Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Поэты об Истории. Денис Фонвизин (1745 – 1792)

ФОНВИЗИНznamenitye_ovny_027
О нем:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D4%EE%ED%E2%E8%E7%E8%ED,_%C4%E5%ED%E8%F1_%C8%E2%E0%ED%EE%E2%E8%F7

Собрание сочинений Д.И. Фонвизина (М., 1959 г.)

http://www.rvb.ru/18vek/fonvizin/toc.htm

Книга покойного замечательного филолога Станислава Рассадина о Фонвизине

http://az.lib.ru/f/fonwizin_d_i/text_0120.shtml

(Очень рекомендую)

Биография Фонвизина, написанная поэтом П.А.  Вяземским

 http://az.lib.ru/w/wjazemskij_p_a/text_1848_fonvizin.shtml

Мне больше нравится книга Вяземского.

Хотя, конечно, Денис Иванович – не поэт, а именно великий русский драматург, но, по свидетельству современников, стихи писал, и до нас дошло всего пять прелестных стихотворений, одно из которых (в тему) я и предлагаю читателям. У Д.И. был еще брат – поэт Павел Иванович Фонвизин (1746-1803), ректор  Московского университета. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%BE%D0%BD%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D0%BD,_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D0%BB_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Но собрания стихов П.И. я пока что не нашел.

Фонвизин Д.И.

ЛИСИЦА - КОЗНОДЕЙ

Басня

В Ливийской стороне правдивый слух промчался,
Что Лев, звериный царь, в большом лесу скончался.
Стекалися туда скоты со всех сторон
Свидетелями быть огромных похорон.
Лисица-Кознодей, при мрачном сем обряде,
С смиренной харею, в монашеском наряде,
Взмостясь на кафедру, с восторгом вопиет:
«О рок! лютейший рок! кого лишился свет!
Кончиной кроткого владыки пораженный,
Восплачь и возрыдай, зверей собор почтенным!
Се царь, премудрейший из всех лесных царей,
Достойный вечных слез, достойный алтарей,
Своим рабам отец, своим врагам ужасен,
Пред нами распростерт, бесчувствен и безгласен!
Чей ум постигнуть мог число его доброт?
Пучину благости, величия, щедрот?
В его правление невинность не страдала
И правда на суде бесстрашно председала;
Он скотолюбие в душе своей питал,
В нем трона своего подпору почитал;
Был в области своей порядка насадитель,
Художеств и наук был друг и покровитель».
«О лесть подлейшая! — шепнул Собаке Крот. —
Я знал Льва коротко: он был пресущий скот,

И зол, и бестолков, и силой вышней власти
Он только насыщал свои тирански страсти.
Трон кроткого царя, достойна алтарей,
Был сплочен из костей растерзанных зверей!
В его правление любимцы и вельможи
Сдирали без чинов с зверей невинных кожи;
И словом, так была юстиция строга,
Что кто кого смога, так тот того в рога.
Благоразумный Слон из леса в степь сокрылся,
Домостроитель Бобр от пошлин разорился,
И Пифик слабоум, списатель зверских лиц,
Служивший у двора честнее всех Лисиц,
Который, посвятя работе дни и ночи,
Искусной кистию прельщая зверски очи,
Портретов написал с царя зверей лесных
Пятнадцать в целый рост и двадцать поясных;
Да сверх того еще, по новому манеру,
Альфреско росписал монаршую пещеру, —
За то, что в жизнь свою трудился сколько мог,
С тоски и с голоду третьего дни издох.
Вот мудрого царя правление похвально!
Возможно ль ложь сплетать столь явно и нахально! »
Собака молвила: «Чему дивишься ты,
Что знатному скоту льстят подлые скоты?
Когда же то тебя так сильно изумляет,
Что низка тварь корысть всему предпочитает
И к счастию бредет презренными путьми, —
Так, видно, никогда ты не жил меж людьми».

Поэты об Истории. Иван Хемницер (1745-1784)


О нем:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D5%E5%EC%ED%E8%F6%E5%F0,_%C8%E2%E0%ED_%C8%E2%E0%ED%EE%E2%E8%F7

Полное собрание стихотворений Хемницера, изданное в «Библиотеке поэта» (М., 1963)

http://www.rvb.ru/18vek/hemnitser/toc.htm

http://az.lib.ru/h/hemnicer_i_i/text_0020-1.shtml

Хемницер считается первым русским значительным баснописцем ДО Ивана Крылова.

У Хемницера немало удачных стихов, некоторые из которых, близкие к теме антологии, я и предлагаю ниже читателю (со шрифтами комп чудит):

ЛЕСТНИЦА

Всё надобно стараться
С погребной стороны за дело приниматься;

А если иначе, все будет без пути

Хозяин некакий стал лестницу мести;
Да начал, не умея взяться,

С ступеней нижних месть. Хоть с нижней сор сметет,
А с верхней сор опять на нижнюю спадет.
«Не бестолков ли ты? — ему тут говорили,
Которые при этом были. —
Кто снизу лестницу метет?»

На что бы походило,
Когда б в правлении, в каком бы то ни было,

Не с вышних степеней, а с нижних начинать
Порядок наблюдать?

ДЕЛЕЖ ЛЬВИНЫЙ

Осел с овцой, с коровой и с козой
Когда-то в пайщики вступили

И льва с собою пригласили
На договор такой,
Что если зверь какой
На чьей-нибудь земле, случится, попадется
И зверя этого удастся изловить,
То б в случае таком добычу разделить
По равной части всем, кому что доведется.
Случись,
Олень к козе в тенета попадись.
Тотча́с друг другу повестили,
И вместе все оленя задушили.

Дошло до дележа. Лев то́тчас говорит:
«Одна тут часть моя и мне принадлежит

Затем, что договор такой мы положили».
— «Об этом слова нет!» — «Другая часть моя,
Затем что я
Львом называюсь
И первым между вас считаюсь».
— «Пускай и то!» — «И третья часть моя
По праву кто кого храбряе.
Еще четверту часть беру себе же я
По праву кто кого сильняе.
А за последнюю лишь только кто примись,
То тут же и простись».

ДОБРЫЙ ЦАРЬ

Какой-то царь, приняв правленье,
С ним принял также попеченье
Счастливым сделать свой народ;
И первый шаг его был тот,
Что издал новое законам учрежденье
Законам старым в поправленье;
А чтоб исправнее закон исполнен был,
То старых и судей он новыми сменил.
Законы новые даны народу были
И новые судьи́, чтоб лучше их хранили.
Во всем и вся была отмена хороша,
Когда б не старая в судья́х иных душа.
А тотчас это зло поправить
Царь способов не находил,
Но должен это был
И воспитанию и времени оставить.

ПРИВИЛЕГИЯ

Какой-то вздумал лев указ публиковать,
Что звери могут все вперед, без опасенья,
Кто только смог с кого, душить и обдирать.

Что лучше быть могло такого позволенья
Для тех, которые дерут и без того?

Об этом чтоб указе знали,
Его два раза не читали

Уж то-то было пиршество!
И кожу, кто лишь мог с кого,
Похваливают знай указ да обдирают.
Душ, душ погибло тут,
Что их считают, не сочтут!
Лисице мудрено, однако, показалось,
Что позволение такое состоялось
Зверям указом волю дать
Повольно меж собой друг с друга кожи драть!
Весьма сомнительным лисица находила
И в рассуждении самой, и всех скотов
«Повыведать бы льва!» — лисица говорила
И львиное его величество спросила,
Не так чтоб прямо, нет, — как спрашивают львов,
По-лисьи, на весы кладя значенье слов,
Все хитростью, обиняками,
Все гладкими придворными словами
«Не будет ли его величеству во вред,
Что звери власть такую получили?»
Но сколько хитрости ее ни тонки были,
Лев ей, однако же, на то ни да, ни нет.
Когда ж, по львову расчисленью,
Указ уж действие свое довольно взял,
По высочайшему тогда соизволенью
Лев всем зверям к себе явиться указал

Назад уже не возвращались.
«Тут те, которые жирняе всех казались,

Вот я чего хотел, — лисице лев сказал,—
Когда о вольности указ такой я дал
Чем жир мне по клочкам сбирать с зверей трудиться,
Я лучше дам ему скопиться…».

СЛЕПОЙ ЛЕВ

Был лев слепой; а быть и знатному слепым
Дурное, право, состоянье.

Давай хоть не давай лев подданным своим
О чем какое приказанье,
Иль правду в том
Или в другом
Не думай лев узнать: обманут был кругом.
Я сам не раз бывал при том,
Когда, пришедши, льву лисица репортует,
Что львов запасный двор находится у ней
Во всей сохранности своей,
А первая с двора запасного ворует,
Да и другим дает с собою воровать,
Чтоб только ей не помешать.
Волк тож, бывало, льву наскажет,
Когда он наловить зверей ему прикажет,
Что лов сегодня был дурной
И только лишь ему попался зверь худой;
А жирных между тем зверей себе оставит
И, чтоб поверил лев, свидетелей поставит.
И словом, всяк, кому по должности дойдет
Льву донести о чем, — что хочет, то налжет,
И, кроме воровства и лжи, не жди другого
От малого и до большого.

Слепого льва легко обманывать зверям,
Так, как по разуму слепых господ слугам.

    ДВА ЛЬВА СОСЕДИ

  

   Два льва, соседи меж собой,

   Пошли друг на друга войной,

   За что, про что -- никто не знает;

   Так им хотелось, говорят.

   А сверх того, когда лишь только захотят,--

   Как у людских царей, случается, бывает, --

   Найдут причину не одну,

   Чтоб завести войну.

   Львы эти только в том от них отменны были,

   Когда войну они друг другу объявили,

   Что мира вечного трактат,

   Который иногда не служит ни недели,

   Нарушить нужды не имели,--

   Как у людских царей бывает, говорят,--

   Затем что не в обыкновеньи

   У львов такие сочиненьи.

   Итак, один из этих львов

   Другого полонил и область и скотов.

   Привычка и предубежденье

   Свое имеют рассужденье:

   Хотя, как слышал я о том,

   Житье зверям за этим львом

   Противу прежнего ничем не хуже стало

   (Не знаю, каково прошедшее бывало),

   Однако каждый зверь всё тайным был врагом,

   И только на уме держали,

   Как это им начать,

   Чтоб им опять за старым, быть.

   Как в свете всё идет своею чередою, --

   Оправясь, старый лев о том стал помышлять

   Войною возвратить, что потерял войною.

   Лишь только случай изменить

   Льву звери новому сыскали,

   Другого случая не ждали:

   Ягнята, так сказать, волками даже стали.

   Какую ж пользу лев тот прежний получил,

   Что на другого льва войною он ходил?

   Родных своих зверей, воюя, потерял,

   А этих для себя не впрок завоевал.

   Вот какова война: родное потеряй,

   А что завоевал, своим не называй.

          О ПЕРЕМЕНЕ

  

   Всё подвластно перемене, что на свете сем ни есть:

   Знатность, слава и богатство, жизнь, имение и честь,

   И на что мы ни взираем,

   Перемену примечаем.

   Всё, что есть, -- всё исчезает безвозвратно навсегда,

   И что было, уж не будет к нам вовеки никогда;

   Но сим самым пребывает

   Сила та, что всё рождает.

   Всё, что есть, одно другому должно место уступать,

   И без сей премены миру часу бы нельзя стоять.

   Частной вещи разрушенье --

   Всех вещей произведенье

………………………..

   Владыки и цари всего земного мира,

   Богами избранны род смертных управлять!

   Для вас поет моя настроенная лира

   И с жаром вам теперь стремится то вещать,

   Что может добрый царь для своего народа.

   Делами может быть подобен он богам,

   Перерождается таким царем природа,

   Он век златой своим странам.

   Екатерина то в России днесь явила,

   Премудростью своей России дав закон,

   Она блаженство ввек России совершила

   И вечный в их сердцах себе воздвигла трон.

   Прости, монархиня, что смертный мог дерзнуть

   Священное твое сим имя изрещи.

Из старого, но актуального. Вознесение Шарикова.


"И только что было произнесено слово “милиция”, как благоговейную тишину обухова переулка прорезал лай грузовика и окна в доме дрогнули. Затем прозвучал уверенный звонок, и Полиграф Полиграфович вошел с необычайным достоинством, в полном молчании снял кепку, пальто повесил на рога и оказался в новом виде. На нем была кожаная куртка с чужого плеча, кожаные же потертые штаны и английские высокие сапожки со шнуровкой до колен. Неимоверный запах котов сейчас расплылся по всей передней. Преображенский и Борменталь точно по команде скрестили руки на груди, стали у притолоки и ожидали первых сообщений от Полиграфа Полиграфовича. Он пригладил жесткие волосы, кашлянул и осмотрелся так, что видно было: смущение Полиграф желает скрыть при помощи развязности.

—Я, Филипп Филиппович, — начал он наконец говорить, — на должность поступил.

Оба врача издали неопределенный сухой звук горлом и шевельнулись. Преображенский опомнился первый, руку протянул и молвил:

—Бумагу дайте.

Было напечатано: “Предъявитель сего товарищ Полиграф Полиграфович Шариков действительно состоит заведующим подотделом очистки города Москвы от бродячих животных (котов и пр.) В отделе МКХ”.

—Так, — тяжело молвил Филипп Филиппович, — кто же вас устроил? Ах, впрочем я и сам догадываюсь.

—Ну, да, Швондер, — ответил Шариков.

—Позвольте вас спросить — почему от вас так отвратительно пахнет?

Шариков понюхал куртку озабоченно.

—Ну, что ж, пахнет... Известно: по специальности. Вчера котов душили, душили..."  (с)