igorkurl (igorkurl) wrote,
igorkurl
igorkurl

Categories:

Воспоминания моей мамы об Алёне Фатьяновой, дочери Алексея Фатьянова.

Рисунок (4) (800x754)Рисунок (3) (775x800)Рисунок (2) (800x793)

ВОСПОМИНАНИЯ МОЕЙ МАМЫ ВЕРЫ КУРЛЯНДСКОЙ (1944-2013) О СВОЕЙ БЛИЗКОЙ ПОДРУГЕ АЛЁНЕ ФАТЬЯНОВОЙ (1948 – 2004) – ДОЧЕРИ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ПОЭТА-ПЕСЕНННИКА АЛЕКСЕЯ ИВАНОВИЧА ФАТЬЯНОВА.

Вчера я имел замечательную памятную встречу с дорогой Анной Китиной - старшей дочкой Алёны Фатьяновой и внучкой поэта Алексея Фатьянова (1919-1959). Анечка подарила мне прекрасную, добрую книгу воспоминаний о своей маме «Неба коснуться крылом…» (М., 2006) _– многолетне-дружески нам с мамочкой известной Алёне. Что для меня важнее всего, - в этом сборнике опубликованы, в том числе, воспоминания моей мамы об Алёне Алексеевне, - женщине яркой, прекрасной, незаурядной, безвременно-трагически для всех ушедшей из-за рано сразившей ее во цвете тяжелой болезни… Алёна была светом для всех, кто её знал, - в том числе, и для нашей с мамой маленькой семьи. Как удивительно - я не знал об этом мамином тексте до того, как оживил в этом году с Анной отношения. Дело в том, что Аня готовила сборник памяти мамы Алёны Фатьяновой вскоре после ее кончины в 2004 году и просила близких, друзей Алёны написать и прислать ей воспоминания. Мамочка моя была рада этой идее и написала их. Возможно, она мне говорила тогда об этом, но как-то в заботах дней это осталось на периферии сознания. А книгу она, вероятнее всего, держала на своем тогдашнем месте работы и забыла её там. (Этим летом я нашел на нашей даче черновик мемуаров).      

И вот такая для меня Удача, - обретение первой и последней КНИЖНОЙ публикации моей мамы, за что я благодарю дорогую Аню всецело и многократно. Это просто чудо, что у нее спустя столько лет остался один лишний экземпляр. Аня подарила мне еще и диск с песнями лучших композиторов и исполнителей на стихи Алексея Фатьянова, а также изданный ее трудами репринтно его единственный прижизненный сборник стихов «Поет гармонь» (Владимир, 1955) с надписью «С любовью от семьи Фатьяновых», которая мне бесконечно дорога. Аня наследовала у своей мамы дело сбережения памяти о Фатьянове. И дело это в надежных руках! Мы были рады счастливо обретенной дружбе и помянули наших двух прекрасных, горячо любимых скончавшихся мамочек.

О статье мамы. Вы можете сами вынести впечатление, – это очень сердечный, вдохновенный и умный текст, продиктованный многолетней любовью к другу с юности. Иногда мне думается, что если бы у моей мамочки было время (и силы) для занятия литературным трудом, как богато и интересно она, с ее богатым культурным, интеллектуальным, житейским запасом, могла бы реализовать себя!

Вера КУРЛЯНДСКАЯ.

АЛЁНА, КАКОЙ Я ЕЕ ЗНАЛА.

Впервые я увидела Алёну в начале 60-х в зимнем пионерлагере, где была пионеровожатой. Ко мне тогда приехали друзья покататься на лыжах, с ними была и Алёна. Сколько раз я ловила потом себя на впечатлении от первой встречи – будто смотришь чёрно-белое кино и вдруг в него врывается цветной кадр. Так неожиданно ярка и светла была Алёна. Мне и сейчас кажется – не было человека, который не подпадал бы под обаяние этой удивительной девушки, так непохожей на всех других. Да и что говорить, природа щедро наградила Алёнушку той красотой, в которой угадывалось сильное женское начало. Любые превосходные эпитеты не были бы преувеличением.

Но, главное, чему я никогда не переставала удивляться, это заряд оптимизма, который распространялся на всех, кто с ней соприкасался. Само присутствие Алёны было как допинг, общение с ней было освежающим.

Впоследствии я ловила себя на мысли, что даже когда Алёна рассказывала про свои девичьи неприятности и следовало бы посочувствовать, - вместо переживания я проникалась страстностью её рассказа, полнотой жизни, которая буквально рвалась наружу. И поневоле возникала уверенность в её жизнестойкости и в том, что ничего плохого с ней произойти не может, ибо это противоречило самой её природе.

Однако посетила её ранняя трагедия, - смерть очень молодого мужа. Помню, как в эти дни я приехала к ней, говорила она шёпотом, у неё пропадал голос. Алёна осталась с маленькой дочкой. Как всегда, в трудную минуту её поддерживала мама, замечательная Галина Николаевна.

Жизнь продолжалась.

В гостеприимном фатьяновском доме на улице Горького всегда было очень уютно. Помню, как мы праздновали там тридцатилетие Победы. Одна комната была задрапирована под военную палатку. Простой стол был накрыт как весной сорок пятого года: картошка, сало, огурцы, водка. И алюминиевые кружки. Стоял патефон. Конечно же, звучали пластинки с песнями Фатьянова. Каждый входивший должен был сначала посидеть в этой поминальной палатке, а уж потом идти к праздничному столу, изобилующему всякими разносолами.

Помнится и какой-то по счёту новый год. С нами уже был Петя, второй муж Алёны. Маскарад, стенгазета с фотографиями присутствующих и весёлыми подписями к ним… Многое, многое помнится.

А когда Алёна уехала надолго с Петей за границу, часто думалось о том, что при ней было бы легче жить. Стоило поговорить с ней по телефону, как всё дурное, что происходило с тобой, улетучивалось, по крайней мере, приобретало иной оттенок.

Потом, когда стали разделять людей на «доноров» и «вампиров», явилось понимание, что Алёна была абсолютным «донором» для всех, кто с ней сталкивался.

Поэты шутят, что им надо выбирать не жену, а вдову. Галина Николаевна всю жизнь пропагандировала творчество своего мужа, народного поэта Алексея Фатьянова. Она издавала его книги, устраивала вечера и праздники, посвящённые ему. И Алёна в этом нелёгком труде помогала маме.

Алёна осталась без отца очень рано, но было ощущение, что связь с ним у неё не прерывалась. Она часто играла и пела его песни своим сильным и чистым голосом и, как говорится, проросла в него. Может быть, это даже и мешало ей в её собственном поэтическом выражении.

Вечера, которые мы проводили вместе с Алёной, а потом и без неё, всегда и везде сопровождались песнями Фатьянова.

Пока Алёна была за границей, очень важный для неё период жизни остался для меня и многих, знавших и любивших Алёнушку, вне досягаемости.

В редкие её приезды мы узнавали, как она там…

Родилась вторая дочка, и жизнь её приобрела второе дыхание. Помню, Алёна очень переживала всякие политические метаморфозы того времени у нас в стране. Помню, как рассказывала о песне, которую написала в Румынии по случаю тамошней революции, и как эту песню исполняли по радио, и какую эта песня получила популярность.

Вернувшись из Румынии с младшей, уже повзрослевшей дочкой, Алёна была всецело поглощена ею, считала её многообещающей певицей, композитором. Говорила о ней со страстью, строила большие планы и верила в её необыкновенную судьбу. Создавалась впечатление, что через дочь у неё воплощалась неизбывная тяга к собственному творчеству.

И ещё. Было очевидно, что она спешит…

Да, время этого светлого человека остановилось слишком рано…

2005 г.    

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments