igorkurl (igorkurl) wrote,
igorkurl
igorkurl

Categories:

Прощание с Юрием Афанасьевым.

20 сентября 2015 23:55

Неагрессивное меньшинство

Прощание с основателем РГГУ Юрием Афанасьевым прошло в четверг в полдень в Сахаровском центре на берегу Яузы. Церемония была немноголюдной и от этого еще более печальной.

Зал Сахаровского центра в какой-то момент показался слишком маленьким для собравшихся: он как-то сразу заполнился, и подходившим от метро приходилось толпиться в дверях. Потом оказалось, что места в зале достаточно, просто пришедшие проститься с Юрием Афанасьевым старались не создавать неудобств друг для друга и держаться на приличествующей дистанции от заваленного живыми цветами гроба. Для тех, кому места в зале все же не хватило, наружу вынесли колонку, чтобы им было слышно выступавших, но к этому моменту на неярком осеннем солнце у входа оставались лишь несколько хорошо знакомых друг с другом людей, которые уже побывали внутри и теперь пользовались печальным поводом, чтобы перекинуться парой слов.

Панихиду вел профессор ВШЭ Владимир Рыжков, передавая слово от коллег господина Афанасьева по университету его друзьям и однокурсникам, от них — соратникам по политической борьбе 1989–1991 годов, от них — правозащитникам и гражданским активистам, а от них снова друзьям. В списке выступавших, похоже, оказалась едва ли не треть пришедших. РГГУ представлял его нынешний ректор Ефим Пивовар, который занял эту должность в 2006 году, после того как Юрий Афанасьев перестал быть президентом университета. Господин Пивовар вспоминал об удивительной атмосфере ожидания перемен к лучшему и о настроении людей, которые буквально делали эти перемены своими руками в Московском городском историко-архивном институте в самом конце 1980-х годов. Он рассказывал, как Юрий Афанасьев с группой единомышленников создавал новый университет, проект которого был первоначально предложен еще Михаилу Горбачеву. Действующий ректор уверен, что РГГУ и сейчас остается таким же, каким он был задуман и создан. Но хотя автобусы для сотрудников РГГУ с желающими почтить память основателя организованно отбыли утром от подъезда главного корпуса университета, нельзя сказать, что ими воспользовалось все университетское руководство. С господином Пивоваром приехали, конечно, и преподаватели, и руководители, но из высшего начальства был, кажется, только сам ректор. Он колебался некоторое время, открывать ли ему синюю папку с телеграммами соболезнования, и в конце концов решил все же открыть, но читать так и не стал, пообещав опубликовать все поступившие послания на сайте университета. Из представителей власти телеграмму прислал губернатор Воронежской области Алексей Гордеев.

Среди гостей действующих представителей власти видно тоже не было, хотя нельзя сказать, что Юрий Афанасьев не имел уж совсем никакого отношения к созданию той России, в которой сегодня есть много престижных и ответственных государственных должностей. Российскую политику представляли на панихиде молчаливый Григорий Явлинский и председатель «Яблока» Сергей Митрохин, бывший госсекретарь Геннадий Бурбулис и бывший вице-премьер Олег Сысуев. Господин Бурбулис сказал несколько прочувствованных слов о том, как он надеется, что в университетском пространстве, которое создавал Юрий Афанасьев, вопреки всему продолжит работать «реактор свободы», а господин Сысуев признал, что страна у нас получилась все-таки совсем не такая, какой ее хотелось видеть ее создателям. «Простите,— просто сказал он.— И прощайте!»

Горше всех говорил, наверное, адвокат Генри Резник, который напомнил собравшимся сказку Евгения Шварца о драконе и поставленный по ней фильм Марка Захарова. Самое сложное, сказал господин Резник, это пережить зиму, которая наступает после того, как дракон тоталитаризма повержен, но уже бегут по улицам дети с драконовыми воздушными змеями. Зима будет долгой, и те, кто хотел бы продлить ее, охраняя свою власть, уже приходят в школы и университеты со своей искаженной картиной патриотизма и своим мракобесием. «Надежды на то, что однажды эта зима кончится, нет,— сказал Генри Резник и поправил себя: — Нет, мы не должны ее терять».

Люди, бывавшие в гостях у Юрия Афанасьева в последние несколько лет, говорят, что, хотя энергии ему по-прежнему было не занимать, надежды на победу над агрессивно-послушным большинством, которое он разглядел еще в составе Верховного Совета СССР созыва 1989 года, у него почти не оставалось. То, что желающих проститься с ним во всей Москве набралось только на скромный зал Сахаровского центра, пожалуй, подтвердило беспощадную точность его оценок. Неагрессивное меньшинство в четверг в сахаровском центре оказалось таким крошечным, что было похоже, что это собралась одна семья. Однако в ней оказалось полно совсем молодых людей. И солнце пригревало, и президент ГМИИ им. Пушкина Ирина Антонова приглашала в музейный центр РГГУ всех, кто не успел побывать там с 1998 года,— и в конце концов можно было согласиться считать, что все еще только начинается.

Источник: Коммерсантъ. 17 сентября 2015.

***

Сын репрессированного по ложному обвинению, Юрий Афанасьев сделал блестящую комсомольскую и партийную карьеру. В 1957 году он окончил Исторический факультет МГУ, в 1971-м защитил кандидатскую диссертацию в Академии общественных наук, а во время докторантуры дважды, в 1971 и 1976 годах, стажировался в Парижском университете Сорбонна.

Карьерные успехи не помешали, а, возможно, наоборот, способствовали формированию у ученого критического взгляда на советскую действительность. С началом перестройки Юрий Афанасьев, который и до этого симпатизировал диссидентскому движению, активно включается в становящуюся все более бурной общественную жизнь. В 1988 году он становится сопредседателем правозащитного и историко-просветительского общества «Мемориал» и членом бюро клуба интеллигенции «Московская трибуна». Участие в этих общественных организациях становится для Юрия Афанасьева трамплином для входа в большую советскую политику: с 1989 года он депутат союзного съезда. В формате съезда практически сразу после его созыва,7 июня 1989 года, Юрий Афанасьев становится одним из создателей и сопредседателем Межрегиональной депутатской группы — депутатского объединения, требовавшего от коммунистического руководства СССР наиболее радикальных демократических преобразований. Вместе с Юрием Афанасьевым сопредседателями Межрегиональной группы стали будущий первый президент России Борис Ельцин, академик Андрей Сахаров, сопредседатель «Народного фронта Эстонии» Виктор Пальм и экономист Гавриил Попов. Летом 1989 года лояльные депутаты съезда несколько раз освистали и захлопали выступления академика Сахарова, выступавшего, в частности, за скорейшее прекращение советской военной операции в Афганистане. Защищая Андрея Сахарова, Юрий Афанасьев впервые назвал оппонентов «агрессивно-послушным большинством».

Будучи в меньшинстве, межрегионалы тем не менее оказались в положении победителей, когда в 1991 году Советский Союз прекратил свое существование. В отличие от нескольких коллег по депутатской группе, с головой ушедших в политику, Юрий Афанасьев предпочел после этого вернуться к своим академическим занятиям и создал на базе Московского государственного историко-архивного института новый университет, которому, по крайней мере в течение первого десятилетия постсоветской России, было суждено оставаться ведущим гуманитарным вузом страны. В этом была какая-то метафора, отражавшая настроение 1991 года: из старинного дома на улице 25 Октября, которой вернули название Никольская, где под окнами главной аудитории слушать афанасьевские лекции собирались прохожие, новый университет вырос, расширился и в итоге занял комплекс зданий бывшей Высшей партийной школы КПСС на Миусской площади. Серое здание как-то осветилось изнутри, общежития наполнились российскими и иностранными студентами и аспирантами, огромная библиотека спецхрана ВПШ стала доступна для всех интересующихся, а в холлах главного учебного корпуса был частично воссоздан цветаевский музей копий, когда-то ставший основой собрания ГМИИ имени Пушкина.

РГГУ сохранял свой высокий статус, пока Юрий Афанасьев оставался его ректором, и еще некоторое время, пока он был его почетным президентом. Пост ректора Юрий Афанасьев оставил в 2003 году. Как раз на это время пришелся «флирт» РГГУ с «Открытой Россией» Михаила Ходорковского, который, вероятно, мог поддержать университет материально, но вместо этого втянул учебное заведение в воронку российской политики. Арест Михаила Ходорковского и вынужденная эмиграция нового ректора Леонида Невзлина не убили ни сам университет, ни его репутацию, но период расцвета как-то вдруг оказался позади, как и целая эпоха российской истории, связанная с новыми надеждами и вынужденным отступлением «агрессивно-послушного большинства», которое, как оказалось, было временным.

Так история жизни и работы Юрия Николаевича Афанасьева стала историей победы, которую сами победители не сумели удержать в руках. Выступления Юрия Афанасьева в последние годы, до того как тяжелая болезнь, по сути, заставила его замолчать, стали редки и звучали горько и разочарованно. Впрочем, как историк Юрий Афанасьев едва ли мог сомневаться в том, что по-настоящему большие социальные преобразования никогда не становятся делом года, или двух, или даже десятилетия. Они происходят долго и зависят от того, хорошо ли делают свою работу те, кто мечтает об этих изменениях. На правах выпускника РГГУ 1999 года я могу твердо заявить, что Юрий Афанасьев сделал свою работу хорошо.

Источник: Коммерсантъ. 14 сентября 2015. http://beloedelo.ru/actual/actual/?393

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment