Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Упоминание о боевых заслугах моего деда С.Д. Курляндского (1916-1988) в статье на сайте МО РФ.

Из статьи д.и.н. Владимира Лота "Военная разведка в битве за Кавказ"
....
Для обеспечения боевой деятельности Черноморского флота и взаимодействующих соединений Красной Армии, а также для поддержания оперативного режима на Черноморском театре военных действий (ТВД), штаб флота активно проводил оперативную разведку на всем ТВД.
Характерной особенностью деятельности разведки Черноморского флота являлось то, что ей приходилось решать задачи не только в интересах флота, но и в большей степени в интересах армейского командования, вследствие чего основными объектами разведки стали не только военно-морские силы противника, а и его сухопутные войска и авиация. Это обстоятельство вынуждало флотских разведчиков изучать новые объекты разведки, новые методы добывания разведывательных сведений о противнике. Особенно это касалось радиоразведчиков, которые в предвоенные годы совершенно не готовились к ведению разведки сухопутных войск и не знали системы связи сухопутного противника.

Организацией разведывательных операций руководил начальник разведывательного отдела штаба Черноморского флота полковник Д.Б. Намгаладзе. Заместителем начальника РО штаба флота был капитан 2 ранга С.И. Иванов, подразделениями радиоразведки флота командовали подполковники И.Б. Айзинов, И.Я. Лаврищев и С.Д. Курляндский. Организацией войсковой разведки занимался капитан С.Л. Ермаш.

Для выполнения задач оперативной разведки привлекались радиоразведка Каспийской флотилии, разведывательная и частично боевая авиация, разведывательные отряды (группы) штаба флота, Азовской флотилии и Новороссийской военно-морской базы, подводные лодки, надводные корабли в море, а также части береговой обороны и службы наблюдения и связи флота.

Значительный вклад в решение задач разведки противника в период битвы за Кавказ и, особенно, при подготовке Новороссийской десантной операции, внесли радиоразведка, разведывательная авиация и разведывательные группы, а также части и подразделения радиоразведки флота и Каспийской флотилии.

Радиоразведкой противника в период битвы за Кавказ активно занимался 3-й береговой радиоотряд Черноморского флота. Объектами радиоразведки были ВВС и военно-морские силы Германии, Румынии, Турции, а также некоторые армейские части противника.

Летом 1942 г. в период интенсивных боевых действий на Северном Кавказе радиоразведка Черноморского флота доложила командованию, что флот противника получил значительное подкрепление: торпедные катера, тральщики, большие самоходные артиллерийские баржи, шесть подводных лодок и малые суда различных типов. Были выяснены состав и количество действующих против Донского фронта румынских частей. Радиоразведчики своевременно доложили командованию флота о создании оперативных групп румынских штабов в Ростове, переброске горнострелковых частей под Новороссийск и Нальчик, а также другие важные сведения о противнике....
http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=11716557@cmsArticle

Войну дедушка Сережа закончил полковником. О войне вспоминать не любил и ничего не рассказывал.

«Чайная ложка» рассекреченных документов – к празднику.

МОСКВА, 6 мая. /ИТАР-ТАСС/. Недавно рассекреченные документы Генштаба Красной армии по организации Парада Победы 1945 года размещены на информационном ресурсе Минобороны РФ - "Победный май". Об этом сообщили сегодня ИТАР-ТАСС в пресс-службе российского военного ведомства.

"Специалистами Центрального архива Минобороны специально были отобраны и оцифрованы исторические документы, с многих из которых впервые был снят гриф секретности: директивы Генерального штаба Красной Армии об организации Парада Победы 24 июня 1945 года, указания коменданта города Москвы по расчету времени парада, схема построения войск, перечень частей, участвовавших в параде, список их командиров, список трофейных знамен", - уточнили в министерстве.

Уникальный информационный ресурс "Победный май" был открыт Минобороны России 30 апреля 2013 года. В рубрике "Парад Победы" размещены уникальные исторические материалы, раскрывающие особенности подготовки и проведения Парада Победы 1945 года. В том числе, в историческом исследовании, подготовленном специалистами Военного института истории, приведены малоизвестные факты о решениях руководства советского государства и высшего командного состава Вооруженных сил по определению даты проведения исторического Парада Победы, отбору кандидатов для участия в нем, организации тренировок парадных расчетов, пошива военной формы, штандартов и знамен войск, принявших участие в Параде, приведены документальные свидетельства и редкие фото и видеоиллюстрации, раскрывающие скрытые детали подготовки к параду Победы.

http://www.itar-tass.com/c1/727962.html

Ссылка на эту подборку из всего 12-ти (!) документов, который решили нас к празднику «осчастливить» (опубликованный в газетах приказ Сталина не считаю. Это единственная пока что документальная часть сайта МО «Победный Май», но, может быть, будут другие?):

http://stat.mil.ru/winner_may/parad/his_docs.htm

Вместо массового и полного рассекреченного ВСЕХ документов хотя бы только сталинских, хрущевских и брежневских времен власти по-прежнему пробавляются конъюнктурными открытиями маленьких порций документов к очень большим праздникам. Ну, сами можете видеть.

Вместо того, чтобы ВСЁ открывать и публиковать, власти устраивают бестолковые «кавалерийские атаки» на отделения общества, которое как раз добивается массового рассекречивания документов советской эпохи, - на «Мемориал».  

К сожалению, политика нынешних властей по-прежнему направлена на утаивание правды о советском прошлом, и, как следствие этого, создание его неполных и усеченных версий, а не на максимально полное его постижение на доступной и полностью открытой источниковой базе.  

Возникает вопрос: при чем здесь нынешнее министерство обороны? Они вообще не имеют права хранить документы 1941-1945 гг. у себя в ведомственном архиве и считать их как бы своей ведомственной собственностью, решая по своему произволу и из конъюнктурных соображений, что показывать обществу, а что – нет, что выдавать исследователям, а что - нет. В правовом государстве (не мифическом, как у нас, а в реальном) эти документы должны быть давно переданы с ведомственного на государственное хранение. В нашем случае – в ГА РФ. И без изъятий – доступны пользователям.

Ленин: «т. Троцкий вводил смертную казнь, мы будем одобрять… Эти методы нужно сейчас применить…»

В.И. Ленин и Л.Д. Троцкий с солдатами Красной армии в Петрограде. 1921 г.

В.И. ЛЕНИН

РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ ВЦСПС.

12 января 1920 г.

Товарищи. У меня есть одно чрезвычайно проклятое ремесло, которое состоит в том, что я председательствую в Совнаркоме, и мне приходится страдать почти на каждом его заседании от отвратительной ведомственной драчки. Наркомпрод петухом сидит на Наркомпути и обвиняет его во всех грехах. Сцены бывают таковы, что после многократных испытаний я говорю, что я когда-нибудь после одного из наших заседаний утоплюсь. Когда говорят, что можно заменить В[ысший] с[овет] н[ародного] х[озяйства] органами ведомственными - это чепуха и вздор: люди приходят и говорят такую ведомственную чепуху, что стыдно становится, что приходится тратить на это время. Тов. Троцкий тем хорош, что он этого не сделал, что свои тезисы закончил таким пожеланием, что - заведите междуведомственные комиссии, что мы и сделали. В своих тезисах он предлагает Центральному] комитету] дать задание - создать междуведомственные комиссии. Не говорите, вы, ведомственники и бюрократы, что мы, ВСНХ, не хуже, чем Военное ведомство. Это хороший способ срывания дешевых хлопков, только он заключает интересы чисто ребяческие и отвратительное, глупое занятие препираться: кто лучше - ВСНХ или Наркомпрод. Они все негодны. Кто поднял эту отвратительную ведомственную драчку? Не Троцкий - в его тезисах ничего нет. Полемику подняли т[оварищи] Ломов, Рыков и Ларин: каждый из них имеет самое высокое звание - член Президиума ВСНХ. У них есть председатель ВСНХ, и, кроме того, имеется столько чиновников, что если бы я захотел всех их перечислить, я бы пять минут потерял из своей десятиминутной речи. Поэтому напрасно говорят, что здесь, как будто бы, проявлена любезность и радушие, несомненный интерес к этому собранию. Интерес проявлен не потому, что выступали т. Рыков и другие, которые выступали с отвратительной литераторской драчкой. Троцкий поставил вопрос о новых заданиях, а они преподнесли ведомственную полемику с 7-м съездом советов. Что же мы не знаем, что Ломов, Рыков и Ларин в своей глупейшей статье не сказали этого прямо. Здесь какой-то оратор говорил: нельзя полемизировать с 7-м съездом советов, нужно иметь мужество и голову, чтобы полемизировать с 7-м съездом советов открыто. 7-ой съезд сделал ошибку? Говорите прямо, поправляйте на собрании, что это ошибка, а не болтовня о централизации и децентрализации. Тов. Рыков говорит, что о централизации и децентрализации нужно говорить, потому что т. Троцкий не заметил этого. Человек предполагает, что здесь сидят люди настолько отсталые, что они забыли первые строки тех тезисов Троцкого, которые говорят:

"Экономическое хозяйство предполагает общий план..." и т.д. Умеете вы читать по-русски, любезнейшие т. Рыков, Ларин и Ломов[?]. Вернитесь назад, к тому времени, когда вам было 16 лет, и начинайте болтать о централизации и децентрализации. Это - государственная задача для членов коллегии, Президиума ВСНХ. Это такой вздорный и жалкий хлам, что стыдно и позорно тратить на это время. Спор начинается тогда, когда мы говорим, в чем состоят новые задачи: вопрос шел о коллегии и единоначалии. Что касается коллегиальности и единоначалия, это очень дешево, если мы будем говорить в собрании рабочих: мы за коллегиальность, а проводить буржуазные принципы. Полемику эту я слышал в Совнаркоме. Это такая глупость, что только в ведомственной драчке можно говорить. Коллегиальность превращается в болтовню людей, которые сидят в собрании и разговаривают о том, что единоначалие есть единственный достойный способ организации. Конечно, нам и нужно, чтобы рабочие учились управлять. Конечно, можно и в коллегии научиться, если не умеют иначе, то пусть остаются в коллегиях. Для того, чтобы учиться, не нужно коллегии: берите помощников. Мы будем соединять принцип коллегиальности только для того, чтобы рабочие научились управлять сами, и принцип единоначалия власти. Коллегия должна быть из 4-5 товарищей, а у него помощник. Мы будем употреблять иногда коллегиальность, иногда единоначалие. Коллегиальность оставим для тех, кто слабее, хуже, для отсталых, для неразвитых: пускай покалякают, надоест, и не будут говорить. Война дала уменье довести дисциплину до максимума и централизовать десятки и сотни тысяч людей, товарищей, которые гибли, чтобы спасти Советскую республику. Без этого мы все полетели бы к черту. Юденич придет к весне, Антанта готовит, готовит, и мы не знаем, что она изготовит.

Я перехожу к вопросу о демобилизации и использовании военных сил для того, чтобы эти военные силы и военный аппарат суметь приспособить для того времени, когда мы накануне перевала. Ни одна война так не кончалась, что расходитесь по домам, и все рады. Демобилизация - пусть все рабочие разъедутся, паек 3-х фунтовый получит и т.д. Конечно, собрание, которое знает, какие муки переживают рабочие, как они изголодались, хлопает. Но вы эти дешевые хлопки собираете. Мы все отлично знаем, что отчаянный голод, не подвезете этот хлеб. Подумайте, что это значит: демобилизация. Кто так говорит - это пустяки, болтовня. Попробуйте демобилизовать 3 армию, которая превосходно сделала, что выдвинула свой проект. Те, кто смеются, те ничего не понимают в современном положении и не способны думать. Как бы ни были ошибочны эти проекты - мы разберем в 10 минут, но в основном решим так, как в телеграмме т. Троцкого это было напечатано. Ваша основная мысль заслуживает полного внимания. Армия находится на Урале, на границе Западной Сибири: что же ей делать? Вернуться в Петроград? Она не вернется, паровозы не ходят. Другая армия идет к Югу. Десятки миллионов [пудов] хлеба соберите. Знаете, что нужно собрать 300 мил[лионов] пудов хлеба, а не болтать об экономическом строительстве. Попробуйте собрать эти 300 миллионов пудов. Армия прошла по Западной Сибири, стоит там и уехать не может. Армия прошла к югу от Ростова, уехать не сможет, потому что там Донецкая область, и мы не можем оттуда взять войска. Армия входит в Таврическую губернию, берет Мелитополь, где избыток хлеба - ее увести нельзя, потому что там контрреволюционные банды, а хлеб лежит. Об этом никто не думает, о конкретных задачах. Чем ребячеством заниматься, подумайте, что сделать. Народ голодает, железные дороги не возят, а у нас имеется армия, в которой каждый солдат говорит: я теперь знаю, что такое дисциплина. Там шкурников преследовали и расстреливали. Эта армия тоже с недостатками, ибо в армейском аппарате нисколько не меньше глупостей, чем в ВСНХ и в Наркомпути, и т.д., и никогда об этом т. Троцкий не будет писать. Но сейчас это есть аппарат, в котором есть возможность принуждения и дисциплины, и мы говорим: собери этот хлеб и подвози, ибо в этом - вся болезнь. Чтобы собрать 300 мил[лионов], нужен аппарат. Где он, аппарат: там, где голодный мужик помогал бы сытому брать: мы пришли в губернии сытые. Стыдно говорить об аракчеевщине - это довод дешевого либерализма, это самая дешевая демагогия - называть социалистическую армию, которая развила энтузиазм, как никогда, которая отдала на голодную жертву рабочих Петербурга и Москвы, называть ее дисциплину и организацию аракчеевщиной? До чего мы дошли? Это та драчка, начатая в Совнаркоме: бери дубину и лупи. Это я имею несчастье видеть в каждом заседании Совнаркома. Это есть не аракчеевщина, а то, чем мы погрешаем, и без чего мы не победим. Если мы Деникина и Колчака победили тем, что дисциплина была выше всех капиталистических стран мира, и т. Троцкий вводил смертную казнь, мы будем одобрять. Он вводил ее путем сознательной организации и агитации коммунистов. Мы уложили десятки тысяч лучших коммунистов за десять тысяч белогвардейских офицеров, и этим спасли страну. Эти методы нужно сейчас применить. Вы без этого хлеба не подвезете. Хлеб имеется в избытке только на Украине. Подвезти хлеб мы не можем, чтобы перевести рабочих на хлебный паек, нужно собрать лишнее. Чтобы заниматься строительством, нужно миллионы рабочих двинуть на работы. Говорят: пускай, хорошо, рабочие из армии придут домой. Никто не пойдет, потому что все знают, что здесь голод. Они останутся в сытых местах, в Мелитопольской губ[ернии] и т.д., со своими армиями, которые жрут в три раза больше, но если бы армия не жрала, она бы вас не спасла. Надо подумать не о ведомстве ВСНХ, а о всем положении Республики. Вы разве не читали, что Клемансо сказал, что "я Польшу и Румынию двину"? Как же вы демобилизуете армию? Это - болтовня, а не серьезная полемика. Мы небольшую часть демобилизуем, мы остальное должны держать на случай. А для этого, как же быть. Петроградские и воронежские рабочие не могут доехать. Если бы они могли доехать, мы бы их не демобилизовали. Люди говорят: я не хочу сидеть в казарме, а хочу помочь строительству. Это смешно, если так относиться к делу, это позор для понимания государственных задач - тут и полемику делать не стоит. Эти люди сделают на местах столько же ошибок, сколько и мы в ВСНХ и проч[ем], но они нас вытащат, п[отому] ч[то] без них мы хлеба и масла из Челябинска не вывезем, там аппарата продовольственного нет и создать некогда. Вы азбукой коммунизма кулака и бандита не победите, тут нужна сила испытанная. Сегодня армия в Мелитопольской губернии, завтра будет в других местах. Всякий разумный рабочий поймет нас и одобрит. Если хотите полемизировать, критикуйте решения 7-го съезда, только предупреждаю, что на съезде партии и на любом заседании Щентрального] к[омитета] побью вас. Бюрократия, волокита, расхлябанность - мы боремся против этой расхлябанности и бюрократизма, против них нужно вести войну. Кровавая война окончена, а война бескровная, но настоящая война, с военной дисциплиной и воздействием, с предпочтением того, кто воюет, тому, кто сидит дома, она не окончена. Для того, чтобы вести ее, нужны не армии, которые находятся между Польшей и нами, между Деникиным и нами, на Северном Кавказе. Что с этими армиями делать? Их демобилизовать? Чепуха и белиберда. Их надо со всем аппаратом, со всем коммунистическим авангардом пустить на то, чтобы хлеб собрали и подвезли. Если мы не остановились перед тем, чтобы тысячи перестрелять, мы не остановимся и перед этим, и спасем этим страну. (Аплодисменты).

Фонд 2, on. 1, д. 12500, л. 10-14 - стенограмма, машинописный текст.

Опубликовано: В.И. Ленин. Неизвестные документы. (1890-1922). М., 1992.

http://www.fedy-diary.ru/html/112010/01112010-01b.html

Особенности фабрикации «дела» об «офицерском заговоре» в Орл-Роз. пункте Сиблага (1937). Часть 2

.ЕНИСEniseyskoe_NKVD_1937

 

Работники Енисейского НКВД в 1937 г. у переходящего Красного знамени.

Начало: http://igorkurl.livejournal.com/238851.html

 

Кроме А.А. Степанова, другим крупным «заговорщиком» – вербовщиком в Орлово-Розовском лагерном пункте Сиблага следствие назначило бывшего полковника царской армии Александра Александровича Адамовича (1884-1937). В белой армии Адамович служил у Врангеля, но перешел на сторону РККА. После демобилизации в 1921-1925 гг. он работал в московской военной авиационной школе завхозом, а в 1925-1931 гг. – бухгалтером в московском коммунальном хозяйстве.  В 1930-31 гг. правительство развернуло широкую волну репрессий против военных, главный удар которых пришелся на военных специалистов старой школы, прошедших службу в царской армии (дело «Весна» и др.), - в их числе оказались мой прадед И.И. Вениаминов и проходивший с ним в 1937 г. по одному делу А.А. Адамович.  Многие, как и Вениаминов, тогда пострадали «за язык». Т.е. за слишком «вольные» тогда разговоры в застольях с бывшими сослуживцами в Красной и царской армиях. Адамович получил в 1931 г. 10 лет лагерей (см. об обстоятельствах первого «дела» Адамовича, как и ранних дел других участников «заговора», по ссылке: http://igorkurl.livejournal.com/226818.html). То, что следствие решило сделать из Адамовича крупную фигуру в этом маленьком «заговоре» (все-таки у него было самое крупное воинское звание из всех остальных привлеченных по «делу» – полковник), видно и из того, что протокол допроса Адамовича единственный был напечатан на машинке, - все остальные допросы по этому «делу» следователи писали от руки. Об обстоятельствах своего вовлечения в «заговор» Адамович показал на допросе от 2 декабря следующее: в ноябре 1936 г. он познакомился с бывшим полковником Евгением Александровичем Тулубьевым в Мариинском лагпункте Сиблага. Получалось, что Тулубьев очень удачно появлялся в нужных местах для «вербовки» нужных людей среди бывших офицеров – заключенных Сиблага. По версии следствия, тот же Тулубьев «завербовал» в июле 1936 г.  и А.А. Степанова, когда полковник временно был в Орлово-Розовском пункте, переезжая в Ново-Ивановский лагпункт Сиблага. Е.А. Тулубьев для фальсификаторов тоже был видной фигурой, - сообщалось, что он служил в армии Деникина, был осужден на 10 лет по делу «Промпартии», его называли членом «штаба РОВС в Сибири».  Если, по фантазии следователей, Тулубьев беседовал со Степановым «на лужайке за городом автомашин», то с Адамовичем в разговор у него состоялся в «красном уголке» Мариинского лагерного клуба. Полковник сообщил «вербуемому» о наличии «широко разветвленной офицерской контрреволюционной организации в системе сибирских лагерей» и что «все указания по нашей контрреволюционной работе исходят из Харбина». Что касается конкретизации тактики «заговорщиков», «следствие» немного дало волю фантазии. Тулубьев якобы сказал: «Мы должны вовлечь в состав нашей организации энергичных, смелых боевых офицеров, из которых (надо) сформировать диверсионные и террористические группы. Диверсионные группы должны будут в первые дни войны (с Японией, - И.К.) провести широкую разрушительную работу на Сибирском железнодорожном транспорте и предприятиях оборонного значения. Террористические группы должны были в первые же дни восстания физически уничтожить руководящих работников Сов. власти и ВКП (б), чтобы обезглавить сопротивление нашему восстанию… Он мне говорил, что нашей организацией во всех лагпунктах Сиблага втянуты в нашу организацию, как будущие командиры повстанческих подразделений, б/ офицеры царской и белой армии, отбывающие наказание в лагпунктах. Персональный состав мне их неизвестен». (Л. 29). Адамович перечислил следующие фамилии  «завербованных» им лично «по поручению Тулубьева» в Орлово-Розовском лагпункте: б. подпоручиков Деникинской армии А.Н. Сахарова и А.Г. Лазарева, б. прапорщика царской армии Б.А. Невежина, а также двух церковных иерархов Иннокентия (Летяева) и Дометиана (Горохова), которые в протоколе допроса были названы «архиепископами» (в действительности первый из них был архиепископом, второй епископом). (Л. 30). В своих собственных показаниях все указанные Адамовичем лица подтвердили свою «вербовку». Так что, в этом отношении следствие «сработало» гладко.  «Всем им я разъяснял задачи нашей организации, предложил вести вербовку новых людей в нашу организацию из числа б. офицеров а Летяеву и Горохову предложил подобрать надежных людей из числа б/служителей культа, через которых они должны были вести повстанческую агитацию среди заключенных лагпункта, подготовляя последних к восстанию», - «признавался» Адамович. В начале 1937 г. Тулубьев по указанию штаба предложил ему приостановить вербовку новых людей в ОРЛП, так как в Сиблаге уже и так имелось достаточное число членов организации, «способных в момент восстания поднять за собой всех заключенных лагерей». А широкая вербовка могла привести к «раскомпирированию»  работы и провалу. Следует отметить логические провалы выдумывающих этот вздор чекистов, - так, внедрить достаточное количество «заговорщиков», чтобы поднять всех (!) лагерников на восстание, оказалось возможным без «широкой вербовки», и такая работа не приводила к «раскомпирированию». Вопрос об оружии для восстания решился в протоколе допроса Адамовича следующим образом: «обезоружить вооруженную охрану, это оружие и должно быть использовано в первый год восстания. В дальнейшем оружием нас обещал снабжить штаб нашей организации» (Л. 31). Как безоружные и истощенные лагерники, бросившись на вооруженную охрану, могут отобрать у нее оружие, этот вопрос Адамовичем не разъяснялся.

О «церковной части» заговора будет рассказано в особом сюжете, - здесь важно заметить, что допрошенные иерархи РПЦ Иннокентий (Летяев) и Дометиан (Горохов) повторили в своих показаниях (каждый в своем протоколе допроса) о «штабе повстанческой организации» и его задачах «под копирку» ОДИН И ТОТ ЖЕ ТЕКСТ, не отличающийся даже пунктационными разночтениями.

Архиепископ Иннокентий (Летяев) и епископ Дометиан (Горохов):

«Вопрос: Дайте показания о целях и задачах офицерской вредительской повстанческой организации в лагерях.

Ответ : Со слов Адамовича мне известно, что наша организация имеет связи с Харбинскими руководящими белоэмигрантскии кругами, входящими в РОВС, и преследует основную цель поднять в лагерях вооруженное восстание против советской власти в момент нападения Японии на Советский Союз. Наряду с этим мы должны организовать диверсионные и террористические группы, в задачу которых входит организация диверсионных актов на предприятиях оборонного значения и физическое уничтожение руководителей партии и Советского правительства.

В: Каково структурное построение Вашей организации?

О: Адамович говорил, что во главе нашей организации стоит штаб и что в условиях лагерей с целью предохранить организацию от провала в организацию вербуются только командные кадры из числа офицерства, которые должны возглавить своим командованием повстанческие части. В лагерях во время восстания должна быть сформирована дивизия. В этих целях уже сейчас из числа завербованных офицеров назначаются командиры, которые и вербуют нижестоящий командный состав для своих подразделений». (Л. 68, 68 об., 77,77 об.).

Владык допрашивали разные следователи и в разные дни: Иннокентия (Летяева) – Колесников 27 ноября, Димитрия (Горохова) – Маршинин 29 ноября. Показание же о руководстве «организации» и у того, и у другого было записано одинаково, что опять показывает: члены бригады следователей по «делу» в Орлово-Розовском пункте Сиблага координировали действия между собой. Разумеется, состав «штаба» восстания в Сиблаге в «показаниях» иерархов тоже оказался одинаков.

«Завербованный» Адамовичем бывший подпоручик армии Деникина, дворянин по происхождению, электромонтер А.Н. Сахаров, как и В.П. Рыжков, на допросе 26 ноября указал на причину легкости своей «вербовки» – утрату им привилегированного положения офицерства при советской власти и также, как и он, признался, что прибыл в лагерь с намерением «вести борьбу за свое освобождение». Еще одно обстоятельство, по версии следствия, толкнувшее Сахарова, на вхождение в число «заговорщиков» - «верность присяги и офицерскому мундиру», его дворянское происхождение. Как уже замечалось, любая принадлежность к категориям «бывших» «стигматизировало» жертву советского режима. Адамович «назначил» Сахарова «командиром взвода». (Л. 39 об. – 40 об.) Ничего такого, что не прозвучало в показаниях других бывших офицеров, Александр Николаевич следствию сообщить не смог.

Бывший подпоручик армии Деникина, пожарный техник А.Г. Лазарев в своих показаниях на допросе 27 ноября мотивировал свою «враждебность» к советской власти также еще и тем, что он «сын попа» (благочинного). Адамович увидел в нем «готовность борьбы с советской властью любыми средствами и способами» и поэтому «завербовал» и также «назначил» командиром взвода. На вопрос следователя Маршинина о способе поддержки связи их организации с РОВС Лазарев ответить не смог («Этого я не знаю, т.к. Адамович мне это не говорил»). Охарактеризованные им цели организации, план восстания, его задачи, как «командира взвода» были идентичны с теми, что записаны в показаниях других «заговорщиков». Роль самого Лазарева в «вербовке» сводилась к «рекомендации» для нее некоторых лиц: «По заданию Адамович я стал присматриваться и беседовать на политические темы со знакомыми мне и более близкими по работе офицерами и попами. В результате мной были выявлены, как наиболее подходящие для нашей организации, быв. офицеры Сахаров и Пшеничников (в «дело» 21-го в Орлово-Розовском пункте Сиблага включен не был – И.К.) и епископ Летяев (архиепископ Иннокентий (Летяев) – И.К.), о чем я сообщил Адамовичу, которым они впоследствии также были вовлечены в нашу организацию». (Л. 50).

Бывший прапорщик царской армии, сын мещанина и пенсионер по инвалидности, осужденный в 1936 г. на три года как «социально-опасный элемент» Б.А. Невежин на допросе 27 ноября также признал свое назначение Адамовичем «командиром взвода». Однако завербовать сам  никого не смог, «вследствии того, что я заболел и пролежал в больнице на излечении. Выписался из больницы за несколько дней до ареста по этому делу». (Л. 59 об.).

(Продолжение следует).

 

 

Чекисты-создатели «офицерского заговора» в Орлово-Розовском пункте Сиблага. 1937 г.

НКВДгf82989dc47ec 

Группа работников НКВД эпохи репрессий.

 

В продолжение публикаций Журнала по «делу» об «офицерском заговоре»  И.И. Вениаминова и других в Орлово-Розовском пункте Сиблага УНКВД в ноябре-декабре 1937 г.

Документы не сохранили нам имен-отчеств этих «героев невидимого фронта», чекистов-палачей, фабриковавших одно из многих фиктивных групповых лагерных «дел».  Нет их в объемных справочниках, изданных историком Никитой Петровым (туда входят в основном чины НКВД-МГБ от областного уровня и выше).

Причина, по которой современный исследователь не может восстановить биографии костоломов-фальсификаторов сталинских следователей, а также участников разных расстрельных команд, известна и банальна – тотальная закрытость нынешних центральных и местных чекистских архивов для ученых, за исключением некоторых архивно-следственных дел, выдаваемых или родственникам, или отдельным привилегированным исследователям (среди последних могут быть и прекрасные историки, но это не отменяет, так сказать, общей порочности ситуации).

Какие скудные сведения о следователях-негодяях можно выловить из дела И.И. Вениаминова и его подельников?

«Дело» вела в г. Мариинске сформированная для этой цели «бригада» сотрудников 3-го отдела (отдела охраны ИТЛ и мест заключения) Управления госбезопасности Управления НКВД по Новосибирской области. Функции следователей заключались в вынесении постановлении о привлечении такого-то зека в качестве обвиняемого и избрании ему меры пресечения, проведении пыточного допроса обвиняемого с вынуждением к «признаниям» и вынесении затем постановления об окончании «следствия»  

Всего было задействовано 10 человек, из которых 9 провели допросы. 

По порядку – о следователях по этому «делу».

Начальник 3-го отдела УГБ УНКВД по Новосибирской области старший лейтенант госбезопасности Колесников. Вероятно, как старший по должности, Колесников возглавлял всю «бригаду», фабриковавшую этот «заговор», хотя в документах значится и «начальник опергруппы» Толмачев, но непонятно, что это за опергруппа и имела ли она отношение к рассматриваемому делу. Колесников провел следственные действия с тремя обвиняемыми. 26 ноября он допрашивал бывшего деникинского подпоручика А.Н. Сахарова, отказ от показаний которого в начале допроса зафиксирован несколько раз. После зафиксированных в протоколе восклицаний Колесникова «Вас изобличают, прекратите запираться, говорите правду!» последовали развернутые признания обвиняемого в участии в «заговоре» (Л. 38).  27 ноября Колесников допрашивал бывшего «кулака» П.И. Козлова. В протоколе также зафиксирован первоначальный отказ Козлова от признания вины и восклицание Колесникова – «Вы арестованы, как активный участник… Требую дать показания по существу!» После этого «требования» Козлов, по протоколу, сразу стал давать показания (Л.13-15).   28 ноября Колесников допрашивал «крупную фигуру» «заговора» - архиепископа Харьковского Иннокентия (Летяева) (еще до допроса от владыки было получено признательное заявление). Колесникова особо интересовали его связи с Харбинскими церковными кругами – особенно с Харбинским архиепископом Мефодием. В протоколе снова присутствуют возгласы Колесникова «Вы говорите неправду!», - как реакция на первоначальное отрицание подследственным «заговорщического» характера его переписки с владыкой Мефодием в 1920-е гг.  После этого архиеп. Иннокентий (Летяев) тут же признал, что Мефодий давал ему указания по вредительству, которыми он затем руководствовался. (Л.65-68).

Оперуполномоченный Новосибирского УГБ УНКВД, старший лейтенант госбезопасности Логвиненко. Его подписи стоят под протоколами всех обысков арестованных 21 заключенных в Орлово-Розовском пункте Сиблага 24-30 ноября 1937 г.

Из «офицерской» части заговора в один день 27 ноября Логвиненко были допрошены: бывший поручик армии Деникина В.А. Лунев (Л. 110), бывший подпоручик армии Колчака И.Г. Рыбаков (Л.119), бывший штабс-капитан армии Колчака П.П. Краюшкин  (Л. 130), бывший член банды Григорьева А.П. Адаскевич (Л. 138).

Затем Логвиненко направили выбивать показания у некоторых участников «церковной» части «заговора». 30 ноября он допросил священника А.А. Ильинского, 1 декабря - протоиерея И.П. Пихтовникова. Эти священнослужители дали нужные «следствию» признания. (Л. 101, 83)

2 декабря Логвиненко провел допрос  священника Д.И. Богоявленского. Он так и не дал «признательных» показаний. (В особо составленном в тот же день акте зафиксировано также присутствие на этом допросе следователей Маршинина и Толмачева, и это показывает, что к следователю, ведущему допрос конкретного заключенного, могли присоединяться другие из общей «бригады следователей», - с целью надавить, сломать, с соответствующими «методами воздействия»).  В тот же день Логвиненко провел очную ставку между Богоявленским и епископом Дометианом (Гороховым), но священник, несмотря на лжесвидетельство против него иерарха, отказался признать свою вину (Л. 87-95).  

Сотрудник УГБ УНКВД по Новосибирской области младший лейтеннт Госбезопасности Маршинин допрашивал бывшего подпоручика армии Деникина А.Г. Лазарева (27 ноября), бывшего прапорщика царской армии И.И. Вениаминова (29 ноября), бывшего прапорщика царской армии А.А. Пудченко (1 декабря) (Пудченко, как и священник Богоявленский, отказался признать вину), бывшего штабс-капитана армии Колчака В.Ф. Калинина (1 декабря) (вначале отрицал свою вину, но вынужден был сознаться). 3 декабря Маршинин провел очную ставку между Калининым и отрицавшим свою вину  Пудченко, которая не принесла результата –обвиняемый продолжал настаивать на своей невиновности (Л. 47, 119, 154, 175-178). Пудченко, Вениаминов и Калинин, по версии следствия, были связаны между собой в «заговоре», - поэтому их допросы и велись одним и тем же следователем.

Маршинин вел допросы и некоторых участников «церковной» части «заговора». 29 ноября он допросил бывшего епископа Арзамасского Дометиана (Горохова), 2 декабря принял участие в допросе «запирающегося» священника Д.И. Богоявленского (Л. 93).

Сотрудник УГБ УНКВД по Новосибирской области, сержант Госбезопасности Григорьев (он также фигурирует в документе как «сотрудник 3 части Мариинского отделения Сиблага») допросил бывшего прапорщика царской армии Б.А. Невежина (27 ноября) (Л. 55, 56)

Начальник опергруппы УГБ УНКВД по Новосибирской области, лейтенант Госбезопасности Толмачев допросил полковника царской армии А.А. Адамовича (2 декабря) (Л.35). В тот же день Толмачев участвовал в допросе священника Д.И. Богоявленского (вместе с Логвиненко и Маршининым) (Л. 93).   

Начальник 3-го отделения 3-го отдела УГБ УНКВД по Новосибирской области Данилов допросил бывшего прапорщика армии Колчака Н.В. Николаева (26 ноября). (Л. 194).

Заместитель начальника3 отдела УГБ УНКВД по Новосибирской области лейтенант госбезопасности Писклин 26 ноября 1937 г. допросил протоиерея А.К. Литвинцева (Л.147)

Помощник оперуполномоченного 3 отдела УГБ УНКВД по Новосибирской области Пермяков и сотрудник УГБ УНКВД по Новосибирской области Диняшев 26 ноября 1937 г. допросили бывшего штабс-капитана армии Колчака А.А. Степанова, находившегося не в Мариинской, как остальные «заговорщики», а в  Новосибирской  тюрьме. Постановление о привлечении его в качестве обвиняемого подписал помощник оперуполномоченного 3-го отдела Фомин. (Л. 4,5). Единственный случай в следственном производстве по этому «делу», когда постановление «о привлечении…» выносилось одним лицом, а допросы производились другими.

 

 

In Memoriam. Поэт Константин Ваншенкин (1925-2012)

ВАНШfile67xykr0lryc1kzv3n4se

О нем: http://ru.wikipedia.org/wiki/%C2%E0%ED%F8%E5%ED%EA%E8%ED,_%CA%EE%ED%F1%F2%E0%ED%F2%E8%ED_%DF%EA%EE%E2%EB%E5%E2%E8%F7

 

Стихи и проза Ваншенкина на Либрусеке. http://lib.rus.ec/a/29416

 

Подборка песен на стихи Ваншенкина и проч. видеосюжеты о нем на youtube

http://www.youtube.com/results?hl=ru&q=%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%20%D0%92%D0%B0%D0%BD%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BA%D0%B8%D0%BD&um=1&ie=UTF-8&sa=N&tab=w1

 

Константин Ваншенкин о войне, Сталине и прочем (интервью «Вечерней Москве» 2010 г.)

«– Когда вы увидели, как люди живут в Европе, на вас это произвело сильное впечатление?

– Да, это сразу бросалось в глаза.  Я прошел Венгрию, Австрию, Чехословакию и увидел, что в этих странах люди живут значительно лучше, чем  в Советском Союзе. В Венгрии, которая несколько лет воевала против нас и еще кормила Германию было очень много  продуктов. Помню, что на деревенских парней произвел впечатление кафель, который был в сельских домах. Да и весь уклад жизни не шел ни в какое сравнение с нашим. У нас в городах жили хуже, чем  у них в деревнях. И это видели миллионы солдат.  Именно поэтому Сталин установил железный занавес – чтобы мы не засматривались на Европу. И нам внушалось, что в СССР жизнь лучше. Конечно, во время войны мы мечтали о возвращении домой. Но когда мы вернулись после войны – мы были совершенно никому не нужны. И 9 мая был рабочим днем.

– У вас есть пронзительное стихотворение об одноногом пареньке, который катается на коньке, отталкиваясь костылем. После войны на улицах наших городов было  много калек?

– Да, было огромное количество инвалидов. И даже в Литинституте было много одноногих и одноруких студентов. У меня было два сокурсника, которые покупали одну пару перчаток на двоих, потому что у одного после войны осталась левая рука, а у другого – правая.  Послевоенное время – это скрип протезов и громыхание каталок по бульварам. Но калеки не ахали, и не охали, а радовались, что остались живы. И герой моего стихотворения одноногий паренек катается на коньках наравне со всеми. Это такая подробность времени. Известно также, что однажды Сталин, увидев из окна машины пьяных калек, которые попрошайничали, приказал вывезти их из столицы. Вот так он относился к бывшим солдатам.» Далее по ссылке: http://www.vmdaily.ru/news/konstantin-vanshenkin-ya-bil-prizvan-na-front-v-17-let1355628436.html

И…

Спит женщина

Спит женщина, и ты ей снишься ночью,-
Когда кругом безмолвие и мгла,-
Тем юношей, которого воочью
Она конечно, видеть не могла.
 
Там вдалеке, в холодном блеске полдня,
Десантный взвод взмывает к небесам
Спит женщина, твои невзгоды помня
Больнее, чем ты помнишь это сам.
 
Она проходит длинною тропою,
Как будто по твоей идет судьбе.
И даже знает о тебе такое,
Чего ты сам не знаешь о себе.
 
1965


Весной сорок пятого

Мелькали дома и опушки,
Дымился туман над водой.
И мылся в гремящей теплушке
Чуть свет лейтенант молодой.
 
Он ждать не хотел остановки,
Входя в ослепительный день.
А сзади его для страховки
Держали за брючный ремень.
 
Стоял он в летящем вагоне,
Судьбу принимая свою,
И лили ему на ладони
Воды неудобной струю.
 
В разбитом очнувшемся мире,
Мечтавшем забыть про беду,
Уже километра четыре
Он мылся на полном ходу.
 
Смеющийся, голый по пояс,
Над самым проемом дверей.
И яростно нес его поезд
В пространство - скорей и скорей!
 
Пред странами всеми, что плыли
В предчувствии мирной страды,
Военного пота и пыли
Усердно смывал он следы -
 
Весной сорок пятого года,
Своею удачей храним...
Солдаты стрелкового взвода,
Как в раме, стояли за ним.
 
1969


Её окликнули. Она

Уже в сумятице квартала,

Но прежним всё ещё полна,

Кого-то взглядом поискала.

В глазах вопрос, но под конец

Как завершение отрывка

И подлинный его венец —

Непроизвольная улыбка.


«Возникает у двоих…»

Возникает у двоих

Совпадение желаний,

Рук и губ — моих, твоих

Или общих — в дымке ранней.

Путь единственный найдя,

Так сливаются две капли

После краткого дождя

На стекле, как в смутном кадре.

 

«После первых невинных утех…»

После первых невинных утех

Потрясение взрослой любовью,

Ослепительным чувством, — из тех,

Что пронзают восторгом и болью.

Но впоследствии, чем ни живи,

Нет, не всё забывается быстро:

Тянет изредка к первой любви,

Как убийцу на место убийства.

 

«Былое чувство долга и печали…»

Былое чувство долга и печали,

На столько лет по-прежнему одно,

Незыблемо, как если бы в начале.

И стало одиночеством оно.

Однако это всё-таки не к долгу

Относится, а просто ты опять

Своей судьбы оставшуюся дольку

Ни с чьей не пожелал соединять.

 

«Десяток немыслимых лет…»

Десяток немыслимых лет

Прошёл с того страшного года.

На что мне плацкартный билет —

Моя ветеранская льгота?

Не ведал, что вдруг окажусь

В настолько заброшенной зоне.

Не думал, что так задержусь

На этом пустынном перроне.

Мое участие в 10 томе многотомной истории Великой Отечественной войны (ИРИ РАН)

Весь многотомник выпускает Институт военной истории, к ИРИ РАН обратились с просьбой написать силами ученых нашего славного института 10-й том многотомной истории Великой Отечественной войны  - «ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941-1945 ГОДОВ» под названием «Власть, общество, война» . Вашему покорному слуге было предложено написать раздел по истории религии в годы войны (что важно – не только православных, но и всех конфессий).Разумеется, я согласился.

Схему моего труда в общем структурном плане кратко определили так:

 

«Глава XHI. Церковь и верующие в годы войны

Курляндский И.А.

 

1. РПЦ, старообрядцы.

2. Католическая,     униатская, церкви.

3. Грузинская, армянская церкви.

4. Мусульмане, иудеи, буддисты

 

Полагаю, что с честью справлюсь с поставленной перед мною задачей. Ибо, как говорил еще великий пролетарский писатель Горький, все права, кроме как писать плохо, у нас есть).

 

Подробный структурный план 10-го тома будет опубликован позже.

Из него можно видеть, что многие известные и заслуженные ученые нашего Института, известные специалисты по истории советской эпохи задействованы в этом проекте. Н.И Кондакова пишет о роли партии в этой войне, Ю.Н. Жуков о чрезвычайных органах, В.Н. Земсков – о трудовом законодательстве и  положении в тылу, В.А. Невежин – о культуре.Ю. Красовицкая – о школах, В.Д. Есаков – о науке и высшем образовании, А.В. Голубев – об идейном противоборстве, И.В. Быстрова – о военном производстве в тылу, Г.А. Куманев – о работе ж-д. промышленности, речного транспорта и флота,  О,М. Вербицкая – о деревне в годы войны, Н.А. Араловец и В.Б. Жиромская – о здравоохранении,  Н.К. Петрова о Совинформбюро и творческих союзах, А.Ю. Попов – о жизни в оккупации, партизанском движении и коллаборационизме, Г.М. Иванова – о лагерях, Т Н.Ф. Бугай – о высылках народов.  

И мне приятно, что к этому проекту привлечен хорошо знакомый мне еще с лет МГИАИ замечательный Владимир Фотиевич Козлов (из РГГУ). Он будет писать раздел о ЧК по расследованию фашзлодеяний, об эвакуации музейных ценностей и восстановлении разрушенных фашистами памятников.    

Срок написания статей до марта 2013 г.

Объем от 2 до 3 печ. листов.

Конференция по истории Сталинградской битвы. ИРИ РАН. 19 ноября 2012 г.

ИРИ РАН, Научный Совет при Президиуме РАН по проблемам военной истории, НИИ по военной истории Военной Академии Генерального Штаба, Московский Клмитет ветеранов войны 19 ноября 2012 г. провели в ИРИ РАН международную научную конференцию, посвященную 70-летию контрнаступления Красной Армии под Сталинградом 19 ноября 1942 года и начала коренного перелома в войне.

 

Участники и доклады:

Д.ин Гнс О.А. Ржешевский (ИВИ РАН) «Международная военно-политическая обстановка перед контрнаступлением Красной Армии». Куманев Г.А. академик  РАН (ИРИ РАН) «Уроки Сталинграда». Б.П. Уткин  «Сталинградская битва глазами военного историка – участника событий». Г.н.с. д.и.н. Ю.Н. Жуков «И.В. Сталин как Верховный Главнокомандующий и Председатель ГКО в подготовке и проведении Сталинградской операции». Д.ю.н., в.н.с. В.С, Христофоров (ИРИ РАН и ЦА ФСБ) «Американский генерал П. Харли на Сталинградском фронте в дни контрнаступления» (1942 г.), к.и.н. А.В, Исаев «История Сталинградской битвы в новейшей западной историографии», А.Ю. Ермолов (докторант ИРИ РАН, к.и.н.) «Советские танковые войска в стратегической наступательной операции «Уран», В.В. Блицау (аспирант ИРИ РАН) «Советские ВВС на заключительном этапе Сталинградской битвы», О.Е. Ацеулов (к.и.н., с.н.с. ИРИ РАН) «Роль артиллерии Красной Армии в контрнаступлении под Сталинградом», Б.У, Саразетдинов (к.и.н., докторант ИРИ РАН) «О роли советского тыла в завоевании победы под Сталинградом», В.Н. Земсков (д.и.н., ИРИ РАН) «Советская пресса военных лет о Сталинградской битве» и другие.

 

S6301795 

Выступает д.и.н. О.А. Ржешевский.

S6301797 

Выступает академик РАН Г.А. Куманев.

 

Синдром рядового Крапилина.



«Хлудов.
Как твоя фамилия, солдат?

Крапилин (заносясь в гибельные выси). Да что фамилия? Фамилия у меня неизвестная – Крапилин-вестовой! А ты пропадешь, шакал, пропадешь, оголтелый зверь, в канаве! Вот только подожди здесь на своей табуретке! (Улыбаясь.) Да нет, убежишь, убежишь в Константинополь! Храбер ты только женщин вешать да слесарей!

Хлудов. Ты ошибаешься, солдат, я на Чонгарскую Гать ходил с музыкой и на Гати два раза ранен.

Крапилин. Все губернии плюют на твою музыку! (Вдруг очнулся, вздрогнул, опустился на колени, говорит жалобно.) Ваше высокопревосходительство, смилуйтесь над Крапилиным! Я был в забытьи!

Хлудов. Нет! Плохой солдат! Ты хорошо начал, а кончил скверно. Валяешься в ногах? Повесить его! Я не могу на него смотреть!»

(М.А. Булгаков. «Бег»).

Синдром рядового Крапилина сказывается,  - в том числе  и в знаковом явлении мистера Кляксы в кампании с Зюгановым и Прохоровым  на недавнюю инаугурацию. И будет сказываться дальше, я в этом убежден.

А нонешний  владыка совсем не так крут, и не может распорядиться по отношению к валяющимся в ногах также жестко, как когда-то булгаковский Хлудов

 «Плохой солдат! Ты хорошо начал, а кончил скверно. Валяешься в ногах?Повесить! Я не могу на него (или на нее) смотреть!" 

Дело Анны Золотаревой. Сообщение информагентства.

"Психолога уволили за уход с «путинга»
 

Анна Золотарева, психолог и переводчик, ушедшая 23 февраля с митинга в поддержку Путина, была уволена с работы. Об этом она сама написала в «Живом журнале».

По словам Золотаревой, она уволилась по собственному желанию, не выдержав давления, которое на нее оказывали после 23 февраля. В этот день сотрудников их учреждения принудительно согнали на митинг в поддержку Владимира Путина в Лужниках. Однако Золотарева ушла еще до начала митинга.

«Вот и закончилась моя эпопея с уходом с путинга. После каждодневных проверок после 23 февраля, травли (например, запрет для молодежи общаться со мной, т.к. Анна Анатольевна хорошему не научит, запретов пить чай, выходить курить с кем-то еще и даже улыбаться), бесконечных объяснительных. О, все косвенно, по другому поводу, а поводов можно найти много — опоздание на минуту, несвоевременное заполнение одного из трех журналов приема населения (при постоянной-то проверке, да работе психологом, это неизбежно, не будешь же с потенциальным суицидником журнал его посещения при нем заполнять), которые я вела, съеденная конфета на рабочем месте и никакого митинга, но все-то все понимали — в жесткой форме, с угрозой учредить комиссию по контролю моей трудовой занятости и в случае несоответствия представлениям директора о работе психолога, а они весьма размыты, быть уволенной по статье, уволена по собственному желанию», — написала Золотарева.

Из предыдущих записей в блоге Золотаревой становится понятно, что она не боялась выражать свою позицию, однако все равно была вынуждена пойти на «путинг» под давлением начальства. «В общем, трусливо пошла и гордо сбежала еще до начала. Все можно охарактеризовать одним словом — мерзость. Мерзко сгонять такую тьму народа в выходной день в 8.30 утра. Мерзок тон руководителей, с которым они обращаются к своим подчиненным, считают по головам, как баранов, покрикивают. Мерзкая ржавая (на вкус и цвет) подслащенная водица, которую выдают под видом чая. Толпы гастарбайтеров. Атмосфера неприязни», — писала она 23 февраля.

http://politsovet.ru/37627-psihologa-uvolili-za-uhod-s-putinga.html

Вот на скромный блог Анны вдруг обратило внимание и известное информагентство. Искренне надеюсь, что это "первая ласточка", за которой последуют и другие. Пока конкретики (в смысле названия учреждения, ФИО "героев" и наименования их должностей) в этом сообщении нет. Анне еще две недели работать в этом учреждении, а, следовательно, так или иначе соприкасатьсся с той дрянью, которая ее травила.