уверен, что РГГУ и сейчас остается таким же, каким он был задуман и создан. Но хотя автобусы для сотрудников РГГУ с желающими почтить память основателя организованно отбыли утром от подъезда главного корпуса университета, нельзя сказать, что ими воспользовалось все университетское руководство. С господином Пивоваром приехали, конечно, и преподаватели, и руководители, но из высшего начальства был, кажется, только сам ректор. Он колебался некоторое время, открывать ли ему синюю папку с телеграммами соболезнования, и в конце концов решил все же открыть, но читать так и не стал, пообещав опубликовать все поступившие послания на сайте университета. Из представителей власти телеграмму прислал губернатор Воронежской области Алексей Гордеев.

Среди гостей действующих представителей власти видно тоже не было, хотя нельзя сказать, что Юрий Афанасьев не имел уж совсем никакого отношения к созданию той России, в которой сегодня есть много престижных и ответственных государственных должностей. Российскую политику представляли на панихиде молчаливый Григорий Явлинский и председатель «Яблока» Сергей Митрохин, бывший госсекретарь Геннадий Бурбулис и бывший вице-премьер Олег Сысуев. Господин Бурбулис сказал несколько прочувствованных слов о том, как он надеется, что в университетском пространстве, которое создавал Юрий Афанасьев, вопреки всему продолжит работать «реактор свободы», а господин Сысуев признал, что страна у нас получилась все-таки совсем не такая, какой ее хотелось видеть ее создателям. «Простите,— просто сказал он.— И прощайте!»

Горше всех говорил, наверное, адвокат Генри Резник, который напомнил собравшимся сказку Евгения Шварца о драконе и поставленный по ней фильм Марка Захарова. Самое сложное, сказал господин Резник, это пережить зиму, которая наступает после того, как дракон тоталитаризма повержен, но уже бегут по улицам дети с драконовыми воздушными змеями. Зима будет долгой, и те, кто хотел бы продлить ее, охраняя свою власть, уже приходят в школы и университеты со своей искаженной картиной патриотизма и своим мракобесием. «Надежды на то, что однажды эта зима кончится, нет,— сказал Генри Резник и поправил себя: — Нет, мы не должны ее терять».

Люди, бывавшие в гостях у Юрия Афанасьева в последние несколько лет, говорят, что, хотя энергии ему по-прежнему было не занимать, надежды на победу над агрессивно-послушным большинством, которое он разглядел еще в составе Верховного Совета СССР созыва 1989 года, у него почти не оставалось. То, что желающих проститься с ним во всей Москве набралось только на скромный зал Сахаровского центра, пожалуй, подтвердило беспощадную точность его оценок. Неагрессивное меньшинство в четверг в сахаровском центре оказалось таким крошечным, что было похоже, что это собралась одна семья. Однако в ней оказалось полно совсем молодых людей. И солнце пригревало, и президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова приглашала в музейный центр РГГУ всех, кто не успел побывать там с 1998 года,— и в конце концов можно было согласиться считать, что все еще только начинается.

Источник: Коммерсантъ. 17 сентября 2015.

***

Сын репрессированного по ложному обвинению, Юрий Афанасьев сделал блестящую комсомольскую и партийную карьеру. В 1957 году он окончил Исторический факультет МГУ, в 1971-м защитил кандидатскую диссертацию в Академии общественных наук, а во время докторантуры дважды, в 1971 и 1976 годах, стажировался в Парижском университете Сорбонна.

Карьерные успехи не помешали, а, возможно, наоборот, способствовали формированию у ученого критического взгляда на советскую действительность. С началом перестройки Юрий Афанасьев, который и до этого симпатизировал диссидентскому движению, активно включается в становящуюся все более бурной общественную жизнь. В 1988 году он становится сопредседателем правозащитного и историко-просветительского общества «Мемориал» и членом бюро клуба интеллигенции «Московская трибуна». Участие в этих общественных организациях становится для Юрия Афанасьева трамплином для входа в большую советскую политику: с 1989 года он депутат союзного съезда. В формате съезда практически сразу после его созыва,7 июня 1989 года, Юрий Афанасьев становится одним из создателей и сопредседателем Межрегиональной депутатской группы — депутатского объединения, требовавшего от коммунистического руководства СССР наиболее радикальных демократических преобразований. Вместе с Юрием Афанасьевым сопредседателями Межрегиональной группы стали будущий первый президент России Борис Ельцин, академик Андрей Сахаров, сопредседатель «Народного фронта Эстонии» Виктор Пальм и экономист Гавриил Попов. Летом 1989 года лояльные депутаты съезда несколько раз освистали и захлопали выступления академика Сахарова, выступавшего, в частности, за скорейшее прекращение советской военной операции в Афганистане. Защищая Андрея Сахарова, Юрий Афанасьев впервые назвал оппонентов «агрессивно-послушным большинством».

Будучи в меньшинстве, межрегионалы тем не менее оказались в положении победителей, когда в 1991 году Советский Союз прекратил свое существование. В отличие от нескольких коллег по депутатской группе, с головой ушедших в политику, Юрий Афанасьев предпочел после этого вернуться к своим академическим занятиям и создал на базе Московского государственного историко-архивного института новый университет, которому, по крайней мере в течение первого десятилетия постсоветской России, было суждено оставаться ведущим гуманитарным вузом страны. В этом была какая-то метафора, отражавшая настроение 1991 года: из старинного дома на улице 25 Октября, которой вернули название Никольская, где под окнами главной аудитории слушать афанасьевские лекции собирались прохожие, новый университет вырос, расширился и в итоге занял комплекс зданий бывшей Высшей партийной школы КПСС на Миусской площади. Серое здание как-то осветилось изнутри, общежития наполнились российскими и иностранными студентами и аспирантами, огромная библиотека спецхрана ВПШ стала доступна для всех интересующихся, а в холлах главного учебного корпуса был частично воссоздан цветаевский музей копий, когда-то ставший основой собрания ГМИИ имени Пушкина.

РГГУ сохранял свой высокий статус, пока Юрий Афанасьев оставался его ректором, и еще некоторое время, пока он был его почетным президентом. Пост ректора Юрий Афанасьев оставил в 2003 году. Как раз на это время пришелся «флирт» РГГУ с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского, который, вероятно, мог поддержать университет материально, но вместо этого втянул учебное заведение в воронку российской политики. Арест Михаила Ходорковского и вынужденная эмиграция нового ректора Леонида Невзлина не убили ни сам университет, ни его репутацию, но период расцвета как-то вдруг оказался позади, как и целая эпоха российской истории, связанная с новыми надеждами и вынужденным отступлением «агрессивно-послушного большинства», которое, как оказалось, было временным.

Так история жизни и работы Юрия Николаевича Афанасьева стала историей победы, которую сами победители не сумели удержать в руках. Выступления Юрия Афанасьева в последние годы, до того как тяжелая болезнь, по сути, заставила его замолчать, стали редки и звучали горько и разочарованно. Впрочем, как историк Юрий Афанасьев едва ли мог сомневаться в том, что по-настоящему большие социальные преобразования никогда не становятся делом года, или двух, или даже десятилетия. Они происходят долго и зависят от того, хорошо ли делают свою работу те, кто мечтает об этих изменениях. На правах выпускника РГГУ 1999 года я могу твердо заявить, что Юрий Афанасьев сделал свою работу хорошо.

Источник: Коммерсантъ. 14 сентября 2015. http://beloedelo.ru/actual/actual/?393

In Memoriam. Актер Михаил Светин (1930-2015).

Умер Михаил Светин

На 85-м году жизни скончался актер Михаил Светин

<input ... >







Михаил Светин в 2005 году


Михаил Светин в роли начальника станции в телевизионном фильме «Безымянная звезда» (1978)


Михаил Светин в альманахе «Фитиль» (1962–2008)



Фотография: Юрий Белинский/ТАСС



|

На 85-м году жизни скончался Михаил Светин — актер театра и кино, народный артист России. На прошлой неделе он был госпитализирован в Гатчинскую центральную районную больницу с подозрением на инсульт. Светин перенес операцию, в реанимации был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Прощание состоится 2 сентября, актер будет похоронен на Серафимовском кладбище.

В начале 1950-х 22-летнего Михаила Светина не приняли ни в один театральный вуз Москвы; менее упорный человек после такого мог бы и отказаться от актерской карьеры. Но только не Светин: добившись личной встречи с Аркадием Райкиным и согласия на прослушивание, он сумел убедить великого артиста эстрады в том, что достоин стать его учеником.

В училищах Светину отказывали по разным причинам: и прикус неровный, и рост маленький, и актерского дара бог не дал.

Но Райкин сумел разглядеть талант в действительно невысоком юноше; правда, ученичество длилось не очень долго — Светина выгнали из театра, как он сам вспоминал, за советы учителю, как надо играть.

Дальше началось путешествие по всей стране. Он играл в театрах Камышина, Петропавловска, Иркутска, Пензы, уже в 60-е вернулся в свой родной Киев, в Театр оперетты. В начале 1970-х снова приехал в Ленинград — но уже не к Райкину, а в Малый драматический театр (сейчас — Театр Европы). Через десять лет, когда актеру исполнилось полвека, его пригласили в труппу Ленинградского театра комедии имени Акимова — вместе с Александром Демьяненко, Анатолием Равиковичем и Игорем Дмитриевым.

В кино Светин начал сниматься после переезда в Ленинград.

Роли ему доставались небольшие, но зато в самых популярных фильмах того времени. Он сыграл в школьной драме «Не болит голова у дятла» — соседа главного героя, которому не дает покоя игра на барабанах, в «Афоне» Георгия Данелии — шофера Воронкова, в «Двенадцати стульях» Марка Захарова — инженера Брунса, за гарнитуром которого охотился несчастный отец Федор.

Свою самую, пожалуй, известную роль Михаил Светин сыграл в 1982 году — в новогодней комедии Константина Бромберга «Чародеи».

Это был волшебник и бывший домовой Фома Брыль — один из двух сотрудников НУИНУ (вторым был Ковров в исполнении Эммануила Виторгана).

Светин снялся более чем в ста фильмах. Почти всегда он играл слегка неловких, иногда добродушных, иногда злых, но неизменно комических героев, которые находились на втором плане по отношению к главному сюжету, придавали экранному пространству глубину.

Светин — один из последних актеров той удивительной и сегодня, к сожалению, почти исчезнувшей породы, которых даже после эпизодов запоминают и любят едва ли не больше главных героев.

В последние годы он играл немного, но вряд ли найдется человек старше тридцати, который моментально не вспомнит светинские глаза, невероятно характерный, какой-то уютный голос. Михаил Семенович создал поразительно российский и при том совершенно интернациональный образ, ведущий родословную одновременно от героев Зощенко, жуликов О'Генри, сказок Евгения Шварца и добродушных пройдох Ильфа и Петрова. http://www.gazeta.ru/culture/2015/08/30/a_7729235.shtml

Институт Конфуция - вне закона?

                                                   Прокуратура требует приостановить деятельность благовещенского Института Конфуция




В Амурской области надзорный орган хочет обязать Благовещенский государственный педагогический университет приостановить деятельность Института Конфуция. Прокуратура столицы Амурской области считает, что Институт Конфуция осуществляет свою деятельность с нарушением законодательства об  иностранных культурных центрах. БГПУ объясняет свою позицию – его структурное подразделение работает в полном соответствии с законом.

Как сказано в официальном сообщении на сайте Благовещенского городского суда, «в частности, допущено нарушение порядка образования на территории Российской Федерации иностранного культурно-информационного центра (создание института не согласовано с правительством Российской Федерации в соответствии с требованиями постановления правительства РФ от 24 июля 1995 года № 746, институт не зарегистрирован в качестве некоммерческой организации, не состоит на налоговом учёте), отсутствуют правовые основания для привлечения к образовательной деятельности иностранных педагогов».

На основании этого прокуратура Благовещенска  полагает, что деятельность Института Конфуция структурного подразделения ФГБОУ ВПО «БГПУ»  должна быть приостановлена.

Заявление прокурора города поступило в Благовещенский городской суд. Разбирательство назначено на 4 августа.

ИА «Амур.инфо» обратилось за комментарием к директору Института Конфуция, начальнику управления международного образования и сотрудничества БГПУ, кандидату филологических наук Николаю Кухаренко. Он пояснил, что сегодня в Пекине пройдёт заседание представителей министерств образования России и Китая, где будут обсуждены пути решения этого вопроса. По словам Кухаренко, все договорённости позволяют благовещенскому Институту Конфуция работать в полном соответствии с законом.

«Институт Конфуция, созданный совместно БГПУ и Хэйхэским университетом в сотрудничестве со Штаб-квартирой Института Конфуция, является структурным подразделением БГПУ и не имеет статуса самостоятельного юридического лица»,  – сказано в соглашении об обеспечении деятельности от мая 2007 года. Согласно протоколу  намерений после переговоров вузов, было договорено о том, что «Институт Конфуция будет являться структурным подразделением БГПУ и  не будет иметь статус самостоятельного юридического лица».

БГПУ готовил ответы на претензии прокуратуры Благовещенска,  где подробно объяснил, что организация работает по закону. В одном из ответов, в том числе, заявлено:

«C юридической точки зрения Институт Конфуция на базе Благовещенского государственного педагогического университета, как следует из его положения, не является культурно-информационным центром КНР в России ни defacto, ни de jure. По своей организационно-правовой форме это – структурное подразделение российского ВУЗа – БГПУ, созданное в сотрудничестве с Хэйхэским университетом. Правовые основы функционирования Института Конфуция регулируются, в первую очередь, законодательством Российской Федерации об образовании, которое позволяет российским ВУЗам "в целях участия в международной деятельности Российской Федерации ... создавать с участием иностранных партнеров структурные подразделения" (ст. 33, ч.З федерального закона "О высшем и послевузовском образовании"). Институт Конфуция, как указано в Протоколе намерений между Благовещенским государственным педагогическим университетом и Хэйхэским университетом о совместном открытии Института Конфуция на базе Благовещенского государственного педагогического университета, был создан в целях реализации статьи 6 российско-китайского Соглашения об изучении русского языка в Китайской Народной Республике и китайского языка в Российской Федерации от 3 ноября 2005 г.

​Логика отнесения прокуратурой Института Конфуция к культурно-информационному центру иностранного государства также не вполне понятна. Институтом Конфуция БГПУ не реализуется отдельная образовательная программа "Культура Китая". Лингвострановедческий аспект присутствует на всех этапах обучения. В процессе овладения языком учащиеся усваивают необходимый минимум фоновых знаний о стране изучаемого языка (география; основные вехи истории; праздники, обычаи и традиции; видные исторические личности; выдающиеся представители науки и культуры). Это достигается путем изучения материалов прессы, публицистических и художественных текстов, кинофильмов, радио- и телепередач, произведений искусства страны изучаемого языка, с помощью лингвострановедческих комментариев к текстам учебных пособий, книгам по домашнему чтению, а также толкования безэквивалентной лексики.

Таким образом, утверждение о том, что изучение иностранной культуры является непременным признаком культурно-информационного пропагандистского центра, приводит к тому, что проведение в любом из учебных заведений образовательного или культурного мероприятия, связанного с исполнением произведений на иностранных языках, автоматически превращало бы данное учебное заведение в культурно-информационный центр иностранного государства, что, на наш взгляд, лишено смысла.

Таким образом, постановление правительства Российской Федерации от 24.07.1995 г. № 746 "Об утверждении Положения о порядке учреждения и условиях деятельности иностранных культурно-информационных центров на территории Российской Федерации", деятельность Института Конфуция не запрещает, поскольку нерелевантно в этом контексте».

В ответе на претензию прокуратуры о том, что при проверке организации были выявлены финансовые операции, связанные с поступлением денежных средств от иностранного контрагента, вуз, в числе прочего, уточнил: «Прежде всего, Институт Конфуция БГПУ предлагает населению образовательные услуги, знакомит с культурой и искусством Китая, поддерживает проведение научных мероприятий. Такая деятельность особенно важна на приграничных территориях, где к соседнему государству существует большой интерес со стороны населения. Все финансовые документы о расходовании денежных средств хранятся в бухгалтерии БГПУ и предоставлялись прокуратуре во время проверки. Денежные средства расходуются исключительно на мероприятия, связанные с уставной деятельностью ФГБОУ ВПО "Благовещенский государственный педагогический университет". Таким образом, деятельность Института Конфуция БГПУ не подпадает под определение "иностранный агент"».

Приведя ряд доводов в ответе на претензию надзорного органа, опираясь на положения об Институте, руководство БГПУ отметило, что «структурное подразделение университета не может считаться некоммерческой организацией и подлежать учёту в налоговом органе. Никаких препятствий для осуществления контроля со стороны российского государства нет: руководство БГПУ тесно сотрудничает с Федеральной службой безопасности, Федеральной миграционной службой, Министерством образования и науки. БГПУ регулярно предоставляет в вышеупомянутые структуры информацию о проводимых мероприятиях, о приглашенных иностранных сотрудниках, передаёт материалы научно-практических конференций и семинаров».

Прокуратура Благовещенска также «вменила» БГПУ, что со стороны вуза отсутствуют правовые основания для привлечения к образовательной деятельности иностранных педагогов. Специалисты также подготовили ответ, в котором приведён ряд доводов с опорой на законодательство.

В прокуратуре Благовещенска корреспонденту ИА «Амур.инфо» пояснили, что на сегодняшний день давать комментарии преждевременно, отметив, что информация по этому вопросу в полном объёме представлена в релизе на сайте Благовещенского городского суда.

В мире действует 443 Института Конфуция и 648 классов за пределами КНР. В России есть 18 институтов (крупнейшие – при МГУ им. Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете) и 4 класса. В Благовещенске Институт Конфуция появился в 2007 году на базе БГПУ. Также есть классы на базе 25-й гимназии, МОБУ СОШ № 14.

«Деятельность Института Конфуция БГПУ не представляет опасности общественному и политическому строю Российской Федерации. Занятия по китайскому языку и культурно-массовые мероприятия отвечают потребностям населения в получении образования и служат укреплению дружбы и взаимопониманию между российским и китайским народами, что особенно актуально в современной геополитической обстановке. Институт Конфуция БГПУ неизменно принимает участие в значимых городских и областных культурных мероприятиях, направленных на развитие у населения чувства толерантности к представителям других этнических групп, укреплению многонационального российского общества, о чем свидетельствуют многочисленные благодарственные письма от муниципальных и региональных органов исполнительной власти, общественных организаций, предприятий», – сказано в официальном ответе БГПУ на претензии. http://www.amur.info/news/2015/07/27/97354

Поддерживавший вузы фонд Макартуров (США) самозакрылся в России из-за внесения в стоп-лист.

Член СПЧ: закрытие фонда Макартуров - потеря для вузов



1455124314
Фонд Макартуров в основном оказывал поддержку российским университетам, помогал им в том, чтобы выйти на новый уровень технической обеспеченности, эти ресурсы будет трудно восполнить, считает член СПЧ Елена Тополева-Солдунова.

МОСКВА, 22 июл — РИА Новости. Закрытие филиала американского фонда Макартуров в Москве станет ощутимой потерей для части российских университетов, которые поддерживала эта организация, — эти ресурсы трудно восполнить, учитывая и нынешнюю непростую экономическую ситуацию, считает член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Елена Тополева-Солдунова.

Американский фонд Макартуров, попавший в патриотический "стоп-лист" НКО, чья деятельность нежелательна на территории РФ, объявил о закрытии своего филиала в Москве. Такое решение в фонде объяснили применением новых российских законов и включением организации в "стоп-лист". В фонде подчеркнули, что деятельность организации в России всегда имела исключительно благотворительный характер.

Правозащитница отметила, что в "стоп-лист" попали несколько организаций, сферу деятельности которых даже в широком смысле нельзя назвать политической, фонд Макартуров и фонд им. Чарльза Стюарта Мотта — как раз из числа таких, считает она.

"Фонд Макартуров, насколько я знаю, в последние годы особенно, в основном, оказывал поддержку российским университетам самым разным, в глубинке, как-то помогал им в том, чтобы выйти на какой-то новый уровень технической обеспеченности. Я думаю, что это на самом деле будет достаточно чувствительная потеря, в частности для этих университетов, которые он поддерживал", — сказала Тополева РИА Новости.

Она подчеркнула, что восполнить те ресурсы, которые они получали, будет трудно, на это понадобится время. "Учитывая, что сейчас не очень простая ситуация у нас экономическая и что, к сожалению, источников поддержки российских не так много. Хотя их становилось больше в последние годы, но сейчас все-таки сложнее из-за экономической ситуации", — добавила член СПЧ.

Фонд Макартуров достаточно давно работал в России, напомнила правозащитница. "Абсолютно гуманитарный фонд, очень жаль, если такие фонды будут от нас уходить", — сказала Тополева. При этом она не исключила, что другие организации, внесенные в "стоп-лист", могут прекратить свою деятельность в стране.

"Из этого "стоп-листа", по-моему, тех, кто непосредственно в России имеет представительство, их почти и нет, очень мало. Кто-то уже ушел из России, кто-то маленький офис имеет. Тут просто закрывать нечего. Они просто могут прекратить поддерживать российские проекты, прекратить свою деятельность вообще в России, можно, конечно, этого ожидать", — пояснила Тополева.

Совфед ранее направил в Генпрокуратуру, МИД и Минюст "патриотический стоп-лист" из 12 иностранных НКО, куда вошли, помимо Фондов Сороса и Макартуров, Всемирный конгресс украинцев, Украинский Всемирный координационный совет, Крымская полевая миссия по правам человека.

http://ria.ru/society/20150722/1141623648.html

Похоже из той же оперы - "назло соседу расшибу себе лоб".

Иван Толстой. О "Деле лицеистов" 1925 г.

Великое отупение

90 лет расстрелу лицеистов

Александровский лицей в Петербурге
Александровский лицей в Петербурге

Опубликовано 18.07.2015 13:00

18 июля 1925 года художественный критик Николай Пунин записал в своем дневнике ленинградские слухи: "Расстреляны лицеисты. Говорят, 52 человека, остальные сосланы, имущество, вплоть до детских игрушек и зимних вещей, конфисковано. О расстреле нет официальных сообщений; в городе, конечно, все об этом знают, по крайней мере, в тех кругах, с которыми мне приходится соприкасаться: в среде служащей интеллигенции".

Лицеисты, о которых говорит Пунин, – это выпускники Александровского лицея, того самого, который окончил Пушкин, но переехавшего в 1844 году в Петербург и, само собой, потерявшего в названии слово Царскосельский.

Императорский Александровский лицей поместили в большом здании на Каменноостровском проспекте. Первые семь своих школьных лет я каждый день ходил мимо его фасада, и в моей детской памяти он остался под дворовым названием "ПТУ краснодеревщиков" – ранний пример оксюморона для первоклассника, еще не знакомого с филологической терминологией.

По странному сближению (выражаясь по-пушкински), место для петербургского Лицея тоже связано с Екатериной Великой: в Царском Селе мальчики учились во флигеле Екатерининского дворца, а в столице на этом участке в XVIII веке стоял первый в России Оспопрививальный дом, в котором матушка-императрица, а с ней и сын ее Павел сделали себе прививки, показав этим бесстрашие и презрение к ретроградам.

В 1834 году по проекту архитектора Людвига Шарлеманя здесь построили здание для образцового Александровского сиротского дома. Сюда и въехал Лицей.

В столицу наш перенесен приют,

Но молодые поколенья

В нем жизнью старою живут, –

сочинил лицеист Владимир Зотов, следуя непременной традиции милого виршеплетства.

Мимо будущего Лицея, кстати, 27 января 1837 года проехал в санях Пушкин – по пути к месту дуэли. А затем и в обратную сторону. (Хотя не поручусь: где-то я читал, что ехали они на Черную речку петлей).

Как и прежде, в Лицей принимали дворянских детей 10–12 лет и готовили их к государственной службе. Но устав был по сравнению с царскосельским изменен: теперь выпускники могли служить только в Министерстве внутренних дел, и только годы спустя их карьерам открылось и Министерство иностранных дел (как в свое время Пушкину). Зато принимать начали каждый год, а не как в Царском – раз в три года.

Программа приравнивалась к университетской, преподавали видные ученые и практики, к примеру, юриспруденцию читал Анатолий Федорович Кони, пению обучал дирижер и композитор Александр Андреевич Архангельский, преподавал историю Сергей Федорович Платонов, русскую словесность – Яков Карлович Грот, литературу – Нестор Александрович Котляревский. Все это фигуры столь знаменитые, что представлять их нет никакой нужды.

Лицей на Каменноостровском закончили целые династии: внук и правнук самого Пушкина, двенадцать баронов Корфов, семь князей Голицыных, шесть баронов Розен, а также Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, князь Дмитрий Александрович Шаховской (будущий архиепископ Иоанн Сан-Францисский), архимандрит Киприан (Керн), философ Лев Александрович Зандер.

Здесь царил культ Пушкина, был основан музей поэта со своими святынями: автографом стихотворения "19 октября" 1825 года, перстнем-талисманом, который всем памятен по тропининскому портрету. Лицеисты собирали прижизненные издания своего кумира, открыли Пушкинское лицейское общество. 19 октября в лицейском храме всегда служили литургию по случаю годовщины основания альма-матер.

В моем детстве плешивого щеголя на том же постаменте заменял картавый сифилитик

В лицейском садике установили памятник Пушкину, а перед фасадом – бюст Александру Первому. В моем детстве плешивого щеголя на том же постаменте заменял картавый сифилитик. Он, впрочем, и сейчас там.

Последний учебный выпуск заведения состоялся в мае 1917 года, а в октябре замелькали первые знаки новой судьбы: сюда вселился районный штаб Красной гвардии Петроградской стороны. При штабе по инициативе председателя райсовета Александра Касторовича Скороходова был сформирован "летучий отряд" для борьбы с контрреволюционной агитацией.

Начавшийся осенью 17-го учебный год довольно быстро пришлось свернуть: лицеисты ютились в комнатушках флигелей, а парадные помещения заняли новые хозяева жизни. На следующий год большевики Лицей закрыли.

Царскосельский просуществовал 32 года, Александровский – 73.

В огромном здании разместился Пролетарский политехникум. Исчез не только бюст императору, но посыпались и переименования: Большая Монетная улица, идущая справа, стала улицей этого самого Скороходова (сам он жил напротив), а Лицейская – улицей Рентгена.

Но от этих косметических перемен до расстрела в затылок – дистанция все же огромного размера.

В 1925 году открылось "Дело лицеистов" – название, принятое среди своих. Официально – "Дело № 194 Б" или "Дело воспитанников", "Союз верных", "Контрреволюционная монархическая организация".

Ночь эта оказалась злосчастной не только для лицеистов

Аресты прошли в Ленинграде в ночь с субботы на воскресенье, с 14 на 15 февраля. Ночь эта оказалась злосчастной не только для лицеистов. Арестовано было свыше 150 человек, среди них – выпускники Училища правоведения А. А. Арнольди, М. Н. Фицтум фон Экстед, П. Н. Юматов, бывшие офицеры лейб-гвардии Семеновского полка – полковник А. А. Рихтер, полковник А. Н. Гревениц (родственник, кстати, пушкинского однокурсника) и другие. Но большинство составляли именно лицеисты.

Им были предъявлены обвинения в шпионаже, в организации лицейской кассы взаимопомощи и в заказе панихид по погибшим товарищам и членам императорской семьи.

Но что самое интересное – выпускников обвинили в "заговоре 19 октября". Да, инкриминировался "священный день Лицея", когда его питомцы ежегодно собирались на дружеском обеде у одного из товарищей.

Это очень характерная черта советской репрессивной машины, своего рода идеологический ее фундамент: заставлять в школе учить и разъяснять пушкинское "19 октября" и за него же – арестовывать. В одном помещении – прославлять, в другом – проклинать, за верность одному и тому же. Мертвым – можно, живым – запрещено. Не сметь превращать историческую традицию в живую преемственность. Привыкать к условности понятий, ценностей, морали. Это называется музеефицировать сознание.

Большинство арестованных – юристов, между прочим, по образованию – не понимало, в чем именно их обвиняют

Суть "преступлений" следователей не интересовала, но для соблюдения формальностей статьи, разумеется были: "Ст. 61 Участие в организации или содействие организации, действующей в направлении помощи международной буржуазии" и "Ст. 66 Участие в шпионаже всякого рода, выражающееся в передаче, сообщении или собирании сведений, имеющих характер государственной тайны, в особенности военных, иностранным державам или контрреволюционным организациям в контрреволюционных целях или за вознаграждение".

Большинство арестованных допрашивали об одном – об их знакомствах и о месте нахождения бывших воспитанников.

​Процессы шли негласно, в газетах ничего не сообщалось, большинство арестованных –  юристов, между прочим, по образованию – не понимало, в чем именно их обвиняют.

Как считала Наталья Константиновна Телетова (автор основополагающего и непревзойденного до сих пор обзора "Дело лицеистов" 1925 года" – журнал "Звезда", № 6, 1995), перед ГПУ, в первую очередь, была поставлена задача ликвидировать специалистов в области юриспруденции. На первом этапе лицейского дела ленинградское ГПУ хватало офицерство, затем интеллигенцию.

Среди арестованных – не только люди молодые. Взят был и князь Николай Дмитриевич Голицын, лицейский выпускник 1871 года. Он был последним председателем Совета министров царского правительства. В момент ареста ему было 78 лет. Расстрелян.

Последнему директору Лицея генералу Владимиру Александровичу Шильдеру было семьдесят. Он скончался в тюрьме во время следствия, узнав, что к расстрелу приговорен не только он сам, но также его сын, жена и многие ученики. Сына – Михаила Шильдера – действительно расстреляли (но позже), а жену Анну Михайловну приговорили к ссылке, где она и скончалась.

Владимир Шильдер, последний директор ЛицеяВладимир Шильдер, последний директор Лицея
x
Владимир Шильдер, последний директор Лицея
Владимир Шильдер, последний директор Лицея

Как пишет Н. Телетова, в 1926-м на Соловках Михаила Шильдера с группой других заключенных отправили как-то на озеро ловить рыбу для лагерной столовой, а затем обвинили в намерении бежать с Соловков вплавь. Опять же – что поручили, за то и осудили. Вот тогда он и был расстрелян.

По делу также проходили: литературовед, пушкинист и переводчик Георгий Петрович Блок (двоюродный брат поэта);

барон Максимилиан Владимирович Остен-Сакен (по всей видимости, потомок пушкинского преподавателя);

археолог и священник Владимир Константинович Лозина-Лозинский;

директор Музея старого Петербурга Петр Петрович Вейнер, издатель изумительного журнала "Старые годы";

Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911
x
Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911
Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911

основатель Пушкинского музея в Александровском лицее (а позднее – заведующий библиотекой Пушкинского Дома) Павел Евгеньевич Рейнбот, один из дважды несчастных: выпущенный по "Делу лицеистов", он в 1929-м был снова взят – на этот раз по "Академическому делу";

поэт, стиховед и искусствовед Валериан Адольфович Чудовский (автор книги “Императорская публичная библиотека за 100 лет”, Спб, 1914).

В июне 1925 года дело закончили: 26 человек (по другим сведениям – 27) ждал расстрел, 12 человек – десять лет лагерей с конфискацией имущества, остальных – различные сроки заключения и ссылки. Всего в списке осужденных 81 имя.

Все арестованные сидели в тюрьме на Шпалерной улице. Приговоренных к ссылке увозили в простых грузовиках (спецтранспорт изобретут, вернее, возродят позже) на Николаевский вокзал (годом раньше ставший Московским). Вдоль Знаменской улицы с раннего утра стояли родные и близкие: сарафанное радио достоверней молчащей газеты. "На Соловки!" – крикнул кто-то с грузовика.

Все лицеисты, осужденные "за Пушкина", реабилитированы 31 января 1994 года.

Не хочется вычитывать в прошлом всевозможные подмигивания и предзнаменования, но удивительно, тем не менее, как Пушкин на сто лет вперед взял и благословил – будто предвидя, что многократно воспетая им дата отольется кому-то лицейской бедой:

Бог помочь вам, друзья мои,

И в бурях, и в житейском горе,

В краю чужом, в пустынном море

И в мрачных пропастях земли!

Но вот чего Пушкин никак предугадать не мог, так это равнодушной реакции общества столетие спустя. Свою дневниковую запись 18 июля 1925 года искусствовед Николай Пунин закончил так: "Говорят об этом с ужасом и отвращением, но без удивления и настоящего возмущения. Так говорят, как будто иначе и быть не могло... Чувствуется, что скоро об этом забудут... Великое отупение и край усталости". http://www.svoboda.org/content/article/27135657.html

Победителю-ученику от побежденного учителя.

2015-06-10 13:10:00

«Мы не смогли привить ему чувство радости от свободы»

Директор петербургской «Эпишколы» - Михаил Эпштейн на всю страну извинился за бывшего ученика Макара Куницкого, который, став прокурором, внес в реестр иностранных агентов Центр развития некоммерческих организаций. Корреспондент «Телеграфа» выяснил у Эпштейна, как объяснять детям, что хорошо, а что плохо.

В Петербурге 10 июня 2015 года в 16.30 в судебном участке 206, что на Казанской, 14 будет слушаться административное дело. Центр развития некоммерческих организаций, одна из старейших в городе НКО, помогавшая все эти годы третьему сектору развиваться, в том числе и плодотворно сотрудничая с государством, добровольно не вошла в реестр иностранных агентов и была включена туда Минюстом.

Михаил, многие молодые люди ничего плохого, как оказалось, не видят в том, что, получив хорошее образование, можно пойти делать карьеру, нисколько не разделяя Отечество и Ваше превосходительство. Что же можно с этим сделать?

Мы говорили в школе и про честь, и про совесть, находили разные форматы, чтобы эта тема звучала, но, видимо, об этом надо было говорить больше. Мы должны теперь подумать, как в школе именно этому больше времени уделять – развитию личности, воспитанию чести, а не только как научить детей математике и сдаче ЕГЭ.

Так кто ж вам даст.

Мы пока частная школа, в государственной никто не даст дискутировать об этом. Вот вчера передали, что ректор МГИМО предложил ввести политинформации в школах – вот будет место для дискуссий.

Иронизируешь?

Да. Но в июне мы - образовательный центр «Участие» будем проводить конференцию по альтернативному образованию, там мы будем и это обсуждать.

Наша власть не любит независимых, это ее главная болевая точка. Пусть эти независимые против власти и не идут, но они просто не хотят от нее зависеть – этого достаточно. Я очень хочу, чтобы ЦРНО продолжало работать. Я не готов ответить, прошли ли мы точку невозврата, но знание истории меня пугает, картина с каждым днем все грустнее и мои личные прогнозы самые печальные.

Напомним, некоммерческая организация Центр развития некоммерческих организаций Петербурга была создана в 1994 году. Поддерживает гражданские инициативы и некоммерческий сектор, занимается поддержкой благотворительности и корпоративной социальной ответственностью (КСО). Ресурсный центр ЦРНО анализирует состояние третьего сектора, важнейший его проект – форум «Социальный Петербург».

ЦРНО ежегодно проводит конференцию «Белые ночи фандрайзинга», чтобы научить третий сектор искать средства для социальных проектов, проектов помощи людям. Еще один проект ЦРНО - фонд «Добрый город Петербург», который занимается развитием благотворительности. Он помогает частным и корпоративным благотворителям в разработке, реализации и оценке программ и акций. Самый известный проект фонда — городской благотворительный фестиваль «Добрый Питер».

На своей странице в соцсети выступил со словами поддержки ЦРНО Михаил Эпштейн, директор частной школы «Эпишкола» и основатель НКО «Образовательный центр «Участие». Эпштейн в своем посте также попросил прощения у коллег-учителей: как оказалось, молодой сотрудник прокуратуры Центрального района Петербурга, который способствовал присвоению ЦРНО статуса «иностранного агента» - выпускник «Эпишколы».

«…Дело в том, что сотрудник прокуратуры Макар Куницкий, принимавший непосредственное участие в присвоении вам статуса «иностранного агента», - учился в частной школе «Эпишкола» все 10 лет своей школьной жизни. Прошу прощения!!! Мне стыдно. Я участвовал в его воспитании 10 лет и не смог привить Макару понимание - «что такое хорошо и что такое плохо». Извините, пожалуйста. Я не считаю правильным все списывать на систему. Всегда находятся конкретные исполнители. Помните, как у Е.Шварца в пьесе «Дракон»: «Меня так учили...» Всех учили. Но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?» Оно, конечно, в репрессиях 1930-х годов виноват Сталин и коммунистическая партия в целом, но при этом были и те многочисленные конкретные, кто «стучал», и те многочисленные конкретные следователи, которые издевались над людьми в застенках и получали от этого удовольствие. Всегда есть конкретные люди, которые могли, каждый в своей ситуации, сделать что-то по-иному».

Александр Адамский, известный российский педагог, член Общественного совета при Минобрнауки РФ, написал в ответ на пост Михаила так: «Эпштейн написал пронзительный, тонкий, очень совестливый и точный текст. Не только об ответственности учителя, в целом - о смысле учительства и учительствования. То, о чем пишет Михаил Маркович - и есть, на мой взгляд, педагогика. Ее смысл. И цель. Болтовня о размытости внешнего (государственного, общественного) целеполагания, ориентиров, заказа - это оправдание отсутствия внутреннего нравственного учительского ориентира, выученная беспомощность, как теперь говорят. Трагедия в том, что такие тексты появляются в тяжелые моменты, в очень драматические, даже страшные ситуации. И остаются в истории. И я очень надеюсь, что многие в подобных случаях, вспомнят своих учителей и остановятся. В последний момент».

Галина Артеменко

Черносотенный публицист Пётр Акопов – за чистку вузов от либеральной заразы.

Черносотенный публицист и историк Пётр Акопов, сладко потоптавшись на гонимых Д. Зимине и его фонде, в своем новом историческом труде на страницах ямпольской газеты «Культура» возмущен той обструкцией, которую устроили в стенах РГГУ его любимцу, - пропагандисту-сталинисту Николаю Старикову.

Для него это настоящая «Бомба замедленного действия». Ну, понятно, что слова типа «интеллектуальный шулер», «антинаучный лжец», «шарлатан» и т.д. применительно к уважаемому правильно-мыслящему интеллектуалу и патриоту г-ну Старикову представляются ему несправедливыми. Петя зрит прямо в корень проблемы – засилье либеральных-антинациональных элементов в вузах. Это ведь они бунтуют против стариковых.

И лекарство от этой чумы – чистка вузов от либеральной заразы. Это прямо и открыто автором не говорится, но именно к этой мысли он подводит читателя.

Вчитаемся и вдумаемся в его вещие слова-предупреждения: «Поворот во внутренней и внешней политике страны можно закрепить только тогда, когда высшая власть и народ сумеют сформировать новый управленческий класс, национальный и честный. Но есть сфера, без перемен в которой все успехи будут бессмысленны — потому что поражение на этом фронте означает проигрыш будущего. Это образование, конкретно — высшая школа, еще конкретнее — гуманитарные дисциплины. Именно здесь идет главная битва за умы — потому что тут формируется будущее нации, ее интеллектуальные силы, те, кто потом сам будет формулировать представления о добре и зле: через книги и учебники, фильмы и статьи, масс-медиа и блогосферу. И, надо сказать честно, сейчас в этой среде формируется ударная сила будущей русской революции. Это не значит, что вся университетская среда как таковая сверхкритично настроена к власти и происходящему в стране — но самая активная и организованная ее часть, являющаяся колыбелью будущего майдана, присвоила себе право говорить от лица всей корпорации. Либеральная прозападная профессура, это проклятие России, уже дважды за столетие ввергавшая ее в хаос, ждет реванша за Болотную, за Крым, за православных-чекистов — и они воспитают наших детей так, что мало нам не покажется».

Далее идут отсылки историка к опасному опыту деятельности раскачавшего к 1917 году «лодку» кадета П.Н. Милюкова.

А там подоспели к 1991 г. из той же злокозненной, космополитической вузовской среды Собчак, Попов, Бурбулис…

Дальше идет донесение П.Э. Акопова на вузы как «кузницы» враждебных России западных кадров: «Но как олигархат пришел в декабре 2011 года на Болотную, чтобы остановить национализацию власти и возвращение Путина, так и столичные доценты с филфака вели своих студентов на площадь за «европейский выбор». Это русские европейцы — результат как индивидуального и часто наследственного выбора, так и планомерной работы наших западных «партнеров» по формированию «нового русского интеллектуала». Преподавание гуманитарных дисциплин в вузах с самого начала 90‑х является одним из важнейших направлений работы Запада — через различные программы и НКО, через подготовку кадров и обмены, через учебную литературу. «Русский европеец» формируется с совершенно конкретной целью — научить новые поколения русских «правильному» взгляду на Россию, ее место в мире, на Запад, на мир в целом.»

Противостоят этому вредительству, оказывается, «остатки старой советской школы», которые уходят, и «православные державники», которых, как Старикова, «отгоняют от университетских кафедр».

Но – еще не вечер.

«Проханова или Дугина еще десять лет назад невозможно было увидеть ни на страницах общенациональных газет, ни на экранах телевизоров. Точно так же, как множество академических ученых и преподавателей, разделявших их взгляды, — они не существовали для масс-медиа».

(А, мне кажется, это было тогда просто счастье, когда их рож, с их кликушеским вздором, не было видно на телевидении, - но это только на мой, узко-космополитический взгляд, - И.К.).

Вывод автора все-таки, по сути, оптимистичен и включает для власти необходимую рекомендацию (с предостережением):

«Времена меняются, но битва за умы выигрывается не в телевизоре, а на университетской кафедре. Давно уже пора пристально посмотреть в глаза тем, кто стоит за ней. Иначе повторится 1905 год, когда доценты объясняли студентам, как лучше спрятать оружие и бомбы в аудитории, — чтобы потом стрелять в полицию, министров, священников и прочих «реакционеров».

http://portal-kultura.ru/articles/best/101646-bomba-zamedlennogo-deystviya/

Круглый стол «Роль исторической науки…» 11 ноября. Статья. Изложение выступлений.

Российские учёные предлагают «оцифровать» историю

Σ Болохова Ксения

Вопросы исторической достоверности давно перестали быть уделом ученых, сегодня история – это один из инструментов управления народным самосознанием. Пятого ноября на встрече с молодыми учёными и преподавателями Владимир Путин отметил, что сегодня «предпринимаются попытки перекодировать общество во многих странах, в том числе перекодировать общество нашей страны, а это не может быть не связано с попытками историю переписать, «причесать» её под чьи-то геополитические интересы». О том, какой вклад смогут внести учёные-историки в формирование мировоззрения россиян, говорили на круглом столе «Роль исторической науки в развитии современного общества», организованном МИА «Россия сегодня».

Круглый_стол_Роль_исторической_науки_в_развитии_современного_общества

Факты против интерпретаций

Сергей_Карпов
Сергей Карпов: Надо избавляться от синдрома всезнайства

Как заметил декан исторического факультета МГУ им. М.В, Ломоносова, академик РАН Сергей Карпов, сегодня в российском обществе сосуществуют две противоположные тенденции. Часть россиян увлекается историей, причем не мифами, а историей, основанной на фактах и достоверных свидетельствах, но в то же время растёт число исторически безграмотных россиян. При этом оценку любому событию прошлого готов дать каждый. «Дилетантизм, проникающий в науку, приносит огромный вред», – уверен Карпов. – «Надо избавляться от синдрома всезнайства».

Проблема заключается в том, что в сонме интерпретаций исторически безграмотный человек не способен сориентироваться. «Меня очень беспокоит градус противостояния в обществе, и мне кажется, что как раз научное знание и должно стать той доминантой, которая способна примирить противоположные точки зрения», – подчеркнул заместитель директора по научной работе Института российской истории РАН Сергей Журавлёв.

Ответ историкам видится в создании системы, которая будет давать каждому человеку доступ к историческим источникам. «История базируется на одном очень важном фундаменте – глубинном источниковедении, потому что без знания источника невозможно постижение настоящих фактов», – уверен Карпов.

«Нужно создавать большие базы данных, заботиться о рассекречивании архивов и расширении исторического мультимедийного пространства, чтобы каждый человек имел возможность зайти на верифицированный сайт Академии наук или университета и увидеть реальный документ», – добавил он.

Учимся не для школы, а для жизни

Принцип верификации также должен лечь и в основу школьного образования, по мнению экспертов. При этом для школы не должно быть «важных и неважных» исторических периодов. «Ни в коем случае не надо замалчивать какие-то негативные стороны истории, их надо объяснять», – отметил Карпов. И новые учебные материалы помогают это сделать, ведь помимо текстового учебника предусмотрено создание мультимедийного комплекса, к помощи которого сможет прибегнуть ученик, если заинтересуется темой и захочет глубже её изучить, подчеркнул историк.

Сергей_Журавлёв
Сергей Журавлёв: Краеведение и историко-культурный туризм – это звенья одной цепи

Но абстрактное изложение фактов ведёт к формализации знания и, следовательно, не будет вызывать у учащихся чувства соучастия, не будет им интересно. Значит, невозможно обойтись без интерпретации истории, обобщения и объяснения событий. «Мы должны знать и говорить, что существует вектор истории, что есть направляющие, формообразующие вещи», – отметил Карпов.

Встаёт задача создания таких педагогических подходов, которые показали бы школьнику, как можно интерпретировать и обобщать материал, не толкая его к принятию определённой точки зрения. Ведь от того, как человек воспринимает свое прошлое, зависит его видение себя и окружающих, понимание своей миссии. «С одной стороны, вводится историографический аспект, с другой – подходы не должны навязываться, учебник призван побудить школьника рассуждать, – пояснил Сергей Журавлёв, уточнив, что такой подход можно использовать в отношении старшеклассников, которые уже могут воспринимать разные точки зрения.

«Выражая озабоченность положением дел в области истории, общественность на самом деле обеспокоена не правдивым изложением прошлого в наших книжках, она переживает за собственное будущее, за будущее нашей страны», – подытожил Юрий Никифоров, заведующий научным сектором Российского военно-исторического общества.

С чего начинается Родина?

Но история – это лишь одна часть того фундамента, на котором строится истинное, глубокое понимание своей страны и любовь к ней. Помимо истории основу патриотического воспитания составляют ещё две школьные дисциплины– родной язык и литература и география. «Это три доминанты должны быть выделены в школьном образовании, и тогда мы можем формировать патриотическое мировоззрение в широком смысле», – сказал Сергей Карпов.

Валерий_Тишков
Валерий Тишков

«Самое главное – знание страны, кто в ней живёт, на каких языках разговаривает, каким богам молится», – уверен директор Института этнологии и антропологии РАН и член Русского географического общества Валерий Тишков, поэтому поездки по стране, знакомство с её жителями, с её красотами обязательно должны присутствовать.

И, как отметил Журавлёв, в России сейчас бурно развивается краеведческое движение. Многие люди в регионах увлечены историей своего края и могли бы делиться своими знаниями с туристами. «К сожалению, пока это мощное движение снизу существует параллельно исторической науке. Существует Союз краеведов России, но он мог бы совершенно по-другому заработать, будь у него серьёзное методическое руководство и хотя бы минимальная финансовая подпитка», – говорит Журавлёв. К тому же местные жители могут рассказать о красотах своего края туристам лучше, чем любой путеводитель, ведь «краеведение и историко-культурный туризм – это звенья одной цепи», – уверен он.


http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=89982#.VGtSX-ZxlMy

Памяти актера Алексея Девотченко. Его открытое письмо актеру и режиссеру Владимиру Меньшову.

«Если сегодня поинтересуешься у ветерана диссидентского движения: «За что ты ненавидел советскую власть?», то едва ли дождешься внятного ответа. Все сведется к дефициту колбасы и острому желанию смотаться за рубеж»...

Это слова режиссера Владимира Меньшова, юбилей которого широко отмечается ныне...

Весь этот текст имеется на «Гранях»...

Кому интересно – может прочесть целиком...

Владимир Валентинович, я (хоть и не являюсь «ветераном диссидентского движения») попробую дать Вам «внятный ответ», которого Вы никак не могли дождаться.

Так вот.

Ненависть или любовь к советской власти в большинстве случаев – вопрос генетический. Я, к счастью, очень хорошо знаю (и все время продолжаю узнавать) историю своей семьи. До «революции», после оной, до и после войны и так далее.

Мой прадед был уездным врачом в небольшом городке под Петербургом-Петроградом.

Называется этот город Луга. (Ужасная рифма с Луга-нском, но ничего не поделаешь...)

У него была своя небольшая усадьба в предместье городка, он много работал, ездил на вызовы к больным (в том числе и будущим представителям Вашего любимого гегемона – пролетариата), принимал у себя...

В 1918 году он скончался.

Слава Богу, – не расстреляли, скончался в результате несчастного случая. Усадьбу сожгли. Его же бывшие пациенты – прадеды нынешних гиркиных-стрелковых-пономаревых и прочих «народных» начальников. Как же – огромный дом, сад, почти что парк! – богатая буржуйская сволочь!

Стоит заметить, что никаких «богатств» у моей семьи не было. Просто к ВРАЧАМ и их семьям ТОГДА отношение было совсем другим...

По счастью, сразу же после его гибели моя семья перебралась в Петроград и не была уничтожена мирными «повстанцами».
Она разместилась в давно купленной квартире на Невском – опять-таки, не роскошной и барской, а обычной для дворян среднего достатка квартире. Стали жить...

Прабабушка пошла преподавать в Школу Рабочей Молодежи иностранные языки, благо знала их в достаточном количестве.
Бабушка поступила в консерваторию, её сестра (моя двоюродная бабушка) стала трудиться в какой-то редакции советской газеты корректором. Всё шло худо-бедно.

Но через какое-то время (начало 20-х годов) мою бабушку из консерватории отчислили.

Ну, в связи с «чисткой» всероссийского масштаба, мол, рабочим и крестьянам надо на пианинах учиться, а вам, буржуям, работать. И бабушка тоже пошла работать в школу. Преподавать всё те же иностранные языки – немецкий, польский, французский...

Еще прошло какое-то время.

Ту мою двоюродную бабушку, бабушку Лилю, арестовали и посадили. Мужа её и сажать не стали – сразу расстреляли. (Только лишь лет 20 назад выяснилось, что расстрелян он был на Левашовской пустоши под Ленинградом, так что хоть есть место, куда можно приезжать изредка с цветами и свечами...).

В короткий пересменок между деятельностью Ежова и Берии (а был такой перерывчик) бабушку Лилю выпустили из «Крестов», но сама она (вместе с детьми) не имела права оставаться в Ленинграде и была выслана в некий город Семёнов горьковской области.

Даже не в Горький.

И наша семья распалась.

И не на долгие годы, а навсегда. И умерла бабушка Лиля в том же славном, неведомом городе Семенове...

Не буду описывать войну, эвакуацию, возвращение в разоренную квартиру (удивительно, что пианино не сожгли на дрова!!!! Рояль – сожгли, а пианино почему-то не тронули...), дальнейшие мыкания по инстанциям в связи с «уплотнением»...

Пока вся семья жила в количестве 10 человек в 3-х комнатной квартире (буржуи-эксплуататоры, да?), нас не трогали.

Теперь же, когда семья сократилась вдвое, сам советский Бог велел. И наша квартира стала коммуналкой.

Я помню водопроводчика дядю Петю, хронического алкоголика, который каждый день нещадно избивал свою жену и маленькую дочку, я помню и некую жилицу по имени Тамара, вопли которой раздавались постоянно.

«Ты мне, сволочь, нервы не мотаааааааааааааааааай!!!!!!!!!» визжала она своему супругу. Ее визги почти каждый вечер раздавались и в нашем длинном коммунальном коридоре, когда эта самая Тамара, идя с кухни и неся какую-нибудь снедь, натыкалась на крысу. Да, у нас жили, были, жили-были крысы. В нашем доме располагался Кавказский ресторан, ну, и соответственно, крыс просто по определению не могло не быть...

Кстати, этот же Кавказский ресторан и лишил нас в дальнейшем наших законных «метров».

Он пошел «на расширение», прилегающие к нему флигели и постройки – на «капремонт» и в конце концов мы оказались у черта на рогах, а именно – на Гражданке (есть такой район на севере города). Из нашего дома уцелел лишь какой-то древний старичок, размахивавший ордером на комнату. Ордер был подписан Ульяновым-Лениным. Трогать его боялись, но потом, думаю, куда-то да сплавили – не мог же он один жить в доме, где идет капремонт...

Был бы буржуй! Теперь, кстати, в этом доме магазин «Стокманн» или что-то в этом роде, напротив Дома Книги, по стороне Казанского собора.

Как Вы думаете, Владимир Валентинович, могу ли я «любить» советскую власть после всего того, что она сделала с моей семьей?

Во-первых, она ее уничтожила (часть – в прямом, часть – в переносном смысле).

Во-вторых, она лишила возможности моей чудом уцелевшей бабушке получить музыкальное образование, о котором та мечтала с детства, с гимназии...

В-третьих, каждое утро, уходя в школу, я слышал шёпот бабушки: «Алёшенька, только никому не рассказывай... Про имение, про усадьбу... Запомнил? Ни-ко-му».

Как Вы думаете, 7-летнему мальчику такие «напутствия» были в радость? Разумеется, я никому ничего никогда не рассказывал...

В-четвертых, еще в 20-х годах вся моя семья вынуждена была отказаться от нескольких букв в фамилии.

Фамилия была польская (по прабабушкиной линии все – поляки), а «белополяки» в то время восторга у ваших любимцев не вызывали...

В-пятых...

Впрочем, я не буду живописать свои личные (еще детские) переживания, свою «службу» (четырежды, два-три-десять раз четырежды закавыченную) в советской армии – этом смрадном, криминальном и развратном образовании. И так далее, и так далее, и так далее...

Если Вы обратили внимание, то мою семью (а, значит, и меня, ибо я отождествляю себя с ней во все времена) всегда ставили перед фактом происходящего или уже произошедшего.

Усадьбу – сожгли. Дедушку Толю – расстреляли. Бабушку Лилю – посадили. Потом – выслали. Вы – уплотняетесь. Ваш дом идёт на капремонт, а вы – уезжаете на Гражданку. Тов. Девотченко – Вы идёте служить в армию. И т.д.

Кстати, Владимир Валентинович, об армии.

Вы, как режиссер, не можете не знать, что в театральный институт поступают не абы к кому, а ко вполне определенному педагогу, мастеру. И я вспоминаю красную потную рожу какого-то «комиссара» в военкомате: «А кто это такой – Кацман? Чо, других педагогов нет? Через 2 года восстановишься в институте – закончишь!». Понятное дело, что объяснять что-нибудь этой нетрезвой скотине в офицерской (советской, Вашей любимой советской офицерской) форме было бессмысленно...

Я попробовал дать Вам внятный ответ...

Не знаю, устроит он Вас или нет, скорее всего – нет, ну да и Бог с ним, как говорится...

Великий Иосиф Бродский сказал, что самая главная трагедия нашей страны – это колоссальное неуважение человека к человеку.

Я бы от себя добавил – колоссальное равнодушие, граничащее с ненавистью...

Странное сочетание, конечно, но к нашему обществу вполне применимое. Моя семья (а стало быть, и я) испытала это на себе в полной мере.

Насчет колбасы и желания «свалить» на Запад...

Вы знаете, моих близких всегда меньше всего волновала проблема что-то «достать», за чем-то «отстоять» и так далее. Мои успехи (и неуспехи) в образовании беспокоили их куда больше...

Уехать из страны никто никогда и не думал.

Даже в 18-м году. Во-первых, повторюсь, это могли позволить себе по-настоящему богатые люди. Или очень знаменитые. На весь мир. Мы к таким не относились. Да честно признаться, и не думали, что вы – надолго. Ошиблись...

Оказалось – навсегда...(((((

P.S. Да, и не подумайте, что я так кичусь своим дворянским происхождением.

Это не так. Дворянской крови во мне – лишь наполовину. Мой отец (и все родственники по его линии) – донское казачество. Но это уже совсем другая история...

Спасибо за внимание.

Алексей Девотченко, актер театра и кино           http://www.aboutru.com/2014/09/9223/