Category: образование

Историк В.С. Христофоров по истории ВЧК и другие лекции цикла "Петроград1917.Исторический календарь"

В разделе «Лекторий» опубликована видеозапись завершающей лекции из цикла Петроград 1917. Исторический календарь «Нет области, куда не должна вмешиваться ЧК», прочитанной профессором РГГУ, членом-корреспондентом РАН, доктором юридических наук Василием Христофоровым 27 декабря в музее Анны Ахматовой в Санкт-Петербурге.

На образованную в декабре 1917 года Всероссийскую чрезвычайную комиссию (ВЧК), изначально возлагались функции выявления и пресечения саботажа среди государственных служащих, не принявших новую власть. Предполагалось, что ВЧК будет действовать недолго, как недолгим будет и «саботаж» – сопротивление. На деле же ВЧК, функционировавшая под руководством и контролем ЦК РКП(б) и СНК, оказалась одним из самых устойчивых государственных институтов социального воздействия. И круг ее задач, «сфера охвата» постоянно расширялись. Эта «всеохватность» была вызвана ухудшением военно-политической обстановки в стране и всякий раз обосновывалось «революционной целесообразностью», необходимостью борьбы с саботажем, спекуляцией и контрабандой, «контрреволюционными заговорами», антибольшевистскими партиями, бандитизмом, преодолением экономического коллапса и т.д. По воле руководства РКП(б) расширялись и полномочия ВЧК: ей предоставлялись права конфискации имущества, ареста, применения чрезвычайных мер – вплоть до расстрела.

ВИДЕО
Кроме того, в Лектории опубликованы видеозаписи предыдущих лекций цикла:

Юрий Пивоваров. «Петроград 1917. Исторический календарь». I лекция. Революция как предчувствие

Юлия Демиденко. «Петроград 1917. Исторический календарь». II лекция. Дорогу женщине!

Владлен Измозик. «Петроград 1917. Исторический календарь». III лекция. Давайте жить дружно.

Александр Калмыков. «Петроград 1917. Исторический календарь». IV лекция. Послевкусие апрельского Первомая.

Борис Ковалев. «Петроград 1917. Исторический календарь». V лекция. Революция отвергает своих вождей.

Сергей Фирсов. «Петроград 1917. Исторический календарь». VI лекция. Роковой июнь. Накануне новых потрясений.

Борис Колоницкий. «Петроград 1917. Исторический календарь». VII лекция. Красный флаг над рейхстагом?

Владимир Булдаков. «Петроград 1917. Исторический календарь». VIII лекция. От Государственного совещания до корниловского выступления.

Николай Смирнов. «Петроград 1917. Исторический календарь». IX лекция. Накануне катастрофы.

Юлия Кантор. «Петроград 1917. Исторический календарь». Х лекция. 25 октября. Россия между Смольным и Зимним.

Андрей Сорокин. «Петроград 1917. Исторический календарь». XII лекция. 27 декабря. Учредительное собрание – развилка российской истории?

О проекте:

Проект «Петроград 1917. Исторический календарь» состоит из 12 лекций-реконструкций и итоговой дискуссии, которые проходят в Санкт-Петербурге в Музее Анны Ахматовой с 25 января по 27 декабря 2017 года. Подробнее узнать о проекте, расписании мероприятий, а также зарегистрироваться на лекции можно на сайте проекта petrograd1917.ru. Автор концепции Юлия Кантор.

https://komitetgi.ru/news/news/3595/


In Memoriam. Актер Михаил Светин (1930-2015).

Умер Михаил Светин

На 85-м году жизни скончался актер Михаил Светин

<input ... >







Михаил Светин в 2005 году


Михаил Светин в роли начальника станции в телевизионном фильме «Безымянная звезда» (1978)


Михаил Светин в альманахе «Фитиль» (1962–2008)



Фотография: Юрий Белинский/ТАСС



|

На 85-м году жизни скончался Михаил Светин — актер театра и кино, народный артист России. На прошлой неделе он был госпитализирован в Гатчинскую центральную районную больницу с подозрением на инсульт. Светин перенес операцию, в реанимации был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Прощание состоится 2 сентября, актер будет похоронен на Серафимовском кладбище.

В начале 1950-х 22-летнего Михаила Светина не приняли ни в один театральный вуз Москвы; менее упорный человек после такого мог бы и отказаться от актерской карьеры. Но только не Светин: добившись личной встречи с Аркадием Райкиным и согласия на прослушивание, он сумел убедить великого артиста эстрады в том, что достоин стать его учеником.

В училищах Светину отказывали по разным причинам: и прикус неровный, и рост маленький, и актерского дара бог не дал.

Но Райкин сумел разглядеть талант в действительно невысоком юноше; правда, ученичество длилось не очень долго — Светина выгнали из театра, как он сам вспоминал, за советы учителю, как надо играть.

Дальше началось путешествие по всей стране. Он играл в театрах Камышина, Петропавловска, Иркутска, Пензы, уже в 60-е вернулся в свой родной Киев, в Театр оперетты. В начале 1970-х снова приехал в Ленинград — но уже не к Райкину, а в Малый драматический театр (сейчас — Театр Европы). Через десять лет, когда актеру исполнилось полвека, его пригласили в труппу Ленинградского театра комедии имени Акимова — вместе с Александром Демьяненко, Анатолием Равиковичем и Игорем Дмитриевым.

В кино Светин начал сниматься после переезда в Ленинград.

Роли ему доставались небольшие, но зато в самых популярных фильмах того времени. Он сыграл в школьной драме «Не болит голова у дятла» — соседа главного героя, которому не дает покоя игра на барабанах, в «Афоне» Георгия Данелии — шофера Воронкова, в «Двенадцати стульях» Марка Захарова — инженера Брунса, за гарнитуром которого охотился несчастный отец Федор.

Свою самую, пожалуй, известную роль Михаил Светин сыграл в 1982 году — в новогодней комедии Константина Бромберга «Чародеи».

Это был волшебник и бывший домовой Фома Брыль — один из двух сотрудников НУИНУ (вторым был Ковров в исполнении Эммануила Виторгана).

Светин снялся более чем в ста фильмах. Почти всегда он играл слегка неловких, иногда добродушных, иногда злых, но неизменно комических героев, которые находились на втором плане по отношению к главному сюжету, придавали экранному пространству глубину.

Светин — один из последних актеров той удивительной и сегодня, к сожалению, почти исчезнувшей породы, которых даже после эпизодов запоминают и любят едва ли не больше главных героев.

В последние годы он играл немного, но вряд ли найдется человек старше тридцати, который моментально не вспомнит светинские глаза, невероятно характерный, какой-то уютный голос. Михаил Семенович создал поразительно российский и при том совершенно интернациональный образ, ведущий родословную одновременно от героев Зощенко, жуликов О'Генри, сказок Евгения Шварца и добродушных пройдох Ильфа и Петрова. http://www.gazeta.ru/culture/2015/08/30/a_7729235.shtml

Иван Толстой. О "Деле лицеистов" 1925 г.

Великое отупение

90 лет расстрелу лицеистов

Александровский лицей в Петербурге
Александровский лицей в Петербурге

Опубликовано 18.07.2015 13:00

18 июля 1925 года художественный критик Николай Пунин записал в своем дневнике ленинградские слухи: "Расстреляны лицеисты. Говорят, 52 человека, остальные сосланы, имущество, вплоть до детских игрушек и зимних вещей, конфисковано. О расстреле нет официальных сообщений; в городе, конечно, все об этом знают, по крайней мере, в тех кругах, с которыми мне приходится соприкасаться: в среде служащей интеллигенции".

Лицеисты, о которых говорит Пунин, – это выпускники Александровского лицея, того самого, который окончил Пушкин, но переехавшего в 1844 году в Петербург и, само собой, потерявшего в названии слово Царскосельский.

Императорский Александровский лицей поместили в большом здании на Каменноостровском проспекте. Первые семь своих школьных лет я каждый день ходил мимо его фасада, и в моей детской памяти он остался под дворовым названием "ПТУ краснодеревщиков" – ранний пример оксюморона для первоклассника, еще не знакомого с филологической терминологией.

По странному сближению (выражаясь по-пушкински), место для петербургского Лицея тоже связано с Екатериной Великой: в Царском Селе мальчики учились во флигеле Екатерининского дворца, а в столице на этом участке в XVIII веке стоял первый в России Оспопрививальный дом, в котором матушка-императрица, а с ней и сын ее Павел сделали себе прививки, показав этим бесстрашие и презрение к ретроградам.

В 1834 году по проекту архитектора Людвига Шарлеманя здесь построили здание для образцового Александровского сиротского дома. Сюда и въехал Лицей.

В столицу наш перенесен приют,

Но молодые поколенья

В нем жизнью старою живут, –

сочинил лицеист Владимир Зотов, следуя непременной традиции милого виршеплетства.

Мимо будущего Лицея, кстати, 27 января 1837 года проехал в санях Пушкин – по пути к месту дуэли. А затем и в обратную сторону. (Хотя не поручусь: где-то я читал, что ехали они на Черную речку петлей).

Как и прежде, в Лицей принимали дворянских детей 10–12 лет и готовили их к государственной службе. Но устав был по сравнению с царскосельским изменен: теперь выпускники могли служить только в Министерстве внутренних дел, и только годы спустя их карьерам открылось и Министерство иностранных дел (как в свое время Пушкину). Зато принимать начали каждый год, а не как в Царском – раз в три года.

Программа приравнивалась к университетской, преподавали видные ученые и практики, к примеру, юриспруденцию читал Анатолий Федорович Кони, пению обучал дирижер и композитор Александр Андреевич Архангельский, преподавал историю Сергей Федорович Платонов, русскую словесность – Яков Карлович Грот, литературу – Нестор Александрович Котляревский. Все это фигуры столь знаменитые, что представлять их нет никакой нужды.

Лицей на Каменноостровском закончили целые династии: внук и правнук самого Пушкина, двенадцать баронов Корфов, семь князей Голицыных, шесть баронов Розен, а также Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, князь Дмитрий Александрович Шаховской (будущий архиепископ Иоанн Сан-Францисский), архимандрит Киприан (Керн), философ Лев Александрович Зандер.

Здесь царил культ Пушкина, был основан музей поэта со своими святынями: автографом стихотворения "19 октября" 1825 года, перстнем-талисманом, который всем памятен по тропининскому портрету. Лицеисты собирали прижизненные издания своего кумира, открыли Пушкинское лицейское общество. 19 октября в лицейском храме всегда служили литургию по случаю годовщины основания альма-матер.

В моем детстве плешивого щеголя на том же постаменте заменял картавый сифилитик

В лицейском садике установили памятник Пушкину, а перед фасадом – бюст Александру Первому. В моем детстве плешивого щеголя на том же постаменте заменял картавый сифилитик. Он, впрочем, и сейчас там.

Последний учебный выпуск заведения состоялся в мае 1917 года, а в октябре замелькали первые знаки новой судьбы: сюда вселился районный штаб Красной гвардии Петроградской стороны. При штабе по инициативе председателя райсовета Александра Касторовича Скороходова был сформирован "летучий отряд" для борьбы с контрреволюционной агитацией.

Начавшийся осенью 17-го учебный год довольно быстро пришлось свернуть: лицеисты ютились в комнатушках флигелей, а парадные помещения заняли новые хозяева жизни. На следующий год большевики Лицей закрыли.

Царскосельский просуществовал 32 года, Александровский – 73.

В огромном здании разместился Пролетарский политехникум. Исчез не только бюст императору, но посыпались и переименования: Большая Монетная улица, идущая справа, стала улицей этого самого Скороходова (сам он жил напротив), а Лицейская – улицей Рентгена.

Но от этих косметических перемен до расстрела в затылок – дистанция все же огромного размера.

В 1925 году открылось "Дело лицеистов" – название, принятое среди своих. Официально – "Дело № 194 Б" или "Дело воспитанников", "Союз верных", "Контрреволюционная монархическая организация".

Ночь эта оказалась злосчастной не только для лицеистов

Аресты прошли в Ленинграде в ночь с субботы на воскресенье, с 14 на 15 февраля. Ночь эта оказалась злосчастной не только для лицеистов. Арестовано было свыше 150 человек, среди них – выпускники Училища правоведения А. А. Арнольди, М. Н. Фицтум фон Экстед, П. Н. Юматов, бывшие офицеры лейб-гвардии Семеновского полка – полковник А. А. Рихтер, полковник А. Н. Гревениц (родственник, кстати, пушкинского однокурсника) и другие. Но большинство составляли именно лицеисты.

Им были предъявлены обвинения в шпионаже, в организации лицейской кассы взаимопомощи и в заказе панихид по погибшим товарищам и членам императорской семьи.

Но что самое интересное – выпускников обвинили в "заговоре 19 октября". Да, инкриминировался "священный день Лицея", когда его питомцы ежегодно собирались на дружеском обеде у одного из товарищей.

Это очень характерная черта советской репрессивной машины, своего рода идеологический ее фундамент: заставлять в школе учить и разъяснять пушкинское "19 октября" и за него же – арестовывать. В одном помещении – прославлять, в другом – проклинать, за верность одному и тому же. Мертвым – можно, живым – запрещено. Не сметь превращать историческую традицию в живую преемственность. Привыкать к условности понятий, ценностей, морали. Это называется музеефицировать сознание.

Большинство арестованных – юристов, между прочим, по образованию – не понимало, в чем именно их обвиняют

Суть "преступлений" следователей не интересовала, но для соблюдения формальностей статьи, разумеется были: "Ст. 61 Участие в организации или содействие организации, действующей в направлении помощи международной буржуазии" и "Ст. 66 Участие в шпионаже всякого рода, выражающееся в передаче, сообщении или собирании сведений, имеющих характер государственной тайны, в особенности военных, иностранным державам или контрреволюционным организациям в контрреволюционных целях или за вознаграждение".

Большинство арестованных допрашивали об одном – об их знакомствах и о месте нахождения бывших воспитанников.

​Процессы шли негласно, в газетах ничего не сообщалось, большинство арестованных –  юристов, между прочим, по образованию – не понимало, в чем именно их обвиняют.

Как считала Наталья Константиновна Телетова (автор основополагающего и непревзойденного до сих пор обзора "Дело лицеистов" 1925 года" – журнал "Звезда", № 6, 1995), перед ГПУ, в первую очередь, была поставлена задача ликвидировать специалистов в области юриспруденции. На первом этапе лицейского дела ленинградское ГПУ хватало офицерство, затем интеллигенцию.

Среди арестованных – не только люди молодые. Взят был и князь Николай Дмитриевич Голицын, лицейский выпускник 1871 года. Он был последним председателем Совета министров царского правительства. В момент ареста ему было 78 лет. Расстрелян.

Последнему директору Лицея генералу Владимиру Александровичу Шильдеру было семьдесят. Он скончался в тюрьме во время следствия, узнав, что к расстрелу приговорен не только он сам, но также его сын, жена и многие ученики. Сына – Михаила Шильдера – действительно расстреляли (но позже), а жену Анну Михайловну приговорили к ссылке, где она и скончалась.

Владимир Шильдер, последний директор ЛицеяВладимир Шильдер, последний директор Лицея
x
Владимир Шильдер, последний директор Лицея
Владимир Шильдер, последний директор Лицея

Как пишет Н. Телетова, в 1926-м на Соловках Михаила Шильдера с группой других заключенных отправили как-то на озеро ловить рыбу для лагерной столовой, а затем обвинили в намерении бежать с Соловков вплавь. Опять же – что поручили, за то и осудили. Вот тогда он и был расстрелян.

По делу также проходили: литературовед, пушкинист и переводчик Георгий Петрович Блок (двоюродный брат поэта);

барон Максимилиан Владимирович Остен-Сакен (по всей видимости, потомок пушкинского преподавателя);

археолог и священник Владимир Константинович Лозина-Лозинский;

директор Музея старого Петербурга Петр Петрович Вейнер, издатель изумительного журнала "Старые годы";

Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911
x
Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911
Юбилейное лицейское приглашение Петру Вейнеру, 1911

основатель Пушкинского музея в Александровском лицее (а позднее – заведующий библиотекой Пушкинского Дома) Павел Евгеньевич Рейнбот, один из дважды несчастных: выпущенный по "Делу лицеистов", он в 1929-м был снова взят – на этот раз по "Академическому делу";

поэт, стиховед и искусствовед Валериан Адольфович Чудовский (автор книги “Императорская публичная библиотека за 100 лет”, Спб, 1914).

В июне 1925 года дело закончили: 26 человек (по другим сведениям – 27) ждал расстрел, 12 человек – десять лет лагерей с конфискацией имущества, остальных – различные сроки заключения и ссылки. Всего в списке осужденных 81 имя.

Все арестованные сидели в тюрьме на Шпалерной улице. Приговоренных к ссылке увозили в простых грузовиках (спецтранспорт изобретут, вернее, возродят позже) на Николаевский вокзал (годом раньше ставший Московским). Вдоль Знаменской улицы с раннего утра стояли родные и близкие: сарафанное радио достоверней молчащей газеты. "На Соловки!" – крикнул кто-то с грузовика.

Все лицеисты, осужденные "за Пушкина", реабилитированы 31 января 1994 года.

Не хочется вычитывать в прошлом всевозможные подмигивания и предзнаменования, но удивительно, тем не менее, как Пушкин на сто лет вперед взял и благословил – будто предвидя, что многократно воспетая им дата отольется кому-то лицейской бедой:

Бог помочь вам, друзья мои,

И в бурях, и в житейском горе,

В краю чужом, в пустынном море

И в мрачных пропастях земли!

Но вот чего Пушкин никак предугадать не мог, так это равнодушной реакции общества столетие спустя. Свою дневниковую запись 18 июля 1925 года искусствовед Николай Пунин закончил так: "Говорят об этом с ужасом и отвращением, но без удивления и настоящего возмущения. Так говорят, как будто иначе и быть не могло... Чувствуется, что скоро об этом забудут... Великое отупение и край усталости". http://www.svoboda.org/content/article/27135657.html

Хэллоуинское. Историк Евгений Спицын против РГГУ, ВШЭ и акад. Пивоварова.

Не нашел в интернете никаких сведений о конкретных научных исторических работах г-на историка Е.Ю. Спицына, кроме этой краткой справки с непонятным мне обозначением «историк-практик».

«СПИЦЫН Евгений Юрьевич: Историк-практик, эксперт по политическим и межнациональным вопросам. Автор многих книг, учебников (курсов лекций) по истории России для учителей, школьников, абитуриентов и студентов. С 1991 по 2009 год работал учителем истории и права в московских школах, с 2007 по 2009 проректор Института мировых цивилизаций. В рамках Единой концепции исторического образования написал книгу «Полный курс истории России для учителей». Награжден государственными наградами.»

http://nacontrol.ru/avtory/latest/

На заседании патриотической платформы Единой России 31 октября (Хэллоуин, - день всех чертей, день всемирной нечисти, гадости и сволочи) этот ученый муж сказал следующее про два уважаемых вуза, попутно сравнив множество их выпускников с тараканами.

«Вот два гадюшника — РГГУ и Высшая школа экономики — там, куда ни плюнь, враг. Двадцать лет они студентов учат, а потом они расползаются по всей стране!»
http://www.gazeta.ru/politics/2014/10/31_a_6284789.shtml

Историк Евгений Спицын на том же заседании выступил с публичным разоблачением и конкретного врага - академика Юрия Сергеевича Пивоварова (в том же стиле 1930-40-х гг.):

                      «… присутствовавший на заседании историк Евгений Спицын призвал перестать приглашать на российское телевидение академика Юрия Пивоварова, который, по словам Спицына, «несет полную ахинею» о генерале-фельдмаршале Михаиле Кутузове и других видных исторических деятелях. «Как такие люди могут носить звание академика?» — возмущался Спицын.»

Академик Пивоваров про идею единых учебников высказывался неоднозначно, отмечая в своих интервью, что в российской истории «всякого рода попытки унификации приводили к полицейщине» и высказывая опасения, что инициатива депутатов — «элемент общего похолодания и сокращения пространства свободы».) "По мнению Спицына, неправильные учебники — это оружие идеологической войны, а то, что творится сейчас с учебниками истории, — катастрофа. Он добавил, что в борьбе с этим безобразием готов «не пожалеть своей головы». Ведущие вузы РГГУ и ВШЭ, в которых Спицыну, по-видимому, не нравится, как преподают историю, он, не выбирая выражения, назвал «двумя либеральными гадюшниками».

http://lenta.ru/articles/2014/11/01/er/

Защитим альма-матер! Лапы прочь от РГГУ!

In Memoriam. Филолог Нина Дьяконова (1915 – 2013)

Н.Дьяконова за редактурой «Дон Жуана» в переводе Т.Гнедич. Комарово.

Умерла филолог Нина Яковлевна Дьяконова (1915-2013), автор книг о Голсуорси, Байроне, Шелли, Стивенсоне и других классиках английской литературы, редактор многих переводов, мемуарист.

О ней

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C4%FC%FF%EA%EE%ED%EE%E2%E0,_%CD%E8%ED%E0_%DF%EA%EE%E2%EB%E5%E2%ED%E0

Из фейсбука Эдагара Бартенева:

«Сегодня на 99-м году не стало Нины Яковлевны Дьяконовой.

«Я уже не в силах читать лекции и последние восемь лет только руковожу аспирантами, магистрами, докторантами. Их набирается до десяти-двенадцати человек. Мне странно вспоминать, каким популярным лектором я была... Как это я могла?
Помню, лет десять назад я пришла в Герценовский очень простуженная и говорить могла только совсем тихо. До лекции, в коридоре, я подошла к одной из своих студенток и попросила ее сказать товаркам, чтобы они сели поближе — в длинной аудитории акустика была плохая. Когда я вошла, моя кафедра стояла в середине зала, а студенческие столы кругами располагались вокруг нее. Неудивительно, что читала я с полным самозабвением. Тогда же неизвестный прислал мне такие стихи:

За дерзость нас, пожалуйста, простите!
Ваш голос тих, но мы хотим сказать,
Что если вы и вовсе замолчите,
Молчанью будем вашему внимать».

[Н.Дьяконова. «Минувшие дни», 2009]

На снимке: Н.Дьяконова за редактурой «Дон Жуана» в переводе Т.Гнедич. Комарово.

Их нравы. О нас пишут. Или новые озарения г. Птицына.

птиц7

Ставший уже героем одного из моих постов один знатный юзер, высокоморальный и высокоинтеллектуальный господин Птицын, обожающий всем указывать, да наставлять, как надо правильно себя вести, но заблокированный мной, однако, в фейсбуке за совсем неморальную клевету и отнюдь неинтеллектуальное хамство,, не выпускает из своего цепкого клюва благодарную (и благодатную) тему разбора мерзких сторон моей гнусной личности.

Вот и недавно многоуважаемый г-н Пернатый, как мне стало известным, с подачи некоего г. Жиха обратился к моей старой газетной критической статье (совместной с В.М. Лавровым) о неосталинистских учебниках Вдовина-Барсенкова. Жих, как и положено настоящему доброжелателю, освещает мой поступок в том виде, что якобы я этих несчастных авторов «травил» или де - «участвовал в позорной (!) травле». Слово «позорной» добавляется для достижения нужного автору градуса эмоционального нагнетания.

Оставим пока в стороне тот вопрос, что я никого никогда не травил (участие в подобном занятии не дозволяют мне моральные принципы), а только высказывал свою точку зрения, на которую имею полное право и которая может не совпадать с какими-то принятыми в разных тусовках взглядами и симпатиями, и, в частности, задевать каких-то, с точки зрения этих тусовок и этих тусовочников, напрасных «страдальцев» или тусовочных же «авторитетов» Так вот, в аргументированной критике пособия Вдовина-Барсенкова я участвовал и об этом ничуть не жалею. Главные претензии к их пособию со стороны историков были – элементарный непрофессионализм, с которым оно было написано. А использование авторами фальшивок было как раз следствием (и показателем) этого непрофессионализма. Что собственно и было подтверждено комиссией истфака МГУ, превзошедшей объемом своих замечаний всех самых строгих критиков этого пособия.

Травле (при том хамской, беспардонной и, конечно, политически мотивированной) тогда подвергались как раз критики пособия Вдовина-Барсенкова со стороны их защитников, - людей сталинистских, неосталинистских, просоветских и националистических взглядов. Их выпады против оппонентов как раз характеризовались крайней агрессивностью и даже истеричностью, при том, что большинство таких выпадов были, как и водится в электронной среде, анонимными.

Представления о том, какова «должна быть позиция честного историка», у меня с данным Жихом радикально расходится. С каких это пор честный историк должен молчать по поводу каких-то явлений, событий, книг, которые ему радикально не нравятся, дожидаясь их разбора квалифицированной комиссией (иями)? Ученые, как люди творческие, самостоятельны в своих решениях и поступках. И не Жиху (и Жихам) тут что-либо решать или указывать.

Но вот что самое интересное, - г-н Птицын, ничтоже сумняшесь, констатирует: «К. (то есть мне, - И.К.) захотелось поразоблачать концепцию авторов в общем хоре…». Вот это, конечно, относится к числу озарений, потому что ни один человек не может сказать такого про другого, не заглянув ему в душу. И нашему Птицыну кажется, что он своим орлиным взором мне туда заглянул. Прямо до самого дна.

То есть он может судить о мотивации моих действий, черпая материал прямо из своей головы, - из своих собственных снов, видений и фантазий. Открыл он для себя (как историк) новый интересный вид исторического источника.

Ну, а если ответить на это серьезно… Да можно ли ответить на ЭТО, на ТАКОЕ серьезно? Ну что за инсинуации и клевета. Почему вышеуказанный господин приписывает посторонним людям "от балды" какую-то несуществующую мотивацию? Когда это я стремился участвовать в общем хоре?! Да плевать я на какие-то «общие хоры» всегда хотел. Безразлично мне, есть такие хоры или нет, и что в них там поют. Просто я хотел добиться того, чтобы это квази-историческое сочинение изъяли из учебного процесса (не запретили вообще, а чтобы им перестали забивать головы ни в чем не повинных молодых людей), - волна критики, которая тогда поднялась, сделала такую перспективу, наконец, вероятной. И я внес свои «5 копеек» в ту его критику, которая тогда велась. Учебниками Вдовина-Барсенкова я возмущался еще за несколько лет до того, как пошла эта волна. Я искренне не понимал тогда, как такая махровая дичь может преподаваться в МГУ, как можно пропагандировать галимые фальшивки студентам и т.д. При чем здесь «общий хор»? Я выступил против них именно как независимый эксперт. Не надо придумывать лишнего и небывалого. Моя мотивация – забота о качестве просвещения подрастающих поколений. Возможно, безнадежно-идеалистическая.

Тон и стиль той нашей статьи с Лавровым ему не нравится? Ах, какой чистоплюй. Ничем не могу помочь. Он адекватен предмету критики. Перехода на личности авторов там нет.

Нет у меня никаких «советских методов», ничего подобного у меня не было и не будет. Не надо лгать.

Совсем уж неправомерно и антиисторично сравнение  г-ном Птицыным ситуации вокруг учебников Вдовина-Барсенкова со… сталинской борьбой против школы Покровского. Но, позвольте, налицо явное недомыслие (заметьте себе, я не пишу слова «недобросовестность», так как человек может что-то искренне путать и не додумывать). Школа Покровского разносилась в пух и прах ГОСУДАРСТВОМ. Здесь же критическая волна пошла со стороны либерально настроенной части ОБЩЕСТВА. Как же честный историк может не видеть эти две большие РАЗНИЦЫ? Да и нет никакой у Вдовина-Барсенкова собственной школы. Речь шла только конкретном учебнике и концепции, которая в нем заложена. А концепция эта научно несостоятельная и аморальная, - национал-социалистическая, этатистская и неосталинистская. Разве она приемлема для воспитания целых поколений молодых людей? Мне кажется, долг последовательного и просвещенного патриота как раз и состоит в том, чтобы против этой концепции выступить. Мы же не хотим воспитывать националистов, шовинистов, поборников тирании, культа государства и т.д. И, конечно, национал-социалистическая идеология в основе любого учебника – это не только «дело историков» (как пытаются это представить Жих, Птицын и другие), а вызов обществу в целом.  

Вдовин и Барсенков не "не перепроверили какую-то информацию" (как это наивно излагает тов. Пернатый с милой присказкой «ну и что?» «разве это повод его перечеркивать?»), а вставили в учебное пособие для студентов главного вуза страны целый букет фальсификаций («указание Ленина от 1 мая 1919 г.», «постановление Политбюро от 11 ноября 1939 г., план Даллеса, речь Черчилля, записи Коллонтай и т.д.), которые, как нормальные историки, должны были отвергнуть. Любой продукт с гнилью – уже не качественный и его выкидывают. А фальшивки – и есть эта гниль, разлагающая общественное сознание. Они внедрили все эти фальшивки в учебный процесс, а, значит, они не историки, а публицисты и пропагандисты. Конечно, сделали они это не из желания «навредить», а в силу своего безнадежного непрофессионализма, помноженного на идеологическую ангажированность. Плюс еще много другого барахла, глупостей, было в их учебнике, его замшелое неосталинистское содержание... Так пусть милейший Птицын не переживает так. Правильно мы, авторы той давней статьи в «Новой», сделали, выступив против того пособия. Сам же Истфак МГУ позднее накидал ему рекордное число замечаний и забраковал. И поделом. Да, это именно повод, чтобы его отвергнуть (пособие в целом), - при общем количестве критических замечаний.

Где деньги, Зин?

Единоросс Бурматов просит генпрокуратуру и Росфиннадзор проверить расходование средств в столичном вузе

Единоросс Бурматов просит генпрокуратуру и Росфиннадзор проверить расходование средств в столичном вузе
Фото ИТАР-ТАСС/Митя Алешковский
                     
                     

МОСКВА, 4 сентября. /ИТАР-ТАСС/. Депутат Госдумы от "Единой России" Владимир Бурматов просит прокуратуру и Росфиннадзор расследовать расходование 650 млн рублей в Государственном академическом университете гуманитарных наук.

В обращении на имя генпрокурора РФ Юрия Чайки, текст которого имеется у ИТАР-ТАСС, парламентарий ссылается на поступившее ему письмо сотрудников университета, в котором те утверждают, что получают "мизерную зарплату", которая не совпадает с данными, указанными в материалах по итогам мониторинга вузов, а также интересуются расходованием 650 млн рублей, выделенных в 2008 году на развитие научных исследований.

В этой связи Бурматов просит генпрокурора проверить, в частности, "несоответствие фактической заработной платы сотрудников в университете и заработной платы, указанной в мониторинге вузов", а также "порядок, целевое назначение и законность расходования 650 млн рублей, выделенных на развития научных исследований", прося уточнить "на какие цели были израсходованы данные средства".

Между тем в ответе депутату за подписью замгенпрокурора РФ Владимира Малиновского, копия которого также есть у ИТАР- ТАСС, отмечается, что обращение Бурматова "рассмотрено в Генпрокуратуре и в целях оперативного разрешения изложенных доводов направлено прокурору Москвы для проведения соответствующей проверки". Федеральная служба финансово- бюджетного надзора также направила обращение депутата в территориальное отделение "для проведения проверки в соответствии с компетенцией", говорится в ответе Бурматову и.о. руководителя службы Натальи Плотниковой.

"Рассчитываю, что в результате проверки Росфиннадзора и Генпрокуратуры выяснится судьба этих денег, потому что их следов в вузе как не было, так и нет", - заявил Бурматов ИТАР-ТАСС, утверждая, что "зарплаты там как были 3 тыс рублей, так и остались". "Более чем полмиллиарда рублей ушло неизвестно на что, и я рассчитываю, что в результате проверки мы выясним, кто причастен к тому, что судьба этих денег осталась загадкой", - заключил парламентарий. http://www.itar-tass.com/c95/863770.html

Обращение историков и деятелей культуры: "Спасти памятники Охтинского мыса!"

СПАСТИ ПАМЯТНИКИ ОХТИНСКОГО МЫСА

Охтинская декларация

В Санкт-Петербурге при археологических раскопках на Охтинском мысу (2006–2010 гг.), которые в соответствии с существующим законодательством были проведены на средства владельца участка (в данном случае это корпорация «Газпром-нефть»), выявлены:

1. Стоянки эпохи неолита и раннего металла (V–III тыс. до н. э.)
2. Мысовое городище древнерусского времени (до 1300 г.)
3. Крепость Ландскрона (1300–1301 гг.)
4. Крепость Ниеншанц (1611–1703 гг.)
5. Позднесредневековый могильник (XVI–XVIII вв.)

Органы охраны памятников Санкт-Петербурга склонны считать, что вся территория Охтинского мыса полностью изучена. Это не соответствует действительности. Только в пятне предполагавшейся застройки Охта-центра сохраняются рвы и бастионы крепостей XIII–XVII вв., а также остаются нераскопанными около 4000 квадратных метров средневекового культурного слоя и более 20000 квадратных метров культурного слоя эпохи неолита и раннего металла, перекрытые средневековыми фортификациями. В настоящее время часть раскопов на Охтинском мысу остается незаконсервированной, и раскрытые исторические объекты подвергаются разрушению.

После отказа от строительства на Охтинском мысу небоскреба владелец участка предполагает застроить площадку мыса. Это приведет к уничтожению выявленных памятников. В 2011 г. Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) вынес на обсуждение Совета по культурному наследию при Правительстве Санкт-Петербурга выполненную по заказу владельца участка экспертизу памятников Охтинского мыса. Эта экспертиза была Советом отклонена в связи с некомпетентностью ее авторов. Необходимо проведение новой историко-культурной экспертизы.

Приказом КГИОП от 5 марта 2012 г. территория Охтинского мыса была признана достопримечательным местом регионального значения с определенным режимом ее застройки. Такое решение не обеспечивает возможность сохранения памятников Охтинского мыса.

Считаем, что уникальный комплекс археологических памятников на Охтинском мысу имеет важнейшее историко-культурное значение для Петербурга, России и всей Европы. Выявленные здесь археологические памятники должны быть взяты под охрану в качестве объектов культурного наследия федерального значения. Допустить застройку Охтинского мыса – значит допустить гибель памятников отечественного и мирового культурного наследия. Охтинский мыс – национальное достояние России – не может находиться в частной собственности. Он должен быть возвращен городу.

Мы убеждены в том, что памятники Охтинского мыса должны стать основой для создания ландшафтного археологического музея-заповедника общероссийского значения. Призываем всех, кто неравнодушен к судьбе исторического наследия Отечества, поддержать эту декларацию.

Анатолий Кирпичников, д.и.н., профессор, археолог, СПб
Владимир Дыбо, д.ф.н., академик РАН, лингвист, Москва
Андрей Битов, писатель, вице-президент Международного ПЕН-клуба, СПб–Москва
Леонтий Войтович, д.и.н., историк, профессор, Львов
Сергей Белецкий, д.и.н., профессор, археолог, СПб
Александр Кушнер, поэт, СПб
Елена Невзглядова, филолог, СПБ
Павел Гутионтов, секретарь Союза журналистов России, Москва
Андрей Зубов, д.и.н., историк, профессор, Москва
Александр Архангельский, литератор и телеведущий, Москва
Священник Григорий Михнов-Вайтенко, Старая Русса
Бенгт Янгфельдт, славист, профессор, автор книги о городе Ниене, Стокгольм
Юрий Мамин, кинорежиссер, СПб
Сергей Трояновский, к.и.н, археолог, Великий Новгород
Акрам Муртазаев, журналист, Москва
Дмитрий Крымов, театральный режиссер, художник, Москва
Ольга Старовойтова, стенографистка, СПб
Адель Калиниченко, журналист, Германия
Борис Вишневский, журналист, депутат Законодательного собрания СПб
Ирина Воинова, архитектор-реставратор, член ИКОМОС СПб
Владимир Сарабьянов, реставратор, Москва
Людмила Губчевская, директор Староладожского музея-заповедника
Нина Попова, директор Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме, СПб
Андрей Чернов, поэт, член петербургского ПЕН-клуба, СПб
Николай Беляк, худрук Санкт-Петербургского интерьерного театра
Татьяна Рождественская, д.ф.н., профессор, лингвист, СПб
Петр Сорокин, к.и.н., археолог, СПб
Нина Аршакуни, филолог, СПб
Наталия Ефимова, археолог, Рига
Дарья Ефимова, картограф, Рига
Адриан Селин, д.и.н., историк, СПб
Сергей Николаев, д.ф.н., лингвист, Москва
Феликс Коган, хирург, СПб
Юлий Рыбаков, правозащитник, СПб
Павел Литвинов, преподаватель, правозащитник, Andrei Sakharov Foundation, Россия, Ирвингтон, штат Нью Йорк
Михаил Яснов, поэт, председатель петербургского ПЕН-клуба, СПб
Алексей Дмитренко, главный редактор издательства «Вита Нова», СПб
Алексей Захаренков, генеральный директор издательства «Вита Нова», СПб
Александр Бобров, д.ф.н., литературовед, СПб
Ирина Левинская, д.и.н., историк, СПб
Варвара Вовина, д.и.н., историк, СПб
Сергей Лебедев, д.и.н., историк, СПб
Людмила Орлова, библиограф, СПб
Екатерина Фиолетова, инженер-химик, Колпино
Эдуард Якушин, художник, СПб
Людмила Сутягина, к.филос.н., СПб
Софья Манилкина, аспирант, СПб
Мария Калита, студентка, СПб
Илья Григорьев, СПб
Сергей Глезеров, к.филос.н., СПб
Василий Матвеев, лаборант, СПб
Наталья Деконская, искусствовед, СПб
Мария Осипова, студентка, СПб
Илья Попов, СПб
Юрий Басилов, СПб
Виктория Андреева, историк, СПб
Борис Короткевич, к.и.н., археолог, СПб
Марк Борнштейн, художник, сценограф, СПб
Наталия Введенская, художник, искусствовед, СПб
Ольга Деркач и Владислав Быков, журналисты, писатели, Москва
Анатолий Головков, писатель и кинодраматург
Дмитрий Караулов, пенсионер, СПб
Варвара Костина, радиожурналист, Москва
Михаил Шнейдер, отв.секретарь ФПС «Солидарности», Москва
Артур Чубур, к.и.н., профессор, археолог, Брянск
Александр Марголис , к.и.н, историк, сопредседатель ВООПИиК СПб
Мария Игнатьева, поэт, Барселона
Валерий (Вилли) Брайнин, президент Российской общенациональной секции Международного об-ва муз. образования (ISME) при ЮНЕСКО; Германия, Россия
Виктор Аллахвердов, д.психол.н., профессор, СПб
Лев Шлосберг, историк, депутат Псковского областного Собрания, заместитель председателя Псковского областного отделения ВООПИиК
Игорь Клямкин, д.филос.н., профессор, Москва
Александр Журавель, историк, Тула
Ольга Чурсина, руководитель школьного музея "В.Д.Берестов и его окружение", Москва.
Андрей Мальгин, литератор, блогер, Италия
Павел Вишняков, предприниматель, СПб
Павел Кудюкин, историк, доцент НИУ ВШЭ, Москва
Зоя Межирова, поэт, США
Андрей Трубецкой, Москва
Наталья Никифорова. Журналист. СПб
Любовь Дуванская, филолог, преподаватель, Чебоксары
Михаил Соколов, ведущий программы "Цена победы" ("Эхо Москвы")
Татьяна Косинова, журналист, СПб
Кристина Абрамичева, искусствовед, Уфа
Илья Заславский. Нефтегазовый консультант. Коренной москвич
Григорий Кружков, поэт, переводчик, Москва
Евгений Соседов, председатель Московского областного отделения ВООПИиК - зампред Центрального совета ВООПИиК
Владимир Конецкий, к.и.н., археолог, Великий Новгород
Сергей Кузьмин, археолог, СПб
Вера Лурье, пенсионерка, СПБ
Татьяна Чарина, художник, Петербург
Дмитрий Остряков, к.пед.наук, учитель, СПб
Марина Сахарова, градостроитель, Екатеринбург.
Мария Сахарова, социолог, Екатеринбург
Андрей Алексеев, к.филос.н., социолог, СПб
Михаил Аксарин, программист, Москва
Ирина Алексеева, руководитель детского спортивно-оздоровительного лагеря «Город Мастеров», СПб
Александр Шуршев, муниципальный депутат округа Екатерингофский, СПб
Максим Резник, депутат Законодательного Собрания СПб
Игорь Тарасов, археолог, СПб
Ирина Мирошникова, историк, СПб
Олег Куликов, краевед, некрополист, СПб
Соломон Гальперин, инженер, СПб
Сергей Анисимов, IT-специалист, математик, активист СПб
Сергей Назаров, предприниматель, краевед
Екатерина Нагавкина, гид-переводчик, руководитель экскурсионного бюро
Алексей Ерофеев, член Правления СПб Союза краеведов, журналист, радиоведущий
Ольга Бычкова, журналист, Москва
Виталий Малко-Скрозь, петербургский музыкант
Сергей Яковлев, программист, Москва
Вадим Прилуцкий, СПб
Виктор Кучерявый, Таганрог.
Сергей Иванов, менеджер, СПб
Ольга Гутерман, логопед
Павел Азбелев, археолог, СПб
Олег Корчагин, студент, СПб
А.С.Кудрец, студентка
Валерий Федотов, к.ф.-м.н., доцент ИТМО, СПб
Глеб Драпкин, инженер, СПб
Евгения Лейсблус, студентка, СПб
Екатерина Иванова, домохозяйка, СПб
София Воробьева, официантка и мать, СПб
Валерия Шайдарова, историк культуры, СПб
Наталья Рубинштейн, журналист, литературный критик, Лондон
Евгений Вдовченков, к.и.н., доцент.
Ольга Крокинская, д.с.н., профессор, СПб
Галина Брилина, пенсионерка, коренная петербурженка
Берест Инна, массажист
Ирина Горох, сотрудник Музея истории СПб
Феликс Балонов, к.и.н., археолог, СПб
Игорь Непомнящий, к.ф.н, заслуженный учитель России, Брянск
Юлия Грешнова, художник, Индия.
Анастасия Плюто, охтинка, Санкт-Петербург
Андрей Белик, инженер.
Ирина Новолодская, студентка, СПб
Александр Власов, учитель высшей категории, СПБ
Мария Шеляховская Александровна, переводчик, СПб
Дмитрий Поликар, web-дизайнер, Москва
Михаил Чудов, врач.
Павел Авдеев, экономист, СПб
Михаил Алексеев, аспирант, СПб
Кочетков Сергей, инженер, СПб
Борзов Валентин, логист, СПб
Алексей Оскольский, д.биол.н., биолог, СПб
Катя Виссель, студентка, СПб
Елена Мельникова, административный служащий
Борис Великсон, преподаватель, Париж
Евгений Платонов, к.и.н., библиотекарь в Государственном Эрмитаже
Наталья Ефремова, историк, Новосибирск
Владимир Баранов, педагог, Новосибирск
Марина Козловская, искусствовед, СПб
Татьяна Воронина, филолог; житель Большой Охты, Санкт-Петербург,
Василий Чирков, выпускник Университета Культуры, СПб
Марина Бувайло, врач, писатель, Москва
Геннадий Ковальцов, физик, СПб
Михаил Рудин, нью-йорк, инженер,
Ольга Рыбакова, литературный редактор, мать 4-х детей, СПб
Владимир Левченко, биолог, СПб
Анна Прокофьева, экскурсовод, СПб
Моше Шацкий, пенсионер, Ariel (Israel),
Татьяна Исакова, искусствовед, СПб
Василиса Сатирская, писатель, редактор, СПб
Нина Брагинская, филолог-классик, проф., Москва
Дмитрий Шульга, научный сотрудник музея истории Петербурга
Жуковский Александр, студент, СПб
Дарья Еремина, врач, СПб
Татьяна Артемова, журналист, СПб
Олег Дробнис, инженер, СПб
Юрий Манаков, СПб
Ирина Белозерцева, научный сотрудник, СПб
Зинаида Зимина, учитель, СПб
Игорь Сидоров, журналист, СПб
Людмила Вильнянская, журналист, Екатеринбург
Ольга Уварова, пенсионер, СПб
Галина Агапова, служащий, СПб
Гусев Владимир, студент, Ганновер
Ольга Пржигодзкая, преподаватель, СПб
Татьяна Самигуллина, фотограф, СПб
Анна Кудрина, студентка, СПб
Александр Аксенович, к.биол.н., генетик, Новосибирск
Елена Чурсина, ст.научный сотрудник, Москва
Вера Куршакова, архитектор, Екатеринбург
Елена Шаркова, журналист, СПб.
Елена Ротькина, Адвокат, СПб
Игорь Борисов, пчеловод-любитель, обозреватель газеты «Псковская губернiя», д. Черёха
Светлана Шевченко, художник, СПб
Леонид Бахнов, литератор, член Союза писателей Москвы.
Евгений Шалахов, краевед, музейный экскурсовод, поселок Юрино, Республика Марий Эл
Анастасия Пальчик, журналист, СПб
Александр Черниговский, пенсионер, СПб
Антон Павлович Елисеев, юрист, СПб
Наталья Белова, редактор, Таллин
Светлана Иванова, психолог, СПБ
Холодкова Алина, менеджер по продажам, СПб
Любовь Сиротова, Всеволожск Ленинградской обл.
Александр Пересветов-Мурат, доктор философии, филолог, Стокгольм
Денис Захаров, фотограф, СПб
Алексей Столбов, трудящийся бумажной фабрики, СПб
Ольга Столбова, учитель, СПб
Сергей Веселов, специалист по качеству, СПб
Мария Зайцева, руководитель выставочного проекта.
Александр Пересветов-Мурат, доктор философии, филолог, Стокгольм
Денис Захаров, фотограф, СПб
Ирина Кочергина, дизайнер, СПб
Дарья Цыпкина, инженер, СПб
Игорь Катаев, менеджер, СПб
Радомир Сусоров, научный работник, СПб
Тамара Сусорова, экономика предприятия, СПб
Сергей Сусоров, строитель, СПб
Ирэна Каспари, редактор-верстальщик, СПб
Анна Всемирнова, журналистика, СПб
Сергей Гринберг, музыкант, СПб
Алексей Кондратов, торговля, СПб
Татьяна Левченко, геолог, СПб
Финкельштейн, пенсионер, СПб
Алексей Павлов, С-Пб,
Евгения Лизенберг, экономист, СПб
Екатерина Яресько, профессор, Харьков, Украина.
Денис, рабочий, СПб
Константин Жуков, историк, писатель
Пётр Шувалов, историк, доцент, преп. классической гимназии, СПб
Всеволод Петрович Шувалов, студент, СПб
Артём Фаустов, предприниматель, СПб
Юлия Даниленко, менеджер, Москва
Дарья Фруцкая, системный администратор, СПб
Оксана Мавроммати, менеджер по туризму
Мельникова Людмила, экономист, СПб
Александр Семёнов, земледелец, СПб
Антонина Смирнова, менеджер, СПб,
Михаил Мельников, предприниматель, СПб
Ксения Кирпичникова, биолог, СПб
Наталья Донец, инженер, СПб
Александр Пересветов-Мурат, филолог, СПб
Евгений Федоренко, инженер, СПб
Мельников Александр, пенсионер, ветеран труда, Жигулевск
Казакова Елена, химик, СПб
Полевая Ольга, архитектор, Москва
Зеев Бар-Селла, лингвист и литературовед, Иерусалим
Никита Векшинский, предприниматель, СПб
Уваров Михаил, историк, СПб
Игорь Иванов, историк, СПб
Иван Стасюк, археолог, СПб
Елизавета Стефанюк, сотрудник образовательного центра, СПб
Елена Яковлева, археолог, Псков.
Александр Жульников
Александр Жульников, археолог, к.и.н., Петрозаводск
Марк Шахнович, археолог Петрозаводск
Константин Куортти, недвижимость, СПб
Марина Иванищева, археолог, Вологда
Диана Иоффе, музейный педагог, СПб
Ольга Стацевич, художник
Андрей Богданов, к. ист. н., СПб
Наталья Косорукова, археолог, доцент, Череповец
Елена Муромова, филолог, преподаватель, СПб
Самуил Лурье, литератор, СПб
Александр Генис, литератор, Россия
Александр Эткинд, уроженец Санкт-Петербурга, профессор Кембриджского Университета
Священник Сергей Круглов, Минусинск
Евгений Попов. Писатель. Москва
Галина Казакова, учитель, Москва
Любовь Горбачева, учитель, Москва
Марина Петровская, учитель, Москва
Георгий Сатаров, политолог. Москва
Андрей Нечаев, экономист, Москва

Охтинская декларация принята в зале Санкт-Петербургского Интерьерного театра 17 апреля 2013 года, накануне Дня Всемирного исторического и культурного наследия, на заседании Общественного совета по созданию археологического музея на Охтинском мысу.
Присоединиться к декларации можно на сайте www.bashne.net

(Оставить подпись можно в комментариях к этой записи. Просьба помимо имени и рода занятий указывать и населенный пункт)

Небольшой научно-популярный фильм о памятниках Охтинского мыса

Подборка статей по вопросу

Охтинская декларация на английском языке

http://bashne.net/?p=2899&cpage=15#comment-32130

Приехал жрец. Гастроли Мазилы Кантора в Москве и Киеве в 2013 г.

Приехал Жрец
(Знаменитый бомбейский брамин-йог) сын Крепыша
Любимец Рабиндраната Тагора Иоканаан Марусидзе
(Заслуженный артист союзных республик).
Номера по опыту Шерлока Холмса. Индийский факир. Курочка невидимка. Свечи с Атлантиды. Адская палатка. Пророк Самуил отвечает на вопросы публики. Материализация духов и раздача слонов.
Входные билеты от 50 к. до 2 р

Итак, после триумфального выступления на первом канале в программе Познера…

22 мая, в 19 часов в клубе завода «Флакон» (ул. Новодмитровская, д. 36, м. «Дмитровская»), состоится презентация первого тома исторической эпопеи «Красный свет». Выступят, кроме автора, разные люди (кто – не уточняется).

23 мая 19 часов, - лекция на тему "Смена культурной парадигмы". Состоится в Государственной библиотеке (бывш. им Ленина). Пускают только тех, кто успеет записаться заранее.

А 24-го Мазила уже в Киеве. И сразу с корабля на бал. Пардон, с самолета на лекцию…

24 мая 14.30 - лекция в Киевском университете им Тараса Шевченко, Червоный корпус.

Впечатляет, правда?

Напоминаю, что основная функция шарлатана М. Кантора – это одурманивание несведущей в каких-то вопросах публики.

Вот ему и собираются полные стадионы.  

Вопросы советской педагогики в интернете. Источники и труды.

Образование в СССР и США

Источники.

«ЖЕЛАЕМ, ЧТОБЫ НАШИ ДЕТИ БЫЛИ ВЕРУЮЩИМИ В БОГА»: Обращения граждан в Св. Собор Православной Российской Церкви и органы советской власти в защиту религиозного образования (1918–1921)

Народное образование в СССР по данным текущих обследований на 1 января 1922, 1923 и 1924 гг.

«НАРКОМПРОСУ НЕОБХОДИМО ВЗЯТЬ БОЛЕЕ РЕШИТЕЛЬНЫЙ КУРС...»: Документы ГАРФ и РГАСПИ о введении антирелигиозного воспитания в советской школе в 1928–1929 гг.

«НУЖЕН БОЛЬШЕВИСТСКИЙ ИЛОВАЙСКИЙ»: Из стенограммы совещания наркома просвещения РСФСР А.С. Бубнова с историками о стабильном учебнике (Март 1934 г.).

«ФАКТЫ БЕЗДУШНОГО ОТНОШЕНИЯ К ДЕТЯМ ВСКРЫТЫ ПРОВЕРКОЙ...»: Документы РГАСПИ о положении в детских домах и школах-интернатах в СССР в конце 1950-х – начале 1960-х гг.

А.В. Луначарский.

О воспитании и образовании

http://lunacharsky.newgod.su/lib/o-vospitanii-i-obrazovanii

О детской литературе, детском и юношеском чтении

http://lunacharsky.newgod.su/lib/o-detskoj-literature

Религия и Просвещение

http://lunacharsky.newgod.su/lib/religia-i-prosvesenie

Крупская Н.К. Педагогические сочинения в 10 томах Cкачать

Труды.

Статьи С.П. Синельникова с сайта «Богослов. Ру»

Теоретические обоснования отмены религиозного образования и введения антирелигиозного воспитания в марксизме-ленинизме

Антирелигиозные основы воспитания в советской школе в 1920-е гг.

В.А. Шевченко. СОВЕТСКАЯ ШКОЛА: ПЕРЕХОД ОТ БЕЗРЕЛИГИЗНОГО ВОСПИТАНИЯ К АНТИРЕЛИГИОЗНОМУ (1927 - 1929 гг. ).

http://cyberleninka.ru/article/n/sovetskaya-shkola-perehod-ot-bezreligioznogo-vospitaniya-k-antireligioznomu-1927-1929-gg

Красовицкая, Тамара Юсуфовна. Модернизация российского образовательного пространства. От Столыпина к Сталину (конец XIX века - 1920-е годы) : [монография] / Тамара Красовицкая ; Учреждение Рос. акад. наук Ин-т рос. истории. - Москва : НОВЫЙ ХРОНОГРАФ, 2011. (В интернете нет, но рекомендую для ознакомления)

Аннотация на сайте ИРИ РАН: http://iriran.ru/?q=node/618

Красовицкая Т.Ю.Идеи Н.К. Крупской и их роль в истории большевистского эксперимента. http://www.intellect-invest.org.ua/content/userfiles/files/social_history_pedagogic/material_zagalni/Krasovickaya_Idei_krupskoy_o_trude_v_school.pdf

(В статье Т.Ю. хорошо показана лживость и ложность педагогических установок Крупской, рекомендую, дикость ее идей о единой трудовой школе и т.д.).

Красовицкая Т.Ю. Российское образование между реформаторством и революционаризмом: февраль 1917-1920 год.

Аннотация: http://books.google.ru/books/about/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD.html?id=7lmEQgAACAAJ&redir_esc=y

Чистяков Сергей Сергеевич. Формирование новой еврейской национальной

школы в России и СССР (1890-е – 1930-е гг.). Автореферат к.д. 2011.

http://www.mosgu.ru/nauchnaya/publications/2011/abstracts/Chistiakov_SS.pdf

Шевченко В. Юные безбожники против пионеров. М., 2009. (О введении антирелигиозного воспитания в советской школе в 1927-1929 гг.). Замечательная работа. Скачать можно здесь за небольшую плату с телефона, скорее всего (решайте сами):

http://gogohead.ru/psihologiya-v-biznese-67/715-yunie-bezbozhniki-protiv-pionerov.html

Мой отзыв на книгу в блоге: http://igorkurl.livejournal.com/194700.html