?

Log in

No account? Create an account

Блог Игоря Курляндского

Записки историка советской эпохи


Entries by category: история

In Memoriam. Историк Андрей Сахаров (1930 - 2019).
igorkurl
2014-SakharovAN.jpg
Светлая память и Царствие Небесное замечательному ученому и интересному человеку!

Умер Андрей Николаевич Сахаров (1930 - 2019), член-корреспондент РАН, директор нашего Института российской истории РАН в 1992-2010 гг. Историк Р.Г. Пихоя у себя в фейсбуке отметил очень важную его историческую заслугу, - Сахаров помог сохраниться ИРИ РАН в очень трудные 90-е годы. 
У меня же к Сахарову ничего, кроме благодарности в душе, нет.
В свое время он взял меня на работу в ИРИ РАН, отношения у нас всегда были взаимно теплыми, и уже после его отставки мы с ним много раз встречались в институтском буфете и очень мило и много там разговаривали, обсуждая различные явления окружающей жизни, общались. Он мне был приятен по-человечески. Меня восхищало его творческое и научное долголетие. До самых последних дней, в глубокой старости он руководил центром историографии в ИРИ, организовывал издание содержательных сборников и проведение конференций. И вот один такой, по итогам двух состоявшихся при организаторском участии Сахарова конференций (одна из таких по истории патриаршества в России), с моим участием, на днях, как мне написали, вышел.  Что касается его трудов и выступлений и в период его директорства и после, то многое у меня вызывало несогласие, и это нормально, но его всегда, вместе с тем, было интересно и читать и слушать. В институте я не принадлежал ни к условной «сахаровской», ни к «антисахаровской» группам, сохраняя в этом смысле независимую позицию. Мне было близко то, что Сахаров, сын репрессированного инженера,  был жестким противником сталинизма в общественной сфере и науке. Крайне негативно высказывался в разговоре со мной о Ю.Н. Жукове, его т.н. «трудах», называл его фальсификатором истории. Презирал и других таких, подобных ему «орлов», воспевающих Сталина и его режим. Будучи много лет советским партаппаратчиком, Сахаров в 1990-е годы ушел от марксизма, от ленинщины, от тоталитарной идеологии. Помог руководимому им институту обрести себя в новом, деидеологизированном, уже немарксистском качестве. Недоброжелатели могут, конечно, увидеть здесь конъюнктурщину, но и она лучше, чем повторение тех старых замшелых песен... Его труды, как ученого, сохраняют свою значимость. Как организатор науки, он дал возможность состояться многим ученым.
И чувствую, что мне будет очень не хватать встреч теперь с ним в институте...
Его концепция «народного тоталитаризма» в отношении советского периода мне представляется очень интересной и заслуживающий внимания других историков. Также важно для меня, что начало «Большого террора» Сахаров относил не к 1937 году, а к 1930 году, предлагая трактовать этот период более широко (его статья в «Вопросах Истории» в этой связи очень важна).
А серьезные недостатки и тяжелые ошибки у него, конечно, были. Перечислять не буду, всё это известно. Не ошибается тот, кто ничего не делает.  
Главной чертой в Сахарове была - его преданность науке. Это перечеркивает то неправильное, что было также сделано им.  
И очень важны отзывы историков, его коллег в многие годы.

Мой учитель историк Б.С. Илизаров так отозвался на его смерть:
«Светлая память. Я ему очень благодарен. Он мне помог в трудную минуту, совершенно бескорыстно. Я знаю, он мне говорил сам, что ушёл с поста директора, не желая идти на поводу новоидеологических структур. Объективно крупный учёный».

Историк Е.Ю. Зубкова (руководитель центра из нашего же института):
«У меня к Андрею Николаевичу очень личное отношение. Это был "мой" директор, именно Сахаров дал мне "зеленую улицу": поддерживал мои проекты, даже тогда, когда не соглашался с моей позицией. Он считал, что ученый, даже в истории, имеет право на эксперимент и риск. И еще: по-мнению Сахарова, наука - это зона личной ответственности и индивидуального творчества. Может быть, потому что сам был яркой индивидуальностью. Поэтому кому-то нравился, кому-то нет. Как историк я состоялась "при Сахарове". Спасибо Вам за это, Андрей Николаевич... Светлая память.»

Должен заметить, что противники А.Н. Сахарова в эти дни, в связи с его смертью, ведут себя неприлично, - оскорбления, проклятия в адрес покойного, хамство, клеветнические выпады какие-то, откровенная злоба, вопли «гори в аду!» на разный лад (будто сами там служат, знают, что и как там) и т.д. См. в фейсбуке Ивана Курилы очень наглядно (не от самого И.И. Курилы, который высказывается корректно, а от его комментаторов). Там просто пляска на его гробе. И в других хрониках такое есть. Это форменное безобразие, что люди, считающие себя гуманитариями, могут опускаться до такого и так мерзко себя вести.   


К 100-летию трагедии (30.08.1918). Ленин-Каплан-Урицкий-Каннегисер. Документы и факты.
igorkurl

Фото 1907 годаМоисей Соломонович УрицкийКаннегисер.jpg

К 100-летию покушения на Ленина, ставшему прологом официального введения большевиками «красного террора» (на самом деле этот террор уже проводился в предшествующие месяцы), - материалы, опубликованные на сайте президентской библиотеки им. Ельцина (ГА РФ Ф. 130, Оп. 2. Д. 159). Ильич тогда был ранен в шею и в руку, от чего быстро поправился. Отравленные пули - миф. Расследования этого покушения толком не было. Неизвестно даже, был ли убийца одиночкой или это было результатом заговора. А если верно последнее, что за группа это осуществила. Предполагаемую исполнительницу Каплан быстро допросили и убили. Она либо стреляла сама, либо была в группе сопровождения реально стрелявшего и, будучи схваченной, взяла на себя его вину. Верить провокаторам Семенову и Коноплевой, озвучивших свою версию подготовки покушения на сфабрикованном эсеровском процессе 1922 года, нет возможности.

https://www.prlib.ru/item/963103/

Дело Фанни Каплан, довольно хилое на самом деле, со вступительной статьей и комментариями историка А.Л. Литвина, на сайте заленинцев (придурки еще те, хотя не так популярны и актуальны, как сталинисты). Тоже навстречу юбилею известного покушения.
Любопытно, что в недолгом следствии принимал участие организатор убийства царской семьи Яков Юровский.
http://leninism.su/books/4176-delo-fani-kaplan.html?showall=1

К 100-летию убийства председателя Петроградской ЧК Урицкого. Очерк 2007 года покойного историка литературы (писателей в жерновах советских репрессий) Виталия Шенталинского (скончался в этом году) об убийце Урицкого поэте Леониде Каннегисере, написанный как раз по документам его следственного дело (само это дело, как я понимаю, до сих пор неопубликовано).
Потом этот очерк вошел в книгу Шенталинского «Преступление без наказания» (2008).
Много интересных подробностей - рекомендую ознакомиться.
Никакого «заговора Савинкова» в этом деле не видно. Про «группу Филоненко» - это из вымыслов одного из лжесвидетелей того же сфабрикованного в 1922 году «процесса эсеров» в Москве. Там же была озвучена версия о право-эсеровском заговоре в покушении Каплан на Ленина.
Личный мотив только - не просто месть за расстрел друг, но и протест против большевистского террора как такового. Но сложилось так. что этот акт, совпавший в этот день с покушением на Ленина, этот террор намного усилил.
И «Каннегисер погиб в один из дней после 18 сентября и до 1 октября». Так что. так правильно определять время его смерти.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2007/3/she4.html

Не забудем и о жертве террористического акта 100-летней давности Моисее Соломоновиче Урицком (1873-1918), председателе Петроградской ЧК.
Полезный и подробный биографический очерк о нем историка А.Е. Рабиновича в журнале "Отечественная история" (2003, № 1)..
. На «петроградского Робеспьера» М.С. Урицкий явно не тянул - наоборот, пытался уменьшить террористические тенденции, считал расстрелы неправильным методом. Расходился здесь с лениными, дзержинскими, свердловыми и другими. Об этом приводимые в статье факты. Но точка зрения соратников среди партийцев и чекистов побеждала. В роковом для него «деле», когда погиб Перельцвейг (что подвигло на месть Каннегисера) Урицкий был единственный, кто воздержался при голосовании в Петроградской ЧК о казни 21-го (будучи изначально противником этого акта). До этого Урицкий, влияние умеренности которого к началу августа 1918 г. существенно ослабло, настоял на условии единогласного решения Петроградской ЧК для приговоров к расстрелам. Таким образом, если бы он по этому групповому расстрелу проголосовал против, Перельцвейг и другие были бы спасены (на какой-то период). Но Урицкий дал слабину и воздержался. Это воздержание и стоило ему головы.  
Урицкий изначально был близким соратником Троцкого, но не такой радикальный и решительный в вопросе о революционном насилии, как Лев Давыдович. Фактически Каннегисер ударил по самому умеренному звену среди высокопоставленных чекистов и партийцев и, протестуя против большевистского террора, способствовал его большему разжиганию. 
Кстати, важно обратить внимание на то, что «дело» самого Перельцвейга было по-советски дутым. Он не занимался террором, вооруженной борьбой и расстрел ему также не обоснован, как и во множестве аналогичных дел «красного террора» (тогда еще не объявленного): «Среди последних был бывший офицер Владимир Перельцвейг, который вместе с 6 сво­ими коллегами был обвинен в антисоветской агитации среди кадетов Михайловской ар­тиллерийской академии».
Проще говоря, Перельцвейг был убит за слова.
И важно из этой же статьи историка:
  «Убийство Урицкого утром 30 августа и неудачное покушение на Ленина, совершен­ное тем же вечером в Москве, обычно рассматриваются как непосредственные причины "красного террора" в революционной России. Однако изложенные выше факты позво­ляют считать такую интерпретацию ложной, поскольку "красный террор" во всех его формах применялся в Москве и других российских городах на протяжении нескольких месяцев до этих событий. В Петрограде практика взятия политических заложников рас­пространилась с конца июля 1918 г., запрет Урицкого на проведение расстрелов был от­менен ПЧК 19 августа (после чего был расстрелян 21 арестованный), а официально "красный террор" был объявлен на пленарном заседании Петросовета 28 августа. Одна­ко бесспорно, что убийство Урицкого в совокупности с неудавшимся покушением на Ле­нина действительно привели в бывшей российской столице к мощной волне арестов и на­стоящей оргии расстрелов (проводившихся не только ПЧК, но и районными органами безопасности, многочисленными группами солдат и рабочих), которые превзошли все, что было до того даже в Москве.»
«Не удивительно, что инициатива развязывания "красного террора" после смерти Урицкого исходила из Петербургского комитета большевистской партии. Сразу после получения известия об этом событии было назначено собрание городского партийного руководства, состоявшееся в 2 часа пополудни в "Астории". Единственный источник информации о собрании, который я смог обнаружить, -- это воспоминания Е.Д. Стасовой. Согласно им, в самом начале собрания Зиновьев, явно находившийся под впечатлением нагоняя, полученного от Ленина после убийства Володарского, потребовал, чтобы на этот раз решительные меры против политических противников большевиков были при­няты без какого-либо промедления. Среди мер, на которых он настаивал, фигурировало "разрешением всем рабочим расправляться с интеллигенцией по-своему, прямо на ули­це". По словам Стасовой, товарищи слушали Зиновьева "в смущении". Встревоженная, она взяла слово, чтобы возразить Зиновьеву, который в ярости выскочил вон из комна­ты, не дослушав ее речи. В итоге было принято решение сформировать особые "тройки" и направить их в районы для поимки "контрреволюционных элементов" [92].
Тем же вечером начались массовые аресты и расстрелы. Большая часть проведен­ных ПЧК во время "красного террора" расстрелов, по-видимому, пришлась на не­сколько первых ночей после убийства Урицкого. 2 сентября депутат Московского со­вета Вознесенский, только что вернувшийся с похорон Урицкого, сообщил совету, что "там уже расстреляно 500 представителей буржуазии" [93]. Если эта цифра верна, то она включает в себя почти все (за исключением 12) казни, о которых было объявлено в списке расстрелянных ПЧК, опубликованном "Петроградской правдой" 6 сентября, и более 2/3 из тех 800 казненных ПЧК за весь период "красного террора", о которых со­общил в середине октября Г.И. Бокий в своем докладе на съезде ЧК Северной обл. [94] По иронии судьбы, неистовства "красного террора" в Петрограде, которого Урицкий всеми силами пытался избежать, отчасти стали результатом настойчивого желания свести сче­ты с классовыми врагами, "накопленного" за то время, когда он руководил ПЧК.»

http://samlib.ru/t/tjagur_m_i/rabinovich.shtml

Поэт Иосиф Бродский о вторжении Советского Союза в Чехословакию в 1968 г.
igorkurl

«Еще острее мотив ответственности за исторические деяния отечества проявляется у Бродского как сугубо личное чувство стыда, позора. На вопрос, были ли в его жизни моменты, когда ему сильно хотелось убежать из России, он ответил: «Да, когда в 1968 году советские войска вторглись в Чехословакию. Мне тогда, помню, хотелось бежать куда глаза глядят. Прежде всего от стыда. От того, что я принадлежу к державе, которая такие дела творит. Потому что худо-бедно, но часть ответственности всегда падает на гражданина этой державы. Он откликнулся на оккупацию Чехословакии сатирическим «Письмом генералу Z.», герой которого, старый солдат империи, отказывается воевать…»

(Из книги Льва Лосева «Иосиф Бродский» (ЖЗЛ, М., 2006).

                                                  ИОСИФ БРОДСКИЙ.

                                                   Письмо генералу Z.


Война, Ваша Светлость, пустая игра.


          Сегодня -- удача, а завтра -- дыра..."


 


           Песнь об осаде Ла-Рошели


 


     Генерал! Наши карты -- дерьмо. Я пас.


     Север вовсе не здесь, но в Полярном Круге.


     И Экватор шире, чем ваш лампас.


     Потому что фронт, генерал, на Юге.


     На таком расстояньи любой приказ


     превращается рацией в буги-вуги.


 


     Генерал! Ералаш перерос в бардак.


     Бездорожье не даст подвести резервы


     и сменить белье: простыня -- наждак;


     это, знаете, действует мне на нервы.


     Никогда до сих пор, полагаю, так


     не был загажен алтарь Минервы.


 


     Генерал! Мы так долго сидим в грязи,


     что король червей загодя ликует,


     и кукушка безмолвствует. Упаси,


     впрочем, нас услыхать, как она кукует.


     Я считаю, надо сказать мерси,


     что противник не атакует.


 


     Наши пушки уткнулись стволами вниз,


     ядра размякли. Одни горнисты,


     трубы свои извлекая из


     чехлов, как заядлые онанисты,


     драют их сутками так, что вдруг


     те исторгают звук.


 


     Офицеры бродят, презрев устав,


     в галифе и кителях разной масти.


     Рядовые в кустах на сухих местах


     предаются друг с другом постыдной страсти,


     и краснеет, спуская пунцовый стяг,


     наш сержант-холостяк.


 


        ___


 


     Генерал! Я сражался всегда, везде,


     как бы ни были шансы малы и шатки.


     Я не нуждался в другой звезде,


     кроме той, что у вас на шапке.


     Но теперь я как в сказке о том гвозде:


     вбитом в стену, лишенном шляпки.


 


     Генерал! К сожалению, жизнь -- одна.


     Чтоб не искать доказательств вящих,


     нам придется испить до дна


     чашу свою в этих скромных чащах:


     жизнь, вероятно, не так длинна,


     чтоб откладывать худшее в долгий ящик.


 


     Генерал! Только душам нужны тела.


     Души ж, известно, чужды злорадства,


     и сюда нас, думаю, завела


     не стратегия даже, но жажда братства:


     лучше в чужие встревать дела,


     коли в своих нам не разобраться.


 


     Генерал! И теперь у меня -- мандраж.


     Не пойму, отчего: от стыда ль, от страха ль?


     От нехватки дам? Или просто -- блажь?


     Не помогает ни врач, ни знахарь.


     Оттого, наверно, что повар ваш


     не разбирает, где соль, где сахар.


 


     Генерал! Я боюсь, мы зашли в тупик.


     Это -- месть пространства косой сажени.


     Наши пики ржавеют. Наличье пик --


     это еще не залог мишени.


     И не двинется тень наша дальше нас


     даже в закатный час.


 


        ___


 


     Генерал! Вы знаете, я не трус.


     Выньте досье, наведите справки.


     К пуле я безразличен. Плюс


     я не боюсь ни врага, ни ставки.


     Пусть мне прилепят бубновый туз


     между лопаток -- прошу отставки!


 


     Я не хочу умирать из-за


     двух или трех королей, которых


     я вообще не видал в глаза


     (дело не в шорах, но в пыльных шторах).


     Впрочем, и жить за них тоже мне


     неохота. Вдвойне.


 


     Генерал! Мне все надоело. Мне


     скучен крестовый поход. Мне скучен


     вид застывших в моем окне


     гор, перелесков, речных излучин.


     Плохо, ежели мир вовне


     изучен тем, кто внутри измучен.


 


     Генерал! Я не думаю, что ряды


     ваши покинув, я их ослаблю.


     В этом не будет большой беды:


     я не солист, но я чужд ансамблю.


     Вынув мундштук из своей дуды,


     жгу свой мундир и ломаю саблю.


 


        ___


 


     Птиц не видать, но они слышны.


     Снайпер, томясь от духовной жажды,


     то ли приказ, то ль письмо жены,


     сидя на ветке, читает дважды,


     и берет от скуки художник наш


     пушку на карандаш.


 


     Генерал! Только Время оценит вас,


     ваши Канны, флеши, каре, когорты.


     В академиях будут впадать в экстаз;


     ваши баталии и натюрморты


     будут служить расширенью глаз,


     взглядов на мир и вообще аорты.


 


     Генерал! Я вам должен сказать, что вы


     вроде крылатого льва при входе


     в некий подъезд. Ибо вас, увы,


     не существует вообще в природе.


     Нет, не то чтобы вы мертвы


     или же биты -- вас нет в колоде.


 


     Генерал! Пусть меня отдадут под суд!


     Я вас хочу ознакомить с делом:


     сумма страданий дает абсурд;


     пусть же абсурд обладает телом!


     И да маячит его сосуд


     чем-то черным на чем-то белом.


 


     Генерал, скажу вам еще одно:


     Генерал! Я взял вас для рифмы к слову


     "умирал" -- что было со мною, но


     Бог до конца от зерна полову


     не отделил, и сейчас ее


     употреблять -- вранье.


 


        ___


 


     На пустыре, где в ночи горят


     два фонаря и гниют вагоны,


     наполовину с себя наряд


     сняв шутовской и сорвав погоны,


     я застываю, встречая взгляд


     камеры Лейц или глаз Горгоны.


 


     Ночь. Мои мысли полны одной


     женщиной, чудной внутри и в профиль.


     То, что творится сейчас со мной,


     ниже небес, но превыше кровель.


     То, что творится со мной сейчас,


     не оскорбляет вас.


 


        ___


 


     Генерал! Вас нету, и речь моя


     обращена, как обычно, ныне


     в ту пустоту, чьи края -- края


     некой обширной, глухой пустыни,


     коей на картах, что вы и я


     видеть могли, даже нет в помине.


 


     Генерал! Если все-таки вы меня


     слышите, значит, пустыня прячет


     некий оазис в себе, маня


     всадника этим; а всадник, значит,


     я; я пришпориваю коня;


     конь, генерал, никуда не скачет.


 


     Генерал! Воевавший всегда как лев,


     я оставляю пятно на флаге.


     Генерал, даже карточный домик -- хлев.


     Я пишу вам рапорт, припадаю к фляге.


     Для переживших великий блеф


     жизнь оставляет клочок бумаги.


      

                                                       1968.


Вопрос о статистике жертв террора правления Ивана Грозного.
igorkurl

Орест Бетехин. Опричнина. (Иван Грозный в Новгороде в 1570 году).

Уже поднимался у меня в фейсбуке, в связи с заявлением министра культуры В.Р. Мединского о «всего» «3-7 тысяч» жертвах грозненского террора в его позорном приветствии открытию памятника Ивану Грозному в Орле, одному из самых одиозных персонажей отечественной истории. Ту же цифру жуют-повторяет многочисленные современные апологеты Грозного (не только публицисты, но даже некоторые титулованные историки, правда, не специалисты именно по этой теме типа Вардена Багдасаряна, чья статья про ИГ – просто политизированный, фальшивый, искажающий реалии апологетический треп) с неизменными сравнениями с превосходящими ее в разы количеством жертв Варфоломеевской ночи, репрессий Генриха YIII и прочих европейских современников отечественного тирана. 
Я написал тогда, что это цифра берется чиновником «с потолка». Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что не вполне с потолка. Нечто подобное писал советский историк Грозного и опричнины Руслан Скрынников. У него фигурируют 3-4 тысячи жертв террора, с опорой исключительно на «Синодик» опальных, составленный по материалам утраченного опричного архива. Однако же, при ближайшем рассмотрении стало заметно, что Скрынников неосновательно абсолютизировал этот источник. И противоречит сам себе, в одном месте замечая, что там очевидны такие-то пропуски, в другом – не сомневаясь в его полноте, основывает именно на Синодике свои подсчеты жертв опричнины.
Другой известный советский историк, специалист по эпохе Ивана Грозного В.Б. Кобрин в своей биографии Грозного («Иван Грозный», 1989) оспорил выводы Р.Г. Скрынникова. Вот что он пишет о жертвах Новгородского похода царя, - хоть и самой массовой, но только одной из карательных операций опричников:
«Сколько же было всего жертв? Разумеется, на этот вопрос трудно ответить достоверно, тем более что точной регистрации казненных, конечно, не вели. Если верить приведенному летописному рассказу, то легко рассчитать, что должно было погибнуть около 20 - 30 тысяч человек. Такие же, а то и большие цифры называют иностранные авторы. Они, однако, маловероятны: ведь все население Новгорода не превышало в это время 30 тысяч человек. В другой новгородской летописи есть сообщение, что через семь с небольшим месяцев после “государева погрома” в Новгороде состоялось торжественное отпевание жертв, похороненных в одной большой братской могиле (“скудельнице”); могилу вскрыли и посчитали тела; их оказалось 10 тысяч. Но единственное ли это место погребения погибших? Вероятно, все-таки цифра 10 - 15 тысяч человек будет близка к истине. Некоторое время тому назад советский историк Р.Г. Скрынников пришел к иному выводу о числе погибших в Новгороде. Чтобы понять ход его рассуждений, необходимо остановиться на одном источнике - так называемом “Синодике опальных”. Синодиками в это время именовали ведущиеся в монастырях и церквах книги, куда заносили имена тех, чьи души надлежало поминать во время богослужения. Такое посмертное поминовение могло, как думали, избавить покойных грешников, не успевших покаяться, от адских мук. В конце царствования Иван IV распорядился составить синодик, куда были внесены имена казненных по его приказу людей, и списки с этого синодика вместе с обширными денежными вкладами разослал по монастырям.
Нет, это не было пусть и запоздалым, но хотя бы раскаянием. Дело в другом. Многие, если не большинство, погибших от рук опричников не исповедовались перед смертью, не каялись в грехах и не получали их отпущения. Вместе с тем считалось, что за грехи человека, погибшего без покаяния, на том свете должен расплачиваться не только сам грешник, но и тот, по чьей вине покойный не смог исповедаться. Царь Иван, религиозный, как и все люди средневековья, спасал себя.
Но когда взялись за составление синодика, со времени многих казней прошел не один год, а то и не один десяток лет, многие погибли безымянными. Поэтому в синодике немало пропусков, часто вместо имен встречаются простые указания на место казней и количество погибших с прибавлением мрачной формулы: “...а имена их ты сам веси (знаешь. - В. К.), господи”.
Над изучением синодиков плодотворно работал С.Б. Веселовский. Его труд был успешно продолжен Р.Г. Скрынниковым, который установил, что имена жертв записаны в Синодике не в беспорядке: как правило, вместе называются казненные по одному делу. Еще Веселовский показал, что главным источником для составления синодика послужили отчеты палачей и убийц. Есть в синодике и запись о новгородском погроме:
“По Малютинские ноугородцкие посылки (посылка - поручение, задание. - В. К.) отделано скончавшихся православных христиан тысяща четыреста девятьдесять человек, да из пищалей стрелянием пятнадцать человек, им же имена сам ты, господи, веси”.
На этом основании Р.Г. Скрынников сделал вывод, что жертв было гораздо меньше. К числу 1505, имеющемуся в синодике, он прибавил поименно названных новгородцев и заключил, что в синодике перечислено 2170 - 2180 жертв новгородского погрома. Далее исследователь справедливо отметил, что донесения не могли быть полны, что многие действовали “независимо от распоряжений Скуратова” и допускает возможность, что погибло три-четыре тысячи человек.
Однако все это рассуждение основано на допущении, что Малюта Скуратов был главным распорядителем новгородского погрома. А между тем доказательств этого предположения у нас нет. Более того, маловероятно, чтобы в присутствии самого царя и его сына карательными акциями распоряжался только или хотя бы главным образом Малюта. Если это так, то 1505 человек - это цифра из отчета только одного из нескольких карательных отрядов. 10 - 15 тысяч жертв остается наиболее вероятной цифрой.»
Продолжим далее. Если 10-15 тыс. жертвы только похода на Новгород, то жертвы террора царя в целом превосходят озвученные Мединским и прочими в разы и на порядок. Да и в Синодик не заносились жертвы повседневного опричного террора, творимые слугами царя насилия (грабежи, сопровождаемые убийствами) на землях земских и опальных, на что они имели от Грозного карт-бланш. Чернь, простых людишек при таком порядке вряд ли кто считал.
Так или иначе, вопрос статистики жертв террора Ивана Грозного остается открыт. Его оценки, как десятки тысяч убитых, представляются вполне приемлемыми. 

Иосиф Бродский о Сталине («Размышления об исчадии ада», 1973).
igorkurl

Вот, в частности, мимо чего прошел и проходит биограф Бродского «завтровец»-«прохановец» Владимир Бондаренко, когда фантазирует о «взвешенном» (то есть оправдательном) отношении Иосифа Александровича к Сталину.

Предлагаю Вашему вниманию эссе Бродского о Сталине 1973 года с выразительным названием «Размышления об исчадии ада».

Тут можно сделать некоторые поправки в связи с тем, что мы уже знаем после того, как писались нижеприводимые сроки. Так, Сталин не был таким темным, каким Бродский его изображает. Конечно, его образование было однобоким, языков он не знал, но был весьма начитанным самоучкой, и в том, что касалось истории, тоже.

Были подсчитаны по источникам и цифры жертв сталинского террора, - тоже колоссальные, но и не те преувеличенные, что ходили тогда.

Бродский обратил внимание на то разрушительное наследие, которое Сталин оставил в человеческих душах.

Размышления поэта глубоки в этой связи.

Процитирую фрагмент:

«Он правил страной почти тридцать лет и все это время убивал. Он убивал своих соратников (что было не так уж несправедливо, ибо они сами были убийцами), и он убивал тех, кто убил этих соратников. Он убивал и жертв и их палачей. Потом он начал убивать целые категории людей — выражаясь его же языком: классы. Потом он занялся геноцидом. Количество людей, погибших в его лагерях, не поддается учету, как не поддается учету количество самих лагерей, в той же пропорции превосходящее количество лагерей Третьего Рейха, в которой СССР превосходит Германию территориально. В конце пятидесятых годов я сам работал на Дальнем Востоке и стрелял в обезумевших шатунов-медведей, привыкших питаться трупами из лагерных могил и теперь вымиравших оттого, что не могли вернуться к нормальной пище. И все это время, пока он убивал, он строил. Лагеря, больницы, электростанции, металлургические гиганты, каналы, города и т. д., включая памятники самому себе. И постепенно все смешалось в этой огромной стране. И уже стало непонятно, кто строит, а кто убивает. Непонятно стало, кого любить, а кого бояться, кто творит Зло, а кто — Добро. Оставалось прийти к заключению, что все это — одно. Жить было возможно, но жить стало бессмысленно. Вот тогда-то из нашей нравственной почвы, обильно унавоженной идеей амбивалентности всего и всех, и возникло Двоемыслие.

Говоря «Двоемыслие», я имею в виду не знаменитый феномен «говорю-одно-думаю-другое-и-наоборот». Я также не имею в виду оруэлловскую характеристику. Я имею в виду отказ от нравственной иерархии, совершенный не в пользу иной иерархии, но в пользу Ничто. Я имею в виду то состояние ума, которое характеризуется формулой «это-плохо-но-в-общем-то-это-хорошо» (и — реже — наоборот). То есть я имею в виду потерю не только абсолютного, но и относительного нравственного критерия. То есть я имею в виду не взаимное уничтожение двух основных человеческих категорий — Зла и Добра — вследствие их борьбы, но их взаимное разложение вследствие сосуществования. Говоря точнее, я имею в виду их конвергенцию. Сказать, впрочем, что процесс этот проходил совершенно осознанно, означало бы зайти слишком далеко. Когда речь идет о человеческих существах, вообще лучше уклоняться, елико возможно, от всяких обобщений, и если я это себе позволяю, то потому, что судьбы в то время были предельно обобщены. Для большинства возникновение двойной ментальное™ происходило, конечно, не на абстрактном уровне, не на уровне осмысления, но на инстинктивном уровне, на уровне точечных ощущений, догадки, приходящей во сне. Для меньшинства же, конечно, все было ясно, ибо поэт, выполнявший социальный заказ воспеть вождя, продумывал свою задачу и подбирал слова,— следовательно, выбирал. Чиновник, от отношения которого к вещам зависела его шкура, выбирал тоже. И так далее. Для того чтобы совершить этот правильный выбор и творить это конвергентное Зло (или Добро), нужен был, конечно, волевой импульс, и тут на помощь человеку приходила официальная пропаганда с ее позитивным словарем и философией правоты большинства, а если он в нее не верил,— то просто страх. То, что происходило на уровне мысли, закреплялось на уровне инстинкта, и наоборот.

Я думаю, я понимаю, как все это произошло. Когда за Добром стоит Бог, а за Злом — Дьявол, между этими понятиями существует хотя бы чисто терминологическая разница. В современном же мире за Добром и за Злом стоит примерно одно: материя. Материя, как мы знаем, собственных нравственных качеств не имеет. Иными словами, Добро столь же материально, сколь и Зло, и мы приучились рассматривать их как материальные величины. Строительство — это Добро, разрушение — это Зло. Иными словами, и Добро и Зло суть состояния камня. Тенденция к воплощению идеала, к его материализации зашла слишком далеко, а именно: к идеализации материала. Это — история Пигмалиона и Галатеи, но, с моей точки зрения, есть нечто зловещее в одушевленном камне.

Может быть, можно сказать и еще точнее. В результате секуляризации сознания, прошедшей в глобальном масштабе, от отвергнутого христианства человеку в наследство достался словарь, как пользоваться которым он не знает и всякий раз поэтому импровизирует. Абсолютные понятия дегенерировали в просто слова, ставшие объектом частной интерпретации, если не вопросом произношения. То есть в лучшем случае условными категориями. С превращением же абсолютных понятий в условные категории в наше сознание мало-помалу внедрилась идея условности нашего существования. Идея, человеческой натуре очень родственная, ибо она избавляет всех и вся от какой бы то ни было ответственности. В этом и есть причина успеха тоталитарных систем: ибо они отвечают исконной потребности человеческого рода освободиться от всякой ответственности. И тот факт, что в этот век невероятных катастроф мы не смогли найти адекватной — ибо она тоже должна была бы быть невероятной — реакции на эти катастрофы, говорит о том, что мы приблизились к реализации этой утопии.

Я полагаю, мы живем в эпоху постхристианскую. Не знаю, когда она началась. Сов. писатель Леонид Леонов предложил — в качестве подарка к одному из дней рождения Сталина — начать новое летоисчисление: со дня рождения Джугашвили. Не знаю, почему предложение это не было принято. Может, потому что Гитлер был моложе. Но дух времени он уловил правильно. Ибо оба эти исчадия Ада сделали первый шаг к осуществлению новой цели: к нравственному небытию. Убивать, чтобы строить, и строить, чтобы убивать, начали, конечно, не они, но именно они придали этому бизнесу столь гигантский размах, что затмили своих предшественников и отрезали у своих последователей — да и вообще у человеческих существ — пути к отступлению. В каком-то смысле они сожгли нравственные мосты. Умерщвление десятка-другого миллионов для человеческого восприятия есть не реальность, но условность, так же как и условной является цель этого умерщвления. Максимальная реакция, в такой ситуации возможная и (из-за инстинкта самосохранения) желаемая: шок, blank mind. Сталин и Гитлер дали первые сеансы этой терапии, но так же, как вор грабит не ради вчерашнего дня, следы их преступлений ведут в будущее.

Я не хочу рисовать апокалиптические картины; но если в будущем будут происходить убийства и вестись строительство, то конвергенция нравственных критериев плюс астрономические количества в списке жертв превратят нас и, главное, наших потомков в моральных мертвецов с христианской точки зрения и в счастливейших из смертных — с их собственной. Они, как говорил философ, окажутся по ту сторону Добра и Зла. Но — зачем же так сложно? просто по ту сторону Добра. …»

Полный текст эссе по ссылке:

http://rulibs.com/ru_zar/nonf_publicism/brodskiy/2/j4.html


Биография с душком. (Владимир Бондаренко. «Иосиф Бродский. Русский поэт». Малая серия ЖЗЛ. М., 2015)
igorkurl

Бродский: Русский поэт

Благодаря совету моего френда в фейсбуке Филиппа Мартынова, прочитал эту книгу, о чем не жалею.  

Биография Иосифа Бродского в Малой серии ЖЗЛ у литературного критика Владимира Бондаренко получилась, как ни странно, хорошей, интересной и яркой, но именно что с определенным ДУШКОМ.

Бондаренко – национал-патриот из круга газеты «Завтра», и, как положено этому кругу, поклонник черносотенства и убежденный сталинист.

За помощь в создании книги автор благодарит, в том числе, и… Проханова (?!). Непонятно только, в чем последняя могла оказаться. Кажется, более чуждого и чужого человека Бродскому, чем Проханов, и с огнем не сыскать.

Бондаренко подчеркивает при случае чуждость Бродского Западу, его отторжение от западного образа жизни.

«Сам он ни­ког­да, ни на мгно­вение, не жил пот­ре­битель­ской жизнью. Брод­ский вы­нуж­ден был всю жизнь тя­нуть­ся к ве­личию сво­его за­мыс­ла, про­тиво­пос­тавляя се­бя за­пад­ной пот­ре­битель­ской ци­вили­зации.» И далее цитата из беседы с И.А., которая совсем неоднозначна и для такого категорического вывода, как у автора выше (противопоставление цивилизации), основанием служить не может.

Мой эстетический вкус оскорбляет то место, где Бондаренко ставит Бродского на один уровень с посредственным стихотворцем Юрием Кузнецовым. «Вот еще ин­те­рес­ная те­ма для по­эти­чес­ко­го срав­не­ния: узы хрис­ти­ан­ской док­три­ны и уход за ее пре­делы у И­оси­фа Брод­ско­го и Юрия Куз­не­цова…» Вот действительно – сравнил Божий дар с яичницей. Все дело в том, что Кузнецов канонизирован «завтровцами» как безоговорочно СВОЙ, чуть ли не великий поэт. Как и Татьяна Глушкова и прочие.  

О Бродском, как о стихийном христианине, у Бондаренко - верно. Его «рождественские» и другие стихи из религиозной лирики это неоспоримо показывают. В книге – много и хорошо написано о христианских мотивах в творчестве Бродского. Но главное у Бондаренко – тяготение Бродского к «истинной государственности, имперскости» («На смерть Жукова» и проч.). ИМПЕРСКОСТЬ – ключевое слово, благодаря этому качеству «завтровцы»-«прохановцы»-«изборцы» и готовы принять Бродского в круг своего (без его согласия, разумеется). Имперскость поэзии Бродского – вообще сквозная идея книги. Имперскость выпячивается автором непропорционально реальному месту в творческом мире Бродского. Есть, разумеется, и целая глава об имперскости у Бродского. Но так ли уж была эта пресловутая «имперскость» для Бродского главной? Один из мотивов творчества превращается в его главную характеристику – это весьма существенная натяжка биографии авторства Бондаренко. Целая глава посвящена восторгам Бондаренко имперским стихам «На независимость Украины».

Цитата Бродского из интервью о его родстве с советскостью – у Б-ко весьма кстати. Автор в одном месте пишет: «Ве­личи­ем сво­ей дер­жа­вы И­осиф Брод­ский всег­да так или ина­че гор­дился — не зря же по­зиро­вал в со­вет­ской фут­болке». (!!!???). Однако, «антисоветскость»/антисистемность Бродского, - несомненно, активная и глубокая, - у Бондаренко в книге затушевывается (хотя об этом откровенно пишет, например, его биограф и друг Лев Лосев), несмотря на наличие вполне определенных на этот счет текстов поэта – его публицистики, мест из его бесед и интервью. Бродский - якобы не сродни образу «страдальца и мученика от российского государства», который создали ему недобросовестные писатели о нем. Вообще-то говоря, - от советского.

Да и известные стихи Бродского против советских вторжений в Чехословакию и Афганистан – уже совсем не имперские, а именно что АНТИИМПЕРСКИЕ, если по совести говорить. Бондаренко упоминает о них мимоходом, но их антиимперского содержания в упор не видит, так как оно не вписывается в его образ превосходного имперца-Бродского.

Сталинист Бондаренко и по-настоящему завирается, записывая Бродского задним числом к себе в союзники: «Кста­ти, и о Ста­лине он выс­ка­зывал­ся от­нюдь не од­но­мер­но, без вос­торга, но и без при­митив­ной ли­бераль­ной от­ри­цалов­ки.» Но подтверждение этого у автора очень шаткое – хвалебный отзыв Бродского об ужасной мандельштамовской «Оде» 1937 г. в диалогах с Волковым. Но Бродский ведь был известен целой серией экстравагантных вкусовых предпочтений. Доброго, «взвешенного» отношения к Сталину, так любимого прохановцами, у Иосифа Александровича, к сожалению для них, нет.

И упоминает у Бродского «державную значимость русского стиха». «ДЕРЖАВНОСТЬ» - тоже для этого круга ключевое слово.

Бродский у него – «русский западник». Наверное, правильно. «Не выпадал из формата величия замысла…» - вот эту выспренность у критика понять уже не могу.

Книга содержательна и в чем-то интересно дополняет фундаментальную биографию из того же ЖЗЛ, написанную другом Бродского Львом Лосевым.

Так, не знал, например, об этом:

«На Ук­ра­ине Брод­ский чуть не стал ки­но­ак­те­ром. В 1971 го­ду ре­жис­сер Ва­дим Лы­сен­ко приг­ла­сил его сыг­рать в филь­ме «По­езд в да­лекий ав­густ» сек­ре­таря Одес­ско­го гор­ко­ма КПСС На­ума Гу­реви­ча. Фильм рас­ска­зывал об обо­роне Одес­сы во вре­мя Ве­ликой Оте­чес­твен­ной вой­ны. Мо­жет быть, во вре­мя съ­емок филь­ма по­эт и ез­дил из Одес­сы в свои Бро­ды? Ког­да съ­ем­ки бы­ли за­вер­ше­ны (уже от­сня­ли и хро­никаль­ные кад­ры при­бытия ге­ро­ев обо­роны в го­род, и их встре­чу с одес­си­тами 30 лет спус­тя, и за­седа­ние шта­ба обо­роны с учас­ти­ем Брод­ско­го и Джи­гар­ха­няна, сыг­равше­го роль раз­ведчи­ка), вдруг раз­дался зво­нок из Ки­ева: пот­ре­бова­ли сроч­но по­казать в Гос­ки­но Ук­ра­ины от­сня­тые ма­тери­алы. При­каза­ли пе­рес­нять все кад­ры, где при­сутс­тву­ет Брод­ский вви­ду «не­со­от­ветс­твия меж­ду важ­ны­ми по­лити­чес­ки­ми за­дача­ми филь­ма и неб­ла­гона­деж­ностью не­из­вес­тно­го по­эта». Или что мать Бродского недолгое время в эвакуации работала секретарем в местном лагере НКВД (знание немецкого для работы с военнопленными). Версия о крещении Бродского нянькой в Череповце (серьезного подтверждения источниками, однако, этого факта нет). О несостоявшемся побеге Бродского в Персию, подробности его жизни в ссылке. И т.д.

Интересно в книге о морских мотивах в творчестве ИБ, о романе с Мариной Басмановой и его влиянии на творчество Б., о еврействе у поэта, северные и восточные мотивы в творчестве, о Бродском как патриоте русской культуры (внимание к ответу Бродского Кундере, который у нас публиковался мало, - ценно в этой связи).

Но вот в этом уже весь Бондаренко: «Как всег­да, для то­го что­бы по­нять сущ­ность И­оси­фа Брод­ско­го, на­до не лезть в его аме­рикан­ские пос­ле­нобе­лев­ские ин­тервью, ког­да он вы­нуж­ден был (!!! – И.К.), как в раз­го­воре с судь­ей Со­ловь­евой, по­лит­коррек­тно об­ле­кать свои мыс­ли в ка­кие-то об­ще­чело­вечес­кие сен­тенции. Ска­жу чес­тно, я та­кого Брод­ско­го не люб­лю Но никто ведь Бродского не вынуждал, а так нелюбимые «завтровцами» общечеловеческие сентенции для него тоже абсолютно органичны. Просто русское для него – не только родное, но и часть общечеловеческого, а не что-то такое, что этому противостоит (как у прохановцев-куняевцев). И поздний период в творчестве поэта национал-патриот Бондаренко неслучайно решительно не любит (и пишет об этом в ЖЗЛ) – за крен Бродского в ненавистное ему «западничество» (на самом деле – за внимание к той же общечеловечности). «Холодные, затянутые и часто бессмысленные стихи».

Прав был Лев Лосев в письме к тому же Бондаренко. «Бродский был многограннее» (имелось в виду многограннее, чем многие его описывают). В том числе это относится и к самому Бондаренко.

http://www.e-reading.club/bookreader.php/1041402/Bondarenko_-_Brodskiy_Russkiy_poet.html


Мое участие в конференции ПСТГУ "Актуальные проблемы Русской Православной Церкви в ХХ в." Анонс.
igorkurl
Ежегодная богословская конференция
Актуальные проблемы Русской Православной Церкви в ХХ веке
20 и 21 января 2016 г.

Руководитель: д.ц.и., к.и.н. иерей Александр Мазырин
e-mail: am@pstbi.ru

20 января 2016 г., среда
Место проведения: Актовый зал ПСТГУ
Время проведения: Начало в 10:00


  1. Ефремова Ольга Николаевна (Москва, ПСТГУ).
    Состояние монашествующих в Псковской епархии в 1905–1907 гг.: по материалам дневника епископа Арсения (Стадницкого).

  2. Воронцова Ирина Владимировна, к.и.н., к.б. (Москва, ПСТГУ).
    Обсуждение в Предсоборном присутствии 1906 г. вопроса о социальной активности духовенства и участии в работе общественно-государственных учреждений.

  3. Купрянович Фома Владимирович (Варшава, Христианская Богословская Академия).
    Бывшие оптинские послушники в Польше.

  4. Баконина Светлана Николаевна, к.и.н. (Москва, ПСТГУ).
    Роль митрополита Сергия (Страгородского) в судьбе епископа Неофита (Коробова).

  5. Смолякова Инна Николаевна (Москва, ПСТГУ).
    Последний келейник Патриарха Тихона Константин Пашкевич.

  6. Зимина Нина Павловна, к.биол.н. (Уфа, ПСТГУ).
    «Полуобновленчество» и иные деструктивные явления в Патриаршей Церкви (1922-1925 гг.)

    Перерыв 13:00 – 14:00


  7. Петрова Татьяна Викторовна (Москва, Даниловский благовестник, ПСТГУ).
    Московский Данилов монастырь во времена гонений по материалам следственных дел 1920–1930-х гг.

  8. Шевченко Татьяна Ивановна, к.б., к.и.н. (Москва, ПСТГУ).
    Дело "нелегального монастыря" валаамских монахов в Москве 1930 г.

  9. Диакон Сергий Николаев, маг. теол. (Москва, ПСТГУ).
    Деятельность священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) в Архангельской ссылке. 1933-1934 гг.

  10. Мелехова Галина Николаевна, к.и.н. (Москва, Николо-Угрешская ПДС).
    Судьба одного каргопольского монаха.

  11. Обозный Константин Петрович, к.и.н. (Псков, СФИ).
    "Горькая правда" церковной истории: к вопросу о возможной канонизации сотрудников Псковской Православной Миссии.

  12. Белякова Надежда Алексеевна, к.и.н. (Москва, ИВИ РАН).
    Протестная активность западно-украинских приходов Русской православной церкви в середине 1970-1980-х гг.

  13. Протоиерей Димитрий Сазонов, к.б. (Костромская епархия, ОЦАД).
    Проблемы приходской жизни как показатель религиозного состояния общества в брежневский период (по материалам Центральной России)

21 января 2016 г., четверг
Место проведения: Актовый зал ПСТГУ
Время проведения: Начало в 10:00


  1. Беглов Алексей Львович, к.и.н. (Москва, ИВИ РАН).
    Демарш митрополита Питирима 1916 г.: приходской вопрос в последний год Российской империи.

  2. Ковырзин Константин Владимирович, к.и.н. (Москва, ПСТГУ).
    Поместный Собор Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. и "проект декрета" об отделении Церкви от государства М. Галкина.

  3. Леонов Сергей Викторович, д.и.н. (Москва, МПГУ). Начало антицерковного террора в ходе Октябрьской революции.

  4. Бирюкова Юлия Александровна, к.и.н. (Шахты, ПСТГУ, ИСОиП ДГТУ).
    Материалы Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков при Главнокомандующем Вооруженными силами на Юге России как источник по истории Церкви.

  5. Милякова Лидия Борисовна, к.и.н. (Москва, ПСТГУ).
    Советские органы образования и отделение школы от Церкви в 1918 г.

  6. Аристова Кира Георгиевна, к.и.н. (Пенза, ОЦАД).
    Деятельность архиепископа Иоанна (Поммера) по организационному устройству Латвийской Православной Церкви в 1922-1926 гг.: практическая реализация постановлений Поместного Собора 1917-1918 гг.

    Перерыв 13:00 – 14:00


  7. Анашкин Дмитрий Павлович (Москва, ПСТГУ).
    Братство Русской Правды. По материалам фонда есаула Ларина из архива Свято-Троицкой Духовной семинарии.

  8. Лобанов Вячеслав Викторович, к.и.н. (Москва, ИРИ РАН).
    К истории «обновленческого» раскола в Московской епархии в 1926 г.: деятельность Комиссии по объединению обновленческих общин г. Москвы.

  9. Курляндский Игорь Александрович, к.и.н. (Москва, ИРИ РАН).
    Некоторые особенности архивных дел ведомства ОГПУ-НКВД по истории гонений на религию и Церковь в 1920–1930-е гг.

  10. Цыков Иван Валерьевич, к.и.н. (Тверь, Мемориал «Медное»).
    Социальный портрет православного священника накануне «Большого террора» (по материалам уголовно-следственных дел НКВД).

  11. Филиппов Борис Алексеевич, к.и.н. (Москва, ПСТГУ).
    Франклин Рузвельт, Пий XII и проблемы репутации СССР.

  12. Мельникова Ия Евгеньевна, к.т.н. (Москва, ПСТГУ).
    К истории взаимоотношений Католикоса-Патриарха всея Грузии Каллистрата (Цинцадзе) с председателем Совета по делам РПЦ Г. Г. Карповым в 1944-1945 гг.

Вишиванюк Анна Васильевна (Москва, ПСТГУ).
Обстоятельства провозглашения автокефалии Польской Православной Церкви в 1948 г. (по материалам ГА РФ).                                                                http://pstgu.ru/scientific/conference/xxvi/winter15/problems_20v/             

Выступаю 21 января на проводимой ежегодно Православным Свято-Тихоновским государственным университетом научной богословской конференции Актуальные проблемы Русской Православной Церкви в ХХ веке (220 и 21 января 2016 г).
Руководитель: д.ц.и., к.и.н. иерей Александр Мазырин
с докладом "Некоторые особенности архивных дел ведомства ОГПУ-НКВД по истории гонений на религию и Церковь в 1920–1930-е гг. " Также участвует мой коллега по ИРИ РАН, ученый секретарь нашего центра к.и.н. В.В. Лобанов, историки Ю.А. Бирюкова и И.В. Цыков, оппонентом у которых на защитах их кандидатских диссертаций я был, известные мне историки Церкви и религии из ИВИ РАН к.и.н. Н.А. Белякова (дочь моей коллеги по центру Е.В. Беляковой) и А.Л. Беглов, также многие другие уважаемые специалисты (см. программу конференции).

              


7-томная "История сталинского Гулага" и др. сборники документов на сайте ГА РФ.
igorkurl

Публикации онлайн



История сталинского Гулага. Конец 1920-х - первая половина 1950-х годов.
Собрание документов в 7 томах.
Заключенные на стройках коммунизма. ГУЛАГ и объекты энергетики в СССР. Собрание документов.


Журналы заседаний, стенографические отчеты и материалы Совета Министров Российского правительства А. В. Колчака

http://www.statearchive.ru/394


Проект «Прожито». Дневники ХХ в. в Интернете.
igorkurl

Авторы (Михаил Мельниченко, Илья Венявкин, Иван Драпкин) сообщают о своем проекте следующее:

«Прожито» - электронный корпус личных дневников ХХ века, в который команда проекта планирует загружать доступные дневники на русском языке. Задача проекта - создать инструмент, с помощью которого заинтересованный пользователь получит возможность работать с любыми выборками из всех дневниковых текстов эпохи: в несколько кликов мыши сформировать ленту из дневниковых записей, сделанных, к примеру, в Петрограде в первые дни после смерти Ленина и содержащих в себе упоминания его имени или получить все записи сделанные 12 апреля 1961 года. Сейчас проект работает в основном с опубликованными источниками, однако нашей целью является превращение «Прожито» в публикаторскую площадку – место, где профессиональные текстологи и волонтеры смогут вместе работать с электронными копиями рукописей личных дневников.

Мы решили сосредоточиться на дневниках ХХ века - в частности, советского периода, - потому что этот материал ближе всего нашим научным интересам, однако в будущем мы хотим раздвинуть хронологические границы “Прожито” и увеличить количество языков, с текстами на которых работает команда проекта.»

По ссылке ниже перечень выложенных пока в сеть дневников по алфавиту.

Обращает внимание, что в ряде случаев сканированы дневники не за все годы в изданиях. Так, записи кинорежиссера Андрея Тарковского обрываются на 1977 г. (в книге они до конца его жизни в1986 г.). Дневники Пришвина доведены до 1918 г. (Многотомное издание уже охватывает почти все – до 1953 г.), но, судя, по интервью Мельниченко, записи писателя выложат со временем за все годы.

Похоже, большинство представленных на сайте изданий сканировано полностью, но это не означает, что перед нами и дневники таких-то деятелей полностью. Упор составителями был сделан пока не на архивы, а на публикации разных лет (в основном 1990-х-2000-х гг.), а они часто были выборочными. Так, дневники Ольги Берггольц – в выдержках, тогда как в прошлом году они были опубликованы полностью. Другой пример. Дневники писателя Алексея Гладкова из РГАЛИ за 1936-1940 гг. даны далеко не полностью, а в тех фрагментах, которые подготовил покойный историк Сергей Шумихин для журнала «Наше Наследие». Да и вел Гладков свои обширные дневники с 1932 до своей кончины в 1975 г. Они составляют в архиве огромные тома и еще ждут (дождутся ли?) своей публикации.

Особенность – большинство представленных дневников освещают события Великой отечественной войны 1941-1945 гг.

Присутствуют и известные специалистам дневники ряда историков – Готье, Дружинина… Заметно в этой связи отсутствие (пока?) подробных дневников С.Б. Веселовского (печатались в тех же «Вопросах истории», где и дневники Готье). Нет здесь пока и известных историкам дневников академика Вернадского.

Зато уже обнаружил немало неизвестных мне прежде записок ряда лиц.

Перед нами весьма полезный историко-просветительский проект, и он нуждается в продолжении, в развитии.   

http://prozhito.org/persons

Здесь интервью с одним из руководителей проекта историком Михаилом Мельниченко – об устройстве своего детища и перспективах его развития.

http://arzamas.academy/mag/139-prozhito


Александр Дюков против Юлии Кантор. К вопросу о сталинских депортациях из Прибалтики 1941 г.
igorkurl

pic

Директор фонда «Историческая память» А.Р. Дюков у себя в фейсбуке выступил с претензиями к д.и.н. Ю.З. Кантор по поводу ее статьи в сентябрьском номере журнала «Дилетант» о присоединении Прибалтики к СССР. (https://www.facebook.com/alexander.dyukov.9/posts/1016301251742944?pnref=story ).

Дескать, статья эта полна существенных умолчаний. То есть, по сути, он обвинил этого известного историка в искажении истории. Я не читал эту статью, но знаком с книгой Юлии Зораховны «Прибалтика. Война без правил (1939-1945)». http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4651360 Там как раз все события, связанные с советской оккупацией Прибалтики (хотя многие предпочитают не употреблять термин «оккупация», но факт военной оккупации, несомненно, имел в этих событиях место), изложены весьма обстоятельно. Не думаю, что в научно-популярной статье для журнала Кантор написала что-то новое, не присутствующее в указанной выше монографии или что эта статья как-то концептуально отличается от книги.

Однако же, возражения Дюкова – вне научного дискурса, как мне представляется.

Так, он пишет: «Кантор полностью игнорирует геополитическое значение Прибалтики для СССР, заключенные вопреки публичным предупреждением СССР пакты Сельтера-Риббентропа и Мунтерса-Риббентропа, последовавшие за ними контакты по линии военных и спецслужб - то есть все то, что предшествовало пакту Молотова-Риббентропа и во многом предопределило прибалтийскую часть секретных протоколов …»

Во-первых, вся эта предыстория наличествует в монографии Кантор «Прибалтика …». Предыстория могла быть в научно-популярной статье пропущена. Во-вторых, указанные события были обусловлены логикой выживания маленьких стран между жерновами двух крупных агрессивных держав того времени – гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза. Можно говорить об ошибочности сделанного ими выбора на сближение с Германией (до осени 1939 г.), но политика тех стран никоим образом не оправдывает самой советской (сталинской) экспансии. То есть это умолчание не существенно в этом контексте. Если от него отказаться, картина не изменится. Сталин в результате сговора с Гитлером захватил Прибалтику. Собственно, и в монографии Кантор, где никаких умолчаний нет, картина выглядит именно так. И нет ничего «вопиющего».

Дюков: «события подаются как результат исключительно советского произвола». Вот в чем, оказывается, корень возмущения. Кантор надо было написать нечто вроде, что Прибалтика «сама себя высекла».

Далее Дюков не согласился с тем, как показаны у Кантор советские депортации 1941 г. из Прибалтики:

«Но больше всего меня поразило описание депортации 1941 года: Кантор умудрилась не сказать ни одного слова о наличии разветвленного прогерманского подполья, готовившего вооруженное восстание!»

Но, простите, это демагогические возгласы, а не возражение по существу. Чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к той же монографии Кантор, где истории указанных депортаций отведено несколько страниц (с. 88-92).

Кантор пишет там о «качестве» «расследований» перед проводимыми высылками «неблагонадежных элементов». Из ее исследования ясно, что расследований не производилось вообще. Жертвы для репрессий выбирались чекистами по формальному признаку, по картотекам. Такой-то представитель чуждого класса, такой-то представитель чуждой партии… Главным в этих чистках был социально-классовый принцип, происхождение, анкетные данные, а не конкретная вина высылаемых. Это исключает оправдание этих высылок ссылками на «разветвленное прогерманское подполье», которое по советским чекистским версиям существовало в странах Балтии, - как пытается оправдать эти высылки Дюков. Не борьба с подольем (истинным или мнимым) мотивировала эти высылки, а проводимые советским государством «чистки» «неблагонадежных элементов» из предпринимателей, бывших чиновников, военных, интеллигенции, духовенства. По сталинской амальгаме с ними объединялись и преступники. Было две категории высылаемых. Первая получала от пяти до восьми лет лагерей с последующей ссылкой в отдаленные местности СССР на 20 лет. Вторая, преимущественно семьи высылаемых, получала только ссылку на 20 лет. По трем республикам было отправлено в лагеря по первой категории 14 467 человек, выслано по второй категории 25 711. Всего репрессировано в том потоке 40 178 человек. Кантор прямо называет эти репрессии «сталинским террором». Депортации из Прибалтики были санкционированы постановлением Политбюро ЦК ВКП (б) во главе со Сталиным 16 мая 1941 г. Называлось оно «Об очистке Латвийской, Литовской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально-опасного элемента».

Откуда же взялась слова о «разветвленном прогерманском подполье» в этих республиках, будто бы обусловившем эти депортации?

Сам Дюков – автор статьи о депортациях 1941 г. из Прибалтики, с публикацией ряда новых документов из чекистских архивов, в сборнике одной из ежегодных конференций по истории сталинизма, в которой он принимал участие (выходят в серии «История сталинизма»). Статья так и называется «Депортация 1941 года из республик Прибалтики: механизм принятия решения.». (http://avkrasn.ru/article-746.html). Там приводится инициативный документ чекистского начальника Литвы (наркома местного НКГБ), где говорится при освещении деятельности антисоветского элемента, в том числе, и о литовском националистическом подполье, которое готовит восстание. К этому тексту следует комментарий автора (Дюкова) : «Следует отметить, что разветвленное литовское националистическое подполье, взаимодействующее с нацистскими спецслужбами, не было плодом фантазии наркома госбезопасности Литвы. Еще в ноябре 1940 года при активном участии спецслужб Германии было создана подпольная организация «Фронт литовских активистов»; в Берлине действовало т.н. «Литовское информационное бюро», активно распространявшее в республике листовки с призывами к восстанию. Советские органы госбезопасности с подпольем справиться не смогли: с июля 1940 по май 1941 гг. было вскрыто лишь 75 нелегальных националистических организаций и групп».

Но, как было показано выше (и легко можно убедиться), никакого реального следствия, доказывавшего их реальное участие в «повстанческих» организациях, по отношению к депортируемым не проводилась. Выборки делались по картотекам. И признать их прогерманскими заговорщиками (или их значительную часть) для историка невозможно. А чекисты славились своим умением придумывать несуществующие организации и групповые «заговоры». Если часть этих подпольных организаций была реальна, то активизм многих их участников был обусловлен сопротивлением советской же экспансии, безальтернативными выборами «на штыках», военной оккупацией, насильственным поглощением другим государством (как бы "добровольным вхождением"), произволом советизации.

Так что, «умолчание» Юлии Кантор было, скорее всего, продиктовано пониманием этого обстоятельства.

Вывод критики у Дюкова таков: «В общем, статья была бы приемлема году этак в 1995-м. Но с тех пор историческая наука шагнула далеко-далеко вперед и мы имеем гораздо более объемную и многоцветную картину событий в Прибалтике 1939 - 1941 года». С его помощью, разумеется.


«Сталинградская битва. Свидетельства…» (М., ИРИ РАН, 2015). Отв. ред – Й. Хелльбек.
igorkurl

Видным событием на конференции в Коломне, посвященной истории Великой Отечественной войны (Институт российской истории РАН, 6-8 мая 2015), - в которой я принимал участие, - был доклад на пленарном заседании американского исследователя, немца по происхождению, Йохена Хелльбека (Университет Ратгерс, США) о подготовленной при его главном участии книге «Сталинградская битва. Свидетельства участников и очевидцев. По материалам Комиссии по истории Великой Отечественной войны» (М., ИРИ РАН, 2015). – имеются в виду материалы комиссии, возглавляемой историком И.И. Минцем. Тогда 4 историка были посланы в Сталинград, и они там с января по март 1943 года записали многие интервью с участниками событий – солдатами и офицерами Красной Армии. Всего набралось 215 стенограмм таких бесед в несколько тысяч машинописных страниц. Уникальный свод свидетельств Устной истории. Все они, за редким исключением, после этого масштабного сбора остались на многие десятилетия под спудом, - цензура запретила их публикацию. И хранились эти материалы в Научном архиве нашего Института российской истории РАН. Пока проф. Хелльбек (и возглавляемый им коллектив из нескольких ученых – К. Дроздов, Д. Лотарева, С. Маркова, Д. Файнберг) не занялся их исследованием и подготовкой к выборочной публикации (в перспективе есть и полная публикация этих стенограмм в интернете). В итоге вышел объемный том мелким шрифтом в 670 страниц, дающий широкую панораму, наверное, самого кровопролитного сражения Второй мировой войны глазами советских воинов. Девять стенограмм приводится целиком (это значительная часть книги), остальные даются подборами цитат-извлечений – по методу тематического монтажа. Обширное введение тоже содержит много цитат из записей бесед. Значительный вклад в историографию Сталинградской битвы. На той же конференции состоялась и презентация этой книги. А доклад Хелльбека на пленарном заседании конференции назывался «Как публикация материалов Комиссии по истории Великой отечественной войны». Так, по его мнению. роль заградотрядов является преувеличенной в бытующих на Западе представлениях об этой битве (во исполнение известного сталинского приказа «Ни шагу назад!»). Показывались кадры из фильма «Враг у ворот» 2001 года (о известном сталинградском снайпере Зайцеве), где заградотряды массово косят пулеметами отступающих солдат. Затем Хелльбек опровергал это. Установка властей была на то, что солдаты нужны для битвы, и массово истреблять их своими же было бессмысленно. Что касается реальных действий заградотрядов, то есть чекистская статистика за август-октябрь 1942 г. – совокупно по Донскому и Сталинградскому фронту, многие сотни задержанных дезертиров расстреливались перед строем, больше тысячи отправили в штрафбаты и штрафроты, десятки тысяч вернули обратно в строй… (Как я считаю, тоже ужасно, конечно. Приказ Сталина был жестокий, преступный, повлекший преступную практику. Расстрелы своих в войну, - а главным образом, это были публичные, устрашающие казни перед строем, - были повсеместным явлением, но масштабы его нельзя преувеличивать, так как главным все-таки оставалось обеспечение армии «пушечным мясом». Поэтому большинство задержанных заградотрядами снова отправляли на фронт (часть из них в штрафные соединения). Точной статистики расстрелянных своими же своих красноармейцев за весь период войны, включая все органы, выносившие такие приказы, до сих пор нет. Думаю, в совокупности это огромная цифра в сотни тысяч человек).

Другое важное место в докладе Хелльбека. Он высоко ценит вклад писателя-фронтовика Василия Гроссмана как историографа Сталинградской битвы, его великий роман «Жизнь и судьба» и также опубликованные ранее, очень ценные в историческом смысле, его военные дневники в Сталинграде. В книге немало ссылок на Гроссмана. Но в одном очень принципиальном моменте Йохен с Гроссманом поспорил. Писатель считает, что во время Сталинградской битвы ослабло влияние партии на солдат и офицеров, нивелировалось воздействие советской идеологии (этот мотив в «Жизни и Судьбе» выражен ясно). И Сталинград на период той страшной битвы превратился в такой мир (или островок?) свободы.

Хелльбек, напротив, считает влияние компартии на фронте не только не ослабшим, но колоссальным, система политпросвещения пронизывала все, политруки, пропагандисты очень много времени и усилий уделяли фронту, - и публикуемый свод устных свидетельств о Сталинградской битве это подтверждает. Но есть другой момент, отмеченный исследователем, – сама партийная пропаганда в годы войны трансформировалась, главным в ее составляющей были не учение коммунизма, а воспитание у солдат и офицеров настроя на необходимость жертвенного подвига, полной отдачи на борьбу с врагом, на героизм советского человека. Поэтому при массовом вступлении в партию в годы войны главным критерием было не знание марксизма, а проявленные на фронте факты военной доблести (Х. и в книге об этом пишет). Так что, пространство свободы в воюющем Сталинграде вбирало в себя этот сильный компонент партийности. У Гроссмана в романе партия от воюющих как бы отстранена.         


Историк Леонид Максименков - снова о тайнах закрытой части фонда Сталина (ф. 558) в РГАСПИ.
igorkurl

Закрытые папки

Что скрывают архивы Великой Отечественной войны? Выяснял Леонид Максименков



Проблема допуска к архивным документам военной поры и сегодня, в год 70-летия Великой Победы, не решена


Леонид Максименков, историк


В ноябре 2014 года о проблеме допуска к архивным документам о Второй мировой президенту и верховному главнокомандующему рассказал заместитель декана историко-филологического факультета Пензенского государственного университета Антон Комплеев. На той встрече с молодыми учеными и преподавателями истории президент пообещал историкам помочь и обещание сдержал, 16 декабря выпустил поручение: "Минобороны России рассмотреть вопрос об упрощении процедуры доступа к открытым архивным материалам Центрального архива Минобороны России, посвященным Второй мировой войне. Доклад — до 1 июня 2015 года".

Если читать поручение президента внимательно, становится понятно: проблема доступа даже к открытым архивным материалам имеется, и, судя по формулировке, существенная. Будем надеяться — проблему решат и с докладом успеют.

А вот с обеспечением широкого доступа к закрытым по сей день архивам военной поры не успеть никак: засекречено. Причем массивы этой запечатанной исторической правды — колоссальны.

Тайны генералиссимуса


В начале марта руководитель Федерального архивного агентства Андрей Артизов на пресс-конференции сообщил: на сегодняшний день рассекречены и доступны почти 95 процентов документов из личного фонда Сталина. По словам чиновника, "оставшиеся несколько процентов" закрыты согласно российскому законодательству о государственной тайне.

"К ним относятся документы, связанные с разведкой, с обеспечением безопасности страны, вопросы, связанные с производством оружия. Есть и международная деятельность, те или иные решения, которые принимались представителями государств мира и по взаимным договоренностям на долгое время закрыты",— пояснил Артизов. На пресс-конференции присутствовал и директор федерального казенного учреждения "Российский государственный архив социально-политической истории" (РГАСПИ). Здесь и хранится личный архив Сталина.

Поверим в эту цифру, но — проверим. Идем в читальный зал указанного архива. Берем опись N 11 сталинского фонда N 558. Листаем и считаем.

В фонд внесено 1705 дел плюс два литерных. Итого 1707.

В марте 1999-го по акту возвращены в Управление президента РФ по государственным наградам шесть дел (это ордена генералиссимуса и памятные предметы, всего ушло 14 единиц хранения). Принимаем оставшуюся цифру 1693 за 100 процентов. Затем считаем пропуски в номерах, невесть каким цензором заклеенных, а значит засекреченных, дел. Местами это целые страницы. Что это за дела — пока не знаем. Засекречены сами названия засекреченного. После усушки и утруски считаем: в читальный зал не выдается 224 артикула наименований сталинского архивного товара.

Составляет ли это количество 5 процентов? Отнюдь. Это 13,23 процента. Если вычесть из общего количества доступного архивный мусор (россыпь), репринты, газетные вырезки, опубликованные миллионными тиражами 13 томов сочинений Сталина и материалы к ним, брошюры, книги из его библиотеки, то реальный вес этих 13 процентов заметно вырастает.

Учет закрытого


Что же закрыто по теме "Великая Отечественная"?

В Москве ответ мы, увы, не найдем: не хватит ни времени, ни нервов. Зато легко отыщем искомое за границей, скажем, в Университете Торонто (Канада). В его фундаментальной библиотеке в открытом доступе лежит полная опись московского сталинского фонда. Главное, что заклеенные в Москве страницы там почему-то ожили (этому каталогу присвоен шифр по классификации Библиотеки Конгресса США: DK268 S8 B55.1978).

Что же для нас закрыто?

Засекречены шифротелеграммы Генерального штаба Красной и Советской армии, ВВС, ВМФ, наркоматов авиационной промышленности, вооружения, тяжелого машиностроения, штаба войск ПВО (дела N 448-453). Запрятаны все шифровки Разведуправления Генштаба (N 454-455). Все это с автографами Сталина. Недоступны копии военных приказов наркома обороны, а главное, материалы к ним со сталинской правкой (N 462-464 и 466-477).

Из военных документов от начала Второй мировой до Великой Отечественной скрыты замечания и правка вождем тезисов доклада наркома обороны Тимошенко на заключительном заседании Военного совета, сводки по военной технике и экономике иностранных государства, информация о задачах германской делегации на хозяйственных переговорах с СССР (N 437).

От историков в России скрывают записки, информации, сообщения, телеграммы Сталина и возглавляемого им Наркомата обороны о технике и тактике применения в немецкой армии отравляющих веществ, подготовке немцев к операции на Смоленско-Вяземском направлении, об опыте первых трех месяцев войны, о характере ближнего боя, действиях авиации, недостатках в работе ПВО Москвы, создании комитетов обороны в Сочи, Гаграх, Сухуме и Зугдиди, рейде объединенных партизанских отрядов под командованием Ковпака и Сабурова. Недоступна даже правка Сталиным текста ультиматума командующему 6-й германской армии, автору плана "Барбаросса" фельдмаршалу Паулюсу и всему составу окруженных германских войск под Сталинградом (дела N 440-441).

Закрыто дело N 493. Это переписка по военным вопросам Сталина с Никитой Хрущевым. В ней размышления об обстановке на Воронежском, Сталинградском и Южном фронтах.

Еще хуже дело со сталинской перепиской с первым красным офицером и первым маршалом, наркомом обороны Климентом Ворошиловым (дела N 714-715). С Хрущевым обмен посланиями длился 12 месяцев, a c Ворошиловым — 32 года, с 9 января 1920 года по 6 ноября 1952 года. Можно ли без этой коллекции документов рассуждать о военно-политической истории Советского Союза вообще и о подготовке и начальном периоде войны в частности?

Как интересно было бы "ввести в научный оборот" скрываемое от народа-победителя полное собрание шифротелеграмм, которыми обменивались Сталин и Лев Мехлис — сталинский любимец и своеобразный антипод прославленным советским военачальникам. До войны он редактор "Правды", заведующий отделом печати ЦК, начальник Главпура Красной армии. С первых дней войны этот нарком госконтроля вновь возглавляет Главпур. Он "архитектор" керченской катастрофы 1942 года. Увы, дела N 500-503 общим количеством 574 листа также засекречены.

Зато десятилетиями нас кормят клонированными Сталиными из киноэпопей, телесериалов, сенсационных документальных расследований и кирпичей многотомных романов: "Выйдите и подумайте хорошенько, товарищ Рокоссовский". "Сталин встал", "Сталин прилег", "Сталин подумал", "Сталин вспомнил". Одним словом, поколениям соотечественников морочат голову туфтой и поят киселем из мороженой клюквы.

Сколько "сенсационных" сборников-документов можно ввести в оборот? Десятки, сотни. Так доколе же ждать?

Закрыты не только эти папки. Закрыты и целые архивные массивы государствообразующих учреждений, наркоматов, ведомств, служб, целых направлений в изучении государства российского. И не только в сталинском архиве, а вообще. Как говорили большевики, "целиком и полностью". Закрыто почти все по тематике Наркомата по военным и морским делам и Реввоенсовета, Наркомата обороны и Министерства вооруженных сил СССР, по Генштабу и ГРУ, все предложения военных комиссий 1940 года. Закрыты директивы и приказы Ставки Верховного главнокомандования и Госкомитета обороны (дела N 478-481 на 594 листах).

Сталину докладывали о создании военной базы против Японии на Дальнем Востоке, об амнистии белогвардейцев, проживающих за границей. Он исследовал "единый метод ведения войны" (что это за метод?), состояние авиации, создание "оперативных химических соединений" (об этом вообще ничего не известно), "формирование химического корпуса".

Запечатаны все шифровки Сталина военных лет в адрес местных партийных и советских органов, командующих фронтами, наркоматов и заводов, партизан. В той же секретной категории и переписка с отдельными трудящимися, собравшими деньги и ценности на строительство танков и самолетов. Это вообще невозможно понять, ведь ответы вождя трудящимся долго и нудно печатались тогда же в "Правде".

Мир под замком


Еще безысходнее ситуация с "летописью" внешней политики. Историки об этом знают и давно опустили руки. Министерство иностранных дел еще в 2000 году прекратило издание канонической серии "Документы внешней политики СССР". Последняя страница нашей дипломатической биографии помечена... 31 декабря 1942 года. После этого — оранжереи для фальсификаций. Бери не хочу.

Ведь закрыты все телеграммы, перехваченные до и во время войны Спецотделом НКВД-НКГБ, отправленные иностранными послами и генконсульствами из военной столицы — Куйбышева и из Москвы, и ответные телеграммы аккредитованных в СССР и в других странах. На большинстве из них — резолюции, пометки и комментарии Сталина (дела N 190-193).

Одновременно наглухо запрятаны почти все шифровки в Кремль от полпредов (послов) и советских консулов за границей. Тоже с ответами и резолюциями Сталина и членов политбюро (N 212-213 и 215-219).

Засекречены все тематические папки политбюро по внешней политике СССР.

Полностью закрыта переписка Сталина с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем, дела N 330-348 (18 дел, тысячи страниц). Это, вероятно, ее в том числе имел в виду господин Артизов, когда говорил о цензуре по "взаимным договоренностям" и на "долгое время".

Но вот незадача. Если вы все же хотите заглянуть в эту переписку, то обратитесь к журналам американского проекта "Холодная война" начала 1990-х. Например, зимой 1995-1996 годов там была выложена самая "сочная" часть запретной для нас переписки — о войны в Корее 1950-1953 годов, когда холодная война перешла в горячую (http://www.wilsoncenter.org/sites/default/files/CWIHP_Bulletin_6-7.pdf).

Так что, перефразируя Джорджа Оруэлла, можно сказать: пользователи российских архивов все равны, но всегда были, есть и будут те, кто "равнее" других.

У нас засекретили все и по Северной Корее. Но и в этом сегменте — запрет только для своих, многие документы из этого фонда были переданы американцам, Центру им. Вудро Вильсона в частности. Никакого переполоха, кстати, они не наделали. Тем более что напечатаны они по-английски и в них потерян уникальный стиль шифровок товарища Фын Си (псевдоним Сталина, он же Дружков, он же Филиппов).

Еще полностью закрыто для отечественных историков дело N 317 ("Иран"). Под спудом тайны остается переписка Сталина с председателем Совета министров Польской Республики в изгнании, генерал-полковником Владиславом Сикорским, погибшим над Атлантикой, и его наследником Станиславом Миколайчиком. Скажут, что это известные русофобы и противники сближения с русским народом, не хотим, мол, знать, о чем они там писали. Но недоступны и материалы друзей и союзников, братьев по оружию — товарищей Болеслава Берута и Якуба Бермана, Юзефа Циранкевича и Хилари Минца. Не повезло и попутчикам: Осубке-Моравскому и Михалу Роле-Жимерскому (дела N 355, 356, 358, 359). Чем эта цензура не материальная база для вечного — со времен Пушкина и Мицкевича — спора братьев-славян? О поисках какой "правды о Катыни" можно твердить, когда и эти документы закрыты?!

Хотите продолжения? Извольте. "Посторонним вход воспрещен" и к уникальным материалам по союзникам из антигитлеровской коалиции. От посторонних глаз спрятана вся переписка Сталина с сопредседателями "Сражающейся Франции" генералами де Голлем и Анри Жиро, в том числе в связи с освобождением Парижа от немецко-фашистских захватчиков (дело N 390). Не выдают материалы переговоров Сталина с Уилки — личным представителем президента США Рузвельта — в августе-сентябре 1941-го, всю переписку с диппредставителями США времен войны, в том числе о приобретении там вооружения.

Закрыты сталинские документы по Австрии, Болгарии, Италии, Испании, Финляндии, Чехословакии. Недоступна Япония.

Пометки на полях

Жанр сталинской резолюции — материал не для одной докторской диссертации. Да и массовая культура от рассекречивания выиграет. Но неизвестно когда: бесценный пласт архивных источников — "журналы регистрации отправленных документов с резолюциями Сталина" засекречены тоже. Это семь архивных дел за N 419-425 на 738 листах! Разумеется, наглухо закрыты документы по ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ (14 дел, N 170-183). Засекречены депеши пресловутого СМЕРШа, растиражированного рейтинговыми телесериалами и масслитом... Особенно те, по которым когда-нибудь придется реабилитировать сотни и тысячи (а может быть, миллионы) соотечественников, ведь этих людей процесс реабилитации почти не коснулся.

Все это далеко не полные примеры, взятые лишь из одной (!) описи одного (!) фонда одного (!) архива. Правда, личного архива самого Сталина, но лишь по одной теме — Великая Отечественная, о которой нам неустанно твердят, что открыто все и тайн нет.

Известно, что последний раз межведомственная комиссия (МВК) по сталинскому архиву заседала в ноябре 1998 года (протокол МВК N 37-рс). По регламенту она может пересматривать гриф секретности исторических документов раз в десять лет. Иначе говоря, она могла собраться еще семь лет назад. Не собралась. И когда соберется — неведомо...


Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/2702876                                                                                 По следам, как говорится, наших публикаций.


На Украине рассекречены чекистские архивы (ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ) за 1917-1991 гг.
igorkurl
Верховная рада Украины рассекретила архивы КГБ

Александр Артемьев



        Верховная рада приняла закон, открывающий архивы советских органов госбезопасности вплоть до 1991 года. Согласно документу, бывшие штатные и внештатные сотрудники спецслужб не смогут ограничить доступ к своим делам

​Верховная рада в четверг приняла закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917–1991 годов». За разработанный кабинетом министров Украины документ проголосовал 261 депутат при необходимых 226 голосах.

Закон кардинально пересматривает правила доступа граждан к архивам располагавшихся на Украине силовых ведомств бывшего СССР, в том числе КГБ, Генпрокуратуры, ГРУ Генштаба Вооруженных сил, а также армейских подразделений и судов.

Все документы этих учреждений, в настоящее время хранящиеся в архивах различных ведомств с разным режимом допуска, должны быть переданы в отраслевой государственный архив Украинского института национальной памяти. На создание такого архива отведено три месяца, все документы должны быть собраны в нем в течение двух лет со дня вступления закона в силу.

Оговаривается, что доступ не может быть закрыт к материалам о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина, незаконных действиях органов государственной власти, об авариях и катастрофах, о состоянии окружающей природной среды и всем, что представляет общественный интерес.

Запросить ограничение доступа могут лишь жертвы советских репрессий, члены их семей могут попросить лишь скрыть информацию об их этнической и религиозной принадлежности, политических взглядах и данных о здоровье. Закрыть или ограничить информацию заинтересованные лица смогут лишь на срок не более 25 лет. Особо оговаривается, что доступ к архивной информации о штатных или внештатных сотрудниках репрессивных органов ограничен быть не может ни при каких обстоятельствах.


Как рассекречивали советские архивы в России

Волкогонов и Буковский

К рассекречиванию документов КПСС в России приступили в декабре 1991 года. Соответствующую комиссию возглавил ведущий военный историк Дмитрий Волкогонов. Параллельно с ним работал бывший советский диссидент Владимир Буковский, который по поручению Бориса Ельцина собирал в архивах материалы для готовившегося тогда «суда над КПСС». На тот момент засекречены были не менее половины всех архивных материалов.

Три года общего доступа

В мае 1992 года решением Росархива был провозглашен принцип «общедоступности документов российских архивов, равных прав в пользовании ими российских и зарубежных пользователей». Однако уже в 1993 году комиссия по рассекречиванию документов ЦК КПСС практически прекратила работу в связи с принятием закона «О государственной тайне». С 1995 года для многих ранее открытых для публики материалов вернули особый режим доступа.

75-летний мораторий

Согласно законам о порядке доступа к советским секретным материалам действует 75-летний мораторий на раскрытие данных, которые могут касаться частной жизни гражданина. Как считают правозащитники, таким образом любые данные могут быть засекречены со ссылкой на нарушение неприкосновенности преступников, действовавших от лица советского государства.

Законом устанавливается, что доступ в архивы будет осуществляться без каких-либо ограничений, разрешается копирование документов (при использовании собственных средств — бесплатное), будет начата работа по оцифровке всех данных.

Обосновывая необходимость открытия архивов советских спецслужб, автор пояснительной записки к законопроекту, директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович ссылается на рекомендации комитета министров Совета Европы от 2000 года, указывая, что «ни одна страна не может стать демократической, не обеспечив собственным гражданам права на правду о своем прошлом». Вятрович, один из лидеров еще первого Майдана в 2004 году, в течение двух лет возглавлял архив Службы безопасности Украины, но в 2010 году с приходом к власти Виктора Януковича ушел с этого поста.

Закон об открытии архивов — лишь одна из четырех инициатив, за которые проголосовала Верховная рада. Парламент также признал Украинскую повстанческую армию (в России признана экстремистской, ее деятельность запрещена) и другие организации, боровшиеся против коммунистического режима в 1917–1991 годах, борцами за независимость Украины. Кроме того, был принят закон об осуждении коммунистического и нацистского тоталитарных режимов. Он запрещает пропаганду и символику коммунизма и нацизма, в том числе гербы и флаги СССР и гитлеровской Германии, символику НСДАП и КПСС, любые изображения серпа и молота, кроме связанных с победой во Второй мировой войне. В соответствии с этим законом на Украине должны быть демонтированы памятники всем деятелям Компартии и переименованы все географические названия, связанные с советским и партийным руководством.

Четвертым законом Рада официально заменила термин Великая Отечественная война термином Вторая мировая война. В подготовленном правительством документе указывается, что Вторая мировая война «началась в результате договоренностей национал-социалистического (нацистского) режима Германии и коммунистического тоталитарного режима СССР» и «стала величайшей трагедией человечества в ХХ веке». Как заявил Вятрович перед депутатами, стране нужно избавляться от «советских клише». При почтении памяти павших в годы войны, решили депутаты, советская символика более использоваться не будет.

Подробнее на РБК:
http://top.rbc.ru/politics/09/04/2015/55267ada9a7947dd1416af39                                                                                                                    Остается только пожелать, чтобы эти материалы как можно более широко публиковались, нужна массовая публикация тех материалов, которые дублировали на региональном уровне документы центрального аппарата НКВД-КГБ (те, которые почти все до сих пор НЕ расекречены у нас,  или формально рассекречены, но по каким-то причинам недоступны исследователям). Также весьма желательна массовая оцифровка этих документов и выкладывание их в сеть.                                                                                                                        

Вышел "Историк" - новый журнал по истории с консервативным уклоном.
igorkurl

                                                            «Историк» научит дилетанта консерватизму

Околокремлевский ИСЭПИ выпустил собственный исторический журнал.                                                                                                                В конце января околокремлевский Институт социально-экономических и политических исследований презентовал первый номер журнала «Историк», который позиционируется как издание «об актуальном прошлом» с консервативным уклоном. Эксперты отмечают, что у издания неплохие перспективы на рынке, поскольку в связи с глобальными политическими событиями последнего года в обществе наблюдается всплеск интереса к истории.

Спрос на консерватизм                                                                                                                                                                                                          Историк» позиционирует себя как журнал для тех, кто «испытывает потребность в консервативном знании о прошлом и настоящем». Это уже не первый проект ИСЭПИ, завязанный на консервативной тематике: институт также выпускает альманах «Тетради по консерватизму», а также анонсировал открытие двух интернет-порталов соответствующей направленности.

Первый номер журнала посвящен годовщине первой русской революции 1905 года и вышел тиражом 3 тыс. экземпляров. http://www.gazeta.ru/politics/2015/02/02_a_6397049.shtml


2014 год. Минута Молчания.
igorkurl

1.Alexander_Ivashkin

Виолончелист, дирижер, музыковед Александр Ивашкин (1948 г.р.)

2. 1010112149

Историк Валентина Чернуха (1930 г.р.).

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%83%D1%85%D0%B0,_%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0

3.c2081bszoc186

Кинорежиссер Миклош Янчо (1921 г.р.)

«Гороскоп Иисуса Христа» (1988) и др.

4.Judgment_at_Nuremberg-Maximilian_Schell2

Актер и режиссер Максимилиан Шелл (1930 г.р.)

5.martynuk-09

Актер Георгий Мартынюк (1940 г.р.)

(«Следствие ведут знатоки» и др.)

6.kaverin_jpg_0x195_q85_crop_cropsize-260x195_upscale

Вирусолог Николай Каверин (1933 г.).

Сын писателя Вениамина Каверина.

7.AABelinsky

Кинорежиссер Александр Белинский (1928 г.р.)

(«Лев Гурыч Синичкин» и др.).

8.Stark_Vadim

Филолог Вадим Старк (1945 г.р.)

Основатель музея Набокова в Петербурге.

9.img-20140309180939-207

Актер Анатолий Кузнецов (1930 г.р.)

10.Lisnyanskaya

Поэт Инна Лиснянская. (1928 г.р.)

11.e16a25a30cd9006ea3d22686679bcd0e

Историк Жак Ле Гофф. (1924 г.р.)

12.l_e3f9c640

Поэт Игорь Меламед (1961 г.р.)

13.gabriel_garcia_marquez

Писатель Габриэль Гарсиа Маркес (1928 г.р.)

14.Og34_054_Page_1_Image_0001

Филолог Бенедикт Сарнов (1927 г.р.)

15.Bob_hoskins_filming_ruby_blue_cropped

Актер Боб Хоскинс (1942 г.р.).

16.TCAF1957+(7)

Актриса Татьяна Самойлова (1934 г.р.)

17.1401289125_229411126

Историк Николай Троицкий (1931 г.р.)

18.Belza

Музыковед Святослав Бэлза (1942 г.р.)

19.9f0c0e

Театровед Елена Маркова (1946 г.р.)

20.20080125165932

Телережиссер Ксения Маринина (1922 г.р.)

21.b_f108b25acdb12eae7cf9af32bf7f7dbc

Эстрадная певица Ольга Воронец (1926 г.р.)

22.file44663457_e2e1c61e

Актер Робин Уильямс (1951 г.р.)

22а.LaurenBacsall5

Актриса Лорен Бэколл (1924 г.р.)

23.200px-Dubin,_Boris

Социолог Борис Дубин (1946 г.р.)

24.banionis

Актер Донатас Банионис (1924 г.р.)

25.398723

Актриса Виктория Горшенина (1919 г.р.)

Вдова кинорежиссера Яна Фрида

26.94a5d626fc

Историк религии и Церкви Дмитрий Поспеловский (1935 г.р.)

27.75626479_212802

Театральный режиссер и актер Юрий Любимов (1917 г.р.)

28.original_2058a7149595370274e0b69d54d1e96a

Правозащитник и диссидент Валерий Сендеров (1945 г.р.)

29.original_2058a7149595370274e0b69d54d1e96a

Хоккейный тренер Виктор Тихонов (1930 г.р.)

30.218508_original

Актер и общественный деятель Алексей Девотченко (1965 г.р.)

31.00712ch

Правозащитник и диссидент Глеб Якунин (1934 г.р.)

31.534ce826239b10b60fac93e160603051_XL

Певец и музыкант Джо Кокер (1944 г.р.)

Писатель Михаил Успенский (1950 г.р.).

32.100606115157185048

Актриса Вирна Лизи (1936 г.р.).  


«Лукавые цифры» и не-лукавый историк товарищ Советов.
igorkurl

Д.и.н. Михаил Иванович Одинцов, ведущий специалист РГАСПИ, председатель Российской ассоциации исследователей религии (часть статей печатает в сборниках этого общества под говорящим псевдонимом «Советов»).

На конференции по истории позднего сталинизма в Твери я делал доклад по истории политики советского государства по открытию церквей в 1943-1953 гг. Излагался ряд данных и цифр из официальных, докладных записок председателя Совета по делам РПЦ Карпова Сталину за указанный период, ясно показывающие тенденции церковной политики власти за разные периоды в рамках т.н. «нового курса» - все эти сведения показывали ясно, что, при определенных шагах навстречу верующим, сталинская власть (с прямой помощью ее главного «приводного ремня» в этой сфере в виде Совета по делам РПЦ) стремилась минимизировать религиозную активность верующих, резко возросшую в результате войны и положить жесткие пределы т.н. «церковному возрождению». Ярко это проявилось в статистике уменьшения церквей на территории СССР во второй половине 1940-х г. – первой половине 1950-х гг., вызванных разными причинами (отобрание значительной части храмов из открытых в оккупации, закрытие их из-за нехватки священников), при том, что с 1948 г. по воле Сталина открытие в СССР церквей и молитвенных домов всех конфессий было запрещено вовсе (эта тема была подробно освещена в моем докладе).

После того, как мое выступление закончилось, М.И. Одинцов

бросил недовольную реплику: «Это все лукавые цифры на самом деле».

Но что же в них лукавого и что он имеет в виду под «лукавостью», маститый ученый автор не удосужился объяснить собравшимся на заседание секции специалистам. Хотя был теперь обязан выступить в дискуссии (время на это ведущим давалось), уважая негласное правило «сказал «А», - говори «Б»».

Проблема в том, что те же самые «лукавые цифры» из отчетов-записок чиновников Совета по делам РПЦ приводят и другие исследователи проблемы – М.В. Шкаровский, О.Ю. Васильева, Шин дон Хек, написавшая в соавторстве с Одинцовом объемную книгу по истории Совета по делам РПЦ Т.А. Чумаченко, да и сам Одинцов.

Конечно, в этих цифрах могут быть свои погрешности, вызванные недостатками учета церквей аппаратами уполномоченных Совета на местах, неполнотой поступивших сведений по некоторым регионам. Но, взятые в целом, тенденции они отражают правильно. И данные записок Карпова Сталину за разные годы вполне корреспондируют друг с другом. Что хотел сказать Одинцов, - что церквей после войны при Сталине было на самом деле закрыто значительно меньше, уполномоченные с мест преувеличивали, а чиновники Совета в центре давали ложные картины в своих донесениях Сталину? Но в историографии никаких, доказанных источниками, опровержений официальной статистики сталинского Совета (это касается не только сокращений храмов, прогрессировавших в те годы, но и синхронно сокращавшихся тогда же монастырей, выпускников духовных учебных заведений, воспроизводства священников) не содержится. И, полагаю, что неслучайно.

Теперь немного скажу о докладе самого проф. Одинцова на Тверской конференции по истории позднего сталинизма (5 декабря сего г.). Он открывал работу нашей секции «Конфессии и конфессиональная политика» (руководитель д.и.н. Т.Г. Леонтьева и несколько удивлял широтой заявленной темы - «Вероисповедная политика советского государства в 1943-1953 гг.». Этим как бы предполагалось, что доклад носит некий постановочный характер. Обычно такими названиям соответствуют не кандидатские, а докторские диссертации и обширные монографии. Потому нужна была бы, как представляется, некая конкретизация этой темы, но ее не последовало.  

Доклады на научных конференциях предполагают либо новые факты, либо новые осмысления (еще лучше – и то, и другое), но ничего подобного в выступлении Одинцова не было.

У меня сложилось впечатление, что автор искренне не понимал, что такое научная конференция и что такое научный доклад. Ну, посудите сами. Доклад состоял из изложения известных фактов, - по работам того же М.И. Одинцова, Т.А. Чумаченко и других. Ничего фактологически и научно нового в докладе Одинцова не было. А вот странного и спорного – довольно. (Но то же самое – в его прежних работах).

Автор рассказывал о том, что война мобилизовывала также патриотические, духовные ресурсы. Отсюда поворот к Церкви, - открытие храмов, разрешение много в конфессиональной области. И т.д. Основная работа по исполнению нового курса легла на В.М. Молотова, но не только на него. Председатель Совета по делам РПЦ чекист Г.Г. Карпов и другие работали. Все, что мы знаем положительного, сделано по запискам Карпова. Одинцов хвалил взахлеб чекиста Карпова – очевидно, что незаслуженно, ибо документы показывают, что и плохое в 1940-е гг. тоже по его запискам того же Карпова делалось (об этом историк умалчивает). Умалчивалось, что Карпов был, прежде всего, послушным исполнителем воли диктатора Сталина, хотя в рамках ему дозволенного мог быть инициативен. Одинцов откровенно и явно идеализирует его личность и деятельность. Карпов для него тот, кого «нельзя мазать». Вообще Карпов у Одинцова – почти что церковный деятель, все плохое исходило от партии (не от Сталина!), от партийного аппарата. Обмолвился Одинцов и о мотивах такой «процерковной» деятельности Карпова. Слушатели узнали от него, что чекист Карпов, которого уличали в 1950-е гг. в применении пыток в годы террора 1937-1938 гг., был абсолютно бекорыстен и бескарьерен всю жизнь (!) и был убежден: "у человека должна быть свобода" (!!!). Думаю, нефундированно это было у докладчика. Затем тов. Советов хвалил чекиста Полянского (меньше) – за его деятельность в Совете по делам религиозных культов. Хвалил деятельность двух этих Советов, - выходило, что ничего, кроме радужных красок, в их трудах не было. Боролись за интересы церквей и религий, не щадя живота своего. Могли быть, конечно, отклонения отдельных уполномоченных – исполнителей на местах (по причине их атеистических предрассудков, неполной сознательности), но, конечно, не начальства в Москве.

Время «нового курса» 1943-53 гг. Одинцов характеризует, как якобы цельный, благотворный период. По его представлению, позитивный импульс 1943 г. (встреча митрополитов со Сталиным) все время сохранялся (как быть с фактами ужесточения же сталинской церковной политики с 1948 г., которые доложил на той же секции и Ваш покорный слуга, - при том оставалось непонятно). Сам же Одинцов сказал и о фактах притеснений церкви и религии с 1948 г. – уже после того, как сделал вывод о благотворном периоде. Объяснение у него нашлось: это искривления антирелигиозных партократов, а «процерковный» чекист Г.Г. Карпов якобы боролся за открытие церквей. «Настойчивость граничила с безрассудностью», "настаивал, убеждал", - именно такие слова употребил докладчик. Но полагаю все же, что это домыслы автора. Карпов, известным мне его докладным запискам Сталину, осторожно предлагал церкви где-то открыть, но не более того. Когда я задал вопрос Михаилу Ивановичу уже после его выступления, справедливо ли в этом случае определение «настойчивой борьбы»? – то мой вопрос позвучал риторически. Справедливо, и всё тут.

Показателен спор на заседании нашей секции М.И. Одинцова с историком П.М. Поляном, известным специалистом по сталинским депортациям.

Тема выступления Павла Марковича была: «Наказанные за веру: конфессиональные депортации 1951-1952 гг. (новые материалы)». Рассказ был о сектах «крестиков», «молчальников» и «федоровцев» с привлечением лагерных воспоминаний. И вот в числе прочего Полян говорил о том, что Совет по делам культов с помощью своего аппарата, чиновников инициировал эти депортации, обращался в карательные органы с соответствующими предложениями.

После доклада Поляна произошла небольшая перепалка. Одинцов, возражая П.М. Поляну, настаивал: совет по делам культов нельзя представлять инициатором преследования религиозных сект «Этого не было". Полян - "Как же не было? Когда было". Одинцов – «но это были единичные случаи» (то есть для благодетельного Совета по делам культов не характерные). У Одинцова явно просматривалась защита чести мундира. (Он бывший работник Совета по делам религий, а потом перешел в историки). В основе выступления в дискуссии его главный посыл (с эмоциями): "Не трогайте моих и хороших!". Полян, отвечая Одинцову, сказал буквально следующее: "Вам нужно привыкнуть в мысли, что та контора, в которой вы работали, не такая розовая и пушистая, как представляется вам".

У Одинцова есть несомненные заслуги в публикации многих ценных исторических материалов, но… есть и немалое «но». Бывший чиновник Совета по делам религий, он когда-то «пошел» в историки. Получил, как номенклатурный историк-монополист, преимущественный доступ ко многим архивным материалам, хорошие ресурсы для карьеры. А постоянная защита «чести мундира» любимой организации, воспевание ее деятелей и деятельности, наложила свою печать на многие его работы. Что видно и до сих пор.

Апологетика искажает историю.


Журнал "Красный Архив" (1923 - 1941 гг.) на сайте "Исторические материалы".
igorkurl

Красный архив


Сборник документов «Процесс Бухарина. 1938.» (М., 2013).
igorkurl
Процесс Бухарина. 1938 г.. - Книжная экспедиция

Процесс Бухарина. 1938 г. Сб. документов / Ред.-сост. Ж.В.Артамонова, Н.В.Петров. - М.: МФД, 2013. - 960 с. - (Россия. ХХ век. Документы)

Процесс Бухарина. 1938 г. Сб. документов / Ред.-сост. Ж.В.Артамонова, Н.В.Петров. - М.: МФД, 2013. - 960 с. - (Россия. ХХ век. Документы)

ISBN: 978-5-89511-036-2

Обложка: Твердый переплет, Формат: 170x240

Вес: 500г, Тираж: 1000

Нет в продаже

В сборник документов о третьем Московском процессе вошли архивные материалы из фондов РГАСПИ, ГАРФ и ЦА ФСБ, посвященные делу т.н. антисоветского право-троцкистского блока , рассмотренному Военной коллегией Верховного суда СССР в Москве в открытом судебном заседании 2-13 марта 1938 г. Основу сборника составляет полный текст стенограммы процесса с внесенной в него сталинской правкой. Также публикуются представляющие большой интерес отклики населения и зафиксированные НКВД высказывания журналистов, дипломатов и представителей творческой и научно-технической интеллигенции о процессе.

http://www.setbook.ru/books/1949130.html

Один из авторов сборника историк Никита Петров об этом издании:

·         Котовасий спросил 1 February

Уважаемый Никита Васильевич.
Известно, что в 1938 году материалы бухаринского процесса были опубликованы. Также известно, что во время той публикации "отец и гений" лично вносил коррективы в протоколы допросов. Есть сведения, что в прошлом году эти материалы были опубликованы без сталинских купюр, с указанием того, какие именно "улучшения" внёс вождь. Что Вы можете сказать об этих сталинских правках,
насколько они меняют наше представление об этом процессе?

Ответ:

Уважаемый Котовасий! В изданной в прошлом году книге "Процесс Бухарина 1938 г.: Сборник документов" / Ред.-сост. Ж.В.Артамонова, Н.В.Петров. М., 2013. - дан полный текст стенографического отчета процесса и указанием внесенной до публикации правки, в том числе и лично Сталиным. Например, особенно заметно "вторжение" в текст последнего слова Бухарина. Характер правки таков, что все попытки Бухарина акцентировать внимание на нелогичности обвинений и противоречиях следствия из текста исключены. так что, публикация дает точное представление о том, как "приглаживали" текст. Кроме того, в книге даны и многочисленные отклики на процесс в различных слоях населения - крайне любопытны, потому что всеобщего и единогласного "одобрямса" не было. Было достаточно критичных и трезвых суждений.
Не знаю, как сказать о том, насколько изменилось наше представление об этом процессе. И до того было понятно, что дело сфальсифицировано. Просто теперь яснее видны мотивы и приемы Сталина - главного фальсификатора
.

написать комментарий

·         Logo спросил 27 February

Уважаемый Никита Васильевич!
Не могли Вы разъяснить ситуацию с засекреченной частью "Бухаринского процесса", а именно стенограмм закрытых заседаний. Я очень надеялся на их публикацию в выпуске фонда "Демократия", однако опять мимо. Чем может быть вызвана такая секретоупертость обладателей данного документа, тем более прошло 76 лет с момента его создания, и нет ли в АП копии этого документа?
И второй вопрос. По выпуску Берия. Оправданию не подлежит. С чем, на Ваш профессиональный взгляд, связано полное отсутствие очных ставок между участниками дела? В деле имеются расхождения в показаниях соучастников, однако, положенной в таких случаях очной ставки нет. В легенду о пристрелянном при аресте Берии как-то слабо верится. Но дело какое-то мутноватое

Ответ:

Уважаемый Logo! Стенограмма закрытого заседания ВКВС по делу Бухарина и др. от 9 марта 1938 г. планировалась мной к включению в сборник "Процесс Бухарина", выпущенный в конце 2013 г. Но в самый последний момент ЦА ФСБ не предоставил копию, сославшись на то, что дело "не у них", а находится в Гл. воен. прокуратуре. Конечно, ничего секретного в этой части стенограммы нет (как нет и ничего принципиально интересного). Стенограмма закрытого заседания состоит из примерно 18 машинописных страниц. Кажется, Чернов называет кого то из иностранцев, будто бы из посольств, которые руководили "шпионами", а Ягода на вопрос о мотивах убийства Макса Пешкова толком так и не отвечает, а говорит, дескать "я вам этого не открою". Я не думаю, что стенограмма закрытого заседания вообще имеет сейчас гриф секретности. Так что у меня не получилось ее включить, но, думаю, любой исследователь может запросить ее для ознакомления в архиве. В архиве Президента этой стенограммы нет (она при деле Бухарина в ЦА ФСБ).
Относительно дела Берии и очных ставок скажу так. Очные ставки не являются непременным условием и критерием правильности и полноты проведения следствия. Очная ставка лишь инструмент применяемый когда один из обвиняемых "в отказе" и его могут уличить или воздействовать на него другие фигуранты дела. В деле Берии не было такой необходимости. Все что нужно следствию обвиняемыми, включая Берию, признавалось. Мелкие противоречия в показаниях, отвечавшего за следствие Руденко, не сильно волновали (для него главное - политические обвинения и политическая составляющая дела) . Так что утверждения некоторых публицистов, что отсутствие очных ставок что-то там доказывает или показывает - полная чушь и юридическая безграмотность. Они сначала выдумали фальшивый тезис о том, что очные ставки непременно должны быть (непременное условие следствия) , а потом указывая на их отсутствие кричат: "Ну вот, конечно, раз нет очных ставок, значит Берию уже давно убили" и т.п.

http://top4top.ru/petrov/questions?page=5      

Сайт «Исторические материалы» начал выкладывать правленую стенограмму бухаринского процесса из этого сборника по ссылке (пока дошли до 5 марта «суда», предисловия, других документов выкладывать оттуда же не планируют, поэтому лучше искать книгу целиком – в бумажном или электронном варианте):

http://istmat.info/node/40170


In Memoriam. Историк, жертва репрессий, правозащитник, публицист Яков Этингер (1929 – 2014).
igorkurl

                                                                                                                   Я.Я. Этингер на могиле Марии Хорецкой, - женщины, спасшей его в Холокост.

О нем: https://ru.wikipedia.org/wiki/%DD%F2%E8%ED%E3%E5%F0,_%DF%EA%EE%E2_%DF%EA%EE%E2%EB%E5%E2%E8%F7

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=author&i=1467

http://www.lechaim.ru/ARHIV/107/aspiz.htm

Его воспоминания «Это невозможно забыть»: http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=book&num=2010

Воспоминания Этингера о его спасении из минского гетто: http://www.sovsekretno.ru/articles/id/1592/

Некролог на сайте «Мемориал»:

Умер Яков Яковлевич Этингер

«Яков Яковлевич Этингер не дожил несколько дней до своего 85-летия. Он родился 12 августа 1929 года и полной мерой испытал на себе ужасы ХХ века. Он потерял родных отца и мать во время Холокоста, приемного отца - во время «дела врачей», по этому же делу была арестована приемная мать. Сам Яков Яковлевич был узником Минского гетто и Вятлага. Пройдя в юности такой тяжелый путь, он сумел окончить истфак МГУ, стать доктором исторических наук, профессором, крупнейшим африканистом, почетным членом семи зарубежных академий. При этом Яков Яковлевич Этингер никогда не забывал об ужасах тоталитаризма, был активным общественным деятелем и публицистом. В 1988 году он был одним из организаторов общества «Мемориал», входил в состав его первой рабочей коллегии. Он был мужественным и добрым человеком, надежным другом».

Еще о Я.Я. Этингере:

«… В 1956 году окончил исторический факультет Московского государственного университета. С 1956 по 1989 год работал в Институте мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР, пройдя путь от библиотекаря до главного научного сотрудника. Я.Этингер - один из крупнейших отечественных африканистов. Автор 10 книг и около 500 статей по международно-политическим и этническим проблемам стран Африки и Азии. Многие работы изданы за рубежом. В КПСС никогда не состоял. С 1989 года на пенсии.

В 1988 году был одним из организаторов общества "Мемориал", входил а состав его оргкомитета и первой рабочей коллегии. В конце 80-х - начале 90-х годов - сопредседатель Московского объединения жертв политических репрессий. Член правления созданного А.Д. Сахаровым общественно-политического клуба "Московская трибуна". Я.Я. Этингер - заместитель председателя образованной в 1990 году правозащитной ассоциации "Гражданский мир". Один из инициаторов создания в 1990 году Ассоциации евреев - бывших узников гетто и фашистских концлагерей, член Совета этой ассоциации. В 90-х годах опубликовал в российской и зарубежной печати большое количество статей по проблемам сталинизма, политических репрессий в СССР и антисемитизма в Советском Союзе. Автор многих публикаций о "деле врачей" http://www.jig.ru/rossia/220.html


Цимбаев Н.И. Славянофильство: из истории русской общественно-политической мысли XIX века
igorkurl
Оригинал взят у philologist в Цимбаев Н.И. Славянофильство: из истории русской общественно-политической мысли XIX века
Цимбаев Н.И. Славянофильство: из истории русской общественно-политической мысли XIX века. Серия: В помощь студенту-историку. Издательство Государственная публичная историческая библиотека России, Москва, 2013. 447 стр., 60х84/16. Тираж 500. ISBN 978-5-85209-308-0



Для специалистов-историков и читателей, интересующихся отечественной историей, выходит новое, исправленное и дополненное издание монографии доктора исторических наук, профессора Н.И. Цимбаева, автора научных трудов, учебных пособий и публикаций по истории общественной мысли в России XIX в., философии истории, историографии и археографии.Монография представляет собой обобщающее исследование истории славянофильского кружка, десятилетия игравшего заметную роль в общественно-идейной жизни России. Прослежены социальные предпосылки возникновения славянофильства, его идейные истоки. Историко-философские, политические и социально-экономические воззрения славянофилов рассмотрены в контексте идейной борьбы середины XIX в., в сопоставлении с иными течениями, прежде всего с западничеством. На конкретно-историческом материале раскрываются воззрения крупнейших представителей славянофильства — А. С. Хомякова, И. В. и П. В. Киреевских, К. С. и И. С. Аксаковых, Ю. Ф. Самарина.

«Больше чем Геббельс, Рейган, Тэтчер, Молотов…» М. Кантор vs Ханна Арендт.
igorkurl

Подборка цитат из фейсбука М. Кантора. Здесь все прекрасно. Наслаждайтесь.

·                                  Кантор. Кто из вас слышал голос демократессы Ханны Арендт - самоуверенный голос, фюрерский, безапелляционный? Ханна выговаривала директивы надменно, шлепала вескими банальностями. Многие до сих пор принимают ее за апостола свободы, хотя Арендт воплощала самую что ни на есть "правую" доктрину, и свобода в этой доктрине - величина переменная.

·                                  Ханна Арендт, автор концепции "тоталитаризма", каковой рассматривается как критерий оценки развития культуры, сама была крайне авторитарной дамой; есть еще одна дама сходного темперамента, имевшая сходные цели - ее зовут Айн Ренд. Эти дамы хотели одного и того же, обе были страстными, жесткими и бесплодными. Ханна Арендт и Айн Ренд стали флагманами либеральной демократии, только признаться в симпатии к Айн Ренд немного неловко, все-таки Ренд уж очень противная, а симпатии к Ханнне Арендт естественны для половозрелого интеллигентного посетителя кафе. - Вы ходили на фильм о Ханне Арендт? - О, мы ходили, и прийдем еще! Принято считать, что Ханна Арендт хотела хорошего, хотя это ничем не доказано, и подтверждений этого намерения не существует

·                                  Maxim Kantor Уважаемый Игорь Захаркин, я не видел фильма. Вы "слегка наивно" думаете, что я сужу об Арендт по кино. Господь с вами. Нет - исключительно по книгам; по ее книгам и по книгам ее учителя. Не то важно, что Арендт пишет плохо, она же не Пушкин, чтобы хорошо писать, но важно, что она пишет плохое, не моральное. Понятно, что Айн Ренд - это зло; она, в общем, и не скрывала ( в этом ее сила), что она за зло. Ей казалось, что это честно - быть за зло. В ее мире нет детей и стариков, нет больных и бездомных, нет тех, о ком надо заботиться безвозмездно. Ренд видела мир как фиксацию разумных взаимовыгодных отношений, она была законченной сволочью. И Ханна Арендт - в этой же "честной" модели мира - без стариков и детей - представляла мир как полигон онтологической демократии, где релятивизм Хайдеггера представал полетом мысли.

·                                  Кантор. Спасибо за доверие, Игорь. В самом деле, сегодня я думаю, что сумма Хайдеггер-Арендт сделала для устройства наших дней больше чем Геббельс, Рейган, Тетчер, Молотов вместе взятые. И если начинать лечить мир - то вот отсюда, с вот этой вот точки

·                                  Татьяна. ...если в такую явную подделку, как "Протоколы сионских мудрецов", верят настолько много людей, что эта подделка может стать текстом целого политического движения, то задача историка уже не может ограничиваться разоблачением фабрикации. Она, конечно, не может состоять в выдумывании таких объяснений, которые обходят основной политический и исторический факт: то, что в подделку верят. Этот факт более важен, чем то (исторически говоря, вторичное) обстоятельство, что она является подделкой. .

Кантор. Дорогая Таня, но ведь то, что Вы процитировали, это не мысль вообще. Если в подделку верит много людей, то задача историка и а) разоблачить подделку и б) объяснить, почему в эту подделку верят. И одно другому не противоречит, это ложная оппозиция. скажем, многие люди считают Ханну Арендт - мыслителем. Здесь существенно то, что а) многие люди не знают, что такое "мыслитель" они никогда не слышали (или не знакомы) с Кантом или Платоном и б) у них есть потребность в том, чтобы авторитет существовал. Разделить эти а) и б) невозможно: именно потребность в авторитете и исключает чтение - для наличия авторитета чтение необязательно. Ровно так же, нет оппозиции в фальшивке "протоколов" и в том, что в фальшивку верят. Люди хотят получить фальшивку и они ее получают, безразлично какую: протоколы сионских мудрецов, Ханну Арендт, демократию пополам с рынком


In Memoriam. Историк ГУЛАГа Антонина Сошина (1948 – 2013).
igorkurl
                                                               


Info




Памяти Антонины Сошиной

Автор: Когита!ру Последнее изменение: 2013-08-19 16:27
Сделали вклад: Ирина Флиге, фото
— Категория , , ,

4 августа 2013 в Архангельске умерла Антонина Сошина, историк, исследователь истории Соловецких лагерей особого назначения.

Как мы сообщали ранее, Антонина Алексеевна Сошина (2 февраля 1948, Каргополь - 4 августа 2013, Архангельск) была похоронена на Соловках 7 августа 2013.

Как сообщает "Виртуальный музей Гулага", Антонина Сошина "окончила исторический факультет Архангельского педагогического института". С 1969 года жила и работала на Соловках. В Соловецком Музее была научным сотрудником, заведующей отделом, главным хранителем фондов. В 1989 году вместе с А.В. Мельник, А.В. Баженовым и Ю.А. Бродским стала автором первой в СССР выставки по истории Гулага - выставки в Соловецком музее "Соловецкий лагерь особого назначения" (открыта 6 июня 1989). Позднее Антонина Сошина работала в Церковно-археологическом кабинете Соловецкого монастыря, была редактором изданий Соловецкого монастыря.

А.А.Сошина - автор многочисленных работ по истории Соловецкого лагеря (одна из последних статей или вот эта статья о побегах с Соловков). Одна из первых статей, написанная в соавторстве с Антониной Мельник, Андреем Резниковым и Ириной Флиге "Материалы к историко-географическому атласу Соловков: Две карты Соловецких островов лагерного периода" была опубликована в первом выпуске альманаха "Звенья" (Звенья: Ист. альм. – М., 1991. – Вып. 1).

В 1990-е Антонина Сошина одновременно с другими исследователями (В.Иофе, И.Флиге, С.Кривенко, И.Чухиным и Ю.Дмитриевым) занималась поисками места захоронений соловецких заключенных, вывезенных с Соловков осенью 1937 года. Одно из исследовательских достижений Антонины Сошиной - найденный в 1994 году в архиве  Архангельского УФСБ комплекс документов, в котором находились протоколы Особой тройки НКВД по Ленинградской области №81–85, 134, 198, 199 и 303, содержащие поименные списки приговоренных соловецких заключенных, – 1825 человек. Из этих документов следовало, что расстрел соловецких заключенных был проведен в три этапа... Эта находка вместе с другими архивными документами позволила обнаружить место расстрела и захоронений 1111 соловецких заключенных в урочище Сандормох.

Как рассказывала сама Антонина Сошина, она родилась в Каргополе Архангельской области.

"Еще в молодости в руки мне попала фотография из газеты, изображавшая Соловецкий монастырь. Увидев эту фотографию, я поняла, что я хочу там жить, хотя даже и знала тогда, где находится это место. В институте я узнала о Соловках больше, после первого курса поехала туда и уже на месте решила точно: я тут буду жить. А так как в советское время необходимо было после окончания университета ехать работать по распределению, я специально перешла на заочное отделение, где не было обязательного распределения молодых специалистов. После окончания института я умолила ректора и декана, чтобы меня отпустили, и вот с тех пор и до сего дня не пожалела, что живу у монастыря на Соловках.

– Расскажите о вашей деятельности на Соловках.

– Экскурсоводческая деятельность для меня не основная, все-таки больше мы, работники Соловецкого музея, а затем и монастыря, работали долгие годы в государственных архивах и научных экспедициях. Экскурсии проходили летом, а зимой – научная работа. В советское время мы часто ездили в экспедиции, объехали почти все бывшие владения монастыря и собрали коллекцию экспонатов по традиционным ремеслам, промыслам и быту. Очень много мы работали над тем, чтобы выявить, что есть «соловецкого» в фондах центральных музеев страны. В то время Соловецкий музей еще был филиалом Архангельского краеведческого музея, то есть организацией маленького масштаба, и из жалости и сочувствия нас допускали ко всему, чему только можно было, все открывали. Поэтому сегодня мы имеем огромную картотеку – что «соловецкого» вывезено в музеи Московского Кремля, Коломенское, Музеи Петербурга и другие музеи. Теперь нас встречают уже не так радушно, как в прежние годы.

Вначале экскурсоводов у нас было очень мало. Потом к начали ездить и помогать нам историки из МГУ. Начиная с 1967 года появись другие помощники: каждый год без перерыва студенты и преподаватели исторического и физического факультетов МГУ проводят реставрационные работы. Это, пожалуй, единственный такой отряд в стране! Причем те из них, кто когда-то ездил к нам студентам, сегодня занимают профессорские должности… и снова приезжают потрудиться на благо обители!

Я помню, часто можно было встретить людей-экскурсоводов, которые приезжали на Соловки каждый год в течение десяти и более лет – для них это добрая традиция. Это были очень хорошие экскурсоводы, и, как правило, это были учителя или студенты: не каждый может пойти в отпуск в летнее время, да еще на два месяца.

– Вы занимались сбором сведений о людях, принявших мученическую кончину на Соловках. Расскажите о вашей работе в этом направлении.

– Тема лагеря настолько обширна, что даже за долгие послелагерные годы мы не можем объять необъятное. Я много лет ищу и собираю сведения о мучениках и исповедниках. Часто специалисты занимаются исследованием определенных групп лиц: кто-то собирает сведения о католиках, кто-то занимается исследованием структуры лагерной администрации, а для меня всегда были интересны люди и их судьбы, поэтому я составляю картотеку тех, кто был в лагере на Соловецких островах. Преимущественно это люди, отбывавшие наказание по 58-й статье. В своей личной картотеке я собрала данные об около пятнадцати тысячах человек – священнослужителях и мирянах, пострадавших за веру.

– Результаты ваших изысканий опубликованы?

– Соловецкий монастырь предлагал мне опубликовать все собранные материалы, но это очень большая работа, и она еще впереди. Отдельные статьи, конечно, публиковались и публикуются в научных изданиях и журналах. На первом месте стоит вопрос об обработке собранной мной картотеки. Она рабочая и требует более тщательной обработки сведений, потому что данные постоянно уточняются и пополняются: сегодня исследователь знает о человеке мало, а завтра открываются новые источники, которые существенно меняют первоначальную картину, а через некоторое время узнаешь еще больше и больше.    http://www.cogita.ru/pamyat/in-memorium/pamyati-antoniny-soshinoi


Семинар "Историческая память. ХХ век". 3 июля 2013 г. (Репортаж "Церковного Вестника")
igorkurl
Новости
Соловки,памятник жертвам политрепрессий, фото автора
Соловки,памятник жертвам политрепрессий, фото автора
3 июля 2013 г. 18:50
версия для печати версия для печати

Новомученники российские должны быть включены в пантеон национальных героев, считает российский ученый

Современное Российское общество подошло к историческому моменту, когда его дальнейшее развитие зависит от выбора новой парадигмы, являющейся основой сознания его граждан и государственной идеологии. Она должна строиться на достоверных фактах и исторической памяти, охватывающих весь период развития России, а не только ХХ век. В то же время, вся информация о преступлениях советского государства в отношении своих граждан должна быть доступна всем, а память безвинно пострадавших увековечена, чтобы не допустить новых преступлений. Так считают участники пресс-конференции, состоявшейся в РИА «Новости» и представившие доклад «Историческая память ­– основа национальной идентичности», а также концепцию федеральной целевой программы «Об увековечивании памяти жертв политических репрессий» и сайт «Историческая память: XX век».

«Более 20 лет, которые прошли с момента крушения советского строя, наше общество не занималось самым главным — изучением самого себя. Господствующей общественной идеологией сегодня является «зверский индивидуализм», выращенный в ХХ веке. Но способно ли общество нормально развиваться с такой идеологией?», - обратился к журналистам с риторическим вопросом ведущий пресс-конференции, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая Школа Экономики» Сергей Караганов.

Патриотически настроенную личность, деятельного патриота, который живет и трудится для общего блага нельзя воспитать, если в основе обучения не положена достоверная историческая информация, из которой человек может получить ответы на неоднозначные вопросы истории своей страны, размышляет Алексей Миллер, доктор исторических наук, автор доклада «Политика исторической памяти», ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН. Но для этого вся информация, в том числе и архивная должна быть открыта. «Давайте спросим себя, кого мы хотим воспитать- солдата или гражданина. Если солдата, то до сих пор действующая концепция, построенная на сплошных победах нашего оружия вполне подходит. Но как она соотносится с мирным временем? Как ее применить в наших условиях, когда не менее важен не только военный, но и гражданский патриотизм,- заметил ученый. - Для этого необходимо выстраивание последовательной политики памяти, в том числе целостной концепции прошлого России, отвечающей стратегическим задачам развития общества и государства».

В пантеоне исторических личностей, которыми каждый из нас может гордится должны быть не только известные полководцы и государственные деятели высшего ранга, но и ученые, предприниматели, поэты, музыканты (не только Пушкин и Чайковский), изобретатели, меценаты прошлого. Отдельное место тут должны занять и новомученники российские, которые «часто платя за это своей жизнью, продолжали отстаивать свои убеждения, свою веру, помогая другим и предпочли страдания и смерть, но не отреклись от веры во Христа»,- добавил Алексей Миллер.

Между тем, у нас нет в календаре дня, когда бы все, в том числе первые лица государства, участвовали в поминовении трагического периода нашей истории- когда миллионы людей стали жертвами советского режима. И политика памяти не может опираться только на государство, в этой работе должно активно участвовать и общество. Необходимо обязательно открыть архивы, потому что доступ к ним по прежнему ограничен. «Нам говорят, что очень большой объем документов, который надо рассекретить. Но тогда поменяйте механизм, дайте два-три года на то, чтобы специальные комиссии быстро и в рамках 10% засекретили то, что почему то должно быть засекречено и дайте время российским историкам- до 5 лет, чтобы они имели преимущество изучить интересующие их документы и проблема будет решена»,- предлагает ученый.

В рамках мероприятия советник министра культуры РФ Александр Протасевич, рассказал о концепции федеральной целевой программы «Об увековечивании памяти жертв политических репрессий», которая будет представлена общественности в сентябре этого года. Ее выполнение рассчитано на период 2014-2018 гг. и включает в себя три раздела.

«Первый- это текстовая часть, которая обосновывает целеполагание, описывает историю вопроса, дает информацию и цифры, формирует алгоритм действий»,- отметил чиновник. По его мнению, общество входит в третий период реабилитации жертв репрессий, которому предшествовали еще два - 1953-63 годы (хрущевская оттепель), 1987-97 годы (принятие базовых законов, в частности о реабилитации народов, открытие архивных материалов и т.д.).

Второй раздел программы включает в себя индикаторы, которые позволяют дать эффективность оценки вложенных в программу целевых средств.

И наконец, третья часть — это предварительные затраты бюджета. Они разбиты на на четыре направления: мемориальное (создание новых и модернизация существующих музейных мемориальных комплексов, создание новых в местах захоронения жертв политических репрессий). Это информационно-просветительское направление и научно-архивное направление. Много архивов в настоящее время находятся в разных ведомствах и необходимо объединить их работу для воссоздание объективной картины минувших событий. И наконец- образовательное направление. «Нужно понимание, как донести до подрастающих поколений эту трагичную, противоречивую и психологически тяжелую информацию»,- заключил Александр Протасевич.

По мнению члена Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ Сергея Кривенко мемориалы памяти жертв политических репрессий должны быть в каждом регионе России. «Данная государственная программа позволит сократить разрыв между федеральной и местной властью в деле увековечивания исторической памяти,- отметил он.- Несколько тысяч памятных знаков, которые сегодня существуют по всей стране, были поставлены либо по инициативе общественности, либо финансировались региональными органами власти».

Очень важно создать информационную сеть, благодаря которой любой желающий мог бы получить всю необходимую информацию о таких мемориалах, добавил Сергей Караганов: «И мне очень горько, что в Москве нет памятника этому трагическому периоду, хотя они, например, есть и в Киеве и в Астане»,- добавил он.

Однако работа по созданию сети, объединяющей информацию трагической истории России ХХ века уже началась. Об этом рассказала Ирина Мячина, разработчик и администратор сайта «Историческая память: XX век». Ее сайт ставит перед собой решение таких задач как распространение информации о политических репрессиях в СССР и сохранение памяти об них. На ресурсе собраны ссылки на информационные сетевые источники, разрабатывающие эту же тему. Сайт является дискуссионной площадкой, которая объединяет экспертов- историков, сотрудников музеев, правозащитников. Любой желающий найдет тут видеоматериалы, архивные документы, описание мемориальных музеев. Ведется ежедневный мониторинг публикаций по вопросам репрессий, а наиболее спорные вопросы комментируются экспертами сайта.

Таким образом, возвращение исторической памяти нашему обществу и объективная оценка минувших, в том числе и трагических событий, поможет, по мнению участников мероприятия, в воспитании нравственных основ, без которых дальнейшее поступательное общественное развитии невозможно.



3 июля 2013 г. 18:50

Сталин - кремлевским врачам в 1937 г.: «Среди врачей есть и враги народа, о чем вы скоро узнаете».
igorkurl

Валединский И.А., фото изт открытых источников

Профессор Валединский И.А. Личный врач И.В. Сталина в 1926-1940 гг.

Даже в прилизанных-причесанных, препарированных-апологетических воспоминаниях о вожде, которыми так обильна культовая сталиниана, можно найти очень важные для историка штрихи и детали.

Некоторые мемуары о Сталине просто заказывались его аппаратом тем или иным допущенным к телу вождя «воспоминателям».

В августе 1950 г. бывший личный врач Сталина и медицинский руководитель северо-кавказских курортов, а ныне главный врач санатория «Барвиха» лечебно-санитарного управления Кремля проф. Валединский прислал секретарю Сталина А.Н. Поскребышеву заказанные ему же свои воспоминания о встречах с вождем.

Там же. Л. 72

Воспоминания, как и требовал канон такого жанра, как парадные мемуары,

получились восторженные и пустые.

Весьма интересной оказалась запись о тосте Сталина на приеме врачей в Кремле 5 января 1937 года:

Страница из воспоминаний И.А. Валединского 1950 года - о словах Сталина на встрече с врачами в Кремле в 1937 г. РГАСПИ Ф. 558. Оп.11. Д.1538.

Разумеется, предвидение диктатора сбылось. Через год с небольшим, в марте 1938 года, при его руководящем участии был организован процесс «право-троцкистского блока», ставший и первым «делом врачей». На скамье подсудимых оказались в том числе и заговорщики-врачи Левин, Плетнев и Казаков, признавшиеся в жутких умервщлениях путем медицины писателя М. Горького, его сына Пешкова и крупных советских руководителей Менжинского и Куйбышева, а также в попытке отравления Н.И. Ежова. Из этой троицы Левин в прошлом лечил и Сталина и Ленина.

Масса других, не столь именитых работников медицинского фронта сгинула в 1937-1938 гг. в расстрельных рвах и сталинских лагерях.

Валединский не забыл далее, в заключительной части своих заказных мемуаров, назвать товарища Сталина «величайшим гением в истории человечества».

Об И.А. Валединском:

Томич - личный врач Сталина

Личным врачом И.В. Сталина с 1926 по 1940 год был выпускник Томского университета Иван Александрович Валединский (1874-1854).

И.А. Валединский, уроженец Владимирской губернии, стал студентом Томского университета в 1895 году и окончил его в 1901-м. В Томском университете Валединский состоялся и как ученый, и как практикующий врач. Начинал лаборантом при кафедре гистологии и эмбриологии. В 1908 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицины. С 1911 года занялся исследованием минерального состава вод сибирских озер. Валединскому предстояло стать одним из крупнейших ученых-бальнеологов, сыграть огромную роль в становлении сибирского курорта Карачи, стать одним из организаторов в Томске физиотерапевтического института, ныне НИИ курортологии и физиотерапии.

Томская страница его биографии закончилась летом 1924 года, когда Валединский был вынужден покинуть Томск по состоянию здоровья. В сентябре того же года Валединский стал заведующим терапевтическим отделением курортной клиники Наркомата здравоохранения РСФСР, которая спустя два года стала Центральным институтом курортологии. С 1926 года Иван Александрович направляется на Северный Кавказ и становится научным руководителем курорта Сочи "Старая Мацеста".

В 1926 году в Мацесту впервые приезжает Сталин, которому врачи рекомендовали пройти курс лечения серными ваннами на здешнем курорте (Сталин жаловался на постоянные боли в мышцах рук и ног). Сероводородные ванны очень помогли Сталину, и он начал регулярно проводить свой отпуск под присмотром Валединского. В 1930 году генсек делает Ивана Александровича своим личным врачом, дарит ему пятикомнатную квартиру в Москве, назначает медицинским руководителем северокавказских курортов. Валединский был врачом Сталина до 1940 года.

Профессор Валединский лечил не только Сталина. Среди его пациентов были Георгий Димитров, Вильгельм Пик, Морис Торез, Анатолий Туполев и многие другие известные деятели того времени. В 1944 году Иван Александрович был назначен главным врачом подмосковного санатория "Барвиха".

Валединский оставил после себя множество научных трудов, укрепивших его как выдающегося ученого-курортолога. Славу отца умножил один из его сыновей, Анатолий, правда, совсем в другой сфере. Анатолий Иванович Валединский - известный советский конструктор двигателей для самолетов и крылатых ракет, был заместителем генерального конструктора космических аппаратов С.П. Королева.

http://trofimov.tomsk.ru/current/tr2/tr_13.shtml

Некрополь

http://mednecropol.ru/v/valedinskiy-ia/valedinskiy-ia.htm

И еще о нем

http://uzrf.ru/publications/istoriya_i_bolezni/Nikolay-larinsky-bolnou-nevedimka/


Обращение историков и деятелей культуры: "Спасти памятники Охтинского мыса!"
igorkurl

СПАСТИ ПАМЯТНИКИ ОХТИНСКОГО МЫСА

Охтинская декларация

В Санкт-Петербурге при археологических раскопках на Охтинском мысу (2006–2010 гг.), которые в соответствии с существующим законодательством были проведены на средства владельца участка (в данном случае это корпорация «Газпром-нефть»), выявлены:

1. Стоянки эпохи неолита и раннего металла (V–III тыс. до н. э.)
2. Мысовое городище древнерусского времени (до 1300 г.)
3. Крепость Ландскрона (1300–1301 гг.)
4. Крепость Ниеншанц (1611–1703 гг.)
5. Позднесредневековый могильник (XVI–XVIII вв.)

Органы охраны памятников Санкт-Петербурга склонны считать, что вся территория Охтинского мыса полностью изучена. Это не соответствует действительности. Только в пятне предполагавшейся застройки Охта-центра сохраняются рвы и бастионы крепостей XIII–XVII вв., а также остаются нераскопанными около 4000 квадратных метров средневекового культурного слоя и более 20000 квадратных метров культурного слоя эпохи неолита и раннего металла, перекрытые средневековыми фортификациями. В настоящее время часть раскопов на Охтинском мысу остается незаконсервированной, и раскрытые исторические объекты подвергаются разрушению.

После отказа от строительства на Охтинском мысу небоскреба владелец участка предполагает застроить площадку мыса. Это приведет к уничтожению выявленных памятников. В 2011 г. Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) вынес на обсуждение Совета по культурному наследию при Правительстве Санкт-Петербурга выполненную по заказу владельца участка экспертизу памятников Охтинского мыса. Эта экспертиза была Советом отклонена в связи с некомпетентностью ее авторов. Необходимо проведение новой историко-культурной экспертизы.

Приказом КГИОП от 5 марта 2012 г. территория Охтинского мыса была признана достопримечательным местом регионального значения с определенным режимом ее застройки. Такое решение не обеспечивает возможность сохранения памятников Охтинского мыса.

Считаем, что уникальный комплекс археологических памятников на Охтинском мысу имеет важнейшее историко-культурное значение для Петербурга, России и всей Европы. Выявленные здесь археологические памятники должны быть взяты под охрану в качестве объектов культурного наследия федерального значения. Допустить застройку Охтинского мыса – значит допустить гибель памятников отечественного и мирового культурного наследия. Охтинский мыс – национальное достояние России – не может находиться в частной собственности. Он должен быть возвращен городу.

Мы убеждены в том, что памятники Охтинского мыса должны стать основой для создания ландшафтного археологического музея-заповедника общероссийского значения. Призываем всех, кто неравнодушен к судьбе исторического наследия Отечества, поддержать эту декларацию.

Анатолий Кирпичников, д.и.н., профессор, археолог, СПб
Владимир Дыбо, д.ф.н., академик РАН, лингвист, Москва
Андрей Битов, писатель, вице-президент Международного ПЕН-клуба, СПб–Москва
Леонтий Войтович, д.и.н., историк, профессор, Львов
Сергей Белецкий, д.и.н., профессор, археолог, СПб
Александр Кушнер, поэт, СПб
Елена Невзглядова, филолог, СПБ
Павел Гутионтов, секретарь Союза журналистов России, Москва
Андрей Зубов, д.и.н., историк, профессор, Москва
Александр Архангельский, литератор и телеведущий, Москва
Священник Григорий Михнов-Вайтенко, Старая Русса
Бенгт Янгфельдт, славист, профессор, автор книги о городе Ниене, Стокгольм
Юрий Мамин, кинорежиссер, СПб
Сергей Трояновский, к.и.н, археолог, Великий Новгород
Акрам Муртазаев, журналист, Москва
Дмитрий Крымов, театральный режиссер, художник, Москва
Ольга Старовойтова, стенографистка, СПб
Адель Калиниченко, журналист, Германия
Борис Вишневский, журналист, депутат Законодательного собрания СПб
Ирина Воинова, архитектор-реставратор, член ИКОМОС СПб
Владимир Сарабьянов, реставратор, Москва
Людмила Губчевская, директор Староладожского музея-заповедника
Нина Попова, директор Музея Анны Ахматовой в Фонтанном доме, СПб
Андрей Чернов, поэт, член петербургского ПЕН-клуба, СПб
Николай Беляк, худрук Санкт-Петербургского интерьерного театра
Татьяна Рождественская, д.ф.н., профессор, лингвист, СПб
Петр Сорокин, к.и.н., археолог, СПб
Нина Аршакуни, филолог, СПб
Наталия Ефимова, археолог, Рига
Дарья Ефимова, картограф, Рига
Адриан Селин, д.и.н., историк, СПб
Сергей Николаев, д.ф.н., лингвист, Москва
Феликс Коган, хирург, СПб
Юлий Рыбаков, правозащитник, СПб
Павел Литвинов, преподаватель, правозащитник, Andrei Sakharov Foundation, Россия, Ирвингтон, штат Нью Йорк
Михаил Яснов, поэт, председатель петербургского ПЕН-клуба, СПб
Алексей Дмитренко, главный редактор издательства «Вита Нова», СПб
Алексей Захаренков, генеральный директор издательства «Вита Нова», СПб
Александр Бобров, д.ф.н., литературовед, СПб
Ирина Левинская, д.и.н., историк, СПб
Варвара Вовина, д.и.н., историк, СПб
Сергей Лебедев, д.и.н., историк, СПб
Людмила Орлова, библиограф, СПб
Екатерина Фиолетова, инженер-химик, Колпино
Эдуард Якушин, художник, СПб
Людмила Сутягина, к.филос.н., СПб
Софья Манилкина, аспирант, СПб
Мария Калита, студентка, СПб
Илья Григорьев, СПб
Сергей Глезеров, к.филос.н., СПб
Василий Матвеев, лаборант, СПб
Наталья Деконская, искусствовед, СПб
Мария Осипова, студентка, СПб
Илья Попов, СПб
Юрий Басилов, СПб
Виктория Андреева, историк, СПб
Борис Короткевич, к.и.н., археолог, СПб
Марк Борнштейн, художник, сценограф, СПб
Наталия Введенская, художник, искусствовед, СПб
Ольга Деркач и Владислав Быков, журналисты, писатели, Москва
Анатолий Головков, писатель и кинодраматург
Дмитрий Караулов, пенсионер, СПб
Варвара Костина, радиожурналист, Москва
Михаил Шнейдер, отв.секретарь ФПС «Солидарности», Москва
Артур Чубур, к.и.н., профессор, археолог, Брянск
Александр Марголис , к.и.н, историк, сопредседатель ВООПИиК СПб
Мария Игнатьева, поэт, Барселона
Валерий (Вилли) Брайнин, президент Российской общенациональной секции Международного об-ва муз. образования (ISME) при ЮНЕСКО; Германия, Россия
Виктор Аллахвердов, д.психол.н., профессор, СПб
Лев Шлосберг, историк, депутат Псковского областного Собрания, заместитель председателя Псковского областного отделения ВООПИиК
Игорь Клямкин, д.филос.н., профессор, Москва
Александр Журавель, историк, Тула
Ольга Чурсина, руководитель школьного музея "В.Д.Берестов и его окружение", Москва.
Андрей Мальгин, литератор, блогер, Италия
Павел Вишняков, предприниматель, СПб
Павел Кудюкин, историк, доцент НИУ ВШЭ, Москва
Зоя Межирова, поэт, США
Андрей Трубецкой, Москва
Наталья Никифорова. Журналист. СПб
Любовь Дуванская, филолог, преподаватель, Чебоксары
Михаил Соколов, ведущий программы "Цена победы" ("Эхо Москвы")
Татьяна Косинова, журналист, СПб
Кристина Абрамичева, искусствовед, Уфа
Илья Заславский. Нефтегазовый консультант. Коренной москвич
Григорий Кружков, поэт, переводчик, Москва
Евгений Соседов, председатель Московского областного отделения ВООПИиК - зампред Центрального совета ВООПИиК
Владимир Конецкий, к.и.н., археолог, Великий Новгород
Сергей Кузьмин, археолог, СПб
Вера Лурье, пенсионерка, СПБ
Татьяна Чарина, художник, Петербург
Дмитрий Остряков, к.пед.наук, учитель, СПб
Марина Сахарова, градостроитель, Екатеринбург.
Мария Сахарова, социолог, Екатеринбург
Андрей Алексеев, к.филос.н., социолог, СПб
Михаил Аксарин, программист, Москва
Ирина Алексеева, руководитель детского спортивно-оздоровительного лагеря «Город Мастеров», СПб
Александр Шуршев, муниципальный депутат округа Екатерингофский, СПб
Максим Резник, депутат Законодательного Собрания СПб
Игорь Тарасов, археолог, СПб
Ирина Мирошникова, историк, СПб
Олег Куликов, краевед, некрополист, СПб
Соломон Гальперин, инженер, СПб
Сергей Анисимов, IT-специалист, математик, активист СПб
Сергей Назаров, предприниматель, краевед
Екатерина Нагавкина, гид-переводчик, руководитель экскурсионного бюро
Алексей Ерофеев, член Правления СПб Союза краеведов, журналист, радиоведущий
Ольга Бычкова, журналист, Москва
Виталий Малко-Скрозь, петербургский музыкант
Сергей Яковлев, программист, Москва
Вадим Прилуцкий, СПб
Виктор Кучерявый, Таганрог.
Сергей Иванов, менеджер, СПб
Ольга Гутерман, логопед
Павел Азбелев, археолог, СПб
Олег Корчагин, студент, СПб
А.С.Кудрец, студентка
Валерий Федотов, к.ф.-м.н., доцент ИТМО, СПб
Глеб Драпкин, инженер, СПб
Евгения Лейсблус, студентка, СПб
Екатерина Иванова, домохозяйка, СПб
София Воробьева, официантка и мать, СПб
Валерия Шайдарова, историк культуры, СПб
Наталья Рубинштейн, журналист, литературный критик, Лондон
Евгений Вдовченков, к.и.н., доцент.
Ольга Крокинская, д.с.н., профессор, СПб
Галина Брилина, пенсионерка, коренная петербурженка
Берест Инна, массажист
Ирина Горох, сотрудник Музея истории СПб
Феликс Балонов, к.и.н., археолог, СПб
Игорь Непомнящий, к.ф.н, заслуженный учитель России, Брянск
Юлия Грешнова, художник, Индия.
Анастасия Плюто, охтинка, Санкт-Петербург
Андрей Белик, инженер.
Ирина Новолодская, студентка, СПб
Александр Власов, учитель высшей категории, СПБ
Мария Шеляховская Александровна, переводчик, СПб
Дмитрий Поликар, web-дизайнер, Москва
Михаил Чудов, врач.
Павел Авдеев, экономист, СПб
Михаил Алексеев, аспирант, СПб
Кочетков Сергей, инженер, СПб
Борзов Валентин, логист, СПб
Алексей Оскольский, д.биол.н., биолог, СПб
Катя Виссель, студентка, СПб
Елена Мельникова, административный служащий
Борис Великсон, преподаватель, Париж
Евгений Платонов, к.и.н., библиотекарь в Государственном Эрмитаже
Наталья Ефремова, историк, Новосибирск
Владимир Баранов, педагог, Новосибирск
Марина Козловская, искусствовед, СПб
Татьяна Воронина, филолог; житель Большой Охты, Санкт-Петербург,
Василий Чирков, выпускник Университета Культуры, СПб
Марина Бувайло, врач, писатель, Москва
Геннадий Ковальцов, физик, СПб
Михаил Рудин, нью-йорк, инженер,
Ольга Рыбакова, литературный редактор, мать 4-х детей, СПб
Владимир Левченко, биолог, СПб
Анна Прокофьева, экскурсовод, СПб
Моше Шацкий, пенсионер, Ariel (Israel),
Татьяна Исакова, искусствовед, СПб
Василиса Сатирская, писатель, редактор, СПб
Нина Брагинская, филолог-классик, проф., Москва
Дмитрий Шульга, научный сотрудник музея истории Петербурга
Жуковский Александр, студент, СПб
Дарья Еремина, врач, СПб
Татьяна Артемова, журналист, СПб
Олег Дробнис, инженер, СПб
Юрий Манаков, СПб
Ирина Белозерцева, научный сотрудник, СПб
Зинаида Зимина, учитель, СПб
Игорь Сидоров, журналист, СПб
Людмила Вильнянская, журналист, Екатеринбург
Ольга Уварова, пенсионер, СПб
Галина Агапова, служащий, СПб
Гусев Владимир, студент, Ганновер
Ольга Пржигодзкая, преподаватель, СПб
Татьяна Самигуллина, фотограф, СПб
Анна Кудрина, студентка, СПб
Александр Аксенович, к.биол.н., генетик, Новосибирск
Елена Чурсина, ст.научный сотрудник, Москва
Вера Куршакова, архитектор, Екатеринбург
Елена Шаркова, журналист, СПб.
Елена Ротькина, Адвокат, СПб
Игорь Борисов, пчеловод-любитель, обозреватель газеты «Псковская губернiя», д. Черёха
Светлана Шевченко, художник, СПб
Леонид Бахнов, литератор, член Союза писателей Москвы.
Евгений Шалахов, краевед, музейный экскурсовод, поселок Юрино, Республика Марий Эл
Анастасия Пальчик, журналист, СПб
Александр Черниговский, пенсионер, СПб
Антон Павлович Елисеев, юрист, СПб
Наталья Белова, редактор, Таллин
Светлана Иванова, психолог, СПБ
Холодкова Алина, менеджер по продажам, СПб
Любовь Сиротова, Всеволожск Ленинградской обл.
Александр Пересветов-Мурат, доктор философии, филолог, Стокгольм
Денис Захаров, фотограф, СПб
Алексей Столбов, трудящийся бумажной фабрики, СПб
Ольга Столбова, учитель, СПб
Сергей Веселов, специалист по качеству, СПб
Мария Зайцева, руководитель выставочного проекта.
Александр Пересветов-Мурат, доктор философии, филолог, Стокгольм
Денис Захаров, фотограф, СПб
Ирина Кочергина, дизайнер, СПб
Дарья Цыпкина, инженер, СПб
Игорь Катаев, менеджер, СПб
Радомир Сусоров, научный работник, СПб
Тамара Сусорова, экономика предприятия, СПб
Сергей Сусоров, строитель, СПб
Ирэна Каспари, редактор-верстальщик, СПб
Анна Всемирнова, журналистика, СПб
Сергей Гринберг, музыкант, СПб
Алексей Кондратов, торговля, СПб
Татьяна Левченко, геолог, СПб
Финкельштейн, пенсионер, СПб
Алексей Павлов, С-Пб,
Евгения Лизенберг, экономист, СПб
Екатерина Яресько, профессор, Харьков, Украина.
Денис, рабочий, СПб
Константин Жуков, историк, писатель
Пётр Шувалов, историк, доцент, преп. классической гимназии, СПб
Всеволод Петрович Шувалов, студент, СПб
Артём Фаустов, предприниматель, СПб
Юлия Даниленко, менеджер, Москва
Дарья Фруцкая, системный администратор, СПб
Оксана Мавроммати, менеджер по туризму
Мельникова Людмила, экономист, СПб
Александр Семёнов, земледелец, СПб
Антонина Смирнова, менеджер, СПб,
Михаил Мельников, предприниматель, СПб
Ксения Кирпичникова, биолог, СПб
Наталья Донец, инженер, СПб
Александр Пересветов-Мурат, филолог, СПб
Евгений Федоренко, инженер, СПб
Мельников Александр, пенсионер, ветеран труда, Жигулевск
Казакова Елена, химик, СПб
Полевая Ольга, архитектор, Москва
Зеев Бар-Селла, лингвист и литературовед, Иерусалим
Никита Векшинский, предприниматель, СПб
Уваров Михаил, историк, СПб
Игорь Иванов, историк, СПб
Иван Стасюк, археолог, СПб
Елизавета Стефанюк, сотрудник образовательного центра, СПб
Елена Яковлева, археолог, Псков.
Александр Жульников
Александр Жульников, археолог, к.и.н., Петрозаводск
Марк Шахнович, археолог Петрозаводск
Константин Куортти, недвижимость, СПб
Марина Иванищева, археолог, Вологда
Диана Иоффе, музейный педагог, СПб
Ольга Стацевич, художник
Андрей Богданов, к. ист. н., СПб
Наталья Косорукова, археолог, доцент, Череповец
Елена Муромова, филолог, преподаватель, СПб
Самуил Лурье, литератор, СПб
Александр Генис, литератор, Россия
Александр Эткинд, уроженец Санкт-Петербурга, профессор Кембриджского Университета
Священник Сергей Круглов, Минусинск
Евгений Попов. Писатель. Москва
Галина Казакова, учитель, Москва
Любовь Горбачева, учитель, Москва
Марина Петровская, учитель, Москва
Георгий Сатаров, политолог. Москва
Андрей Нечаев, экономист, Москва

Охтинская декларация принята в зале Санкт-Петербургского Интерьерного театра 17 апреля 2013 года, накануне Дня Всемирного исторического и культурного наследия, на заседании Общественного совета по созданию археологического музея на Охтинском мысу.
Присоединиться к декларации можно на сайте www.bashne.net

(Оставить подпись можно в комментариях к этой записи. Просьба помимо имени и рода занятий указывать и населенный пункт)

Небольшой научно-популярный фильм о памятниках Охтинского мыса

Подборка статей по вопросу

Охтинская декларация на английском языке

http://bashne.net/?p=2899&cpage=15#comment-32130


Две рецензии на "Красный свет" «великого писателя» Максима Кантора
igorkurl

Первая – отрицательная некоего Ганина и, кажется, очень дельная.
http://www.colta.ru/docs/22015?fb_action_ids=4390689180391&fb_action_types=og.recommends&fb_source=aggregation&fb_aggregation_id=288381481237582&action_object_map=%7B%224390695500549%22%3A515137188547030%7D&action_type_map=%7B%224390695500549%22%3A%22og.recommends%22%7D&action_ref_map=%5B%5D

Показателен тот вал оскорблений автора и ненависти, который вызвала эта рецензия у кучки канторопоклонников (да, есть теперь и такие) в разных хрониках в фейсбуке.

Вторая - комплиментарная в прохановской, - что весьма показательно, - "Завтра". Своя свою чувствует и всегда расхвалит.
http://www.zavtra.ru/content/view/na-krasnyij-svet/

Славна обширными цитатами из романа, помогающими понять историческое невежество и крайнюю тенденциозность Максима.
Судя по рецензии, автор верит в реальность заговора Тухачевского и сговор антифашиста и еврея Троцкого с... нацистской Германией. На словах он дистанцируется от сталинизма, но на самом деле обеляет Сталина и излагает сталинские же концепты в отношении истории. Пафос канторовских истерик: ни в коем случае не сравнивайте и не уравниайте сталинизм с гитлеризмом, фашизмом, нацизмом! – в этом контексте тоже весьма показателен. Что, если маньяк убил девушку в овраге, а бандиты-налетчики, обчистив квартирку, заодно прирезали хозяев, - то и другое нельзя сравнить, по Карлычу. Разные люди, мотивации, обстоятельства… Нельзя это отождествить, сказав, что и то и другое, - недопустимо и зло. Основная диллема Кантора: равенство - неравенство, поэтому современные либералы - суть те же фашисты (они, как и те, за неравенство). Сумасшедшая ненависть к современной оппозиции режиму пронизывает роман (о том рецензия).

Грубо говоря, автором романа посылается в общество «мессидж»: все, кто выступил в 2012-2013 гг. против Путина (и его системы), - сволочи, ревнители неравенства и прямые духовные наследники напавших на нашу Родину в 1941 г. фашистов и нацистов.
Цитаты:
"Хотя от чисток пострадало множество честных людей, вполне веские причины для сталинских чисток и приговоров были" (!!!).
"Это красный роман — перед человечеством выбор, коммунизм или фашизм, революция или война, равенство или неравенство, и выбор автора не оставляет сомнений. Как и многие наши современники: от Геннадия Зюганова до Александра Панарина и от Александра Проханова до Михаила Хазина, Кантор — за христианский коммунизм".
Что такое "христианский коммунизм"? Это возможно?

"После стольких лет нападок на коммунизм, на советскую власть и на русский народ, наконец-то нападающим дана достойная отповедь".

Между первым, вторым и третьим в рецензии здесь поставлен знак равенства.

"Сравнивает с троцкистами, поддерживавшими Гитлера во имя своей власти".

Кто из троцкистов поддержал Гитлера и как это было возможно? Для Максима Карловича это, должно быть, прозвучит откровением, но Л.Д. Троцкий и его друзья были убежденными и последовательными антифашистами и антигитлеровцами, - да, при всей ложности их коммунистической идеологии и преступности большевистских практик.

"Этот роман можно подарить ветерану войны — как жаль, что многие из них ушли из жизни, так и не прочитав блестящей и полной реабилитации их ратного подвига книги".

А их подвиг разве нуждается в реабилитации?

А вот это вранье: "А "красный террор" первого десятилетия советской власти был в основном делом рук никому не подчинявшихся личных отрядов Троцкого, Зиновьева и других неистовых революционеров, пишет Кантор".

Некий устойчивый общественный спрос на такое квазиисторическое и как бы высокохудожественное «полотно», на такую вот советскую «Войну и мир» для бедных, безусловно, в нашей реальности существует, и тут художник Кантор попал в нужную точку. Об особом спецзаказе говорить вряд ли корректно, но дующие в определенную сторону ветры прочувствованы автором хорошо.

Ведь это только первый том, за которым последуют и второй, и третий…

Перед нами, как представляется, претенциозная - помпезная попытка дать художественное изложение ЕДИНОЙ правильной путинской истории. Насколько такая окрашенная в красный цвет, забитая советоидным улюлюканием версия, вся эта кургинянщина угодна власти, - это вопрос.

Но надо читать. Цитаты говорят о многом. Но самого романа не заменяют.


Л.Д. Троцкий в Интернете. Источники и труды.
igorkurl

«Лучший и наиболее глубокий путь борьбы с религиозностью - это путь всесторонней заботы о матери. Надо ее поднять и просветить. Освободить мать, значит перерезать последнюю пуповину, связывающую народ с темным и суеверным прошлым».

Л.Д. Троцкий. «СТРОИТЬ СОЦИАЛИЗМ - ЗНАЧИТ ОСВОБОЖДАТЬ ЖЕНЩИНУ И ОХРАНЯТЬ МАТЬ». "За новый быт" (однодневная газета). Декабрь 1925 г. http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl920.htm

Источники

Собрание сочинений (по томам). М-Л., 1925-1927 гг.

Т. 2, Ч.1. Наша первая революция. Часть 1.

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl101.htm

Т.2, Ч.2. Наша первая революция. Часть 2.

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl197.htm

Т.3., Ч.1. Историческое подготовление Октября. Часть I: От Февраля до Октября

Т.3, Ч.2. Историческое подготовление Октября. Часть II: От Октября до Бреста

Т. 4. Перед историческим рубежом. Политическая хроника.

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl983.htm

Т. 6. Перед историческим рубежом. Балканы и балканская война.

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotm083.htm

Т. 8. Перед историческим рубежом. Политические силуэты.

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotm155.htm

Т.9. Европа в войне (1914 - 1918 г.г.)

Т. 12. Проблемы международной пролетарской революции. Основные вопросы пролетарской революции

Т. 13. Проблемы международной пролетарской революции. Коммунистический Интернационал

Т. 15. На пути к социализму. Хозяйственное строительство Советской республики

Т. 17, Ч.1. Советская республика и капиталистический мир. Часть I. Первоначальный период организации сил
Т. 17, Ч. 2.
Советская республика и капиталистический мир. Часть II. Гражданская война

Т. 20. Проблемы культуры. Культура старого мира
Т. 21.
Проблемы культуры. Культура переходного периода



Дневники и письма

Моя жизнь
Против Сталина: двенадцать лет оппозиции (Статьи из "Бюллетеня оппозиции")

Новый курс (в редакции 1924 г.)
Перманентная революция

История русской революции. Том I
История русской революции. Том II, часть 1
История русской революции. Том II, часть 2

Вокруг Октября

Немецкая революция и сталинская бюрократия

Терроризм и коммунизм
Между империализмом и революцией

Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?

Иосиф Сталин. Опыт характеристики

Преступления Сталина

Письма из ссылки

Портреты революционеров

Сталин (том 1)

Сталин (том 2)

Завещание Ленина

Их мораль и наша.

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotm436.htm

(Сочинения Л.Д. Троцкого по алфавитному указателю:

http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/)

Избранные сочинения по датам:

http://revkom.com/index.htm?/trotckii.htm

Архивы Кремля. Политбюро и Церковь. 1922-25 гг. Под ред. Н. Н. Покровского и С. Г. Петрова (документы в том числе об участии Троцкого в антицерковной кампании)

Литература и революция

Скачать: http://www.bookfb2.ru/?p=358011 (ссылка работает).

Архив Л.Д. Троцкого.

Том 1 1927 г.

Том 2 1928 г.

Том 3 1928 г.

Том 4 1928 г.

Том 5 1929-1930 гг.

Том 6 1931-1932 гг.

Том 7 1933-1934 гг.

Том 8 1935-1937 гг.

Том 9 1938-1940 гг.

Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-1927, том 1

Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-1927, том 2

Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-1927, том 3

Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923-1927, том 4

Разгром левой оппозиции в СССР; Письма ссыльных большевиков [1928]

Бюллетень Оппозиции (Большевиков-ленинцев).

Об убийстве Троцкого: Судоплатов П. А. Спецоперации. Глава 4. Ликвидация Троцкого

(документы об операции до сих пор засекречены)

Труды:

Чернявский Г.И. Л.Д. Троцкий. ЖЗЛ

http://militera.lib.ru/bio/chernyavsky_gi01/index.html

http://territa.ru/load/28-1-0-5199

Пьер Бруэ. Троцкий. (На франц. яз.) (Автор – троцкист).

http://www.marxists.org/francais/broue/works/1988/00/

Волкогонов Д.А. Троцкий. Скачать

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3678064

И. Дойчер. Троцкий. Воруженный пророк. 1879-1921.

(главы из книги: Троцкий в Октябрьской революции

Драма Брест-Литовска)

И. Дойчер. Троцкий. Безоружный пророк. 1921-1929.

(В сети отсутствует).

И. Дойчер. Троцкий. Изгнанный пророк. 1929-1940

Скачать: http://territa.ru/load/1-1-0-5714

Архив - Краснов В.Г., Дайнес В.О. - Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт: Документы. Мнения. Размышления [2000, DjVu, RUS]

Имперское мышление - Сироткин В. - Почему Троцкий проиграл Сталину? [2004, PDF]

А. А. Гусейнов Этика Троцкого // Этическая мысль: Научно-публицистические чтения / Под ред. А. А. Гусейнова. М.: Республика, 1992. С. 264—285.

Дмитрий Косяков Троцкий — литературный критик

http://magazines.russ.ru/ra/2011/9/ko21.html

Аркадий Тененбаум. Лев Троцкий – трибун революции (апологетика).

http://magazines.russ.ru/slovo/2006/51/te32.html

Дэвид Норт. Лев Троцкий и постсоветская школа исторических фальсификаций: Рецензия на две недавние биографии Льва Троцкого.

http://www.wsws.org/ru/2007/jul2007/ldt1-j07.shtml

Стенограммы суда времени. 23. Троцкий

Кинг Д., Раян Д. Троцкий. Биография в фотодокументах.

Аннотация: http://piterbooks.ru/read.php?sname=history&articlealias=trozkii

Скачать: http://searchfilemb.com/?r=2238&q=Trotskiy_Biografiya_v_fotodokumentah+%5BRAR%5D

Куприн А. И. Троцкий. Характеристика

Об отношениях Троцкого и художницы Фриды Кало

http://www.pravda.ru/society/fashion/tendencies/08-12-2012/1137765-frida_trotsky-0/

Программа Виталия Вульфа. «Мой серебряный шар». Лев Троцкий и его дети.

http://russia.tv/video/show/brand_id/3962/video_id/106652/viewtype/picture

Троцкий на youtube (документальные фильмы, разного уровня, естественно):

https://www.youtube.com/results?q=%D0%9B%D0%B5%D0%B2%20%D0%A2%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B9&newwindow=1&hl=ru&psj=1&bav=on.2,or.r_cp.r_qf.&bvm=bv.46226182,d.ZWU&biw=855&bih=361&wrapid=tljp136804257118030&um=1&ie=UTF-8&gl=RU&sa=N&tab=w1


«Чайная ложка» рассекреченных документов – к празднику.
igorkurl

МОСКВА, 6 мая. /ИТАР-ТАСС/. Недавно рассекреченные документы Генштаба Красной армии по организации Парада Победы 1945 года размещены на информационном ресурсе Минобороны РФ - "Победный май". Об этом сообщили сегодня ИТАР-ТАСС в пресс-службе российского военного ведомства.

"Специалистами Центрального архива Минобороны специально были отобраны и оцифрованы исторические документы, с многих из которых впервые был снят гриф секретности: директивы Генерального штаба Красной Армии об организации Парада Победы 24 июня 1945 года, указания коменданта города Москвы по расчету времени парада, схема построения войск, перечень частей, участвовавших в параде, список их командиров, список трофейных знамен", - уточнили в министерстве.

Уникальный информационный ресурс "Победный май" был открыт Минобороны России 30 апреля 2013 года. В рубрике "Парад Победы" размещены уникальные исторические материалы, раскрывающие особенности подготовки и проведения Парада Победы 1945 года. В том числе, в историческом исследовании, подготовленном специалистами Военного института истории, приведены малоизвестные факты о решениях руководства советского государства и высшего командного состава Вооруженных сил по определению даты проведения исторического Парада Победы, отбору кандидатов для участия в нем, организации тренировок парадных расчетов, пошива военной формы, штандартов и знамен войск, принявших участие в Параде, приведены документальные свидетельства и редкие фото и видеоиллюстрации, раскрывающие скрытые детали подготовки к параду Победы.

http://www.itar-tass.com/c1/727962.html

Ссылка на эту подборку из всего 12-ти (!) документов, который решили нас к празднику «осчастливить» (опубликованный в газетах приказ Сталина не считаю. Это единственная пока что документальная часть сайта МО «Победный Май», но, может быть, будут другие?):

http://stat.mil.ru/winner_may/parad/his_docs.htm

Вместо массового и полного рассекреченного ВСЕХ документов хотя бы только сталинских, хрущевских и брежневских времен власти по-прежнему пробавляются конъюнктурными открытиями маленьких порций документов к очень большим праздникам. Ну, сами можете видеть.

Вместо того, чтобы ВСЁ открывать и публиковать, власти устраивают бестолковые «кавалерийские атаки» на отделения общества, которое как раз добивается массового рассекречивания документов советской эпохи, - на «Мемориал».  

К сожалению, политика нынешних властей по-прежнему направлена на утаивание правды о советском прошлом, и, как следствие этого, создание его неполных и усеченных версий, а не на максимально полное его постижение на доступной и полностью открытой источниковой базе.  

Возникает вопрос: при чем здесь нынешнее министерство обороны? Они вообще не имеют права хранить документы 1941-1945 гг. у себя в ведомственном архиве и считать их как бы своей ведомственной собственностью, решая по своему произволу и из конъюнктурных соображений, что показывать обществу, а что – нет, что выдавать исследователям, а что - нет. В правовом государстве (не мифическом, как у нас, а в реальном) эти документы должны быть давно переданы с ведомственного на государственное хранение. В нашем случае – в ГА РФ. И без изъятий – доступны пользователям.


История советской цензуры в Интернете. Источники и труды.
igorkurl

Не болтай!

Источники

История советской политической цензуры. Документы и комментарии (М., 1997).

Один из основных сборников документов по теме, в интернете нет, аннотация:

http://naiti.in/b/istoriya-sovetskoy-politicheskoy-tsenzuryi-dokumentyi-i-kommentarii-/

Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП(б) - ВКП(б), ВЧК - ОГПУ – НКВД о культурной политике. 1917-1953

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1912134

БОЛЬШАЯ ЦЕНЗУРА. Писатели и журналисты в Стране Советов. 1917-1956

http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues/62151

ПИСАТЕЛИ ПОД КОЛПАКОМ У ЧЕКИСТОВ

Аппарат ЦК КПСС и культура. 1953-1957" // Документы

БОРИС ПАСТЕРНАК И ВЛАСТЬ. 1956–1960 гг.

Труды

Горяева Т. М. "Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг"

Горяева Т.М. Политический контроль советского радиовещания в 1920 - 1930-х годах

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3689731

Блюм А.В. Советская цензура в эпоху тотального террора 1929-1953. СПб.: Академич. проект, 2000. (книга, которую необходимо знать всем, кто занимается историей сталинской эпохи).

http://www.opentextnn.ru/censorship/russia/sov/libraries/books/blium/total/

Арлен Блюм "КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ В ЛЕНИНГРАДЕ. Цензура в годы оттепели, застоя и перестройки 1953—1991" (Фундаментальный труд, рекомендую)

Блюм А.В. Закат Главлита: Как разрушалась система советской цензуры: документальная хроника 1985–1991 гг.

Арлен Блюм, доктор филологических наук, профессор Санкт-Петербургской академии культуры СОВЕТСКАЯ ЦЕНЗУРА ЭПОХИ БОЛЬШОГО ТЕРРОРА. По материалам секретных бюллетеней Главлита СССР

http://index.org.ru/censor/297blum.html

Блюм А.В. Еврейский вопрос под советской цензурой: 1917-1991.

http://www.opentextnn.ru/censorship/russia/sov/libraries/books/blium/?id=537

Блюм А.В. РУССКАЯ КЛАССИКА XIX ВЕКА ПОД СОВЕТСКОЙ ЦЕНЗУРОЙ (по материалам секретных архивов Главлита 30-х годов)

Блюм А.В. Запрещенные книги русских писателей и литературоведов 1917-1991.

АРЛЕН БЛЮМ. "Звезда" после августа 1946-го Хроника цензурных репрессий 1940-1960-х годов

Блюм А. В. «Нева» в годы оттепели и застоя

Об А.В. Блюме http://ru.wikipedia.org/wiki/%C1%EB%FE%EC,_%C0%F0%EB%E5%ED_%C2%E8%EA%F2%EE%F0%EE%E2%E8%F7

Дэвид Кинг. Пропавшие комиссары. Фальсификация фотографий и произведений искусства в Сталинскую эпоху

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1449136

Е. Н. Ефремова. Партийная цензура историко-краеведческих изданий 1920— 1930-х гг. на Урале
http://www.km.ru/referats/D9EBA5BDD1194A67B44DF1575394D7C7

М.В.Зеленов. Зарождение партийно-государственной цензуры: инициаторы и исполнители (глава 2 из кн.: Аппарат ЦК РКП (б) - ВКП (б), цензура и историческая наука в 1920-е годы.)

Зеленов М.В. Институционализация партийной цензуры: Истпарт и Институт Ленина.

М.В. Зеленов. Аппарат ЦК и Главлит: 1921-1929 гг. (Глава 5 из книги "Аппарат ЦК РКП (б) – ВКП (б), цензура и историческая наука в 1920-е годы" (Нижний Новгород, 2000))

М.В.Зеленов. Библиотечные чистки в 1932-1937 гг. в Советской России

М.В. Зеленов. Главлит и историческая наука в 20–30-е годы

М.В. Зеленов. Главлит внутри власти. Июнь 1931 – июнь 1935 гг. Б.М.Волин

М.В. Зеленов СПЕЦХРАН И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ В 1920–1930-е ГОДЫ

Емельянов Б.В. Цензура философской литературы в России. От века серебряного к веку железному.

http://vestnik.mstu.edu.ru/v13_2_n39/articles/16_emelya.pdf

Буколина Е.В. Токарева Л.С. Документы местных органов политической цензуры в СССР. 1922 – 1991 гг./ «Известия Томского политехнического университета». 2012. Т. 320. № 6. (На материалах Нижнего Поволжья).

http://www.lib.tpu.ru/fulltext/v/Bulletin_TPU/2012/v320/i6/34.pdf

Клепиков Н.Н Становление органов политической цензуры на Европейском Севере РСФСР/СССР в 1920-1930-е гг.

Дианов С.А. Организационное строительство местных органов Главлита на Урале

http://www.opentextnn.ru/censorship/russia/sov/libraries/books/dianov/

Т.С. Протько. Система политической цензуры в Белоруссии 20-х – 30-х годов

Денис БАБИЧЕНКО ЖДАНОВ, МАЛЕНКОВ И ДЕЛО ЛЕНИНГРАДСКИХ ЖУРНАЛОВ

Ярмолич Ф.К. Цензура на Северо-Западе СССР. 1922-1964 гг.

Рейфман П.С. Из истории русской, советской и постсоветской цензуры. Курс лекций.

Жирков Г.В. История цензуры в России XIX - XX вв.

http://www.pseudology.org/Tsenzura/TsetzuraHistory/library_view_book7731.html?chapter_num=-1&bid=79

Голубев А.В. «Строительство дома цензуры» (к вопросу о закрытости советского общества). http://opentextnn.ru/censorship/russia/sov/libraries/books/?id=3889

Е.М. Раскатова. Главное управление по охране государственных тайн в печати при СМ СССР (Главлит) и новые реалии художественной жизни в конце 1960-х –– начале 1980-х гг.

Э. И. Колчинский. Установление контроля над научным сообществм как необходимое условие контроля над информацией.

Е.М. Балашов. Практика политической «цензуры» архивных документов советского периода в Ленинграде (1920-е – 1980-е годы)

Батулин П.В. Создание советской военной цензуры в 1918 г.

П.В. Батулин. Военная цезура в период революции и Гражданской войны, 1917 - 1922 гг.

Герман Ермолаев. «Тихий Дон» и политическая цензура: 1928-1991

К. В. Лютова. СПЕЦХРАН БИБЛИОТЕКИ АКАДЕМИИ НАУК. Из истории секретных фондов http://vivovoco.ibmh.msk.su/VV/BOOKS/LUTOVA/INTRO.HTM

Мазурицкий А. М. Влияние Главлита на состояние библиотечных фондов в 30-е годы XX века

Рыжак Н. В.. «Цензура в СССР и Российская государственная библиотека».


Клеветническое письмо «внука Сталина» В.К. Кузакова против Б.С. Илизарова в «Литературной газете».
igorkurl

Называющий себя "внуком Сталина" (слева) Владимир Кузаков общается с населением Сольвычегодска.


"О личности Сталина спорят много лет. Кто он – тиран или герой? Как считаете вы?

Как историк, могу сказать: он не мог не быть тираном, не мог поступить иначе. Его поведение было продиктовано временем. Не будь Сталина, появился бы другой такой человек.

Как минимум, Сталин «откатов» не брал, особняков не строил. Умер в своей единственной шинели. ..."
(Из интервью В.К. Кузакова "Власти хочется крикнуть: "Сталина на вас нет!" http://sobesednik.ru/incident/20120614-vnuk-iosifa-stalina-chasto-khochetsya-kriknut-stalina-na-vas-net)

Есть такой старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. Н.И. Вавилова РАН Владимир Константинович Кузаков – он является сыном Константина Степановича Кузакова. Последний часто называется бастардом (т.е. внебрачным сыном) не кого-нибудь, а самого многолетнего диктатора Советского Союза Иосифа Виссарионовича Сталина. А есть профессор, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Борис Семенович Илизаров, известный своими глубокими, многолетними исследованиями о Сталине и сталинской эпохе.

Доказать, действительно ли В.К. Кузаков – внук Сталина, а К.С. Кузаков – его сын, и за давностью лет, и за отрывочностью и ненадежностью свидетельств, практически невозможно. Это, конечно, не самозванство в духе «детей лейтенанта Шмидта» и «внуков Ф.Энгельса и Клары Цеткин», а то, что подходит под рубрикой «может быть, так, а, может быть, не так» или выражается в числительном отношении «50 на 50».

Поэтому, исключительно из любви к исторической точности, я позволил себе употребить к В.К. Кузакову выражение «внук Сталина» в кавычках.

В номере «Литературной газеты» от 12 декабря 2012 г. за № 50 (6396) было опубликовано взволнованное письмо Владимира Константиновича с обличениями проф. Б.С. Илизарова, составленное в самых резких по этому случаю выражениях.

Вот что написал сын предполагаемого бастарда, а «Литературная газета это опубликовала в разделе «ТелЕведение» под заголовком «Письмо от внука Сталина» :

Недавно ко мне обратились «тележурналисты» канала ТВ Центр. Их «интересовал» мой отец Кузаков Константин Степанович, о котором, как они меня убеждали, хотели бы сделать передачу как о человеке, внёсшем большой вклад в развитие советского кино и телевидения. После интервью со мной и знакомства с личным архивом отца создали сюжет в передаче «Хроники московского быта. Внебрачные дети». Тема «глянцевая», желто-смитовская. Для пущей убедительности были приглашены так называемые штатные историки-специалисты, специализирующиеся на создании негативного образа недавнего прошлого России.
Ведущий специалист в этой области – Б.С. Илизаров, в своё время окончивший Историко-архивный институт, ныне – сотрудник Института российской истории РАН. Казалось бы, именно он должен непредвзято относиться к документам, свидетельствам и легендам, давая им объективную оценку. Однако именно он становится создателем этих «легенд», искажающих реальное историческое пространство. Мне совершенно непонятно, КТО, КОГДА и ГДЕ видел документы, свидетельствующие о том, что моя бабушка, у которой в ссылке жил Сталин, послала письмо Ленину, где жаловалась на то, что Сталин не принимает участия в воспитании сына, моего отца. Для меня было откровением узнать, что это письмо Ленин переправил жене Иосифа Виссарионовича, которая «стала материально помогать моей бабушке»! Наконец, этот «специалист» упомянул, что у Сталина чуть ли не в каждом доме, где он был в ссылке, были дети! Здесь, скорее всего, не то что этот историк заигрался, – он просто потерял чувство меры, ибо его домыслы имеют конкретного читателя и заказчика.
В сюжете было отмечено, что отец работал и директором издательства «Искусство». Да. Это так. Но они хорошо были осведомлены, что он стоял у истоков многих талантливых начинаний на телевидении, возглавлял самую элитарную редакцию (литдрама), внёс большой вклад в развитие советского кино. Но с «точки зрения» «журналистов» уважаемого канала и их советников у такого «плохого» человека, как Сталин, не могут быть талантливые и способные дети. Можно раз, два, ну три, но не до бесконечности пичкать людей фальсифицированными фактами. Начинает действовать эффект бумеранга. Видя одних и тех же «историков», специалистов по оспинкам и болезням Сталина, люди начинают задавать вопрос: КТО они? Кому это выгодно? Чего они добиваются?
Мне до сих пор не понятно, как можно вести себя столь недальновидно ну хотя бы в отношении самих себя? Ведь всё равно правда-то восторжествует! И обернётся против них же! Взывать к совести тех, у кого её нет и не было, бессмысленно. Она – «предмет», который у таких людей не возникает. Просто я хочу сказать зрителям: будьте бдительны! Смотрите, кто перед вами! Подобные передачи не могут не влиять на имидж ТВ Центра, и остаётся удивляться, что руководство канала так неразборчиво в подборе кадров, «историков-специалистов», и подготовке и выпуске подобных «материалов». Хотя, вероятно, это кому-то нужно.


Владимир КУЗАКОВ,
старший научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. Н.И. Вавилова РАН

http://www.lgz.ru/article/20478/

По искреннему пафосу, по праведному гневу видно, как возмущен этот брызжущий самой честной слюной добросовестный научный отпрыск великого вождя очередными пакостными проделками мерзкого в его глазах профессора, пляшущего под дудку своих заказчиков и хозяев, - не достойного, надо полагать, носить высокое звание ученого-историка, но…

… к величайшему сожалению для Владимира Констановича Кузакова-Джугашвили-Сталина, запись упомянутой им передачи «Хроники московского быта. Внебрачные дети» на телеканале «ТВ-Центр» с сюжетом о его отце присутствует в Интернете. При желании, с ней без труда может ознакомиться КАЖДЫЙ.

Там много на нее разных ссылок, одну из них привожу я всем здесь:

http://www.youtube.com/watch?v=pwGml3kpL7Q

……………………………………………………..

А знаете, что самое смешное в этом видео – в свете находящегося выше гневного послания товарища Кузакова? Вся история так называемого «письма» его бабушки Ленину с жалобой на невнимание к воспитанию его батюшки Сталиным с переправкой Лениным этого письма Аллилуевой (соглашусь, что это, скорее всего, является вымыслом) - она действительно озвучена в передаче, но… не Илизаровым!!! Эта история вообще не имеет к нему ни малейшего отношения. Ничего из приписанного ему Кузаковым в этом подметном письме Илизаров в передаче не говорил. К тексту ТВ-Центра и другого лица он отношения не имеет. В своем кратком телеинтервью в той же передаче Борис Семенович только лишь упомянул фамилию бабушки Кузаковой и сказал о ее сыне, как возможном сыне Сталина. Всё.

Так что, получайте, тов. Кузаков, вами же желанное торжество правды.
"Вот, почтенные граждане, один из случаев разоблачения, которого так назойливо добивался Аркадий Аполлнович!" (с).

«Будьте бдительны!» «Смотрите, кто перед Вами!»

И весь дальнейший вой взывания к совести можно направить по адресу автора письма как явного клеветника, просто взявшего да оболгавшего «от балды» авторитетного и крупного ученого, уважаемого и заслуженного человека. Только нужно ли? Не бесполезно ли? Тов. Кузаков охотно теперь участвует в конъюнктурной засталинской ахинее на ТВ, но не стесняется указывать в своей подписи фамилию человека, именем которого назван институт, в котором тот же Кузаков и работает, - уничтоженного сталинской властью академика Н.И. Вавилова.


Мое интервью о Сталине и религии журналу "Фома". 5 марта 2013 г. Часть 2.
igorkurl

Сталин в юности учился в духовной семинарии. Повлияло ли это на его отношение к Церкви?

Согласно многочисленным источникам, в старших классах семинарии Иосиф Джугашвили потерял интерес к духовной учебе, из «отличника» и «хорошиста» он превратился в «троечника», а духовные уроки шли мимо его ушей. В Тифлисской семинарии были прекрасные педагоги и сильная программа, но у него уже сменились интересы. Потеряв желание учиться и решив не делать никакой духовной карьеры, Джугашвили ушел из семинарии до окончания курса. Ушел в революционную деятельность, оставшись духовно непросвещенным человеком, несмотря на все прежнее духовное образование.

Учеба в семинарии уж точно не повлияла на то, что в военные годы он смягчил государственную политику в отношении к Церкви. Более того, я полагаю, что своих духовных учителей он впоследствии ненавидел. Малоизвестный факт, — ректор первых лет учебы Сталина в семинарии митрополит Серафим (Мещеряков) был расстрелян в 1933 году по постановлению одной из «троек», созданных по решению того же Сталина («тройки» при местных органах ГПУ создавались с 1930 года в рамках кампании по коллективизации).

Кстати, из советских руководителей не только у Сталина было за плечами семинарское образование. Например, это А. И. Микоян, Н. И. Подвойский, А.К. Воронский, Миха Цхакая и другие. Учеба в семинарии никак не смягчила их отношение к Церкви.

В чем причины таких жизненных поворотов? В семинариях что-то не так было, или причины чисто внешние?

На этот вопрос пытаются ответить и я, и известный исследователь духовного образования той эпохи, доктор исторических наук Т.Г. Леонтьева. Ответ — и в семинариях не все было, как надо, и внешние причины тоже сказывались. В семинариях отрицательно влияли зубрежка, формализм, казарменный дух обучения, в национальных окраинах добавлялись и русификаторские тенденции. С другой стороны, революционное движение всячески стремилось дискредитировать религию и Церковь, и порождаемые им настроения проникали в семинарскую среду. Сказывалось антицерковное влияние окружающей среды в целом, — несмотря на строгие семинарские порядки, воспитанники находили выходы в окружающий мир.






То есть, несмотря на семинарскую юность, Сталин сделался убежденным атеистом, материалистом?

В своей книге «Сталин. Власть. Религия» я пытаюсь ответить на этот вопрос. Мой вывод, — таким убежденным атеистом и материалистом, как некоторые выдающиеся вожди российского коммунизма, вроде Ленина, Троцкого и Бухарина, Сталин не стал. Тому свидетельства, — и его пометки на произведениях ряда русских и зарубежных классиков, изученные моим учителем, одним из крупнейших исследователей сталинской темы Б. С. Илизаровым (в них присутствуют следы размышлений на тему Бога и бессмертия, невозможные для человека, радикально их отрицающего). Характерны, например, в этой связи замечания Сталина на полях сочинения Франса, «Воскресения» Л.Н. Толстого, «Братьев Карамазовых» Ф.М. Достоевского и других известных произведений. Так, например, Сталин исчеркал диалог Анатоля Франса «О Боге», — и в одном месте написал свой вывод о причине непостижения людьми Бога: «Следов не знают, не видят. Его для них нет», оставляя таким образом «лазейку» для бытия Божиего. Нельзя не отметить и факты пародирования Сталиным некоторых религиозных черт в тщательно выстраиваемом им культе своей собственной персоны, а также в культе Ленина, в коммунистической символике. Для последовательного атеиста такие действия представляются невозможными.

Я убежден, что по своему отношению к религии Сталин был агностиком, то есть человеком, не веровавшим ни в существование Бога, ни в его отсутствие. Это обстоятельство (а не выдуманное сталинское «православие», как многие считают) и облегчило ему маневрирование в отношении религии и Церкви в годы войны. Для него этот атеистический момент не являлся вопросом принципа.

Выражал ли он где-то в своих речах, в своих текстах отношение к вере, Богу, Русской Православной Церкви?

Да, выражал неоднократно и в 1920-е годы, и это его отношение было последовательно отрицательным. Приведу на эту тему пару цитат. Так, в своей беседе с американской рабочей делегацией в 1927 году он объявил, что дело ликвидации религиозного духовенства будет доведено до конца, а в беседе с рабселькорами 1928 года сказал, что «наша страна признала, что религия не нужна», призвал издевательски высмеивать духовенство и объявил: «конечно, мы за то, чтобы превратить все церкви в клубы».. Надо иметь в виду, что эти тексты были рассчитаны на публичные выступления перед партийной и рабоче-крестьянской аудиториями. У Сталина нет отдельных речей или статей, полностью посвященных религиозным проблемам, но фрагменты на эту тематику у него есть, и в своей книге «Сталин. Власть. Религия» я их анализирую.






Спор о масштабах

До сих пор идут споры о масштабе репрессий по отношению к верующим людям и духовенству. Одни говорят, что в 37-38 годах было расстреляно более 100 тыс. человек (именно за веру), другие опровергают эти цифры. А есть ли достоверная статистика?

Такой достоверной статистики нет. Вернее, цифра 100 тысяч человек была озвучена в начале 90-х годов, в докладе А.Н. Яковлева, председателя созданной еще в конце 80-х правительственная комиссии по реабилитации репрессированных граждан. В число этих 100 тысяч включались не только священноцерковнослужители, но и алтарники, просфорницы, свечницы, церковные старосты. Сюда же включались и обновленческие священники, и любые сектанты, и верующие других конфессий — словом, все те, кто каким-то образом ассоциировался с религиозной верой.

Не очень понятно при этом, какими именно документами пользовалась эта правительственная комиссия и каким образом можно проверить ее выкладки. Опять же, возникает вопрос: кого считать в этой связи верующими людьми (в виде объектов такого подсчета)? Наверное, надо вести речь об активных мирянах, осужденных именно с формулировками, предполагающими их активное участие в жизни той или иной конфессии. Сколько было таких? Кто и как возьмется их посчитать при нынешних условиях закрытости для исследователей большинства архивно-следственных дел эпохи репрессий? Известно, что священноцерковнослужители и активные миряне репрессировались в ходе массовых операций в категории «антисоветские элементы» наряду с «кулаками» и «уголовниками». Но ведь и среди «кулаков» тоже были активные члены церковных общин. А в «национальных операциях» репрессировались представители духовенства и верующих самых разных конфессий. Отдельный вопрос: кого из этих верующих считать пострадавшими именно за веру, а кого — просто попавшими в мясорубку сталинских репрессий. Чтобы ответить, нужно изучать следственные протоколы в каждом конкретном деле.

Поэтому корректнее было бы сказать так: в 1937-38 годах по представителям всех конфессий был нанесен чудовищный удар. А установить более или менее точное число пострадавших — дело будущего.


Сборник документов «Политбюро и дело Берия" (М., 2012 г.) в интернете.
igorkurl


Собственно все документы этого сборника выложены на сайте «Исторические материалы» и каждый желающий может с ними ознакомиться во ссылке ниже:

http://istmat.info/node/22125


Некоторые наблюдения над особенностями этого сборника – в нем представлены не рассекреченные документы ведомственных архивов, а рассекреченная коллекция документов, связанных с «делом» Берии и «делами» его сообщников в 1953-1954 гг., хранящаяся в РГАСПИ (где-то десятка два дел - 460-е – 480-е - из описи 171-й фонда 17 – ЦК партии), и только. Кстати, похоже, что документы всей описи в архиве до сих пор закрыты для исследователей (наверняка утверждать не берусь). Последняя упоминающаяся в указателе фонда 17 опись – 167-я. Видимо, составители сборника оказались «равнее других» и им на каких-то условиях разрешили с ними поработать. А что в остальных делах этой 171 описи? Почему их тоже не публикуем и никого к ним не пускаем? Ответа нет, а вопросы есть. Может быть, документы - часть особых папок Президиума ЦК, переданные в РГАСПИ из АП РФ? (Некторые сопроводительные документы к протоколам допросов обозначены как "подлинники").  Но очвеивдно, что это часть документов и партийного происзводства по делам Берии и проч. О характере дел из коллекции. Это копии материалов, посылавшихся в ЦК КПСС руководителям страны для ознакомления в ходе следствия по делу Берия. Материалы (многотомные), собственно относящиеся к делам Берии и его окружения, хранящиеся в нескольких ведомственных архивах – ЦА ФСБ, ЦА МВД, архиве Прокуратуры и, скорее всего, в архиве Президента РФ, равно как стенограмма «суда» над Берией и другими, до сих пор не рассекречены.

Несмотря на свой представительный толстый вид, это издание далеко не полное, - в нем содержится только ЧАСТЬ протоколов допросов Берии и других, что легко понять по тем ссылкам и цитатам в вопросах следователей, когда упоминаются допросы таких-то персоналий от таких-то чисел, которые в указанном сборнике не представлены. Отсутствуют чаще всего и документальные приложения к этим допросам (справки, прилагаемые документы). Сказать, какая часть следственных материалов Берии, в этом сборнике опубликована, невозможно до рассекречивания ВСЕХ материалов, относящихся к делу Берии и других. Подлинники же публикуемых здесь копий (из АП РФ) могут быть интересны подчеркиваниями и резолюциями на них руководителей страны, и т.д. Да и в сборнике сами допросы, вероятно, не всегда представлены полностью, т.е. необходимо сличение машинописных копий с подлинниками.

Научно-справочный аппарат в электронной публикации не представлен, но я могу сказать, ознакомившись с кирпичом «дела Берии» на прилавке книжного киоска, что он крайне убогий, и читатель мало что теряет, не читая его. Кратенькое и совершенно невыразительное предисловие прочекистского автора О.Б. Мозохина (ему принадлежит и общая редакция этого сборника), избранные биографические справки на некоторых фигурантов дела, и все. Никаких подробных информационных и аналитических комментариев. То есть с точки зрения строгих требований археографии, перед нами кустарное, безграмотное и ненаучное издание. Быстро копировали ставшую вдруг доступной кучу документов и издали.
Ну и название сборника совершенно неточно. При чем здесь "Политбюро", когда еще в октябре 1952 г. на XIX съезде партии был образован Президиум ЦК КПСС, в адрес которого и посылались представленные в сборнике документы. Даже на таком уровне авторы издания показали себя историческими "двоечниками".

Конечно, само по себе содержание сборника очень интересно, документы, представленные в нем, - при всем разумном к ним критическом подходе, - очень существенно расширяют наши знания о сталинской эпохе, о деятельности карательного аппарата советской власти, о биографии и роли Берия и его сподвижников.

Но, повторюсь, это далеко и далеко не всё.

Значительную часть публикации составляют самые разные доносы на Берию после его падения от партийных, советских и чекистских чинов. Каждый старался выслужиться перед руководством и как-то со своей стороны Берию уличить. Многие видимо испугались своих прошлых многолетних связей с Берией, что их могут тоже репрессировать и старались со своей стороны «пнуть» поверженного монстра, показав вместе с тем свою преданность Президиуму ЦК. Присутствуют (как в письмах, так и в допросах) и свидетельства интимных похождений Берии и его преступлений на сексуальной почве, много данных о его участии в избиениях и истязаниях арестованных, в фальсификации дел.

Берия на допросах отрицал свою вину, - и его допрашивали не так, как его жертв, без физического насилия, допрашивали прокуроры, а не чекисты. Но моральное насилие было. Одновременно с ним арестовали всех членов его семьи, - жену, сына, беременную жену сына (внучку Горького). Следствие над ним велось крайне пристрастно и тенеденциозно, - Берия предъявляли коктейль как из реальных его преступлений, так и выдуманных (служба муссавистам, вредительство в войну, сношения с белоэмигрантами, шпионаж в пользу Англии и проч.). Берия выгораживал себя и по первому и по второму пункту и, разумеется, также лукавил и лгал, как следствие. Но выдумки он отводил также. В реальных преступлениях линия оправдания Берии была такой - система была такая (приказы инстанции приходилось выполнять), наговаривают, преувеличивают и т.д. Следователи заметно выгораживали Сталина (и Систему в целом), сваливая на Берию именно грехи Системы, частью которой он был. Так, в терроре 1937-1938 гг. Берия был "сталиным" местного масштаба. Даже карьеризм Берии, вследствие которого он совершил часть своих преступлений, был того сорта, который поощрялся Сталиным в своих выдвиженцах.

Сталинская номенклатура предстает в этом комплексе материалов ареной грязных интриг, подсиживания, взаимного уничтожения, неким связанным порукой подлости, крови и лжи лагерем обреченных, увязших в соучастии в преступной диктатуре.

Меня, разумеется, интересовало также проходят ли в этой подборке какие-нибудь документы, связанные с историко-церковными сюжетами. Оказалось, что только в одном из допросов Берии от 24 июля 1953 г. мне встретилось соответствующее. Речь там идет о данных Берией в 1953 г, после его назначения министром внутренних дел, министру внутренних дел Литвы Кондакову указаний о более мягкой линии в вопросе репрессирования литовских граждан. Это входило в проводимый Берией после смерти Сталина десталинизаторский (по сути) курс.

Цитата из показаний Кондакова (в этом допросе), свидетельствующая о том, что Берия предлагал уменьшить репрессии в Литве на религиозной почве, реабилитировать католиков, прежде репрессированных по этим делам:

« …Такая же брань и нецензурные выражения высказывались Берия в адрес ЦК КП Литвы, особенно когда шла речь о работе по борьбе с антисоветской деятельностью католичества.

Он считал неправильным то, что в течение ряда лет органы МГБ и МВД Литвы проводили репрессии в отношении реакционной части католического духовенства, что верующими рассматривается как гонение на религию, а ЦК КП Литвы якобы стоит в стороне и не препятствует этому

Берия вел разговор о том, что следует пересмотреть дела на высланных и арестованных в свое время видных буржуазных и католических деятелей, вернуть их в Литву и через них повлиять на националистически настроенные элементы.

Это мероприятие привело бы не к ослаблению, а к активизации буржуазно-националистических элементов в Литве».

Берия отверг эту часть показаний Кондакова. Но отвергал почти все, что ему инкриминировало следствие.

«Правильно показывает Кондаков?

ОТВЕТ: Неправильно. Я не допускал нецензурных выражений в адрес ЦК КП Литвы; я не давал указаний пересматривать дела на высланных и арестованных видных буржуазных и католических деятелей.

Как показал я выше, по вопросу разложения католической церкви были разработаны МВД СССР специальные мероприятия, которые я не успел рассмотреть.»

http://istmat.info/node/22193

Следует заметить, что самого допроса Кондакова (как и многих других) в сборнике «Политбюро и дело Берия» нет.

Снова к вопросу о неполноте рассматриваемого издания

Преступная большевистская «юстиция». Особое совещание при Коллегии ОГПУ за работой (1924-1934). Ч.1.
igorkurl

Бутырская тюрьма

Бутырская тюрьма ОГПУ, где сидели в конце 1920-х гг. жертвы Особого совещания при Коллегии ОГПУ. В 1926 и 1928 гг. – священномученик, епископ Виктор (Островидов), в 1929 г. – писатель Варлам Шаламов, в 1930 г. – мой прадед, правнук святителя Иннокентия (Вениаминова), Иннокентий Вениаминов, в 1931 г. – священномученица, поэт Татьяна Гримблит, в 1933 г. – жена священника Елена Надеждина. И многие, многие другие…

В продолжение темы - http://igorkurl.livejournal.com/253661.html

Вот сделал кое-какие выписки из найденных в интернете решений этого преступного внесудебного органа, всего за 10 лет «работы» перемоловшего жизни около 200 тысяч человек (200 тысяч – это только центральное ОС в Москве, нет пока статистики ОС при ПП ГПУ на местах).

Часто было так – ОСО в конце 1920-х – начале 1930-х гг. начинало преследование какого-либо человека (как моего прадеда), давая по несколько лет ссылки или концлагеря по сфабрикованному ГПУ «делу», а тройки НКВД в 1937 г. уже заканчивали его уничтожение.

«ТРОЦКИСТЫ» - знакомые писателя Варлама Шаламова. Судя по датам рождения, трудно признать их активными политическими деятелями, в основном это студенты, совсем молодые люди…

«Гезенцвей Сарра Менделевна, 1908 года рождения, уроженка г. Гомеля БССР, активная троцкистка, студентка литературного отделения 3-го курса этнологического факультета 1-го МГУ, с 1925 по 1927 год состояла в ВЛКСМ, исключена за участие в троцкистской оппозиции. Арестована органами ОГПУ 8 мая 1928 года. Обвинялась по ст. 58–10 УК РСФСР. Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 20 июня 1928 года из-под стражи освобождена на поруки отца. В 1929 году постановлением Особого Совещания при коллегии ОГПУ по ст. 58–10 УК РСФСР осуждена к 3 годам ссылки, в 1933 г. выслана на 3 года в Казахстан. В 1936 г. арестована УНКВД по Актюбинской области по ст. 58–10 УК РСФСР, обвинялась в том, что являлась участницей «контрреволюционной троцкистской организации», существовавшей в г. Актюбинске и состоявшей из отбывавших ссылку кадровых троцкистов и децистов. 9 октября 1937 г. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР на основании ст. ст. 58-8 (совершение террористических актов) и 58–11 (организационная деятельность) УК РСФСР приговорена к 10 годам тюремного заключения с поражением в правах на 5 лет и конфискацией имущества. 21 ноября 1937 г. Тройкой УНКВД Алтайского края осуждена к ВМН. Приговор приведен в исполнение.»

Арефьева Нина Андреевна, 1906 года рождения, уроженка Рязанской губернии, активная троцкистка. 23 апреля 1929 г. постановлением Особого Совещания ОГПУ по ст. 58–10 УК РСФСР выслана на 3 года в Казахстан. Постановлением Особого совещания ОГПУ от 18 ноября 1929 г. прежнее постановление отменено, разрешено свободное проживание по территории СССР, от ссылки освобождена. Постановлением Особого совещания ОГПУ от 23 июня 1930 г. через ПП ОГПУ выслана в Среднюю Азию на 3 года. Постановлением Особого совещания ОГПУ от 3 августа 1930 г. прежнее постановление отменено, разрешено свободное проживание по территории СССР. 27 марта 1935 г. вновь арестована органами НКВД г. Москвы по ст. 58–10 УК РСФСР и постановлением Особого совещания НКВД от 10 мая 1935 г. осуждена к 3 годам ИТЛ. Постановлением Особого совещания НКВД от 16 октября 1938 г. осуждена на 5 лет ссылки в Казахстан.

Лебит Давид Александрович, 1906 года рождения, уроженец Одессы, студент искусствоведческого отделения 1-го МГУ, неоднократно судим за активную троцкистскую деятельность, обвинялся по ст. 58–10 УК РСФСР. Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 20 июня 1928 выслан в Среднюю Азию на 3 года. Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 14 ноября 1937 года осужден к 5 годам ИТЛ. 17 мая 1951 года вновь арестован УМГБ по Новгородской области, обвинялся по ст. 58–10 УК РСФСР. Постановлением Особого совещания от 19 сентября 1951 года сослан на поселение в Красноярский край.

Мильман Гдалий (Даля) Маркович, 1907 года рождения, уроженец г. Берлина (Германия), член ВЛКСМ с 1925 по 1927 г., исключен из ВЛКСМ за принадлежность и активное участие в троцкистской оппозиции, руководитель молодежной студенческо-троцкистской организации на историческом факультете 1-го МГУ. Арестован органами ОГПУ 8 мая 1928 года и постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 20 июня 1928 года по ст. 58–10 УК РСФСР выслан через пересыльный пункт ОГПУ в Сибирь сроком на 3 года. Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 23 марта 1930 года прежнее постановление отменено и Мильману Г.М. разрешено свободное проживание по территории СССР. 21 апреля 1931 года вновь арестован органами ОГПУ и постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 8 июля 1931 года по ст. 58–10 УК РСФСР осужден к лишению свободы сроком на 3 года. По отбытии срока наказания в политическом изоляторе постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 9 марта 1934 года выслан через ПП ОГПУ в Западную Сибирь сроком на 3 года. Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 10 июля 1936 года осужден к 5 годам лишения свободы. 25 декабря 1937 года Тройкой УНКВД по Архангельской области по ст. ст. 58-1 и 58–11 УК РСФСР осужден к ВМН. Приговор приведен в исполнение 1 марта 1938 года.

Коган Арон Моисеевич, 1905 года рождения, уроженец Тулы, студент физико-математического отделения 1-го МГУ, являлся одним из активнейших и ведущих участников троцкистской организации в 1-м МГУ. У него на квартире устраивались подпольные собрания студентов-троцкистов. Арестован органами ОГПУ 28 марта 1929 года и постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 23 апреля 1929 года по ст. 58–10 УК РСФСР осужден к 3 годам лишения свободы. В 1936 году он вновь арестован органами УНКВД Московской области. Обвинялся по ст. ст. 58-8 и 58–11 УК РСФСР. Приговором Военной коллегии Верховного суда СССР от 16 июня 1937 года осужден к ВМН. Приговор приведен в исполнение 17 июня 1937 г.

http://www.plam.ru/hist/reabilitirovan_v_2000_iz_sledstvennogo_dela_varlama_shalamova/p8.php

Сам Варлам Шаламов был осужден тем же ОСО при Коллегии ОГПУ от 12 марта 1929 г. на три года концлагеря. Реабилитирован по этому «делу» только в 2000 г. Не зная, что Шаламов освобожден из лагеря, то же самое ОСО «приговорило» его 14 февраля 1932 г. к высылке в Северный край на три года.

Документы первого следственного дела Шаламова 1929 года http://shalamov.ru/documents/9/

Священномученица и поэт Татьяна Гримблит (1903-1937), стихи которой уже печатал я здесь

По окончании следствия 18 мая 1925 года Томское ОГПУ постановило: «Принимая во внимание, что дознанием не представляется возможность добыть необходимые материалы для гласного суда, но виновность… все же установлена, а посему дознание считать законченным и, согласно приказу ОГПУ за № 172, таковое направить в Особое Совещание при Коллегии ОГПУ для применения… внесудебного наказания — административной ссылки».

26 марта 1926 года Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ приговорена к ссылке на три года в автономный округ Зырян (Коми) по ст.58-10 УК РСФСР.

15 июля 1927 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ постановило выслать Татьяну Николаевну этапом через всю страну в Казахстан на оставшийся срок. 15 декабря она прибыла в Туркестан. 19 декабря 1927года Особое Совещание постановило освободить её, предоставив ей право жить, где пожелает.

30 апреля 1931 года Особое Совещание при коллегии ОГПУ приговорило Татьяну Гримблит к трём годам заключения и поехала она с этапом в Вишерский исправительно-трудовой лагерь в Пермской области. 6 сентября 1937 г убита чекистами по приговору тройки НКВД.

http://www.sotnia.ru/tocsin/2006/0617.html http://ru.wikipedia.org/wiki/%C3%F0%E8%EC%E1%EB%E8%F2,_%D2%E0%F2%FC%FF%ED%E0_%CD%E8%EA%EE%EB%E0%E5%E2%ED%E0

Сысоева (урожденная Бызова) Ирина Алексеевна (1889, г. Гатчина - 27.11.1937, Ярославль). Б/п. Дочь служащего. До 1912 г. жила вблизи границы, в местечке Тауроген Ковенской губернии. В 1910-11 гг. помогала нелегальной переправке эмигрантов (в основном большевиков) за границу. Была арестована и отбывала ссылку. Вернулась в Тауроген к отцу перед самой войной, затем семья была вынуждена бежать в Гомель от немцев. Переехала в Киев, потом в Москву. Работала на разных работах в канцеляриях. Активно помогала арестованным эсерам и их семьям: члену ЦК ПСР Рихтеру В.Н. посылками в тюрьму и деньгами в ссылке, эсерам Тарле И.В., Хирновой-Кальян Е.Н., М.А. Тумповскому (сыну Гельфгота А.П. и Тумповской Е.М.) и др. Арестовна в Москве 14.2.1933. В анкетах при допросах утверждала, что беспартийна. Но в последующих следственных делах ей вменяется активное членство в ПСР. Сидела во Внутреннем изоляторе ОГПУ. На допросах в 1933 году обвиняла политический режим в жестокости, что "мы, благодаря руководящей политике в стране - зашли в тупик...", говорила о вымирании людей в Казахстане. Обвинена в организации кассы взаимопомощи, го-предназначенной для помощи знакомым ссыльным, заключенным и возвращавшимся из ссылки. Особое Совещание при коллегии ОГПУ 16.5.1933 постановило заключить И.А. Сысоеву "в места лишения свободы, подвед. ОГПУ, сроком на один год, считая с 14/II-33 г." Затем Особое Совещание при коллегии ОГПУ постановило 14.11.1933 "по отбытии срока наказания Сысоеву Ирину Алексеевну выслать через ППОГПУ в Зап. Сибирь, сроком на два года, сч. срок с 14/II-33 г." Отбывала ссылку в г. Камень-на-Оби. Расстреляна в 1937 г. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/sysoeva_ia.html

Священномученик Виктор (Островидов) (1875 – 1934), епископ.

20 августа 1926 г. Особым совещанием при Коллегии ОГПУ приговорен к трем годам высылки. Арестован в Удмуртии 4 апреля 1928 года и отвезен в Москву в Бутырскую тюрьму. 18 мая 1928 года по статье 58-10 УК РСФСР решением Особого совещания при Коллегии ОГПУ получил 3 года заключения в Соловецкий лагерь особого назначения (1928). Находился в Соловецком лагере онца 1930 г. В лагере работал бухгалтером на канатной фабрике. Участвовал в тайных богослужениях последователей митрополита Иосифа (Петровых). 24 октября 1929 получил отказ в ответ на просьбу о досрочном освобождении. Весной 1930 г. переведен на материк (командировка Май-Губа), Белбалтлаг, командировка Новая Биржа (1931). После освобождения вернулся в Вятку, где через месяц был опять арестован. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР 10 апреля 1931 года приговорило к 3 годам ссылки в Северный край, Архангельская область, город Онега. В ссылке в г.Онега находился с лета 1931 года, по декабрь 1932 года жил в г.Усть-Цильма. Арестован 12 декабря 1932 года в ссылке. ОСО при Коллегии ОГПУ СССР 10 мая 1933 года по статье 58-10, 58-11 УК РСФСР на 3 года ссылки в Коми АО, г.Сыктывкар (тюрьма, 1933), Усть-Цилемский р., село Нерица (1933-1934). Владыка умер в ссылке 2 мая 1934 года в Коми АО, Усть-Цилемском районе в селе Нерица от воспаления легких и был похоронен там же на сельском кладбище. http://kuz3.pstbi.ru/bin/code.exe/frames/m/ind_oem.html/ans

Надеждина Елена Сергеевна, жена священника (1893-?)

Особое Совещание при Коллегии ОГПУ СССР
10/04/1933
Обвинение "член контрреволюционной организации христианской молодежи, участник
нелегальных собраний, проведение антисоветской агитации"
Статья ст.58-10,58-11 УК РСФСР
Приговор=3 года ссылки в Северный край
Групповое дело "Дело членов кружка христианской молодежи. Москва, 1933г."

В период следствия содержалась под стражей в Бутырской тюрьме

Год окончания 1934
По постановлению Особое Совещание при Коллегии ОГПУ от 21.06.1933 выслана в г.Саратов на
тот же срок. По постановлению Особое Совещание при Коллегии ОГПУ от 10.07.1934 лишена
права проживания в Москве и 100-километровой зоне на оставшийся срок
Московская о., г.Кашира
Год начала 1934
Жила в г.Кашире, а дети в Москве с бабушкой

http://sr.isa.ru/~bin/nkws.exe/spc_1_foto/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTcCid6qUtu0fc6SUeejituKheCxyAHYnB5u2dOiUTawlAmsqA**

Жертвы Воронежа. Священномученик Иоанн Стеблин-Каменский (1887-1930).
igorkurl

 


Священномученик, протоиерей Иоанн Егорович Стеблин-Каменский (1887-1930). Настоятель Алексеевской церкви Покровского девичьего монастыря в г. Воронеже (где ранее служил в 1924-1927 гг. И.Г. Вениаминов) с ноября 1927 г. по май 1929 г. Арестован за участие в Иосифлянском движении 19 мая 1929 г., содержался в Воронежской тюрьме ОГПУ. 16 августа 1929 г. приговорен Особым совещанием ОГПУ к 3 годам концлагерей, отправлен в Соловецкий концлагерь.  В мае 1930 г. арестован на Соловках и отправлен в Воронеж. Приговорен Коллегией ОГПУ к расстрелу и расстрелян. Канонизирован Архиерейским Собором РПЦ в 2000 г. 
http://kuz3.pstbi.ru/bin/nkws.exe/no_dbpath/docum/ans/nm/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6XbuFseKVeuWh9MeUf8KhsOeceG06ce0h66KXfi0iceXb**


Георгий Рамазашвили о позиции Дюкова в «деле» Дударева-Супруна.
igorkurl

РАМАЗАШPravo_znat_2012
На фото справа: Георгий Рамазович Рамазашвили 20 декабря 2012 г. в Федеральной палате адвокатов получает награду на первом конкурсе журналистов "Право знать", посвященном проблемам правосудия и защиты прав организаций и граждан в номинации «ЛАБИРИНТЫ ЭТИКИ» за лучшее раскрытие проблемы морально-этических отношений, связанных с профессиональной деятельностью юриста.
http://www.advgazeta.ru/newsd/422

Г.Р. - историк, журналист и археолог. Известный борец за открытие архивных тайн советской эпохи, - особенно по истории Великой отечественной войны.

Хорошо бы напомнить читателю блога, что Рамазашвили – это тот знаменитый исследователь, который добился прекращения некоторых прежних (диких и варварских) порядков в читальном зале Центрального архива министерства обороны (ЦАМО). Его статью об этом можно почитать по этой ссылке: http://index.org.ru/journal/19/ramaz19.html

Рамазашвили, обращаясь в судебные инстанции, лично добился рассекречивания многих архивных дел. 

И он же – в продолжение темы «Есть такая профессия - историю зачищать: ЦАМО РФ в преддверии 60-летия Победы» http://magazines.russ.ru/nz/2005/2/ra19.html

http://www.index.org.ru/journal/24/ramaz24.html

К темам сфабрикованного «дела» Дударева-Супруна уважаемый Георгий обращался и раньше. Ссылки его публикаций на эту тему:

http://index.org.ru/journal/30/13-ramazashvili.html

 http://svom.info/entry/225-opasnyj-precedent-o-roli-advokatov-v-ishode-odnogo/

  

 

Вот у нас как бывает – кто-то подписывает письма в защиту несправедливо гонимых по сфабрикованному уголовному «делу» коллег историков и архивистов (как в том числе и Ваш покорный слуга

http://igorkurl.livejournal.com/43344.html), кто-то не подписывает, и я не могу их за это упрекнуть, это личное дело каждого  (многие не знали и если знали, то подписали бы, некоторые имели основания что-то опасаться или не разобрались в самой теме). Можно заметить, что среди подписантов письма в защиту В.А. Дударева и М.Н. Супруна есть такие уважаемые историки, как член-корреспондент РАН Р.Ш. Ганелин, доктора исторических наук Петр Базанов, Татьяна Леонтьева, Ярослав Леонтьев, Константин Морозов и другие, есть уважаемые ученые-гуманитарии из других областей. Некоторые из подписантов я имею честь знать лично, и они являются моими друзьями или добрыми знакомыми.

Его авторы писали следующее:

«Фактически у нас на глазах создается опасный прецедент, на основании которого можно возбудить уголовное преследование любого историка, чьи исследования по каким-либо причинам покажутся неугодными или неудобными власти. В перспективе – это возвращение к самым мрачным временам в истории советского государства, сломанные судьбы и обесцененные научные труды. Мы выражаем солидарность с нашими коллегами в Архангельске и заявляем об их моральной поддержке. Сегодня безразличие представителей российского исторического сообщества к настоящему делу будет означать корпоративное предательство. Необходимо прекратить преследование ученых и вмешательство в исторические исследования по надуманным поводам и предлогам. Мы требуем прекращения уголовного дела в отношении Михаила Николаевича Супруна и Александра Васильевича Дударева, принесения извинений причастными к нему официальными лицами, компенсации ученым нанесенного им морального ущерба и возвращения всех изъятых на обысках документов и материалов».

 

Но есть, оказывается, в числе пытающихся идентифицировать себя с исторической наукой и такие субъекты, которые, может быть, и рады лишний раз пнуть в спину пострадавших от гонений историков, попавших под уголовное преследование просто за честное исполнение своего долга добывать и распространять информацию об исторических событиях давно минувших лет (в данном случае – о политических репрессиях советских немцев в годы войны). Легко предположить, что делают такое подобные личности из банального угодничества перед властями, особенно в том случае, когда зависят от них материально.   

 

Георгий Рамазашвили в своей недавней статье «Кто и зачем ограничивает доступ к архивным фондам? (к итогам одного судебного дела)» (имеется в виду «дело» Дударева-Супруна, - И.К.) пишет:

«В России уже появилась генерация молодых историков-дилетантов, которые охотно воспроизводят советские идеологические штампы. Например, Александр Дюков в своём блоге поместил посвященный делу Дударева/Супруна комментарий, солидарный с позицией обвинения[1]: «Я тут почитал материалы обвинения против Михаила Супруна (они выложены в сеть) и, соглашаясь с большей частью опасений, которые высказывает по поводу "архангельского дела" "Мемориал", хочу вместе с тем напомнить, что Супрун передал немцам информацию не только о реабилитированных (что совершенно законно), но и о нереабилитированных лицах - что, собственно, и есть прямое нарушение тайны личной жизни»

(«Новое Литературное Обозрение».  М., 2012. № 6. С.436 ).

 

(Вся статья пока не выложена в интернете, но, я надеюсь, появится в 1-м квартале наступающего года. Указанная цитата из нее публикуется с любезного разрешения ее автора).

 

Между прочим, я первый обратил внимание на этот комментарий Дюкова в своей заметке в ЖЖ по ссылке ниже

http://igorkurl.livejournal.com/48821.html

 

Рад был убедиться, что и ув. Георгий Рамазович тоже читает блоги.

 

Обращаю внимание и на комментарий там у меня женщины - квалифицированного юриста - к юридически безграмотному вздору Дюкова

«tatinikonorova

2011-12-18 09:01 am (UTC)

Г-ин Дюков не юрист и его толкование конституционных норм просто смешны (этическую сторону вопроса не берусь оценивать). Я на факультете права обсуждала "дело Супруна" со своими преподавателями: реализация одних конституционных прав не должна блокировать осуществление других (в данном случае - это право на информацию и свободу самовыражения). Здесь есть очень интересные позиции Конституционного Суда РФ и в особенности Европейского Суда по правам человека».»

 

Мне представляется, что этическую сторону вопроса в свете представленного факта может без труда оценить каждый. 

Страна должна знать своих героев, а научная среда – пытающихся примазаться к ней индивидуумов.


Постановление об избрании меры пресечения и предъявления обвинения И.И. Вениаминову. 28 ноября 1937
igorkurl

сканирование0010д
Ксерокопия постановления об избрании меры пресечения и предъявления обвинения И.И. Вениаминову. 28 ноября 1937 г
. Фамилия следователя по его «делу» младшего лейтенанта госбезопасности УНКВД по Новосибирской области Маршинина осуществлявшими ксерокопию неизвестными лицами из Центрального архива ФСБ замазана побелкой.

 

"Утверждаю"

___"..................

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Об избрании меры пресечения и предъявления обвинения.

Город Мариинск 1937 г. ноября 28 дня я, Сотрудник УГБ  УНКВД Новосибирской обл. мл. лейтенант Маршинин, рассмотрев следственный материал по делу № - и приняв во внимание, что (гр.) заключенный Вениаминов Иннокентий Иванович, осужденный по ст. 58-10 УК к 2 годам лишения свободы и 2 годам поражения прав достаточно изобличается в том, что он является активным участником контр-революционной военно-повстанческой диверсионно-террористической и шпионской организации, подготавливавшей вооруженное восстание против Сов. власти и принимал активное участие в работе этой  организации.

ПОСТАНОВИЛ

гр. Вениаминова И.И. привлечь в качестве обвиняемого по ст.ст. 58-2-8-10-11 УК, мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей.

 

(Уполномоченный) Сотрудник УГБ УНКВД по Новосиб. обл. Маршинин.

 

Настоящее постановление мне объявлено 29 ноября 1937 г.

Подпись обвиняемого Вениаминов.

 

Л. 184. Машинопись с автографами следователя Маршинина и подписью-автографом И.И. Вениаминова. Что касается «подельников» И.И. Вениаминова, то постановления в отношении их почти ничем не отличаются и как будто написаны под копирку. Отличия были незначительными, - так Н.В. Николаев и некоторые другие были названы «участниками контрреволюционной… организации РОВС».  А.А. Степанов – в отличие от остальных, привлеченных к этому делу, - содержался под стражей не в Мариинской, а в Новосибирской тюрьме.  Такие постановления объявлялись узникам обычно на следующий день после их вынесения или через несколько дней. Под ними имеются подписи разных следователей-фальсификаторов, занятых фабрикацией этого дела - Колесникова, Маршинина, Данилова, Толмачева, Писклина, Логвиненко, Григорьева, Фомина, Шишкина.  Следователь, который выносил постановление в адрес такого-то, за немногим исключением, и проводил допрос этого заключенного.

Слова «достаточно изобличается» являлись (как и в других аналогичных случаях)  не соответствующими действительности. Ранее  по прошлым делам Вениаминову предъявлялись обвинения только по ст. 58, п. 10 (антисоветская агитация) в 1936-37 гг. и ст. 58, п. 11 (антисоветская организация) в 1930 г., - теперь набор обвинений ему был утяжелен еще ст. 58, п.2, означавшей «вооруженное восстание или вторжение с целью захватить власть» и ст. 58, п. 8 («Террористические акты, направленные против представителей советской власти…»). Весь этот стандартный набор статей и подводил лагерников под расстрел.       

 

 


Сталин и Большой Театр. (Из мемуаров Галины Вишневской).
igorkurl

ст3813349-0
Сталин в Большом театре. 1938 г.  

 

Сталин лично опекал театр. Ходил он, в основном, на оперы, и поэтому лучшие певцы участвовали в операх «Князь Игорь», «Садко», «Хованщина», «Борис Годунов», «Пиковая дама». Это вечный «золотой фонд» Большого театра; всё в тех же постановках они идут из года в год — до сих пор, никогда не сходя с афиши. Каждой из них по 35–40 лет.

Театр никогда не знал материальных затруднений — государство не жалеет никаких денег на свою рекламу. Декорации и костюмы стоят миллионы рублей, потому что в создании их на пятьдесят процентов применяется ручной труд — из-за отсутствия нужных материалов, машин и т. д. Народ гордится своим театром и не отдает себе отчета в том, что сам платит за его содержание. Конечно, — не Сталин же из своего кармана платит за все эти соборы и избы чуть ли не в натуральную величину, полностью загромождающие сцену.

В сталинское время было очень важно выходить на сцену. Каждый артист берег себя и обязательно пел спектакль, если его имя стояло в афише. Императорский театр! — в нем важно появляться не только ради искусства, но и для своего положения в стране, в глазах народа. Все мечтали выступить перед Сталиным, понравиться ему, и Сталин не жалел ничего для артистов Большого театра. Сам установил им высокие оклады, щедро награждал их орденами и сам выдавал им Сталинские премии. Многие артисты имели по две-три Сталинские премии, а то и пять, как Баратов.

В этом первом моем сезоне 1952/53 года Сталин бывал несколько раз на оперных спектаклях, и я помню атмосферу страха и паники в дни его посещений. Известно это становилось всегда заранее. Всю ночь охрана осматривала каждый уголок театра, сантиметр за сантиметром; артисты, не занятые в спектакле, не могли войти в театр даже накануне, не говоря уже о дне спектакля. Участникам его выдавались специальные пропуска, и, кроме того, надо было иметь с собой паспорт. С уже объявленной афиши в этих случаях дирекция могла снять любого, самого знаменитого артиста и заменить его другим, в зависимости от вкуса Великого. Вслух, конечно, никто не обижался, принимали это как должное. И только каждый старался угодить на вкус советского монарха, попасть в любимчики, чтобы таким вот образом быть всенародно отмеченным за счет публичного унижения своего же товарища. Эти замашки крепостного театра сохранялись еще долго после смерти Сталина.

Сталин сидел всегда в ложе «А» — если стоять в зале лицом к сцене, слева, над оркестром, скрытый от глаз публики занавеской, и только по количеству охранников в штатском да по волнению и испуганным глазам артистов можно было догадаться, что в ложе сидит Сам. И до сегодняшнего дня — когда глава правительства присутствует на спектакле, подъезд публики к театру на машинах запрещен. Сотни сотрудников КГБ окружают театр, артистов проверяют несколько раз: первая проверка, в дверях входа, — это не наша охрана, а КГБ, надо предъявить спецпропуск и паспорт. Потом, когда я загримировалась и иду на сцену, я снова должна показать пропуск (если в зале особо важные персоны). Конечно, во всех кулисах на сцене полно здоровенных мужиков в штатском. Бывают затруднения чисто технические — куда девать пропуск, особенно артистам балета? Они же почти голые! Хоть к ноге привязывай, как номерок в общей бане.

Любил ли Сталин музыку? Нет. Он любил именно Большой театр, его пышность, помпезность; там он чувствовал себя императором. Он любил покровительствовать театру, артистам — ведь это были его крепостные артисты, и ему нравилось быть добрым к ним, по-царски награждать отличившихся. Вот только в царскую — центральную — ложу Сталин не садился. Царь не боялся сидеть перед народом, а этот боялся и прятался за тряпкой. В его аванложе (артисты ее называли предбанником) на столе всегда стояла большая ваза с крутыми яйцами — он их ел в антрактах. Как при Сталине, так и теперь, когда на спектакле присутствуют члены правительства, в оркестровой яме рядом с оркестрантами сидят кагебешники — в штатском, разумеется.

Были у него в театре любимые артисты. Очень он любил Максима Дормидонтовича Михайлова в роли Ивана Сусанина в опере Глинки «Жизнь за царя». В советское время она называется «Иван Сусанин». Он часто ходил на эту оперу — наверное, воображал себя царем, и приятно ему было смотреть, как русский мужик за него жизнь отдает. Он вообще любил монументальные спектакли. В расчете на него их и ставили — с преувеличенной величавостью, с ненужной грандиозностью и размахом, короче, со всеми признаками гигантомании. И артисты со сцены огромными, мощными голосами не просто пели, а вещали, мизансцены были статичны, исполнители мало двигались — все было более «значительно», чем требовало того искусство. Театр ориентировался на личный вкус Сталина. И не в том дело, хорош у него был вкус или плох, но, когда Сталин умер, театр потерял ориентир, его начало швырять из стороны в сторону, он стал попадать в зависимость от вкусов множества случайных людей.

Любимицами Сталина были сопрано Наталия Шпиллер и меццо-сопрано Вера Давыдова — обе красивые, статные; они часто пели на банкетах. Сталину приятно было покровительствовать таким горделивым, полным достоинства русским женщинам. Бывать в их обществе, произносить тосты, поучать или отечески журить их — как государь. Но все его симпатии не избавляли никого от его самодурства. Однажды на банкете в Кремле, где пели обе соперничавшие между собой красавицы, Сталин после концерта во всеуслышание сказал Давыдовой, указывая пальцем на Шпиллер:

— Вот у кого вам надо учиться петь. У вас нет школы.

Думаю, что этим не слишком «изящным» замечанием он отнял у Давыдовой несколько лет жизни. Но ведь батюшка-барин. С крепостной девкой разговаривает.

Замечательный дирижер С. А. Самосуд, многие годы проработавший в Большом театре, рассказывал мне, как однажды он дирижировал оперным спектаклем, на котором присутствовало все правительство. В антракте его вызвал к себе в ложу Сталин. Не успел он войти в аванложу, как Сталин без лишних слов заявил ему:

— Товарищ Самосуд, что-то сегодня у вас спектакль… без бемолей!

Самуил Абрамович онемел, растерялся — может, это шутка?! Но нет — члены Политбюро, все присутствующие серьезно кивают головами, поддакивают:

— Да-да, обратите внимание — без бемолей…

Хотя были среди них и такие, как Молотов, например, — наверняка понимавшие, что выглядят при этом идиотами…

Самосуд ответил только:

— Хорошо, товарищ Сталин, спасибо за замечание, мы обязательно обратим внимание.

Интересная история была с оперой «Евгений Онегин». Действие последней картины происходит ранним утром, и Татьяна — по Пушкину — должна быть в утреннем туалете:

Княгиня перед ним одна

Сидит неубрана, бледна,

Письмо какое-то читает

И тихо слезы льет рекой,

Опершись на руку щекой.

Так оно и было, пока не пришел однажды на спектакль Сталин. Увидев на Татьяне легкое утреннее платье — и Онегина перед нею, — он воскликнул:

— Как женщина может появиться перед мужчиной в таком виде?!

С тех пор — и до сего дня! — Татьяна в этой сцене одета в вишневое бархатное платье и причесана, как для визита.

На Пушкина в данном случае ему было наплевать. Одеть — и кончено! Хоть в шубу!

Но все же для Большого театра он был «добрым царем». Любил пригласить артистов к себе на пьянку, и бывший протодьякон Михаилов в таких случаях громовым голосом пел ему «Многая лета».

Репрессии и чистки 1937 года почти не коснулись Большого театра, во всяком случае его ведущих артистов. Это был театр Сталина. Но он допускал в него и простых смертных с улицы и, наверное, гордился своим великодушием — считал себя покровителем прекрасных искусств.

Почему он любил бывать именно в опере? Видимо, это доступное искусство давало ему возможность вообразить себя тем или иным героем, и особенно русская опера, с ее историческими сюжетами и пышными костюмами, давала пищу фантазии. Вероятно, не раз, сидя в ложе и слушая «Бориса Годунова», мысленно менял он свой серый скромный френч на пышное царское облачение и сжимал в руках скипетр и державу.

Когда Сталин присутствовал на спектакле, все артисты очень волновались, старались петь и играть как можно лучше — произвести впечатление: ведь от того, как понравишься Сталину, зависела вся дальнейшая жизнь. В особых случаях великий вождь мог вызвать артиста к себе в ложу, и удостоить чести лицезреть себя, и даже несколько слов подарить. Артисты от волнения — от величия момента! — совершенно немели, и Сталину приятно было видеть, какое он производит впечатление на этих больших, талантливых певцов, только что так естественно и правдиво изображавших на сцене царей и героев, а перед ним распластавшихся от одного его слова или взгляда, ожидающих подачки, любую кость готовых подхватить с его стола. И хотя он давно привык к холуйству окружающих его, но особой сладостью было холуйство людей, отмеченных Божьим даром, людей искусства. Их унижения, заискивания еще больше убеждали его в том, что он не простой смертный, а божество.

Говорил он очень медленно, тихо и мало. От этого каждое его слово, взгляд, жест приобретали особую значительность и тайный смысл, которых на самом деле они не имели, но артисты потом долгое время вспоминали их и гада ли, что же скрыто за сказанным и за «недоговоренностью». А он просто плохо владел русским языком и речью. Вероятно, он, как актер, уже давно набрал целый арсенал выразительных средств, безотказно действовавших на приближенных, и применял их по обстоятельствам.

На всех портретах, во всех скульптурах, в любых изображениях он выглядит этаким богатырем, и даже видевшие его в жизни, стоявшие рядом с ним верили, что этот низенький человек — гораздо выше и больше, чем им кажется. Сталинская повадка и стиль перешли на сцену Большого театра. Мужчины надевали ватные подкладки, чтобы расширить грудь и плечи, ходили медленно, будто придавленные собственной «богатырской» тяжестью. (Все это мы видим и в фильмах сталинской эпохи.) Подобного рода постановки требовали и определенных качеств от исполнителей: стенобитного голоса и утрированно выговариваемого слова. Исполнителям надо было соответствовать дутому величию, чудовищной грандиозности оформления спектаклей, их преувеличенному реализму: всем этим избам в натуральную величину, в которых спокойно можно было жить; соборам, построенным на сцене, как на городской площади, — с той же основательностью и прочностью. Сегодня эти постановки, потеряв исполнителей, на которых были рассчитаны, производят жалкое, смешное впечатление. Нужно торопиться увидеть их, пока они еще не сняты с репертуара, не переделаны, — это интереснейшее свидетельство эпохи — как и несколько высотных зданий-монстров, оставленных Сталиным на память о себе «благодарным» потомкам.

Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь усомнился в правоте его, в правомерности его действий, и, когда началось знаменитое «дело врачей-убийц», все удивлялись (во всяком случае, вслух), что раньше сами не распознали в этих хорошо знакомых им, артистам, кремлевских врачах врагов народа.

Шли последние недели правления злого гения. Последний оперный спектакль, на котором он был в Большом театре, — «Пиковая дама» Чайковского. Артист, исполнявший партию Елецкого, П. Селиванов, выйдя во втором акте петь знаменитую арию и увидев близко от себя сидевшего в ложе Сталина, от волнения и страха потерял голос. Что делать? Оркестр сыграл вступление и… он заговорил: «Я вас люблю, люблю безмерно, без вас не мыслю дня прожить…» — да так всю арию до конца в сопровождении оркестра и проговорил! Что с ним творилось — конечно, и вообразить невозможно, удивительно, как он не умер тут же на сцене. За кулисами и в зале все оцепенели. В антракте Сталин вызвал к себе в ложу директора театра Анисимова, тот прибежал ни жив, ни мертв, трясется… Сталин спрашивает:

— Скажите, кто поет сегодня князя Елецкого?

— Артист Селиванов, товарищ Сталин.

— А какое звание имеет артист Селиванов?

— Народный артист Российской Советской Федеративной Социалистической Республики…

Сталин выдержал паузу, потом сказал:

— Добрый русский народ!..

И засмеялся — сострил!.. Пронесло!

Счастливый Анисимов выскочил из «предбанника». На другой день вся Москва повторяла в умилении и восторге «гениальную» остроту вождя и учителя. А мы, артисты, были переполнены чувством любви и благодарности за великую доброту и человечность нашего Хозяина. Ведь мог бы выгнать из театра провинившегося, а он изволил только засмеяться, наш благодетель!.. Да, велика была вера в его высокую избранность, его исключительность, и когда он умер, кинулся народ в искреннем горе в Москву, чтобы быть всем вместе, ближе друг к другу… Тогда перекрыли железные дороги, остановили поезда, чтобы не разнесло Москву это людское море. Я плакала со всеми вместе. Было ощущение, что рухнула жизнь, и полная растерянность, страх перед неизвестностью, паника охватила всех. Ведь тридцать лет вся страна слышала только — Сталин, Сталин, Сталин!..

«Если ты, встретив трудности, вдруг усомнишься в своих силах — подумай о нем, о Сталине, и ты обретешь нужную уверенность. Если ты почувствовал усталость в час, когда ее не должно быть, — подумай о нем, о Сталине, и усталость уйдет от тебя… Если ты замыслил нечто большое — подумай о нем, о Сталине, — и работа пойдет споро… Если ты ищешь верное решение — подумай о нем, о Сталине, и найдешь это решение».

«Правда» от 17 февраля 1950 года.

На войне умирали «за родину, за Сталина», вдруг умер ОН — который, казалось бы, должен жить вечно и думать за нас, решать за нас.

Сталин уничтожил миллионы невинных людей, разгромил крестьянство, науку, литературу, искусство… Но вот он умер, и рабы рыдают, с опухшими от слез лицами толпятся на улицах… Как в опере «Борис Годунов», голодный народ голосит:

На кого ты нас покидаешь, отец наш?

На кого ты нас оставляешь, родимый?..

По улицам Москвы из репродукторов катились, волны душераздирающих траурных мелодий…

Всех сопрано Большого театра в срочном порядке вызвали на репетицию, чтобы петь «Грезы» Шумана в Колонном зале Дома союзов, где стоял гроб с телом Сталина. Пели мы без слов, с закрытыми ртами — «мычали». После репетиции всех повели в Колонный зал, а меня не взяли — отдел кадров отсеял: новенькая, только полгода в театре. Видно, доверия мне не было. И мычать пошло проверенное стадо.



В эти же дни, когда страна замерла и все застыло в ожидании страшных событий, кто-то, проходя по коридору в театре, бросил:

— Сергей Прокофьев умер…

Весть пролетела по театру и повисла в воздухе как нереальность: кто умер? Не мог еще кто-то посметь умереть. Умер только один Сталин, и все чувства народа, все горе утраты должно принадлежать только ему.



Сергей Прокофьев умер в тот же день, что и Сталин, — 5 марта 1953 года. Не дано ему было узнать благой вести о смерти своего мучителя.

Московские улицы были перекрыты, движение транспорта остановлено. Невозможно было достать машину, и огромных трудов стоило перевезти гроб с телом Прокофьева из его квартиры в проезде Художественного театра в крошечный зал в полуподвальном помещении Дома композиторов на Миусской улице для гражданской панихиды.

Все цветочные оранжереи и магазины были опустошены для вождя и учителя всех времен и народов. Не удалось купить хоть немного цветов на гроб великого русского композитора. В газетах не нашлось места для некролога. Все принадлежало только Сталину — даже прах затравленного им Прокофьева. И пока сотни тысяч людей, часто насмерть давя друг друга, рвались к Колонному залу Дома союзов, чтобы в последний раз поклониться сверхчеловеку-душегубу, на Миусской улице, в мрачном, сыром полуподвале, было почти пусто — только те из близких и друзей, кто жил неподалеку или сумел прорваться сквозь кордоны заграждений. А Москва в истерике и слезах хоронила великого тирана…



Со смертью великого покровителя кончилась целая эпоха в истории Большого театра. Ушел гений, ушло божество, и после него пришли просто люди.

 


Программа. Научная конференция «Российская государственность: опыт 1150-летней истории» (ИРИ РАН)
igorkurl
Оригинал взят у otechka в «Российская государственность: опыт 1150-летней истории»

Институт российской истории

Российской академии наук 

Российская академия народного хозяйства и государственной службы

при Президенте РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ПРОГРАММА

Международной научной конференции

«Российская государственность: опыт 1150-летней истории»

г. Москва, 4–5 декабря 2012 г.

Организационный комитет:

Сопредседатели:

Мау Владимир Александрович, д.э.н., профессор, ректор РАНХ и ГС

Петров Юрий Александрович, д.и.н., директор ИРИ РАН

Члены оргкомитета:

Журавлев Сергей Владимирович, д.и.н., зам. директора ИРИ РАН, руководитель Центра изучения новейшей истории России и политологии ИРИ РАН

Корелин Авенир Павлович, д.и.н., проф., главный научный сотрудник Центрf «История России в XIX - начале ХХ в.» ИРИ РАН

Кучкин Владимир Андреевич, д.и.н., руководитель Центра по истории Древней Руси ИРИ РАН

Пихоя Рудольф Германович., д.и.н., профессор, заведующий отделением «Исторический факультет» РАНХ и ГС, ведущий научный сотрудник Центра изучения новейшей истории России и политологии ИРИ РАН

Рогожин Николай Михайлович, д.и.н., проф., руководитель Центра истории русского феодализма ИРИ РАН

Соколов Андрей Константинович, д.и.н., проф., главный научный сотрудник Центра изучения новейшей истории России и политологии ИРИ РАН

Трепавлов Вадим Винцерович, д.и.н., руководитель Центра истории народов России и межэтнических отношений ИРИ РАН

Юрасов Андрей Викторович, к.и.н., зам. директора ИРИ РАН

4 декабря 2012 г. (вторник)

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

(просп. Вернадского, 84, зал 1)

Пленарные заседания

11:00–13:00 — Пленарное заседание (часть I)

Председатели: В.А. Мау, Ю.А. Петров, Р.Г. Пихоя

Тишков Валерий Александрович (академик, директор Института этнологии и антропологии РАН, заместитель академика-секретаря Отделения историко-филологических наук РАН)

Этнокультурный фактор в истории российской государственности

Горский Антон Анатольевич (д.и.н., в.н.с., Центр по истории Древней Руси ИРИ РАН)

«Древнерусское» государство в IX–XI вв.

Кучкин Владимир Андреевич (д.и.н., руководитель Центра по истории Древней Руси ИРИ РАН)

Древнерусские княжества XI–XV вв.

Рогожин Николай Михайлович (д.и.н., проф., руководитель Центра истории русского феодализма ИРИ РАН)

Государственность России XVI–XVII вв.: власть и общество

Сахаров Андрей Николаевич (д.и.н., член-корреспондент РАН, проф., руководитель Центра «Историческая наука России» ИРИ РАН)

Российская империя как цивилизационный фактор

Анисимов Евгений Викторович (д.и.н., проф., в.н.с., Санкт-Петербургский институт истории РАН)

Государственность Петра Великого. Становление империи

13:45–15:45 — Пленарное заседание (часть II)

Председатели: В.А. Мау, Ю.А. Петров, Р.Г. Пихоя

Шмидт Сигурд Оттович (академик РАО, почетный председатель Археографической комиссии РАН)

Проблема власти государя в «Истории государства российского» Н.М. Карамзина

Гросул Владислав Якимович (д.и.н., г.н.с., Центр «История России в XIX — начале ХХ в.» ИРИ РАН)

Власть и общество в XIX в.

Шелохаев Валентин Валентинович (д.и.н., руководитель Центра «История России в XIX — начале ХХ в.» ИРИ РАН)

Эволюция государственного строя России в условиях системного кризиса начала ХХ в.

Булдаков Владимир Прохорович (д.и.н., в.н.с., Центр изучения новейшей истории и политологии ИРИ РАН)

Разрыв и преемственность отечественной государственности в советский период

Кондратьева Тамара Сергеевна (профессор Университета г. Валансьен, Франция)

Представления о власти и формирование элит в СССР и в дореволюционной России

16:00–18:30 — Пленарное заседание (часть III)

Председатели: В.А. Мау, Ю.А. Петров, Р.Г. Пихоя

Коткин Стивен (профессор Принстонского университета, США)

Главные вопросы в истории России и СССР первой половины ХХ века: что случилось и был ли у страны «особый» путь

Третьяков Виталий Товиевич (профессор, декан Высшей школы телевидения МГУ)

СССР: генезис, феноменология и императив новых подходов к изучению, описанию и анализу

Сорокин Андрей Константинович (к.и.н., директор Российского государственного архива социально-политической истории)

СССР: неудавшаяся империя или государство наций?

Пихоя Рудольф Германович (д.и.н., проф., заведующий отделением «Исторический факультет» РАНХ и ГС, ведущий научный сотрудник Центра изучения новейшей истории России и политологии ИРИ РАН)

Причины краха СССР и особенности нового этапа российской государственности

Мау Владимир Александрович (д.э.н., проф., ректор РАНХ и ГС)

Посткоммунистическая трансформация России: общее и особенное

Шахрай Сергей Михайлович (д.ю.н., проф., председатель Правления Российского исторического общества)

Современная российская государственность: конституционные модели и процессы

5 декабря 2012 г. (среда)

Институт российской истории Российской академии наук

(ул. Дм. Ульянова, д. 19)

Секционные заседания

Read more...Collapse )

Как Е.И. Калинина (жена М.И. Калинина) вошла в число палачей моего прадеда И.И. Вениаминова.
igorkurl

Лорбергlorberg_ei
Ектерина Ивановна Калинина (Лорберг) (1888-1960), жена «всесоюзного старосты» М.И. Калинина, в 1936-1938 гг. член Судебной коллегии по уголовным делам, Спецколлегии Верховного Суда РСФСР.  Ответственна за отклонение кассационной жалобы по «Арзамасскому» делу 1936-37 гг. моего прадеда Иннокентия Ивановича Вениаминова (как очевидно и многих других жертв судебного произвола). В 1938 г. сама стала жертвой сталинских репрессий. 

ЛОРБЕРГ20124 

М.И. Калинин и Е.И. Калинина. Образцовая революционная семья.

 

Я уже писал, что И.И. Вениаминов после приговора второго «суда» от 25 марта 1937 г., как и прежде, не признавая своей вины в «антисоветской агитации», подал апелляцию в Верховный суд РСФСР (отправлена 4 апреля 1937 г.) и в апреле-мае ждал в Арзамасской тюрьме решения апелляционной инстанции (в Москве) по своему делу, надеясь, что «наверху» отменят неправосудный приговор (сам текст его прошения в ВС РСФСР мной пока в архивах не выявлен). Однако, из письма  родителям от 11 мая 1937 г. следует, что и вероятность отклонения своей жалобы мой прадед понимал: «Я все еще в Арзамасе, ответа на кассацию еще пока не имею. Возможно, что, благодаря небольшому сроку, я буду направлен в один из лагерей Горьковской области, тогда я Вам сообщу точный адрес».  (Письмо это уже печаталось мною в блоге по подлиннику из личного архива, см. его по ссылке http://igorkurl.livejournal.com/85113.html.)

Однако отрицательное решение «апелляционной инстанции» последовало еще 4 мая и только 17-го было отправлено по адресу в спецколлегию Горьковского областного суда, которая известила 23-го начальника Арзамасской тюрьмы о «вступлении в законную силу» приговора по делу Вениаминова.

Сам Вениаминов под расписку получил копию решения спецколлегии ВС РСФСР в Арзамасской тюрьме 28 мая.  

 

Вот этот документ:

 

Определение специальной коллегии Верховного Суда РСФСР по кассационной жалобе И.И. Вениаминова.

 

4 мая 1937 г.

 

Уголовное дело

№ "37-4551".

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СПЕЦИАЛЬНАЯ (впечатано вместо "СУДЕБНАЯ") КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА Р.С.Ф.С.Р.

В составе Председательствующего Ситникова

членов Калининой и Тупикова,

Рассмотрев в заседании от 4 мая 1937 г.

в кассационном порядке по жалобе гр. ВЕНИАМИНОВА И.И.

приговор СК Горьковского облсуда от 24/25 -III-37 г.

по делу, коим осужден:

Вениаминов Иннокентий Иванович по ст. 58-10 ч. I УК к 2 (двум) год. л/св., с поражением в правах по ст. 31 п.А-Б. УК на 2(два) года.

Заслушав члена докладчика т. КАЛИНИНУ,

СК ОПРЕДЕЛИЛА: приговор суда оставить в силе, а кассжалобу без последствий.

Председатель - Ситников.

Члены: Калинина и Тупиков.

Верно: Секретарь (подпись).

Печать суда.

 

Государственный архив Нижегородской области. Дело № П-105596 (по обвинению И.И. Вениаминова по ст. 58, п. 10. ч. 1.). Л. 119. Копия.

 

«Докладчик т. Калинина» - не однофамилица жены «всесоюзного старосты».

В различных биографических статьях указывается, что Е.И. Калинина с 1936 г. была членом Верховного Суда РСФСР.

На сайте Верховного суда в списке судебных работников, репрессированных в годы «Большого террора», содержится более точная информация:

 

«Е.И. Калинина (консультант, член Судебной коллегии по уголовным делам, Спецколлегии Верховного Суда РСФСР в 1936–1938 гг.).»

http://www.supcourt.ru/catalog.php?c1=%CE%20%C2%E5%F0%F5%EE%E2%ED%EE%EC%20%D1%F3%E4%E5%20%D0%EE%F1%F1%E8%E9%F1%EA%EE%E9%20%D4%E5%E4%E5%F0%E0%F6%E8%E8&c2=%C8%F1%F2%EE%F0%E8%F7%E5%F1%EA%E0%FF%20%F1%EF%F0%E0%E2%EA%E0&c3=&id=6419

 

Спецколлегии в судах того времени занимались главным образом делами политических заключенных.  Спецколлегия Верховного Суда РСФСР еще и занималась кассациями по делам  спецколлегий местных судов. Если речь шла о так называемых «контрреволюционных» преступлениях, такие кассации шаблонно и массово отклонялись, штамповались казенные отказы, как это и наглядно можно видеть в рассматриваемом деле Иннокентия Ивановича Вениаминова. Так, жена Михаила Ивановича – Екатерина Ивановка Калинина стала участницей растянутого на годы уничтожения сталинской государственной машиной И. И. Вениаминова и пополнила собой список его палачей.  Она «поставила точку» в «арзамасском» деле моего прадеда,  рекомендовав в своем докладе ее отклонить, что и было сделано.

 

Сам М.И. Калинин – один из героев моей книги «Сталин. Власть. Религия» (М., 2011). А вот о судьбе и личности  жены «всесоюзного старосты» (как выяснилось, «родственно» со мной «связанной») Екатерины Ивановны Калининой, этой преступницы против правосудия,  массово отбиравшей у незаконно осужденных людей последние надежды на правду и справедливость, надо бы сказать здесь несколько слов. Про ее революционное прошлое, партийную и советскую работу, а также историю неудачного брака с женолюбивым Михаилом Ивановичем  можно пропустить. Но вот интересные моменты из ее биографии: «В 1924 году Екатерина… написала письмо в ОГПУ, в котором обвинила родного брата Владимира Ивановича Лорберга в предательстве и контрреволюционной деятельности (в услугах охранке). 3 июля Владимир Лорберг, заведующий складом треста Моссукно, арестован на своей квартире в Москве, обвинен в провокаторской деятельности и 25 сентября расстрелян» (В.И. Лорберг был официально реабилитирован в 1991 г.), т.е. Е.И. подвела тогда под расстрел родного брата. Так велика была ее преданность партии.  14 мая 1938 г. был арестован сын другого брата Е.И. Калининой, ее племянник Михаил Константинович Лорберг (расстрелян 14 апреля 1939 г.). Сама Калинина была арестована  25 октября 1938 г. (М.И. Калинин занимал уже пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР, иногда его называли «советским президентом»). Ее обвиняли в связях и с троцкистами и с «правыми», называли фамилии входящих в одну «организацию» с ней «заговорщиков» - ее знакомых и коллег по партийной и советской работе, в том числе арестованных работников Верховного суда РСФСР. На допросах ее пытали, избивали и морозили в подвале. Потом в своем прошении о реабилитации 1954 года Калинина напишет генеральному прокурору СССР: "Меня морозили раздетую, зимой, в подвалах, применяли ко мне побои..." 22 апреля 1939 г. Калинина была осуждена Военной коллегией Верховного суда СССР на 15 лет лагерей. По иронии судьбы, в числе обвинений значилась и та же «служба в царской охранке», в которой она обвинила ранее расстрелянного по ее доносу брата.
Отбывала наказание Калинина в хорошо известном Алжире (Акмолинском лагере жен изменников родины). В 1940 г. она была переведена особой медицинской комиссией в лагере на полную инвалидность, «благодаря которой она получила работу в бане – счищать гнид с белья заключенных. Жила она тут же, в бельевой, условия в которой, конечно, были не такие, как в камере».

В 1945 г. смертельно больной Калинин обратился к Сталину с личной просьбой помиловать его жену (это письмо опубликовано в документальном сборнике «Советское руководство в 1945-53 гг.») и тиран пошел старому товарищу навстречу. 9 и 12 мая Калининой пришлось написать униженные прошения о помиловании Сталину и Швернику. Дело было решено резолюцией Сталина на записке наркома госбезопасности Меркулова  "Т. Горкину. Нужно помиловать и немедля освободить, обеспечив помилованной проезд в Москву. И. Сталин". 11 июня  Президиум Верховного Совета СССР помиловал Калинину.        

 

(Сведения взяты по этим ссылкам, там же интересные документы о судьбе Е.И. Калининой: http://lj.rossia.org/users/kolossal/1970.html

http://tatianis.ucoz.ru/publ/4-1-0-54

http://www.pseudology.org/Bolsheviki_lenintsy/LorbergEI.htm).

 

О Калининой в лагере есть также в воспоминаниях Л.Э. Разгона "Непридуманное" "Жена президента"
http://almanah-dialog.ru/last/last_tom1/pr21
 

В заключение замечу, что вскоре после отклонения кассации судьба И.И. Вениаминова ухудшилась.

В отношении начальника Арзамасской тюрьмы в управление НКВД по Горьковскому краю от 25 марта 1937 г. было сказано, что Вениаминов поступил в тюрьму г. Арзамаса «ДЛЯ ОТБЫТИЯ НАКАЗАНИЯ» (по приговору суда того же дня, - И.К.) - очевидно, в начале предполагалось, что свой 2-летний срок Вениаминов проведет в Арзамасской тюрьме. Однако, вскоре после получения документа об отклонении его кассационной жалобы

в Верховный Суд РСФСР Вениаминов был в июне 1937 г. отправлен в Сиблаг для «отбывания наказания» уже не в тюремных, а лагерных условиях.  Документы ряда лагерников также показывают, что в 1937 г. уже приговоренных «судами» политических тюремных «сидельцев» отправляли в лагеря для дальнейшего отбытия срока (где их потом в массовом порядке уничтожали либо тройками, либо непосильными работами).  Вероятно, существовали специальная инструкция или приказ НКВД 1937 г. о «разгрузке тюрем» (путем переправки тюремных узников в лагеря).


Палачи. Тройка НКВД, которая убила моего прадеда И.И. Вениаминова (к 75-летию создания «троек»)
igorkurl

 

Сначала два архивных итоговых документа о последней, уже смертельной расправе в г. Мариинске Новосибирской области над моим прадедом – правнуком святителя Иннокентия Московского – Иннокентием Ивановичем Вениаминовым (1885 – 1937), арестованного в Орлово-Розовском пункте Сиблага 27 ноября 1937 г. и отправленного в Мариинск для скорого следствия над ним и 20-ю его «подельниками».

 

Выписка из протокола № 80/19 Заседания тройки управления НКВД Новосибирской области от 8 декабря 1937 г.

 

СЛУШАЛИ:

 

№ 11 354

ВЕНИАМИНОВ Иннокентий Иванович, 1885 г. рождения,

урож. г. Ленинграда, русский, сын потомствен. дворянина,

прапорщик

В 1936 г. осужден по 58-10 и 11 УК к 2 г.л(ишения) св(ободы)

и пораж(ению) в правах 2 года.

Состоял членом к.-р. повстан(ческой) терр(ористической) организации,

обв(иняется) по ст. 58 - 2,8, 11 УК

 

ПОСТАНОВИЛИ:

 

ВЕНИАМИНОВА Иннокентия Ивановича -

РАССТРЕЛЯТЬ.

 

Выписка верна: Инспектор 8 отд. УГБ НКВД по Новосиб. обл. (подпись нрзб.).

 

Архив УФСБ РФ по Кемеровской обл. Дело П-4484. Л. 241

 

ВЫПИСКА ИЗ АКТА

 

Постанолвение Тройки УНКВД по Новосибирской области "8 декабря" мес. 193"7" г. о РАССТРЕЛЕ "Вениаминова Иннокентия Ивановича" приведено в исполнение "20" "декабря" 193"7" г.

 

ВЕРНО: сотрудник ОПЕРШТАБА Тара...(подпись нрзб.).

 

Архив УФСБ РФ по Кемеровской обл. Дело П-4484. Л. 242.

 

 

 

О том, по какому лагерному групповому делу был расстрелян И.И. Вениаминов, мой рассказ еще впереди (а это было очень интересное дело), а вот о составе «тройки», которая его судила и убила можно уже сейчас сделать ряд наблюдений.

Как известно, тройки НКВД были важнейшим элементом «Большого террора» 1937-1938 гг. и были созданы подписанным Сталиным постановлением Политбюро от 31 июля 1937 г. , утвердившим приказ наркома НКВД Ежова о структуре и составе этих органов государственных террористических операций против собственного народа. Важно проследить генезис Новосибирской тройки НКВД, «судившей» в ноябре-декабре 1937 года моего прадеда и других лагерников Сиблага, набиравшихся главным образом из «бывших» - дворян, офицеров, «кулаков», священноцерковнослужителей, торговцев и т.д.

Упомянутым утвержденным Сталиным приказом НКВД была вначале создана тройка по Западно-Сибирскому краю, которую возглавил С.Н. Миронов (один из инициаторов всей «кулацкой» операции), в тройку вошли также первый секретарь крайкома Р.И. Эйхе и прокурор края И.И. Барков. Уже 17 августа палач Сибири Миронов был выведен из состава тройки (переведен пока на другую должность, но вскоре ему предстояло, как и многим таким же аналогичным деятелям террора, разделить участь своих жертв).  В тот же день тройку возглавил (и был введен в ее состав) заместитель начальника УНКВД Западно-Сибирского края И.А. Мальцев.     

9 сентября в качестве запасного (по сути 4-го) члена был постановлением Политбюро введен в тройку новый начальник Западно-Сибирского УНКВД Г.Ф. Горбач.  1 октября, в связи с разделением Западно-Сибирского края на Ново-Сибирскую область и Алтайский край, указанная тройка и была переименована в тройку Управления НКВД Новосибирской области (в том же составе), часть же ее дел перешла во вновь созданную тройку НКВД по Алтайскому краю. 17 октября 1937 г. видный член Новосибирской тройки Р.И. Эйхе был снят с поста 1-го секретаря Новосибирского обкома и переведен в Москву на пост наркома земледелия СССР, что было началом его конца (арестован в 1938 г., расстрелян в 1940 г.).  

В итоге состав Новосибирской областной тройки НКВД с середины октября до конца 1937 г. выглядел так: чекистские начальники области И.А. Мальцев (председатель) и Г.Ф. Горбач, а также прокурор области И.И. Барков. Именно эти три человека и «судили» в массовом порядке на расстрел в ноябре-декабре 1937 г. по сфабрикованным Новосибирским управлением НКВД «делам» лагерников Сиблага (Сибирского ИТЛ) и в их числе моего прадеда Иннокентия Ивановича Вениаминова по вымышленному антисоветскому «заговору» РОВС в лагерях. 

 

Представим же читателю этих «героев» - все эти палачи сами тоже погибли в жерновах террора в 1938-1940 годах.

Один расстрелян, второй умучен в лагере, третий покончил с собой.

 

По порядку (данные взяты из сайта фонда Яковлева).

Мальцев 

Мальцев Иван Александрович (председатель тройки).

(1898–1940)

 — сотрудник органов государственной безопасности, майор ГБ (1935). Родился в поселке Билимбай Пермской губернии. В 1916–1917 гг. в русской армии. Член РСДРП(б) с октября 1917 г. В 1917–1921 гг. в Красной гвардии, в РККА. В 1921–1923 гг. уполномоченный Екатеринославской губернской ЧК — губернского отдела ГПУ по Шадринскому, Тагильскому уезду. В 1923–1925 гг. начальник Верхотурского — Нижне-Тагильского окротдела ГПУ. В 1925–1928 гг. начальник Челябинского, Пермского окротделов ГПУ. В 1929–1930 гг. начальник Томского окротдела — оперативного сектора ГПУ. В 1930–1931 гг. временно исполняющий обязанности начальника, начальник Административно-организационного управления Полномочного представительства ОГПУ по Уралу. В 1931–1934 гг. начальник Оренбургского оперативного сектора ГПУ. В 1934–1935 гг. помощник полномочного представителя ОГПУ при СНК СССР — начальника Управления НКВД по Средне-Волжскому краю, заместитель начальника Управления НКВД по Киргизской АССР. В 1936–1937 гг. начальник Управления НКВД по Адыгейской автономной области, начальник Особого отдела НКВД 9-го стрелкового корпуса, начальник Краснодарского горотдела НКВД, помощник начальника, заместитель начальника Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю. В 1937–1938 гг. заместитель начальника Управления НКВД по Новосибирской области. В 1938–1939 гг. начальник Управления НКВД по Новосибирской области. Арестован в январе 1939 г. 14 мая 1940 г. осужден к 8-ми годам лишения свободы. Умер в Котласском ИТЛ Архангельской области 24 августа 1940 г. Не реабилитированГорбач.

 

Горбач Григорий Федорович (1898–1939)

— сотрудник органов государственной безопасности, старший майор ГБ (1937). Родился в селе Ряшки Полтавской губернии. Член РСДРП(б) с 1916 г. В 1918–1920 гг. в Красной Гвардии, начальник Штаба Прилукского партизанского отряда, товарищ председателя подпольного революционного комитета, командир партизанского отряда, начальник Штаба Прилукского гарнизона, член коллегии Прилукской уездной ЧК, военком полка Отдельной Красной Уральской стрелковой дивизии. В 1920–1923 гг. помощник начальника активной части Особого отдела ВЧК 5-й армии, заместитель начальника Особого отдела ВЧК 9-й армии, начальник Особого отдела ВЧК—ГПУ 2-й кавалерийской дивизии, заместитель начальника Особого отдела ГПУ 5-й армии, начальник Контрразведывательного отделения Особого отдела ГПУ Северо-Кавказского ВО. В 1923–1924 гг. начальник Особого — Контрразведывательного отдела Терского губотдела ГПУ. В 1924–1928 гг. начальник Контрразведывательного отдела, заместитель начальника, помощник начальника Терского окротдела ГПУ. В 1928–1931 гг. помощник начальника Кубанского окротдела — оперативного сектора ГПУ. В 1931–1933 гг. начальник Шахтинско-Донецкого оперативного сектора ГПУ. В 1933–1934 гг. начальник Терского оперативного сектора ГПУ. В 1934–1936 гг. помощник Полномочного представителя ОГПУ при СНК СССР — начальника Управления НКВД по Северо-Кавказскому краю. В 1936–1937 гг. заместитель начальника Управления НКВД по Северо-Кавказскому краю. В апреле-июле 1937 г. заместитель начальника Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю, в июле-августе начальник Управления НКВД по Омской области, в августе-сентябре начальник Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю. В октябре 1937 г.  – май  1938 г. начальник Управления НКВД по Новосибирской области, в июне-ноябре 1938 г. начальник Управления НКВД по Дальне-Восточному краю. С июня 1938 г. начальник Особого отдела ГУГБ НКВД Отдельной Краснознаменной Дальне-Восточной Армии. В октябре-ноябре 1938 г. начальник Управления НКВД по Хабаровскому краю. Арестован 28 ноября 1938 г. Расстрелян 7 марта 1939 г. Не реабилитирован.

 

ИЗОБРАЖЕНИЕ ОТСУТСТВУЕТ.

Барков Игнатий Ильич (1897–1938) 

— работник органов юстиции. Член РКП(б) с 1918 г. В 1933–1937 гг. прокурор Западно-Сибирского края. В октябре 1937 — феврале 1938 г. прокурор Новосибирской области. Арестован в марте 1938 г. Покончил жизнь самоубийством. Введен в тройку - приказ НКВД № 00447 от 30.07.37

Об обстоятельствах самоубийства Баркова уточню – выбросился из окна во время допроса.

Об этом Баркове, «судившем» и убивавшем в том числе и моего прадеда, есть хорошая статья историка Алексея Теплякова  «Последний полет прокурора Баркова» - там и о его террористической деятельности, и о его же ужасном конце:

http://www.nnews.ru/2004/2/5/interest/865.php3

Барков, кстати, единственный из этой тройки был реабилитирован (в хрущевское время). 

 

 

О «работе» тройки Западно-Сибирского края - Новосибирской области НКВД по «выкорчевыванию» «врагов народа» в  1937 году приведу здесь фрагменты из интересного исследования сибирского историка С.А. Папкова:

 

«Протокол № 1 тройки ЗСК датирован 9 июля 1937 г. В этот день были утверждены первые приговоры в отношении 157 чел. — членов так называемой монархическо-эсеровской организации (РОВС) из бывших офицеров (подполковника И. П. Максимова, штабскапитана К. Л. Логинова, штабс-капитана князя А. А. Гагарина и др.). В течение месяца тройка интенсивно выносила массовые приговоры, в среднем по 50 чел. за одно заседание, и к 1 августа 1937 г. общее число приговоренных составило 980 человек. В современной литературе уже получили некоторую оценку статистические сведения о результатах заседаний тройки ЗСК за первые три месяца. Опубликованные факты свидетельствуют о том, что к 5 октября 1937 г. в ходе массовой операции в крае было арестовано 25 413 чел.; из них осуждено тройкой 19 421 чел., в том числе 12 876 приговорены к расстрелу, 3 204 — к 10 годам лишения свободы, 2 889 — к 8 годам, 452 — к 5 годам. В данной публикации представлена картина карательной деятельности тройки до полного прекращения процедуры вынесения приговоров по «кулацкой операции», т. е. до 2 ноября 1938 г. Содержание основной таблицы 3 характеризует планомерную и какую-то необычайно кропотливую «работу», проводившуюся в недрах НКВД по отбору и систематизации жертв. Некоторые протоколы методично решают судьбу сразу 150 или 200 чел.; другие посвящены всего одному или двум-трем арестованным. Как показывает статистика приговоров, до конца ноября 1937 г. темпы массовой операции в Западной Сибири (НСО) с участием тройки УНКВД имели равномерную динамику — примерно по 6 500 осужденных в месяц. Но с декабря 1937 г. положение кардинально изменилось ввиду того, что руководство НКВД планировало завершить кампанию по приказу № 00447. Масштабы «работы» тройки в этот месяц значительно возрастают; цифры отдельных протоколов приобретают беспрецедентный характер: только за один день — 25 декабря — были утверждены приговоры в отношении 1 359 чел., из которых 1 313 чел. подлежали расстрелу. А 28 декабря активность тройки вылилась просто в фантастические формы: в течение этого дня были утверждены приговоры в отношении 2 021 чел., из них 1 687 чел. — к расстрелу. Общий же результат последнего месяца 1937 г. составил 9 520 осужденных, из них — 8 245 чел. приговорены к ВМН….

  С протокола № 45 от 13 октября 1937 г. тройка ЗСК стала именоваться тройкой по Новосибирской области (в связи с упразднением края и образованием области). Тем не менее новый ее статус повлек за собой незначительные перемены. Хотя тройка переориентировалась на более узкую территорию, но продолжала действовать в том же составе (Мальцев, Эйхе, Барков) и с прежней интенсивностью, не прерывая нумерации своих протоколов. (Уже 17 октября Эйхе был снят, Горбач был в составе тройки с 9 сентября - И.К.). В последующие месяцы, вплоть до 29 декабря 1937 г., в названии тройки не было полной определенности: она именовалась то «тройкой по НСО», то «тройкой по ЗСК», в одном случае — даже «тройкой УНКВД Западно-Сибирской области». Со второй половины октября 1937 г. часть материалов бывшей тройки УНКВД ЗСК (выделившихся районов) начала поступать в новое управление НКВД Алтайского края, а 30 октября состоялось первое заседание «алтайской» тройки. До 13 апреля 1938 г. (протокол № 115/1-к) тройка НСО действовала как «кулацкая», а с 19 сентября 1938 г.1 — исключительно как «национальная», т. е. обслуживала «операцию по национальным группам». За это время состав тройки полностью сменился: вместо Миронова и Эйхе ее членами стали Горбач, Мальцев и секретарь Новосибирского обкома ВКП(б) И. И. Алексеев. 14 марта 1938 г. член тройки прокурор Барков был арестован, а спустя месяц покончил с собой в ходе чекистского следствия, выбросившись из окна четвертого этажа. Вместо него в состав тройки вошел облпрокурор И. Д. Новиков. Но осенью 1938 г. Новиков тоже вынужден был покончить с собой (застрелился). В качестве временных членов областной тройки в 1938 г. фигурировали также прокуроры Старостенко и А. В. Захаров, заместители начальника УНКВД НСО А. С. Ровинский и Н. X. Мелехин (застрелился в апреле 1939 г.). Располагая полными и детализированными данными деятельности тройки УНКВД ЗСК — НСО до сентября 1938 г. (см. табл. 3), мы имеем возможность проследить особенности каждой фазы «кулацкой операции», включая также «дело РОВС». Один протокол серии «к» на 46 чел., датированный совершенно неопределенно — между датами 8 сентября и 2 ноября 1938 г., существа дела не меняет. Он — лишь исключение из правила. Именно его необычная датировка и небольшое (относительно других протоколов) количество жертв подтверждают, что основной массив «кулацких дел» закончился в апреле 1938-го, правильнее сказать, даже в марте. Таким образом, декабрь 1937 г. оказался апогеем «кулацкой операции». На этой стадии произошло не только резкое увеличение общего числа приговоренных жертв, но и резкое ужесточение в применении расстрелов — с 31,5 % в ноябре до 86,6 % в декабре. В январе 1938 г. в деятельности тройки НСО происходит спад активности почти в 10 раз. Лихорадка в рассмотрении дел и вынесении приговоров прекращается. Однако тенденция к наибольшему применению расстрелов закрепляется еще прочнее: к смерти приговариваются теперь почти все фигуранты, попавшие на тройку. О совокупных результатах деятельности тройки ЗСК — Новосибирской области за 1937 г. можно составить полное представление на основе ранее опубликованных данных (с 9 июля по 5 октября 1937 г.) и материалов помещаемой ниже табл. 3 (с 7 октября по 29 декабря 1937 г.). Сложение этих данных дает следующий итог: всего за 1937 г. тройкой УНКВД ЗСК-НСО были вынесены приговоры в отношении 42 834 чел. Из них осуждено 42 725, в том числе приговорено к ВМН - 26 772 человека…».

(С. А. Папков (Новосибирск) СТАТИСТИКА ПРИГОВОРОВ ТРОЙКИ УНКВД ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО КРАЯ НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ/ Сталинизм в советской провинции. М., 2009.).


Моя «семейная» связь со Сталиным.
igorkurl

1.И.В. Сталин за работой с документами. 1939 год.
Генеральный секретарь ЦК ВКП (б),  диктатор Советского Союза и массовый убийца Иосиф Виссарионович Сталин 10 июня 1938 г. лично дал санкцию на убийство одного из потомков святого Русской Православной Церкви Иннокентия Московского, брата моего прадеда  Сергея Ивановича Вениаминова (1884-1938).

15. Молотов Вячеслав Михайлович
Председатель СНК СССР Вячеслав Михайлович Молотов 10 июня 1938 г., подписав «расстрельный список» вместе со Сталиным, лично дал санкцию на убийство одного из потомков святого Русской Православной Церкви Иннокентия Московского Сергея Ивановича Вениаминова (1884-1938).

 сканирование0039

Правнук святого Русской Православной Церкви Иннокентия Московского Сергей Иванович Вениаминов (1884-1938), убит с санкции Сталина в городе Сталина, расстрелян по приговору  выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР в г. Сталинграде 28 июля 1938 г.

 РАССТt09-038

Санкция Сталина и Молотова от 10 июня 1938 года на уничтожение 163-х человек по Сталинградской области, среди которых потомок святителя Иннокентия Мосоквского заместитель начальника Астраханского отделения Гидрометеослужбы СССР брат  моего прадеда Сергей Иванович Вениаминов ( 1884-1938).  

Фотокопия из Архива Президента РФ (АП РФ. Ф.3. Оп.24. Д. 417. Л. 38. Сайт «Мемориала». 

С.И. Вениаминов расстрелян по приговору выездной сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР 28 июля 1938 г.

Ну и вот как это выглядит дальше по сайту «Мемориала» (раздел «Сталинские расстрельные списки http://stalin.memo.ru/names/index.htm

В расстрельном списке за этот день по Сталинградской области значится 163 человека, осужденных «по 1-й категории» (на расстрел), С.И. Вениаминов значится под номером 26. 

: СПИСОК
ЛИЦ, ПОДЛЕЖАЩИХ СУДУ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ
ВЕРХОВНОГО СУДА СОЮЗА ССР

от 10 июня 1938 года

Сталин,Молотов

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 38

1-я кат.

2-я кат.

3-я кат.

1. Сталинградская область

163

20

0

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 39

СТАЛИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ

1-я категория

1. АВЕРЬЯНОВ Петр Иванович
2. АГАЛЬЦОВ Александр Семенович
3. АКАСИМОВ Николай Васильевич
4. АКИМОВ Аполлон Степанович
5. АЛЬХОВСКИЙ Иван Евсеевич
6. АНТИПОВ Леонид Владимирович
7. АНФИЛАТОВ Иван Васильевич
8. АРСЕНЬЕВ Николай Иванович
9. АРТЕМЬЕВ Иван Викторович
10. АРХАРОВ Николай Федорович
11. АРХИПОВИЧ Александр Георгиевич
12. БАКАЛ Борис Абрамович
13. БАТОВ Василий Григорьевич
14. БЕБИН Иван Николаевич
15. БЕЛИЦКИЙ Андрей Феофанович
16. БЕЛЯНКИН Дмитрий Николаевич
17. БОГДАНИК Андрей Гаврилович
18. БОРОДИН Михаил Павлович
19. БОЧАРНИКОВ Василий Иванович
20. БРАНД Герберт Эдуардович
21. БРЕУС Илья Емельянович

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 40

22. БРЫСИН Василий Михайлович
23. БУГРОВ Виктор Николаевич
24. БУТРИН Илья Александрович
25. ВАРЛАМОВ Семен Максимович

26. ВЕНИАМИНОВ Сергей Иванович
27. ВИНОГРАДОВ Сергей Иванович
28. ВЫДРИН Аким Кузьмич
29. ГАВРИЛОВ Иван Алексеевич
30. ГОВЯШЕВ Василий Александрович
31. ГОЛУБКОВ Сергей Емельянович
32. ГОРЮНОВ Николай Сергеевич
33. ГРЕШНИКОВ Дмитрий Михайлович
34. ГУСЕВ Василий Петрович
35. ДЕКИН Дмитрий Алексеевич
36. ДЕРИПАСХИН Василий Федотович
37. ДМИТРИЕВ Александр Александрович
38. ДОЛГИХ Валентин Ильич
39. ЖЕСТКОВ Александр Михайлович
40. ЖИВОВ Александр Николаевич
41. ЖИГАРЕВ Савва Георгиевич
42. ЖУРКИН Николай Федорович
43. ЗАРИЦКИЙ Ханан Борисович
44. ЗЕМЦОВ Николай Матвеевич
45. ЗОЛОТУХИН Николай Константинович
46. ЗОЛОТУХИН Сергей Петрович
47. ИВАНОВ Павел Александрович
48. ИЗЮМСКИЙ Иван Петрович
49. ИНАРХОВ Федор Степанович
50. КАЗАКОВ Николай Семенович

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 41

51. КАМАЕВ Нурум Камалетдинович
52. КАРАСЕВ Борис Иванович
53. КАРАСЕВ Иван Семенович
54. КАРГАЛЬСКИЙ Федор Николаевич
55. КАРПОВСКИЙ Василий Алексеевич
56. КАРЯКИН Иван Андреевич
57. КИСЕЛЬ Адольф Устинович
58. КОЛОБАЕВ Николай Иванович
59. КОЛПАКОВ Александр Петрович
60. КОМАРОВ Александр Васильевич
61. КОНЯЕВ Борис Иванович
62. КОСТРИКО Николай Тихонович
63. КРАЮШКИН Федор Иванович
64. КРЕМБИЛОВ Дмитрий Сидорович
65. КРУПИН Иван Дмитриевич
66. КСЕНТИЦКИЙ Дмитрий Александрович
67. КУДРЯВЦЕВ Вениамин Анатольевич
68. КУКИН Николай Степанович
69. КУЛЬБИЦКИЙ Леонтий Константинович
70. КУПЕРБЕРГ Марк Самойлович
71. КУШНАРЕВ Валентин Константинович
72. ЛАЛАЗАРОВ-ЛАЛАЗАРЬЯНЦ Григорий Артемьевич
73. ЛАНГМЕЙЕР Франц Готлибович
74. ЛАПИН Петр Иванович
75. ЛАПУТИН Григорий Степанович
76. ЛЕБЕДЕВ Николай Михайлович
77. ЛЕВИН Лев Аронович
78. ЛУХОВЦЕВ Алексей Петрович
79. МАРКЕЛОВ Лев Васильевич

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 42

80. МАРКИН Дмитрий Григорьевич
81. МАСЛОВ Сергей Александрович
82. МЕНДЭ Августин Георгиевич
83. МИКШУН Григорий Сергеевич
84. МИЛОВИДОВ Николай Николаевич
85. МИРИМАНОВ Валентин Иванович
86. МИХАЛЕВ Александр Иванович
87. МИХЕЕВ Дмитрий Васильевич
88. МОРЕХОДОВ Кирилл Львович
89. НАХВАТОВ Аким Семенович
90. НЕВЗОРОВ Петр Кириллович
91. НЕДОСЕКИН Афанасий Дмитриевич
92. НЕСТЕРОВ Яков Иванович
93. НИКОЛАЕВ Иван Пантелеевич
94. НОВИКОВА Евдокия Ивановна
95. НОЧКА Андрей Дмитриевич
96. ОВЧИННИКОВ Михаил Николаевич
97. ОЧЕРЕДКО Андрей Дементьевич
98. ПАВЛОВ Георгий Павлович
99. ПАИСОВ Петр Афанасьевич
100. ПАТУТИН Иван Иванович
101. ПЕНЬКОВСКИЙ Анатолий Степанович
102. ПЕРФИЛЬЕВ Михаил Степанович
103. ПЕТРОВ Андрей Иванович
104. ПОДОЛЬСКИЙ Александр Гаврилович
105. ПОЗНЯКОВ Семен Васильевич
106. ПОНЕДЕЛКО Иван Борисович
107. ПОНОМАРЕВ Петр Владимирович
108. ПРЕСБУРГЕР Исаак Соломонович

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 43

109. ПРЯХИН Владимир Владимирович
110. ПТИЦЫН Степан Иванович
111. ПУШКАРЕВ Георгий Филиппович
112. РАИМОВ Михаил Иванович
113. РАКОВ Владимир Емельянович
114. РУСАНОВ Максим Павлович
115. САМОЙЛОВ Василий Максимович
116. САПАРОВ Давыд Константинович
117. САРАНЦЕВ Петр Иванович
118. СЕВРИНОВ Нил Яковлевич
119. СЕДЕЛКИН Петр Иванович
120. СЕМЕНОВ Александр Карпович
121. СЕНЧИХИН Тимофей Архипович
122. СЕНЮТА Антон Константинович
123. СЕРЕГИН Тимофей Михайлович
124. СЕРИКОВ Пахом Федотович
125. СЛОБОДЧИКОВ Григорий Гаврилович
126. СЛУВКО Людовик Мартынович
127. СОКОЛОВ Алексей Владимирович
128. СОЛОМЕННИКОВ Иван Васильевич
129. СТАНГ Ефроим Иосифович
130. СТЕПАНОВ Михаил Васильевич
131. СТОЯНОВ Василий Ефимович
132. СТРУЖАНОВ Федор Иванович
133. СУКАЛЬСКИЙ Борис Моисеевич
134. СУСАРОВ Василий Иванович
135. СУЩЕВСКИЙ Александр Иванович
136. ТЕРЕНТЬЕВ Савелий Гурьевич
137. ТОЛОКНОВ Василий Михайлович

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 44

138. ТРЕЙДУБ Гавриил Емельянович
139. ТРОФИМЕНКО Нестер Евгеньевич
140. ТЭТЭНГОЛЬЦ Алексей Александрович
141. УККОНЕ Виктор Иванович
142. ФРАНГУЛОВ Иван Степанович
143. ХАИТ Иосиф Борисович
144. ХЛЕБНИКОВ Владимир Владимирович
145. ХРИСТОФОРОВ Антон Васильевич
146. ХРУСТАЛЕВ Григорий Павлович
147. ЦЫГАНОВ Андрей Александрович
148. ЧАЛОВ Василий Иванович
149. ЧЕГОДАЕВ Кузьма Филиппович
150. ЧЕРНЫШЕВ Михаил Саввич
151. ШАНДОРОВИЧ Ефим Семенович
152. ШАПИРО Илья Липович
153. ШАТАЛИН Иван Иосифович
154. ШАФЕН Гавриил Давыдович
155. ШИЛОВ Михаил Нилович
156. ШКАДИН Владимир Алексеевич
157. ШУБА Андрей Зиновьевич
158. ЩЕГАНОВ Карп Липатович
159. ЮРИЧЕВ Василий Александрович
160. ЮЦИС Владимир Иосифович
161. ЯКОВЛЕВ Владимир Тимофеевич
162. ЯКУБЕНКО Василий Иванович
163. ЯРОСЛАВСКИЙ Александр Павлович

АП РФ, оп.24, дело 417, лист 45


«Вот вам фальсификатор истории!». Безумный карлик атакует. Истерик против Историков.
igorkurl


Замечательный петербургский историк, доктор исторических наук Евгений Викторович Анисимов подвергся хамским нападкам от диффаматора Виктора Топорова.

Ну все, кто имеют отношение к изучению истории России, знают или должны знать прекрасные труды Евгения Викторовича. Реклама здесь не нужна. Его «послужной список» внушителен и взаправду впечатляет:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C0%ED%E8%F1%E8%EC%EE%E2,_%C5%E2%E3%E5%ED%E8%E9_%C2%E8%EA%F2%EE%F0%EE%E2%E8%F7

 

Переводчик Витька ТЫ-Порвов (Виктор Топоров) внес, оказывается, немалый вклад в борьбу с фальсификациями истории в ущерб интересам России и самолично одного крупного фальсификатора истории в среде историков выявил

На днях в своем фейсбуке В.Л. Топоров вспомнил о минувшем неприятном для него выступлении историков:

«Был случай, когда с письмом против меня в "Новой газете" выступили двое докторов исторических наук - Евгений Анисимов и (не помню имени) Левинская. В письме содержалась грубая и грязная клевета - будто бы я просился в ПЕН-клуб, меня туда не взяли, и я эту организацию и ее руководство в отместку возненавидел. На деле же мне трижды(!) предлагали вступить и я всякий раз отказывался.
- Знаете, господа, - написал я им на страницах журнала "Город", - если вы так бесстыдно врете обо мне, живом и здоровом, то могу только представить себе, что за чушь вы городите о событиях былых веков!»

Доктор историческая наук Ирина Алексеевна Левинская – на самом деле весьма известная в Питере дама, и, скорее всего, Топоров здесь лукавит, когда пишет, что имя ее он «запамятовал» . Левинская - ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, член Санкт-Петербургского союза ученых, член Tyndale Fellowship (Кембридж, Великобритания).  Она серьезный, заслуженный, академический ученый, религиовед и библеист. 

Но в чем же заключалась пресловутая «клевета», да еще «грубая и грязная»? И что за письмо против Топорова написали доктора исторических наук Ирина Левинская и Евгений Анисимов?

Это связано с историей, описанной в статье Бориса Вишневского в «Новой Газете» в 2008 г. Я собственно ранее осветил этот сюжет у себя в блоге. http://igorkurl.livejournal.com/99738.html

Борис Вишневский протестовал против отвратительных домыслов критика в адрес петербургской интеллигенции с доносительным душком. И там же было опубликовано письмо историков.

Привожу его полностью:

  Подтекст
   «Точно пятьдесят лакеев…»
   …В. Л. Топоров относится к авторам, вступать с которыми в дискуссию чувство брезгливости не позволяет. Ну написал Топоров лживый донос, исторг очередную порцию помоев, которыми постоянно захлебывается, было бы о чем говорить. Разве что вспомнить Ф. М. Достоевского: «Точно пятьдесят лакеев вместе собирались сочинять и сочинили».
   Однако прозрачная цель доноса краткого комментария заслуживает: он написан в тот момент, когда «московский обком» ведет планомерный отстрел неправительственных организаций, особенно тех, которые имеют международный статус. И что с того, что Санкт-Петербургский ПЕН-клуб никогда не финансировался из-за границы — авось ложь проскочит, и эту ненавистную правозащитную организацию, куда Топорова несколько лет тому назад не пустили на порог, возьмут да и прикроют.
   Ирина ЛЕВИНСКАЯ, доктор исторических наук, член Санкт-Петербургского ПЕН-клуба, Евгений АНИСИМОВ, историк, профессор Европейского университета в Петербурге

http://www.novayagazeta.spb.ru/2008/72/1

Собственно, все в этом письме представляется верным, кроме одного единственного сомнительного момента, который и оспаривает Топоров – а именно в информации, что ему отказали в середине 2000-х гг.во вступлении в Петербургский ПЕН-клуб.

В.Л. пишет, что было наоборот – ему не раз предлагали вступить, а он отказывался.

Беда Виктора Леонидовича заключается в том, что он теперь в положении того мальчика из сказки, который столько раз кричал «Волки! Волки!», что даже стоит ему сказать какую-то правду, веры ему не будет все равно никакой. Я лично не верю ни единому его слову. Но, допустим, Витя прав и было именно так, как он говорит. Попробуем поверить престарелому мальчику. Литературная среда  – арена склок, интриг, вражды, заражена духом соперничества, есть люди, которые также действуют топоровыми же приемами. Но почему почтенных историков нужно обвинять именно во «вранье»  да «клевете», они могли просто поверить какой-то полученной ими информации и ее повторить.  Ложь и клевета – всегда совершаются с умыслом. Ну и какие же основания именно злоумышлять у петербургских историков и именно против Виктора Топорова? И уж тем более смеху подобно измышлять у них непрофессионализм в исторических работах, если предположить, что они в этом случае допустили ошибку.         

Вить-Леонидыч откликнулся в 2009 г. на неприятное для него письмо историков еще и так в издании «Частный корреспондент» в статье «Расстрельные списки».

Вышло у него, конечно же, ослепительно мерзко и дико.:

Он как бы начал «издалека», размышляя на тему борьбы с фальсификациями истории, вероятно, имея в виду недавно созданную тогда комиссию по борьбе с этими явлениями «в ущерб интересам России»: 

«Новомодная борьба с фальсификацией истории ещё не обернулась запретом, возможно, только ввиду сложности формализации (да и дефиниции) самого термина.

Хотя в случаях с экстремизмом и с рознью это вроде бы никого не остановило.

Хотя вообще-то фальсификация истории — штука страшная.» 

А затем как бы невзначай и вдруг перешел к намеченной им «жертве». Просто грубо в стиле базарной бабы сводя счеты с осмелившимся высказать нечто нелестное в адрес его тааааакой колоритной личности профессором:

«Всего полгода назад двое докторов исторических наук — небезызвестный Евгений Анисимов и дама, простую еврейскую фамилию (! – И.К.) которой я запамятовал (в 2009 г. он забыл ее фамилию, а в 2012 г. имя, просто склеротик какой-то – И.К.), — выступили с фантастическими измышлениями по моему адресу на страницах «Новой газеты.  

И можно только догадываться о том, с какой наглостью врёт почтенный профессор про предмет своей профессиональной специализации — Смутное время и Петровские реформы, отделённые от нас четырьмя и тремя веками, если уж обо мне, живом и здоровом, он рассказывает читателю заведомые небылицы.

Вот вам фальсификатор истории!

http://www.chaskor.ru/p.php?id=7003

Можно однако же не «догадываться», а твердо знать, что уважаемый Евгений Анисимов, - в отличие от непочтенного и нечистоплотного автора процитированного выше БРЕДА СИВОЙ КОБЫЛЫ, - не «нагло врет» и вообще не «врет» (если обратиться к хулигански-базарному жаргону, который Вить-Леонидыч считает обычным употреблять по отношению к не нравящимся ему людям), а пишет свои труды на богатом источниковом материале, и его работы удостоены высоких оценок специалистов, награждены рядом престижных премий, а сам Е.В. является главным  научным сотрудником  Санкт-Петербургского института истории РАН, автором многих научных монографий, а также приглашенным профессора ряда европейских и американских университетов. Анисимов – также выдающийся ПРОСВЕТИТЕЛЬ, ведущий ряда популярных и очень полезных исторических передач, в числе его достоинств – умение писать легко и интересно для широкого читателя, что, к сожалению, не так часто можно встретить среди нашего брата – историков. 

Но и в 2012 г. Топоров продолжил бредить об историке Евгении Анисимове уже в обсуждении своего поста на страницах своего фейсбука,  клеймя заслуженного ученого и поливая его помоями, договорившись до того, что труды Анисимова – это ничто иное, как… «пересказанный пятый том Ключевского» (!).

 Каждый пашет свое поле. 

Историки - по крупицам и с великим трудом воссоздают картины прошедшего, просвещают и нравственно воспитывают людей. 

 Топоровы - скандалят, лгут, мутят воду, бесплодно сотрясают воздух, сутяжничают и истерят.


Историк сталинизма перед судом сталинского лакея. Завершение торжественной порки тов. Емельянова.
igorkurl


Борис Семёнович Илизаров - доктор исторических наук,
профессор, ведущий научный сотрудник Института российской
истории РАН,
Мой научный руководитель в МГИАИ и РГГУ.

 Сначала представим ученого:
 
Бориса Семёнович Илизаров – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН (Центр истории культуры).  Автор ряда книг, статей и интервью по истории духовного мира Сталина и сталинизма, исследователь и публикатор многочисленных архивных документов. И не только, не только архивист, но и глубокий историософ, что, признаемся честно, не часто встречается у нашего «брата».   
 
Вот страница, посвященная Б.С. Илизарову, на сайте Института российской истории РАН: 
http://iriran.ru/?q=ilizarov
 
 
А вот главная книга Илизарова о Сталине, вызвавшая такую злобу и неприязнь у ряда коммунистических авторов:
 
Илизаров Б. Тайная жизнь Сталина. Портрет на фоне его библиотеки и архива (К историософии сталинизма). М.: Вече, 2002
 
К сожалению, эта, замечательная и умная, историческая книга полностью до сих пор не сканирована и не доступна в Интернете.  Можно только найти какие-то куски и отрывки из нее
http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/STALIB.HTM
 
http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=1012&n=53
 
На подходе еще – две интереснейшие исторические книги Б.С. Илизарова о Сталине: Сталин как критик академика Марра (по вопросам языкознания) и «Сталин и Иван Грозный» (последняя – мне особенно интересна).
 
 
Казалось бы как какому-либо другому историку не возрадоваться, что есть на свете такой выдающийся учёный, представитель Российской академии наук, берущий на себя ПО ДОКУМЕНТАМ  изучение сложнейших проблем духовного мира Сталина и историософии сталинизма.
 
Это не означает, конечно, безусловно, что у него при этом – всё гладко и правильно, что его не за что критиковать, - что-то недостаточно проработано, есть свои спорные моменты – но также как у каждого действительно крупного и серьезного специалиста. На страницах своей книги «Сталин. Власть. Религия» я сам где-то не соглашаюсь с Борисом Семёновичем, отдавая вместе с тем дань его могучим исследованиям этой темы, в которой он сыграл выдающуюся и завидную роль перовопроходца.
 
Однако в книге «Сталин перед судом пигмеев» Юрий Василич Емельянов на нашел никаких иных слов, кроме злобной хулы,  на труды заслуженного академического учёного – и только потому, что они, к сожалению, совсем не совпали с какими-то мифологемами, впитанными им на ниве прилежного следования «Краткому курсу Истории ВКП (б)»       
 
Сначала читаем у Юрия Василича ударное, но бессмысленное морализаторство:
 
«Пожалуй, наиболее ярким примером морального и интеллектуального падения антисталиниста стала книга Бориса Илизарова «Тайная жизнь Сталина. По материалам t его библиотеки и архива».
 
Я не возьмусь здесь назвать эту пошлую пародию на «критику» моральным и интеллектуальным падением сталиниста. Чтобы откуда-то упасть, надо прежде пребывать хоть на какой-то высоте. Чтобы упасть, надо непременно с чего-то падать.  Емельянов -  счастливый человек; ему падать вообще некуда и не с чего, и он не упадёт никогда. Он всегда - на одном и том же уровне.
 
«Спору нет, Илизаров заведомо взялся за трудное дело: попытаться истолковать характер Сталина и раскрыть его мысли, разбирая пометки, которые тот оставлял на полях книг.»
 
То, что человек взялся за это трудное дело, делает ему только честь, тов. Емеля, а вот вы берётесь ручонками видимо за одни лишь только легкие дела.  
 
«Однако к книгам из сталинской библиотеки был допущен человек, явно не способный понять ни смысл сталинских пометок, ни содержание произведений, которые комментировал Сталин.»
 
Вы слышите, - «был допущен»! Для справки – Илизаров, в отличие, допустим, от Радзинского, работал только с открытыми источниками, доступными ВСЕМ исследователям. Если бы Емельянов захотел, допустили бы к этой работе даже его самого. Для этого Емельянову надо было взять обычное отношение – на бланке – в РГАСПИ и просто ходить работать в этот архив. Уж он бы, морща натруженный в идеологических боях лоб, уж так глЫбоко бы он понял и, главное, правильно истолковал бы смысл сталинских пометок на книгах его библиотеки…) И тогда бы как интересно было сравнить емельяновские истолкования с илизаровскими, оценить достоинства одного, недостатки второго.  Но поскольку Емельянов – не историк, не учёный и не исследователь, к работе с архивными источниками у него – очевидное строгое отвращение. Для него это как бы «низкая проза», а он предпочитает высокую поэзию политической публицистики. А ведь в плане историософии уважаемый Юрий Василич не то что бы слаб, он не понимает, что  это такое вообще.  Все осмысление опирается у него в набор примитивных идеологических агиток.  И его удел, как и подобных ему же,  – ковыряние в том, что ДО НЕГО В МНОГОЛЕТНИХ ТРУДАХ  ДОБЫЛИ ДРУГИЕ и несуразные наскоки на тех работящих ученых за то, что посмели прийти к каким-то выводам, которые ему стойко не нравятся и  противоречат маразматической идеологической платформе нынешней КПРФ и подобных ей же движений и партий. Я думаю, что за всем этим безграмотными нападками публициста Емельянова на честного и глубокого историка Илизарова сквозит неприязнь лоды