Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

In Memoriam. Скульптор Эрнст Неизвестный (1925-2016).


Неизвестный Эрнст Иосифович
Неизвестный Эрнст Иосифович

Неизвестный Эрнст Иосифович
9 апреля 1925 год







История жизни


Неизвестный родился в Свердловске 9 апреля 1925 года. Мать назвала его Эриком. И лишь в 1941 году перед самой войной, получая паспорт, он записал свое полное имя - Эрнст. Дед его был купцом, отец - белым офицером, адъютантом Антонова. Позднее он был детским врачом, отоларингологом, работал и как хирург. Когда пришли красные, то должны были расстрелять деда и отца. Но бабка вспомнила, что дед тайно печатал в своей типографии коммунистические брошюры. Тогда она нашла эти документы и предъявила большевикам. Никого не расстреляли.
Его мать - баронесса Белла Дижур, чистокровная еврейка, христианка, в середине девяностых еще была жива и публиковала свои стихи в одной из нью-йоркских газет.
Эрнст еще мальчиком имел репутацию отъявленного хулигана. Приписав себе лишний год, уже в семнадцать лет, Эрнст окончил военное училище - ускоренный выпуск. Там, на войне, лейтенант Неизвестный получил расстрельный приговор трибунала, замененный штрафбатом. И там же, на Великой Отечественной, он получил несколько боевых наград и ранений. Одно из них было тяжелейшим три межпозвоночных диска выбито, семь ушиваний диафрагмы, полное ушивание легких, открытый пневмоторакс… Спас Неизвестного гениальный русский врач, имени которого он так и не узнал, - это было в полевом госпитале. После войны бывший офицер три года ходил на костылях, с перебитым позвоночником, кололся морфием, борясь со страшными болями, даже стал заикаться.
Потом Неизвестный учился в Академии художеств в Риге и в московском Институте имени Сурикова. Параллельно с этими занятиями он слушал лекции на философском факультете МГУ.
Получив диплом в 1954 году, он уже через год становится членом Союза художников СССР, а чуть позже - лауреатом VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве за скульптуру «Нет ядерной войне!». Уже в то время проявилось его тяготение к «большому стилю» - подчеркнутая пафосность и яркая мифологичность каждой скульптуры.
В 1957 году Неизвестный исполняет статую, ставшую известной - «Мертвый солдат». Это лежащая фигура с почти истлевшим лицом, огромным отверстием в груди и закостеневшей, вытянутой вперед и все еще судорожно сжатой в кулак рукой - человека, последним жестом еще символизирующего борьбу, движение вперед.
Далее он создает образы, резко отличные от привычной станковой скульптуры тех лет, - «Самоубийца» (1958), «Адам» (1962-1963), «Усилие» (1962), «Механический человек» (1961-1962), «Двухголовый гигант с яйцом» (1963), фигура сидящей женщины с человеческим зародышем в утробе (1961).
В 1962 году на выставке, посвященной тридцатилетию МОСХа, Неизвестный совершенно сознательно согласился быть экскурсоводом Н.С. Хрущева. В своем праве на первенство в искусстве он не сомневался. А смелости ему всегда хватало. Однако результат встречи не оправдал его надежды.
Несколько лет его не выставляли. Но после снятия Хрущева временная опала закончилась Неизвестный начал выезжать за границу и получать серьезные государственные заказы. Он создал, например, в 1966 году декоративный рельеф «Прометей» для пионерского лагеря «Артек» длиной 150 метров. Правда, никаких премий ему не присуждали. Тем не менее его известность в Европе и США постепенно росла, его работы начали закупать коллекционеры. Да и выставки, которые проводились в небольших залах научно-исследовательских институтов, становились событием.
«Возвращаясь же к произведениям 60-х годов, хочется сказать еще о двух из них, - пишет Н.В. Воронов. - Это, во-первых, «Орфей» (1962-1964). Песня одиночества. Мускулистый человек на коленях, прижавший одну согнутую в локте руку к запрокинутой голове в жесте какого-то невыразимого горя, безысходности и тоски, а другой разрывающего себе грудь. Тема человеческого страдания, отчаяния здесь выражена с какой-то почти невозможной силой. Деформация, утрированность, преувеличения - все здесь работает на образ, и разорванная грудь кровавым криком вопит об одиночестве, о невозможности существования в этом подземелье жизни без веры, без любви, без надежды. Мне представляется, что это одна из самых сильных вещей Неизвестного 60-х годов, может быть, менее философская, обращенная больше к нашему чувству, к непосредственному восприятию. Наверное, менее диалогическая по сравнению с другими произведениями, более близкая к привычному представлению о реализме, но тем не менее одна из самых выразительных.
И вторая - «Пророк» (1962-1966). Это своего рода пластическая иллюстрация к собственным мыслям Неизвестного, высказанным в те же годы. Он писал «Cамым любимым моим произведением остается стихотворение Пушкина «Пророк», а самым лучшим скульптором, которого я знаю, пожалуй, шестикрылый серафим из того же стихотворения».
В 1971 году Неизвестный победил на конкурсе проектов памятника в честь открытия Асуанской плотины в Египте - с монументом «Дружба народов», высотой 87 метров. Другими крупными работами в первой половине семидесятых стали - восьмиметровый монумент «Сердце Христа» для монастыря в Польше (1973-1975) и декоративный рельеф для Московского института электроники и технологии в 970 метров (1974).

1974 год стал своеобразным рубежом в его творчестве скульптор создал памятник на могиле Хрущева, ставший его последней крупной работой, установленной на родине до эмиграции.
«Этот надгробный памятник, - отмечает Н. В. Воронов, - быстро стал популярным, ибо в концентрированной художественной форме передавал суть деятельности и воззрений Хрущева. На небольшом возвышении в несколько необычной мощной мраморной раме стояла удивительно похожая бронзовая позолоченная голова Никиты Сергеевича, причем вылепленная просто и человечно, отнюдь не с тем налетом «вождизма», к которому мы привыкли на многочисленных памятниках великим людям, стоящим чуть ли не в каждом городе. Особый смысл в окружающих эту голову мраморных блоках. Своеобразная рама была выполнена так, что одна ее половина была белой, а другая - черной…»
Скульптор не хотел эмигрировать. Но ему не давали работы в СССР, не пускали работать на Запад. С начала шестидесятых годов и до своего отъезда скульптор создал более 850 скульптур - это циклы «Странные рождения», «Кентавры», «Строительство человека», «Распятия», «Маски» и другие.
На свои скульптуры Неизвестный тратил почти все деньги, которые он зарабатывал, работая каменщиком или восстанавливая и реставрируя рельефы разрушенного храма Христа Спасителя, находящиеся в Донском монастыре.
Из его 850 скульптур у него закупили только 4! Против него возбуждались уголовные дела, его обвиняли в валютных махинациях, в шпионаже. Более того, Неизвестного постоянно встречали на улице странные люди и избивали, ломали ребра, пальцы, нос. 67 раз подавал Неизвестный заявление, чтоб его отпустили на Запад строить с Нимейером. Не пускали. И тогда он решает вообще уехать из России - 10 марта 1976 года скульптор покинул родину.
Когда Неизвестный оказался в Европе, канцлер Крайский выдал ему австрийский паспорт, правительство отдало одну из лучших в стране студий. Но скульптор перебирается из Австрии в Швейцарию к Паулю Сахару (Шоненберту), одному из богатейших людей мира. Тот купил скульптору казарму в Базеле под новую студию. Его жена Майя Сахар, тоже скульптор, боготворила Неизвестного. Она отдала ему свою студию со всеми инструментами, со всей библиотекой.
«К этим людям, - говорит Неизвестный, - шли на поклон Пикассо и Генри Мур. Встретиться с Паулем Сахаром - это было все равно, что повидаться с господом Богом. А святым Петром, открывшим райскую дверь, оказался Слава Ростропович. Слава Ростропович даже написал книгу «Спасибо, Пауль» - про то, как Пауль вывел в люди многих из сегодняшних великих. И вот я оказался перед лицом карьерного господа Бога. Но я взял и уехал, по своим соображениям. Я не выдержал жизни в доме богатого человека…..
…В 1976 году я приехал в Америку, и буквально на следующий день состоялось открытие в Кеннеди-центре моей работы - бюста Шостаковича. Были большие статьи и телепередачи. Меня взялись опекать Алекс Либерман и Энди Уорхол. С Уорхолом я очень дружил. Ему принадлежит фраза «Хрущев - средний политик эпохи Эрнста Неизвестного».
Замечательный друг Слава Ростропович, получивший за долгие годы огромный пакет социальных связей, щедрой рукой все их передал мне. Президентов, королей, крупнейших критиков, художников, политиков. Подключившись к этой светской жизни, я очень скоро понял это не для меня. Ты приходишь на «парти», тебе вручают двадцать визитных карточек, ты обязан откликнуться. Общение нарастает в геометрической прогрессии. Одинокая профессия скульптора не выдерживает таких нагрузок. Я сжег визитные карточки. Перестал общаться. В социальном плане это откинуло меня в самый низ».
Но Неизвестный добился того, что знаменитости, с которыми его познакомил Ростропович, стали приходить к нему в мастерскую как к скульптору.
До дома Неизвестного ехать от Манхэттена часа два-три. Сначала через весь Лонг-Айленд, а потом добираться на пароме. Через десять минут плавания появляется берег чистенького, ухоженного острова Шелтер, населенного ушедшими на покой миллионерами, важными молодыми людьми с дорогими манерами - и знаменитым русским скульптором. Художнику принадлежит участок площадью в один гектар и половина озера. Дом построен по проекту самого Неизвестного и соответствует его духу. К нему пристроена студия, высокий цилиндрический зал с галереей.
Когда мастер уезжал из России, жену Дину Мухину и дочь Ольгу с ним не пустили. В октябре 1995 года Неизвестный снова женился. Аня - русская, давно эмигрировала. По профессии - испанистка.
Сам Неизвестный преподавал в Гамбурге, в Гарварде, в Колумбийском университете и в Нью-Йоркском - искусство, анатомию, философию, синтез искусств. Мог стать постоянным профессором, но не захотел. Ему очень нравилось преподавать, но мешала рутинная бумажная работа. А еще отчеты, заседания... Все это отнимало слишком много драгоценного времени.
Как всегда, скульптор очень много работает в мастерской. Хотя за последние годы перенес две операции на сердце. Один раз он даже пережил клиническую смерть. Его снова спас русский доктор - Саша Шахнович.
«…Я много трачу, - говорит Неизвестный, - материал, отливка, помощники - идет омертвление огромных денег. В мой парк вложено несколько миллионов долларов - если считать одну отливку. А когда не работаю, богатею деньги не расходуются, а дают дивиденды.
По правилам, 12 экземпляров скульптуры имеют статус оригинала. Я раньше и отливал по 12. А теперь стараюсь давать минимальные тиражи - ну два, ну три экземпляра. Это повысит не стоимость, нет, но ценность работ. И это создает мне перспективу жизни, есть для чего жить - для работы. А если происходит затоваривание, психологически очень трудно работать.
На Западе же я понял, что свободу творчества дают деньги, это кровь творчества; нужно вкладывать очень много денег, чтобы создавать скульптуры».
Наряду с крупными работами Неизвестный создает произведения, относящиеся к мелкой пластике, а также многочисленные графические циклы. Важной составляющей творчества художника всегда была и книжная графика. Еще в конце шестидесятых годов он создал цикл иллюстраций к роману Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Они увидели свет в серии «Литературные памятники».
Последнее десятилетие Неизвестный занимался оформлением самого популярного произведения в мире - Библии. В его иллюстрациях к «Экклезиасту» выражен сложный и противоречивый мир современного человека. Здесь нашли отражение традиции Босха и Гойи, гротескно видевших окружающую действительность и не находивших в ней светлых начал.
Мелкая пластика невольно привела Неизвестного к совершенно новому направлению в его творчестве он стал заниматься созданием ювелирных изделий. Отработанная в мелкой пластике особая утонченность движений помогла скульптору творить необычайно изящные произведения, причем он тяготеет не к украшениям, а к предметам интерьера. Тем самым он как бы продолжает основную линию творчества, направленную на познание человека и самого себя.
В 1995 году Неизвестный стал лауреатом Государственной премии России, был восстановлен в Союзе художников, получил российское гражданство. В девяностые годы скульптор не раз приезжал на историческую родину по делам. В 1995 году он открыл в Магадане памятник жертвам сталинских репрессий - семнадцатиметровую железобетонную «Маску скорби». Большую часть расходов Неизвестный взял на себя, отдав на сооружение памятника 800 тысяч долларов из своих гонораров.
В художественной галерее «Дом Нащокина» состоялась первая персональная экспозиция скульптуры, живописи и рисунка Неизвестного, проводимая в России после его эмиграции. На ней были отражены основные этапы творческого пути художника с 1966 по 1993 год.
Однако вернуться в Россию навсегда мастер не может. Его творчество связано с огромной материальной базой. Это машины, литье, студия, заводы. Начинать все снова после семидесяти - это невозможно даже ему, обладающему каким-то секретом творческого долголетия.
И все же, чем вызвана в столь солидном возрасте такая неуемная жажда творчества «Абсолютным безумием и работоспособностью», - отвечает маэстро.
И еще….. «Великих художников-атеистов не было. Дело в том, что нужно обладать некоторой скромностью. Не нужно себя считать исключительным, оторванным от полета уток, от изменения звезд, от приливов и отливов.
Единственное существо, которое вдруг возомнило, - это человек. Это не значит, что ты назначен Богом! Это глупости, Бог никого не назначает. Он принимает».
http://www.tonnel.ru/?l=gzl&uid=1001

Вадим Сидур: "На земле каждую минуту, каждую секунду распинают Христа заново…».

02/09/2015 Среда          
 

Вадим Сидур: «Я атеист, верующий в Христа – сына человека»

Художник Вадим Абрамович Сидур (1924-1986), чьё имя недавно оказалось в центре внимания, прожил непростую жизнь. В ней можно выделить участие в Великой Отечественной войне, начало творческого пути в рамках соцреализма и отход от него в конце 50-х, неприятие «новых» работ советской властью вплоть до исключения из КПСС в 1974 году, несколько инфарктов, последний из которых привел к смерти. Однако сухие факты биографии или формальный анализ работ едва ли позволят понять его неоднозначное творчество.
Пулеметчик (1960). Алюминий. Собственность МВО «Манеж» //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже
Мать и дитя (1965). Алюминий //
Фото с выставки «И все-таки…» в Музее Вадима Сидура (МВО «Манеж»)

Сидур говорил: «…мне хочется, чтобы зритель узнавал не "мою манеру", а мой мир». В чём-то с ним можно спорить, в чём-то соглашаться, но главное, чтобы этот диалог был.

Война, смерть и увечья

Я раздавлен

Непомерной тяжестью ответственности

Никем на меня не возложенной

Ничего не могу предложить человечеству

Для спасения

Остается застыть

Превратиться в бронзовую скульптуру

И стать навсегда

Безмолвным

Взывающим

В. Сидур

Крик (1963). Бронза. Собственность Т.С. Жогличевой //

Фото с выставки «И все-таки…» в Музее Вадима Сидура (МВО «Манеж»)

Художник носил бороду, за которой скрывал увечье челюсти, полученное на фронте в 1944 г. В его работах, связанных с войной, таится ещё более глубокая травма. На всю жизнь Вадим Сидур сохранил память о времени, проведенном в Центральном институте травматологии и ортопедии, где ему делали операцию: «…молодые мужчины и женщины … прогуливались по коридорам, иногда по улице с пластмассовыми или картонными лицами вместо своих собственных. … Смотреть на них было страшно, а еще страшнее – представлять то, что было под их картонными лицами. ЭТО осталось во мне навсегда!».

Раненый (1963). Алюминий. Собственность МВО «Манеж» //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже

Многие «военные» скульптуры Сидура выражают оголённые боль и отчаяние, хотя (а может быть, потому что) их пластика решена минимальными средствами. Таковы работы «Крик» (1963), «Взывающий» (1966; в 1985 г. установлена в Дюссельдорфе, ФРГ), где всё говорит о боли и ужасе, которые несет война. В скульптурах «Лопнувшая» (1964), «Памятнике погибшим от бомб» (1965; в 1993 г. установлен в Вюрцбурге, ФРГ) художник напрямую обращается к теме увечий, противных человеческой природе: отщепленная, свисающая грудь; снаряд, который пронзил человека и, войдя в землю, поддерживает его на подкосившихся ногах. Сидур намеренно избегает натурализма, но тем более страшные картины рисует воображение. Знаменитый «Памятник погибшим от насилия» (1965; в 1974 установлен в Касселе, ФРГ) с фигурой обезглавленного человека без пола и возраста, брошенного на колени, повествует о бессилии перед произволом.

Некоторые работы приобрели другую тональность – тихой скорби. Таков «Памятник оставшимся без погребения», установленный в Москве в 1992 г. неподалеку от Музея Вадима Сидура и посвященный москвичам, погибшим в Афганистане. Это скорбь не только об умерших людях, но и о неусвоенных уроках войны.

После войны (1968). Алюминий. Собственность Т.С. Жогличевой //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже
Памятник погибшим от насилия (1965) //
Фото с выставки «И все-таки…» в Музее Вадима Сидура (МВО «Манеж»)
Памятник оставшимся без погребения (установлен в 1992)

Размышления о смерти, беспокойство о сохранении человеческого облика в ходе войн, экологических и техногенных катастроф привели художника в последние годы к созданию ассамбляжей (объёмных коллажей), объединённых под названием «Гроб-арт». В манифесте «Гроб-арта» Сидур полушутя, полусерьёзно заявлял: «Каждый из нас мог не родиться, но умереть должны все. ... "Гроб-Арт" утверждает, что все убыстряющееся развитие человечеством науки и техники приводит к постепенному исчезновению пространства и времени». Скульптор, работавший в полуподпольных условиях, использовал для ассамбляжей материалы, уже пережившие своего рода смерть: старые чугунные трубы, ржавые батареи, лопаты и прочий металлолом, мусор. Мастер создал образы человеческих существ, доведённых страданиями до апатии и безразличия, близких к смерти.

В ответ на обвинения в «"жгучем" интересе к войне, насилию, бесчеловечным жестокостям» Вадим Сидур говорил:

«Это не интерес и даже не долг, а жизненная необходимость. Многие годы я пытаюсь и не могу освободиться от того, что переполнило меня в те времена».

Глубина переживания художником ужасов войны связана с тем, что он не верил в существование высшего суда и в то, что человеческие страдания могут быть оправданы.

Любовь и жертвенность

Она отлучается крайне редко

Самое долгое

На пару часов

В это время

Сильнейшее беспокойство

Овладевает мною

Невозможность работы

И даже жизни

Как без воздуха

Или под водой

Выныриваю

И начинаю дышать

Только с ее возвращением.

В. Сидур

Связи. Нежность (1963). Алюминий. Собственность Т.С. Жогличевой //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже

Однако Сидур верил в существование другой силы, способной спасти человечество – любви, и находил поддержку в ней. Повествуя об ужасах войны, Сидур никогда не забывал о счастье жить, называя его чудом, а любовь считал важнейшим содержанием этого чуда.

Любовь как тепло и преодоление одиночества. Об этом – скульптура «Связи. Нежность» (1963), где любящие люди становятся единым целым, соприкасаясь головами (общность мыслей), руками (поддержка на жизненном пути), на уровне груди (духовная общность) и чресел (инстинктивная связь).

Любовь как продолжение рода. Многие скульптуры и особенно акварели Сидура носят эротический характер, некоторые из них из-за гиперболизированного внимания к мужскому и женскому началам выглядят чрезмерно откровенными, даже грубыми. Нужно учитывать, что художник увлекался египетским, ассиро-вавилонским искусством и греческой архаикой, где подобные символы обозначали культ плодородия.

Любовь как жертвенность. Особенно остро это понимание проявляется в работах, связанных с материнством и муками, через которые приходится пройти женщине. Скульптура «Кесарево сечение» - не только о боли, связанной с рождением ребенка; она также символически повествует о кресте, который предстоит нести матери всю оставшуюся жизнь. Здесь Вадим Сидур вплотную подходит к христианской символике, выраженной в других его работах.

Кесарево сечение (1967). Алюминий. Собственность МВО «Манеж» //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже
Мать и дитя (1981). Бронза. Собственность МВО «Манеж» //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже

Библейские сюжеты

Для трактовки этих скульптур и линогравюр особенно важно понимать философию художника. «Я атеист, верующий в Христа – сына человека», - говорил он. Рассуждая о человеческой природе Христа, Сидур в то же время отрицает существование бессмертия. Зло, по его мнению, «возникает и распространяется от непонимания людьми конечности своего существования, от неверия людей в свою смертность».

С чем же связано обращение художника-атеиста к христианским сюжетам?

Во-первых, Библия является для Вадима Сидура книгой, где максимально остро и емко обозначены «вечные» человеческие проблемы. Во-вторых, ему близок христианский гуманизм: «Видимо, необходимо, наконец, самому себе ответить на вопрос о значении религиозного начала в том, что составляет внутреннее содержание в моей работе. Под религиозным … я понимаю христианские заповеди, ибо до сих пор люди не смогли сформулировать ничего более человечного».

Несение креста (1965). Из цикла «После войны». Алюминий. Собственность МВО «Манеж» //
Фото с выставки «Скульптуры, которых мы не видим» в Центральном Манеже

Произведения Сидура, связанные с библейскими сюжетами, посвящены не собственно вере в Бога. Художник пользуется ими как всем понятными символами, чтобы глубже обозначить проблемы человечества. В некоторых случаях это более очевидно (мотив креста в работах, посвященных материнству; «Несение креста» из цикла «После войны»), в других от зрителя требуется приложить некоторые усилия. Лик Христа во многих работах изображен в виде листа дерева (такой образ встречается и в произведениях Сидура исключительно «человеческого» содержания). Это символ одиночества, о котором художник писал: «… большие осенние листья, похожие на человеческие лица, несчастные в своей ненужности».

Гораздо более спорная деталь произведений, связанных со Страстным циклом – акцентированные изображения детородных органов. Можно сказать наверняка, что Сидур, посвятивший множество работ ужасам насилия, не хотел надругаться и тем более посмеяться над страданиями Христа. Возможно, таким образом он показывает всю тяжесть унижения, перенесенного Сыном человеческим, отсутствие защищенности, видимость которой даёт одежда. А может быть, подчеркивает человеческую природу Христа и то, что Его история имеет большее отношение к страданиям обычных людей, чем многие привыкли думать.

Неслучайно в дневнике Юлии Сидур, супруги художника, есть запись:

«…он сказал, что нарисовал Христа, потому что на земле каждую минуту, каждую секунду распинают Христа заново…».

Фото автора http://www.taday.ru/text/2142866.html

А он, мятежный, просит бури, как будто в бурях есть покой…

Фрида Кало. Моисей.

Чаплин пожаловался на отсутствие «православного протеста»

27.08.2015, 12:08 | «Газета.Ru»

Глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин заявил о необходимости прислушаться к заявлениям экспертов, обнаруживших не только осквернение почитаемых верующими символов на выставке в Манеже, где произошло два инцидента с попытками уничтожить экспонаты, но и признаки порнографии среди выставленных работ, передает «Интерфакс».

«К сожалению, ситуация повторяется. Совершено действие, по меньшей мере, сомнительное с точки зрения законности, и теперь суть проблемы появления работ, которые оскверняют символы, почитаемые верующими людьми, подменяется дискуссией вокруг того, можно ли бросать на пол экспонаты», — сказал он.



Чаплин назвал полным абсурдом попытку исключения из поля нравственных правил какое-либо из художественных направлений и потребовал прямой дискуссии и гражданского действия относительно недавних событий.

Ранее сообщалось, что полиция начала доследственную проверку по факту второго инцидента на выставке в Манеже.

http://www.gazeta.ru/social/news/2015/08/27/n_7518305.shtml

Что ж, перед нами очередное позорное, несостоятельное заявление Чаплина, покрывающее подобных погромщиков. Почему? Потому что он высасывает из пальца несуществующее моральное и религиозное оправдание их действий. Опять та же песня,– мол, жертва насильников сама виновата, что сильно накрасилась и короткую юбку надела. Возлагает равную ответственность на насильника и жертву, ставит на одну доску деятелей культуры, музейщиков, и вандалов. «Сомнительным с точки зрения законности» он называет сам состав экспонатов, представленных на выставке. Но ведь легко можно установить, что устроители выставки, как бы не хотелось этому святому отцу-инквизитору обратного, абсолютно ни в чем не виноваты, так как прямо выполняли наложенные на них законом и конституцией обязанности ознакомления граждан с культурным наследием выдающихся скульптуров и художников 1960-70-80-х гг., среди которых имеется и национальная гордость России Вадим Сидур (его работы, напомню, пострадали от действий вандалов). А вот направленность заявлений самого протоиерея Чаплина откровенно противозаконна, потому что он призывает к запрещенной Конституцией и законом цензуре и нарушению принципа светскости государства, призывая еще и к цензуре церковной.

Чаплин, по сути, выступает в этой истории как АНТИКОНСТИТУЦИОННЫЙ МЯТЕЖНИК.

Мятеж его в своей основе - черносотенный и профашистский. Он бунтует против основополагающих конституционных принципов в нашем государстве и обществе. Он бунтует также против главных прав и свобод людей. И, как любой мятежник, Чаплин пытается привлечь к себе таких же мятежников, соучастников, - чтобы расширить поле своего мятежа. Отсюда его безумные призывы к «гражданским протестам» против мирной светской культурной выставки. Его демагогия о том, что он за протесты в рамках закона, не может обманывать. Протесты вообще не могут быть против такого мирного законного мероприятия как культурная выставка. Они бессмысленны. Это дикость – любые в этой связи протесты. И призывать к ним (в любой форме) – значит, еще больше раскалывать общество, подпитывать маркобесие, взывать к цензуре, растить ненависть и злобу, вдохновлять таких вот фанатиков, укрепляя в них ложное чувство собственной правоты. Кому-то не нравится Сальвадор Дали, кому-то Марк Шагал, кому-то Фрида Кало, кому-то Вадим Сидур. Религиозные темы они толкуют весьма вольно и часто не канонически. Как можно протестовать против того, чтобы… их показывали людям, среди которых много ценителей этого творчества? Как можно пытаться накладывать узду и на поиски современных художников? Что за средневековая ахинея? Дискуссия может быть, конечно, об эстетической ценности тех или иных экспонатов, тех или иных произведений искусства, но ведь только в этой плоскости может она идти – вне рамок разных карательных кодексов, полицейщины и запретов. Недалекий и упертый реакционер, Чаплин, используя свое, - исторически временное, - положение одного из церковных спикеров, пытается тащить за собой общество в некий вариант «православного Талибана» или «ИГИЛа», в фундаменталистское болото. И, собственно, этим его безрассудным попыткам надо сказать твердое НЕТ – как верующим людям, так и неверующим. Он даже, вслед за тем «народным собором», про «порнографию» в работах Сидура заголосил, призывая прислушаться к бреду этих «экспертов», – но это уже совсем безграмотно и смешно. Дескать, сгодится для меня любая гадость с медийной помойки, лишь бы сработала на мою точку зрения. Клоуну простительно, а церковному чиновнику – нет.          

Что ни день, то погром.

Из цикла «101» № 102

Вадим Сидур. Гравюра из цикла «101».

Вадим Сидур. «Саломея». Работа из цикла «101».

Культура
10:33, 27 августа 2015

Полиция начала расследование нового погрома в "Манеже"

Мужчина и женщина сорвали со стены работу скульптора Вадима Сидура

Москва. 27 августа. INTERFAX.RU - Столичные полицейские начали доследственную проверку по факту нового инцидента в выставочном комплексе "Манеж", произошедшего накануне вечером, сообщил "Интерфаксу" начальник пресс-службы столичной полиции Андрей Галиакберов.

"Сотрудники московской полиции проводят проверку в порядке статей 144-145 УПК РФ по заявлениям граждан, представляющих обе стороны вчерашнего конфликта между организаторами и посетителями выставки в "Манеже". По результатам проверки будет принято процессуальное решение", - сказал Галиакберов.

Он напомнил, что в среду вечером сотрудники полиции прибыли по вызову в "Манеж" в связи с сообщением о конфликте между гражданами и доставили в отдел полиции по району Китай-город двух человек для проведения дальнейшего разбирательства.

Ранее сообщалось, что еще одна работа скульптора Вадима Сидура подверглась попытке уничтожения в московском "Манеже" в среду.

Двое людей - мужчина и женщина - с криком "Сейчас мы вас разгромим!" сорвала работу Сидура из экспозиции выставки "Скульптуры, которых мы не видим", заявила в среду "Интерфаксу" пресс-секретарь музейно-выставочного объединения "Манеж" Алена Карнеева.

Данное произведение - работа Сидура на линолеуме из цикла "101". Ранее, 14 августа, несколько работ скульптора подверглись нападению представителей движения "Божья воля".

Экспонаты были направлены на экспертизу во Всероссийский научно-реставрационный центр имени Грабаря. Две из четырех испорченных работ, по мнению специалистов, нуждаются в серьезной реставрации.

http://www.interfax.ru/culture/462909

Всё это естественно. Я бы очень удивился, если бы этого второго погрома в том же Манеже не произошло. Предполагал, что произойдет нечто подобное, учитывая канву событий. После того, как то первое нападение банды Энтео на Манеж осталось безнаказанным, надо было скоро ожидать последователей-подражателей (если это сделали не снова те же люди). Виновно в этом, помимо самих хулиганов-вандалов, наше государство, променявшее в этой ситуации закон на укрывательство "своих" мерзавцев. Полиция, органы следствия принципиально отказываются выполнять свои прямые обязанности. Уголовного дела не было возбуждено по факту 14 августа – вопреки закону, да и просто здравому смыслу. По новому же факту, пишут, "проводится доследственная проверка, по итогам которой будет принято процессуальное решение». И вот здесь становится интересно - либо вы отпускаете также с миром и этих (как энтео), либо вы преследуете уголовно и тех и этих. Иначе нет логики. Опять агрессии подверглась работа великого скульптора и художника Вадима Сидура. Ну, уж никак не административное правонарушение.

Судя по словам пресс-секретаря, и здесь как-то странно ведет расследование полиция: "Сотрудники московской полиции проводят проверку в порядке статей 144-145 УПК РФ по заявлениям граждан, представляющих обе стороны вчерашнего конфликта между организаторами и посетителями выставки в "Манеже". По результатам проверки будет принято процессуальное решение", - сказал Галиакберов."
Во-первых, проверка должна проводиться не по заявлениям граждан, а по факту совершения самого преступления. Во-вторых, в этом случае, как и в предшествующем ему, нет вообще никаких "сторон конфликта", нет конфликта как такового. Есть только факт антиобщественного и преступного поведения вандалов. Это так, как если бы про того бравого молодца, что плеснул кислотой в «Данаю», вдруг сказали: «он одна из сторон конфликта». И добавили: «а другая – дирекция Эрмитажа».  

И вот недавняя новость - уголовное дело в Петербурге о сбитии вандалами барельефа Мефистофеля возбуждено именно ПО ФАКТУ этого преступления. Не пора ли московской полиции обратить внимание на этот, соответствующий закону, опыт своих петербургских коллег?

И, наконец, как долго Министерство культуры будет продолжать трусливо и подленько помалкивать? Покушение на государственный музейный фонд – ему подведомственный.        

Оскорбленная память.

Александр Шаталов

Оскорбленная память

Кто и почему стал объектом погрома православных экстремистов из «Божьей воли» и какие «чувства верующих» оскорбила выставка в Манеже — выяснял The New Times
30-490.jpg
Погромщики попытались разбить линогравюрные доски из цикла Вадима Сидура «101»


Атаке экстремистов подверглись работы Вадима Сидура, представленные на выставку его персональным музеем в Новогиреево, причем объектами нападения стали не объемные настенные панно, а линогравюрные доски цикла «101» (первоначальное название — «101 гравюра на вечные темы»), которые были сброшены погромщиками на пол и частично повреждены. Также пострадала инсталляция современной питерской художницы Megasoma Mars (псевдоним Марии Минаковой), посвященная теме мученичества.

Среди экспонатов выставки лишь некоторые с натяжкой можно отнести к работам на религиозную тему, как, например, «Барельефы на библейские темы» (Моисей, Адам и Ева) Вадима Сидура. Гравюры из цикла Сидура «101», поврежденные во время нападения, также религиозными не являются, хотя именно они и вызвали протест экстремистов. «Эта богохульственная выставка — например, Иисус Христос изображен в непотребном виде, — заявил Энтео. — Мы хотим, чтобы эта выставка была закрыта… чтобы в главном выставочном центре страны не было такого грязного, жесткого глумления над Иисусом Христом и над святыми». Речь идет о линогравюре с изображением Иисуса, которого снимают с креста. Что именно вызвало возмущение погромщиков, можно только гадать, — видимо, то, что Христос представлен в неканоническом виде.

О выставке

Выставка «Скульптуры, которых мы не видим» объединила работы троих друзей и единомышленников, выдающихся художников советского периода — Вадима Сидура, Николая Силиса и Владимира Лемпорта. Их произведения вписаны в сегодняшний контекст, и выставка таким образом создает важную перекличку художников-нонконформистов, чье творчество развивалось параллельно официальному искусству, и современных авторов.

Сидура, Силиса и Лемпорта в свое время соединила не только дружба — общим оказалось стремление привнести что-то новое в советскую скульптуру. Все трое — выпускники Строгановского училища, куда двое пришли из фронтовых госпиталей, а третий со школьной скамьи. В 1954 году они объединились в художественную группу ЛеСС, получившую такое название по инициалам участников (их тогда даже называли «Кукрыниксами в скульптуре», так как созданные в тот период работы они подписывали аббревиатурой). В течение 14 лет скульпторы работали в одной мастерской и над одними проектами.

30-490-02.jpg
Вадим Сидур за работой
над скульптурой «Треблинка», 1960-е годы



О Сидуре

Самым бескомпромиссным из троих оказался Вадим Сидур, взявший на себя роль трибуна. Искусство для него стало возможностью прожить ту часть своей жизни, которая досталась ему, можно сказать, чудом. Здесь нужно пояснение.

С 1942 по 1944 год Сидур воевал. «Я был убит на войне, — писал он. — Но произошло чудо воскрешения, и я остался жить».

Когда Сидур «был убит», ему было девятнадцать. Пуля немецкого снайпера попала чуть ниже левого глаза и виска, раздробила и выбила все зубы, почти отсекла корень языка и образовала большую дыру в углу нижней челюсти. Если бы не 18-летняя украинская девушка и ее мать, вытащившие его с поля боя, он бы там и умер. Говорить он не мог и карандашом написал спасительницам свое имя. Промывая раненому загноившийся рот и горло, они кормили его молоком из пипетки и давали лекарственные травы, а потом отправили в госпиталь. Дальше последовала череда операций, во время которых он балансировал между жизнью и смертью. Позднее он описал это в повести «Памятник современному состоянию», имевшей подзаголовок «Миф». Повесть состояла из небольших главок, в которых он описывал детали минувшего, словно ставя памятник прошедшему времени. Есть в этом определенная логика, многие работы Сидура носят название «памятников»: «Памятник погибшим от бомб», «Памятник оставшимся без погребения» и т.п. Памятники, память — сквозная тема его работ. Необычные формы, емкость метафоры позволяли сравнивать его с Генри Муром. Сам он видел истоки своей манеры в древнем искусстве, утверждая, что однажды рассматривал индонезийские монеты и понял, что «камень с дыркой уже есть скульптура». Наиболее известные работы Вадима Сидура — «Раненый», «Бабий Яр», «Треблинка». Один из журналистов точно определил его скульптуры как «трагические иероглифы».
30-cit-01.jpg
О вечных темах

Одной из сквозных тем художников из группы ЛеСС было осмысление религиозной символики. Каждый из них обращался к размышлениям на эту тему, хотя церковь и религия в то время в СССР преследовались. Их работы на эти темы не выставлялись и не могли быть выставлены в принципе.

Михаил Сидур, сын скульптора, вспоминал об отце так: «Для него высшей ценностью были христианские заповеди. Сказано «не убий», значит, не убивай, сказано «не укради», значит, не кради. Вера в Бога не делает людей добрее, поскольку многие из них сеют ее с зубовным скрежетом, с насилием. Но, может быть, вспомнив о своей смертности, они все-таки смогут как-то опомниться?»

Причиной всякого зла Сидур считал насилие. «Сотни, тысячи, миллионы людей погибли от насилия, проявленного по отношению к ним другими людьми в самых чудовищных и даже фантастических формах». И антитезой этого насилия он воспринимал рай, где Адам и Ева были счастливы и гармоничны. Тема библейского рая присутствует и в его графике, и в скульптурных работах.

Одна из самых известных скульптур Сидура носит название «Погибшим от насилия» и установлена в немецком городе Касселе в 1974 году. Советские власти автора на открытие памятника не выпустили — он был уже к тому времени «невыездным». В письме к организаторам он написал: «Это очень важно, что мы помним о миллионах погибших от насилия в прошлом. Но мы не должны забывать о том, что насилие в самых страшных его проявлениях существует и сегодня».



Перспективы уголовного дела

Сразу после нападения активистов «Божьей воли» представители «Манежа» подали заявление в полицию. «Мы настаиваем на возбуждении уголовного дела, — сказала NT руководитель пресс-службы «Манежа» Елена Карнеева. — Будет ли дело возбуждено, должны решить правоохранительные органы на основании экспертизы поврежденных работ». По ее словам, результаты экспертизы уже готовы и направлены в правоохранительные органы. Но и реставрационный центр имени И.Э. Грабаря, куда были переданы поврежденные работы Сидура, и пресс-служба ГУ МВД о размерах материального ущерба рассказать отказались.

Искусствовед, генеральный директор Sotheby’s в России Михаил Каменский объяснил NT, какие экспертизы, по его мнению, должны быть проведены: искусствоведческая — для установления художественной значимости этих работ Сидура, реставрационная — для оценки масштаба необходимой реставрации и рыночная, определяющая стоимость работы. Только по итогам всех трех экспертиз можно будет судить об ущербе, нанесенном «Манежу». «Если бы эта баба (спутница Энтео, пытавшаяся разбить работы Сидура.NT) долбанула скульптуру, то тогда точно бы ей грозила серьезная кара. А линолеум мог треснуть, расколоться, облупиться, а может, с ним вообще ничего не случилось. — рассуждает Каменский. — В основном линогравюры Сидура стоят совсем недорого. Соответственно, и ущерб будет небольшой». При этом собеседник NT затруднился назвать даже примерную стоимость пострадавших работ. Не смогли назвать их оценочную стоимость и в британском аукционном доме MacDougall’s, специализирующемся на русском искусстве. В отличие от линогравюрных досок рисунки Сидура время от времени появляются на аукционах: оценочная стоимость десяти рисунков Сидура из серии «Мутации» на Sotheby's в 2007 году была $40 000—50 000.

По мнению юристов, для решения о возбуждении уголовного дела ждать заключения экспертизы о материальном ущербе необязательно. Как объяснил корреспонденту NT юрист сервиса Правовед.ru Натан Будовниц, действия Энтео и его сторонников могут быть классифицированы как хулиганство. При этом можно привлечь так называемых православных активистов не только по статье ст. 20.1. Кодекса об административных правонарушениях, но и по статье 213 Уголовного кодекса: грубое нарушение общественного порядка по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы — от штрафа 300 тыс. рублей до лишения свободы на срок до пяти лет. А «то же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой…», наказывается штрафом от 500 тыс. либо лишением свободы на срок до семи лет.

Министерство культуры от комментариев происшедшего воздержалось, такую же позицию занял и департамент культуры Москвы.
http://newtimes.ru/articles/detail/101012/

О комиссарстве Владимира Легойды.

Нонна Мордюкова в фильме «Комиссар».

У Владимира Легойды в его интервью «ПравМиру» - как-то вокруг да около, пляски словесные. Банда Энтео у него именно что неправильные "акционисты" (примерно такие же, как те художники, на которых они нападают) - не вандалы, не преступники, не хулиганы и не погромщики. Этих слов осторожный церковный работник аккуратно избегает. Зато сказал, что это движение "Божья воля" - близко к протестантской традиции (!). Интересно. Много внимания в статье уделено тому, как СМИ путали, - скульптуры они не разбили, а только лишь повредили работы (4 линогравюры) Сидура. Но почему бы тогда автору интервью было ясно и прямо не сказать, что это тоже преступно, абсолютно нельзя было делать, как нельзя, допустим, поливать не нравящиеся картины серной кислотой. И что никакой ответственности организаторов выставки за это выставление (Сидура и прочих) абсолютно нет, - они просто знакомят с их творчеством людей, что и должны и обязаны делать по конституции и закону. А для чего существуют работы скульпторов и художников, как не для этого? Торчать в запасниках? Что надо им, устроителям таких выставок, не бояться давления мракобесов и негодяев, просто плевать на него и продолжать, не смотря ни на что, делать то, что они делают. Потому еще - что выставки эти светские, Церковь от государства отделена, а со своим уставом в чужие монастыри, как известно, не ходят. Можно было также заметить в развитие, что закон о защите оскорбленных чувств верующих - очень дикий и очень плохой, что он как раз будоражит и воспламеняет таких маргиналов. И к чему-то вроде разбитого Сидура этот закон должен был когда-нибудь привести (не только он, конечно, но и он в том числе).

Но рассуждения Легойды идут в другую сторону. Сидур - хороший, другие скульпторы и скульптуры там тоже были хорошие, - мы ведь не невежды какие-нибудь, чтобы это отрицать. Но были на выставке той же - скульптуры и скульпторы нехорошие. (Да вот только хороший Сидур попал под удар). Но главный вывод В. Легойды - "колоссальная ответственность ложится на организаторов выставок", потому как надо учитывать «изменившийся контекст» (!). Эти слова выше – ключевые в интервью высокопоставленного церковного чиновника. По сути, это тот же самый призыв к цензуре и самоцензуре, что и у Чаплина (который не Чарли), то же самое КОМИССАРСТВО, что и у него. Мол, ложитесь загодя на задние лапки перед отрядами фашистов, погромщиков, черносотенцев и реакционеров, всех этих комиссаров в пыльных шлемах, бойтесь оскорбить их нежные чувства, делайте то, что они говорят, и не выставляйте то, что не надо (в этом ряду Сидура и прочих), и всё у вас будет хорошо.

http://www.pravmir.ru/vladimir-legoyda-o-tsorionove-bozhey-vole-i-pogrome-v-manezhe/

Материал "Свободы" о последствиях погрома в Манеже.

Главные разделы / Общество

Православный Талибан

Итоги погрома в Манеже: музейщики возмущены, "Божья воля" торжествует, министерство культуры помалкивает

Опубликовано 22.08.2015 15:30

Прошла неделя после погрома, совершенного в выставочном зале "Манеж" активистами движения "Божья воля", однако их действия до сих пор не получили правовую оценку. Божьевольцы тем временем едва ли не празднуют победу.

На своей странице в Facebook лидер движения Дмитрий Цорионов по прозвищу Энтео бахвалится (сохраняем орфографию оригинала):

"Три самые кощунственные работы на выставке Манеж, со страшной хулой на Господа Иисуса Христа изъяты полицией. Никакого иного способа добиться этого, кроме того, что мы сделали, на данный момент – не существует".

В качестве доказательства Цорионов размещает фотографию таблички, которая сейчас лежит в Манеже на том месте, где находилась вырезанная на линолеуме гравюра "Снятие с креста" скульптора Вадима Сидура. Черным по белому на этом листке написано: "Ввиду противоправных действий работа пострадала"

x
Вадим Сидур.
Вадим Сидур. "Памяти родителей"

Эти четыре (а не три!) работы не "изъяты полицией" как богохульные, а переданы музейщиками правоохранителям в качестве вещдока. Экспонаты повреждены в результате акта вандализма. Цорионов же преподносит их отсутствие на выставке "Скульптуры, которых мы не видим" как выполнение его требований закрыть экспозицию, поскольку она оскорбляет его религиозные чувства. Иными словами, Цорионов лжет. Врать вообще нехорошо, а христианину и вовсе непозволительно. Это нарушение одной из тех самых десяти заповедей.

Свои акции божьевольцы совершают с выкриками "Здесь порочат имя Господа нашего, Иисуса Христа!". Главный вопрос – кто наделил их полномочиями выносить такой вердикт? Почему общество должно верить, что устами группы молодых хулиганов глаголет Божья воля? Цорионов обозначает свое место работы как "Русская православная церковь". Если это действительно так, значит, все безобразия членов "Божьей воли" финансируются самой крупной религиозной организацией России. Это могло бы объяснить театрализованный характер акций, рассчитанных на большой резонанс. И то, что подкладывали свиную голову к дверям МХТ. И то, что разливали зловонное вещество в Московской школе фотографии. И многое, многое другое. Для того чтобы отработать деньги, мало простой тихой молитвы или интеллигентной богословской дискуссии.

Как бы то ни было, на этот раз группа Цорионова переступила черту. Если прежде этих "православных активистов" обзывали "шоуменами" и предпочитали от них отмахиваться, то теперь их чаще сравнивают с нацистами, уничтожавшими "дегенеративное искусство", а также с "Исламским государством" и Талибаном. Дело в том, что погромщики повредили принадлежащие государству ценности. Впервые руководители ведущих культурных институций страны создали и распространили открытое письмо с осуждением радикалов. В тексте есть следующие строки:

"В результате произошедшего поставлено под угрозу все музейное сообщество Российской Федерации, оказавшееся беззащитным перед лицом вандалов, разрушающих произведения искусства, экспонирующиеся на выставках. Если общество закроет глаза на факт причинения ущерба государственным музейным фондам, то завтра ни один музей в нашей стране не будет застрахован от погрома людьми, считающими себя вправе поднимать руку на то, что является культурным достоянием общества и государства.

Мы ждем наказания виновных. Акты вандализма по отношению к памятникам в публичных пространствах, на кладбищах, в храмах и музеях недопустимы. Необходимо принять меры, чтобы подобные экстремистские действия в будущем никогда не повторились".

В числе подписавших обращение – директор Исторического музея Алексей Левыкин. Он встревожен тем, что с 1 ноября даже в крупнейших федеральных музеях могут быть упразднены посты вневедомственной охраны:

x
Алексей Левыкин
Алексей Левыкин

– Нам это грозит, как и всем другим музеям. Постараемся, чтобы беды не произошло. Может так случиться, что существовавшая система охраны будет разрушена, а на создание действенной новой понадобится время. Если бы на охране Манежа находилась полиция, возможно, те люди, которые туда пришли, не решились бы на свою акцию – им бы пришлось иметь дело с представителями государственной власти. Любое противодействие им можно было бы расценить как противодействие власти, а не представителям частных охранных предприятий.

Это не вопрос отношения конкретного человека к конкретному художнику. Это вандализм!

Мне бы очень не хотелось, чтобы подобное нападение случилось на наш музей. Но как показывает мировая практика, такое случается. Можно вспомнить и про то, что случилось с эрмитажной "Данаей", и с картиной "Иван Грозный убивает своего сына" в Третьяковке. Неуравновешенных и радикальных людей очень много. Сотрудники служб безопасности музеев должны быть к этому готовы.

Надеетесь ли вы, что эти "православные активисты" все же будут наказаны?

– Мне бы очень хотелось, чтобы это без последствий не осталось. На это и направлено письмо, под которым я подписался. Это не вопрос отношения конкретного человека к конкретному художнику. Это вандализм! За него надо понести наказание в соответствии с административным либо Уголовным кодексом. Кстати, это и позиция Министерства культуры.

Тем не менее, я нигде не встретила отклика министерства. Его руководители свою позицию публично не обозначили.

– Видите ли, мы, директора музеев, общаемся с министерством не только официальными путями. Да и гораздо важнее позиция общества по этому вопросу, – говорит Алексей Левыкин.

Главный куратор Еврейского музея и центра толерантности Мария Насимова, чья подпись также стоит под коллективным обращением, не скрывает опасений по поводу возможного появления и у стен Бахметьевского гаража православных погромщиков:

– Это связано и с тем, что у нас бывают выставки авангардного искусства, и с тем, что мы – еврейский музей. Существует большая история нападения на подобные организации. В связи со спецификой нашего музея, у нас изначально были усилены меры безопасности. Это рамки на входе. Тщательный досмотр перед входом на выставку проводится всегда, вне зависимости от того, что произошло в Манеже.

Я была на выставке в Манеже. Там тоже есть рамки металлоискателей. Там тоже при входе стоит охрана, проверяет сумки. Но погромщики купили билеты, прошли на выставку, а дальше случилось то, что случилось.

– Но у нас довольно большое количество охраны. Мы очень тщательно следим и за тем, что делают посетители на выставке. Насколько мне известно, охрана в Манеже не сразу отреагировала на происходящее. У нас случалась порча экспонатов. Однако она была случайной, а не целенаправленной. К счастью, охрана реагировала довольно быстро. Да, я очень опасаюсь того, что такое может случиться в нашем музее еще и потому, что все экспонаты, которые мы выставляем, принадлежат государству или частным собраниям. И если такое происходит, то это уже уголовное преступление.

x
Леонид Берлин. Кинетическая скульптура
Леонид Берлин. Кинетическая скульптура "Вождь. Стадо". Экспонат выставки в Манеже

Ни у кого из вменяемых людей, кажется, нет сомнений в том, что человек по прозвищу Энтео и его соратники совершили уголовное преступление. Тем не менее, не слышно про реакцию министерства, нет внятной реакции высших иерархов церкви. Ничего неизвестно про то, будет ли возбуждено дело. Что вы думаете по этому поводу?

– Это очень огорчает. Но вот обнадеживающая новость: вышло постановление Центра имени Грабаря, признающее, что поврежденные экспонаты являются культурной ценностью, объектом культурного наследия. Я надеюсь, это отразится на мнении высокопоставленных чиновников и меры по случаю такого рода вандализма будут прияты. Такой документ может стать основанием для возбуждения уголовного дела.

Если все-таки движение "Божья воля" будет наказано, поможет ли это пресечь другие акции православных экстремистов по отношению к музейным ценностям и другим культурным институциям?

– Я не думаю, что это поможет что-либо приостановить, но важен прецедент. Во всяком случае, люди поймут, что это делать необязательно, что можно как-то по-другому выражать свои мысли и идеи. Потому что если сегодня это произошло с работами Вадима Сидура и хулиганы останутся безнаказанными – завтра это может произойти с другим музеем и с другими экспонатами. В таком случае у музеев останется единственный выход – показывать репродукции, что не очень ложится в идею и идеологию всех музеев, которые подписались в поддержку Манежа.

Сейчас много говорят о том, что осенью в музеях будут сняты посты вневедомственной охраны, то есть исчезнет полиция, останутся только ЧОПы. Вашему музею это грозит?

– У нас и нет вневедомственной охраны. Мы частный музей, мы охраняемся только ЧОПом.

Я разговаривала с директором Дарвиновского музея. Они тоже охраняются только ЧОПом. Там мне жаловались, что по тендеру выигрывают те структуры, которые просто предлагают за свои услуги меньшую плату. Поэтому приходят совершенно неквалифицированные люди. Как вы решаете эту проблему?

Если совершенное преступление останется безнаказанным, можно будет считать, что любому, желающему вторгнуться на территорию искусства со своими сомнительными вкусами и радикальными методами, заранее выписана индульгенция

– У нас не существует тендеров, потому что мы частный институт. Мы проводим свой внутренний тендер. И вопрос квалификации охраны, конечно же, влияет на выбор. Музейная охрана также работает вместе с еврейской общиной. Эти люди в курсе того, на что здесь нужно обращать внимание, в том числе когда это не касается экспонатов. К нам, например, очень часто приходят националистически настроенные люди. Наша охрана внимательно следит за тем, чтобы эти люди не устраивали здесь никаких акций. Очень многие пытаются что-то по еврейской тематике написать на стенах исторического здания музея. Мы это не афишируем и стараемся с этим бороться самостоятельно. С нашим охранным предприятием я не вижу никаких проблем, мы довольны их работой, – говорит Мария Насимова.

Главный куратор Еврейского музея Мария Насимова о противостоянии вандалам


Почти одновременно с заявлением руководителей музеев появилось открытое письмо искусствоведов, арт-критиков и галеристов, к которым вскоре присоединились художники и архитекторы:

"Если совершенное преступление останется безнаказанным, можно будет считать, что любому, желающему вторгнуться на территорию искусства со своими сомнительными вкусами и радикальными методами, заранее выписана индульгенция. В относительной безопасности останутся лишь освященные православные иконы, любые же другие изображения, включая всемирно знаменитые картины из Эрмитажа и Пушкинского музея, попадут в "группу риска". Нетрудно вообразить, что при таком положении дел едва ли стоит рассчитывать на гастрольные выставки из иностранных музеев и галерей.

Таковы потенциальные последствия бездействия и попустительства. Их можно хотя бы в некоторой степени избежать, если руководствоваться нормами законодательства. Ущерб, нанесенный произведениям, находящимся в государственной коллекции, имеет вполне определенное денежное выражение. А действия погромщиков с немалой долей вероятности подпадают под действие следующих статей УК РФ: статья 213. Хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору; статья 214. Вандализм, порча имущества в общественных местах; статья 243. Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей. Это как раз тот случай, когда элементарное правоприменение должно бы заместить собой любого рода демагогию".

Под этим текстом в кратчайшие сроки появились сотни подписей http://www.svoboda.org/content/article/27202926.html

«Друзьям – всё, врагам – закон». (с).

Генералиссимус Франко.

Культура





Культуролог предупредил о возможных проблемах со ввозом шедевров искусства в РФ

Москва. 15 августа. INTERFAX.RU - Российский культуролог, член президентского совета по правам человека, главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей считает, что нападение околорелигиозных активистов на выставку в Манеже вредит имиджу России и будет иметь долгосрочные негативные последствия.

По официальным данным, в результате атаки участников православного движения "Божья воля" пострадали четыре линогравюры известного советского художника и скульптора Вадима Сидура.

"Эти люди наносят невероятный ущерб российской культуре, имиджу страны в мире. После этого сразу же страховки при ввозе в Россию шедевров искусства, которые и так многомиллионные, увеличатся многократно. Это ударит по туризму, по всему", - сказал Дондурей "Интерфаксу" в субботу.

"Дело даже не только в работах Сидура, хотя произошедшее ужасно и неправильно для тех, кто ценит этого художника и графика. Дело в том, что, оказывается, в Москве можно просто придти и нанести произведению искусства физический ущерб", - заявил он.

"Нарушено некое культурное табу. Открыты границы. Появилась возможность применять насилие к искусству, к культуре в широком смысле. Это делают самостоятельно разного рода группировки, которые ассоциируют себя с элементами официальной доктрины. В обществе формируется ощущение, что они уйдут безнаказанными", - сказал Дондурей.

По его мнению, это нанесет гигантский ущерб не только культуре, но и всей системе российской общественной жизни, включая общественную психологию и экономику.

Дондурея беспокоит, что полиция отпустила околорелигиозных активистов.

"Это повод для уголовного дела. Во всем мире такие вещи невероятно преследуются", - сказал он.

В пятницу вечером несколько активистов во главе с лидером движения "Божья воля" Дмитрием Цорионовым (Энтео) ворвались на проходящую в "Манеже" выставку "Скульптуры, которых мы не видим". Нападавшие заявили, что экспонаты оскорбляют чувства верующих и повредили несколько произведений искусства. На выставке представлены работы советского художника, скульптора авангардиста Вадима Сидура.

В субботу организаторы выставки сообщили, что она работает в обычном режиме.

http://www.interfax.ru/culture/460464

Ну, во-первых, не православных активистов, а "православных" экстремистов. Надо защищать Православие. Во-вторых, почему бандит и вандал по кличке "Энтео" высказывает до сих пор свои бредовые-безумные комментарии на свободе, а не в следственном изоляторе, - является вопросом не для меня одного. Статьи УК о вандализме и хулиганстве в данном случае бесспорны к применению. Преступников взяли с поличным и отпустили. Где мы вообще живем - в государстве или в банде? И власти наши руководствуются известной максимой известного фашистского диктатора (см. выше)? Скульптуры великого скульптура Вадима Сидура - национальное достояние России. Это золотой фонд культуры человечества. Их разрушение не простится никому никогда.   

In Memoriam. Поэт, бард и художник Евгений Бачурин (1934-2015).

Некролог:

1 января умер российский поэт, бард, художник Евгений Бачурин. Ему было 80 лет. В последние годы он тяжело болел.

Многие его знают по знаменитой песне "Дерева вы мои, дерева". Однако сам он считал себя в первую очередь художником.Он из поколения Олега Целкова, Михаила Рогинского, Оскара Рабина, Владимира Яковлева и других художников, не нашедших себя в "официальном" искусстве.

Евгений Бачурин родился в Ленинграде 25 мая 1934 года. В 1959 году окончил Московский полиграфический институт. Учился и в Ленинградском институте изобразительного искусства имени Репина на факультете живописи, но был отчислен с третьего курса за то, что «косил глазом на Ван-Гога». Работал художником-иллюстратором в журналах "Юность", "Смена", "Наука и жизнь" ив книжных издательствах "Художественная литература", "Детгиз", "Мир", "Прогресс", "Молодая гвардия".

Стихи, песни, короткие рассказы писал с 1967 года. В 1980 году вышел его первый диск "Шахматы на балконе". В 1982-м вышла его вторая пластинка "Дерева", после этого Бачурин стал одним из самых популярных и исполняемых авторов. В разных странах мира прошли десятки выставок его художественных работ.

http://www.svoboda.org/content/article/26773392.html

Персональный сайт Евгения Бачурина.

(Там представлены: его живопись, стихи и песни, статьи о нем):

http://www.batchurin.ru/

Евгений Бачурин на youtube (видео авторской песни):

https://www.youtube.com/results?search_query=%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9+%D0%91%D0%B0%D1%87%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%BD

Мне понравилось:

Баллада о гордом рыцаре

mp3ноты

Скажи мне, гордый рыцарь,
Куда ты держишь путь?
Ведь правды не добиться,
А смерть не обмануть.

За честь и справедливость,
За безответный спрос
Немало крови лилось,
Немало лилось слез.

Камень-гранит в поле лежит,
Выбрать дорогу камень велит,
Кого судьба помилует, кому поможет щит.
Вправо пойдешь - шею свернешь,
Влево пойдешь - сгубишь коня,
Прямо - спасешься сам, но убьешь меня.

Ни в селах, ни в столице
Не верят в чудеса.
От этой правды, рыцарь,
Не скроешься в леса.

Сними же с глаз повязку,
Брось меч, не мни ковыль.
Ты сплел из жизни сказку,
А мы из сказки - быль.

Принцессы лыком шиты.
Злодеям не до них.
И коль искать защиты,
Так от себя самих.

Ступай же мимо, конный.
В том нет твоей вины,
Что нам нужны драконы,
Которым мы верны.

1975