?

Log in

No account? Create an account

Блог Игоря Курляндского

Записки историка советской эпохи


Previous Entry Share Next Entry
Как убивали моего прадеда. Что изымалось при обысках у истребляемых лагерников в 1937 г. (документы)
igorkurl

ВЕНИАМИНОВфото-001
У 21-го арестованного по делу об «офицерском заговоре РОВС» в Орлово-Розовском пункте Сиблага в период с 24 по 30 ноября 1937 г.  были произведены обыски (в их бараках - перед отправкой обреченных на быстрое уничтожение заключенных на скорое следствие в Мариинск).

 

Что изымалось?  Начну с протокола обыска у моего прадеда И.И. Вениаминова. (Сделать ксерокопию с этого документа мне отказали).

 

27 ноября 1937 г.

 

ПРОТОКОЛ ОБЫСКА

 

1937 года, Ноября 27 дня, Я, Опер-уполномоченный Орлово-Розовского отделения Сиблага НКВД в Новосибирской области ЛОГВИНЕНКО провел обыск у з/к Вениаминова Иннокентия Ивановича.

При обыске изъято:

1. разная переписка на 9 листах.

2. очки роговые - 1 шт. 

3. кошелек кожанный (два "н" в тексте - И.К.).

4. деньги в сумме - 18 р. 27 коп. (восемнадцать рублей 27 коп).

(прочерк).

Обыск провел: Логвиненко.

При обыске присутствовали:

Cотрудник III части. Колпиков,

Инсп(кетор) л.п. Жуков. (подписи).

Обыскиваемый никаких претензий не имеет "Вениаминов" (подпись).

 

Архив УФСБ РФ по Кемеровской области. Дело № П-4484.  Л. 181. (далее все ссылки на листы из этого дела, - И.К.).

 

Специально командированный оперуполномоченный Новосибирского УГБ УНКВД, ст. лейтенант госбезопасности Логвиненко (имена-отчества, равно как и биографические сведения палачей низшего и среднего звена, нынешняя чекистская архивная «открытость» не доносит до нас) проводил все обыски у обвиняемых по этому делу в Орлово-Розовском пункте Сиблага (он же, как член созданной для этого «дела» «бригады» следователей, и некоторых из них допрашивал, пытая и выбивая «показания»), равно как местные сотрудники администрации лагеря Жуков и Колпиков на них присутствовали.  В других протоколах Жуков значится и как «инспектор 3 части Орлово-Розовского пункта». Протокол обыска Вениаминова составлен не по общей форме. Обычно протоколы начинались словами «Обыск изымаемых вещей, ценностей и документов».  Вещи изымались «для предоставления в 3-ю часть Орлово-Розовского пункта». Деньги сдавались туда же под особые расписки (сохранились в деле). Иногда на протоколах обысков встречаются расписки зэков, что они «претензий не имеют».   

Как следует из других протоколов обысков, очки и деньги отбирались у всех лагерников, изымались также облигации займов пятилеток, квитанции, лекарства (например, сердечные капли), консервы, кожаные ремни, кошельки, перочинные нижи, ножницы, конверты, чистая бумага, блокноты, клочок бумажки с адресом, личные документы (если остались, - вроде членских книжек), арматурные книжки, копии приговоров по их «делам», маленькие зеркальца, вставные челюсти (!) и т.д. У одного из иерархов РПЦ (архиепископа Иннокентия (Летяева)) забрали четки с иконой. Обыски сразу показывали, что уничтожение забираемых из лагеря на этап неминуемо, - поэтому чекистские палачи лишали их всего скудного «имущества», включая предметы первой необходимости, - кроме  казенных носильных вещей. Если у зеков было, что изымать. Так, в протоколе обыска А.А. Степанова (от 29 ноября) не было обозначено ничего (л.3), - видимо, следователь ничего и не нашел.  

Переписку тоже находили у обыскиваемых, - очевидно, несмотря на запрет,  некоторые «ухитрялись» подавать письма на волю, да и получать что-то от близких. Так, в протоколе допроса моего прадеда упоминались письма, которые он писал на волю дочерям Анне и Марине, то есть сестре моей бабушки и моей бабушке (следователь интерпретировал это как попытку Иннокентия Ивановича наладить через них «заговорщические» связи с «бывшими» на воле  на тот случай, если Вениаминов освободится из лагеря, - срок его заключения истекал в марте 1938 года). Очевидно эти неотправленные письма (или их черновики) и были обнаружены в ходе этого обыска и послужили для следователя дополнительным «обвинительным материалом». В материалах дела этих писем нет, так как подобные «вещдоки» по давней чекистской традиции подшивались отдельно, а затем уничтожались. По воспоминанию моей бабушки, одна открытка из лагеря от ее отца была в семье получена в декабре 1937 г., она запомнила только одну строчку: «я болен, я совершенно раздет, я умираю», что передавало бедственное положение И.И. Вениаминова в Сиблаге.  Но чекисты «своей смертью» умереть ему там не дали.

Посмотрим дальше – у кого из зеков что взяли.  Ниже публикуется  содержательная часть некоторых протоколов обысков «подельников» И.И. Вениаминова по его последнему расстрельному лагерному «делу» ноября –декабря 1937 г. 

Публикация подобных документов – впечатляющий обвинительный акт против режима. Перепосты приветствуются.

 

Протокол обыска у В.Ф. Калинина (30 ноября).

1. фотокарточка  - 1 шт.

2. деньги в сумме - 285 р.

3.  переписка на 10 лл. (л. 153).

(Для сравнения: у П.И. Козлова 24 ноября взяли 60 руб. денег, 1 письмо и очки в футляре - л.11, у А.П. Адаскевича были изъяты три облигации на сумму 40 рублей, 29 руб. 90 коп. денег и 1 шт. «разной переписки»). 

Протокол обыска у А.А. Адамовича (24 ноября). (Адамович – бывший полковник царской армии, по версии «следствия» один из главных руководителей «офицерского заговора» в Орлово-Розовском пункте Сиблага – И.К.)

1. пенсне в футляре  - 1

2. очки в футляре и в роговой оправе - 1

3. письма и карточки

4. денег - 100 р., 1 пачка.

5. верхняя челюсть зубов - 1

6. помазок - 1

7. подтяжки старые - 1

8. ремень брючный - 1 (л. 21).   

Итак, у полковника Адамовича изъяли в том числе (со старыми подтяжками) помазок и верхнюю челюсть зубов (!).

Протокол обыска у архиепископа Харьковского Иннокентия (Летяева) (24 ноября)

1. консервов разных - 7 коробок

2. четки с иконой  - 1

3. жестяные коробки - 9 штук

4. личная переписка  - 1

5. очки в футляре - 1

6. разные лекарства -  9 флак(онов).

Л. 62. Имеется также расписка "Получены от Логвиненко очки в футляре, изъятые при обыске у з/к. Получила секретарь 3-й части Иванова".

(Понятно, что лекарства уводимому на убой з/к ни к чему. Для сравнения у другого проходившего по этому делу иерарха РПЦ - епископа Дометиана (Горохова).(24 ноября) – было изъято при обыске всего три банки консервов, - И.К.).

Протокол обыска у протоиерея А.К. Литвинцева (бывшего настоятеля собора в г. Нерчинске). 24 ноября.

1. денег пятьдесят семь р. 20 к. в портмоне. - 57 р. 20 к.

2. облигации третьего решающего года пятилетки сер. 047342 по 5 руб - 10 р.

3. облигация 05 сер. 00197 - 10 р.

4. очки в футляре - 1

5. блокнот - 1

6. письма, открытки, конверт и бумага - 1

7. коробка конвертов - 1

8. очки в футляре - 1

 9. зеркало маленькое - 1

10. чайник эмалированный - 1, возвращен (л. 144).

Протокол обыска у священника А.А. Ильинского. 30 ноября.

1. квитанция № 1230 - 40 р.

2. квитанция № 2832  - 30 р 50 к.

3. квитанция № 1208 - 30 р.

4. блокнот с абрисами -1

5. бумажка с адресом - 1

6. очки в футляре - 1

7. письма - 8 штук

8. денег шестьдесят шесть руб. 40 к. - 66 р. 40 к. (л. 97).

(У священника Д.И. Богоявленского 30 ноября изъяли только 11 руб.47 коп. денег (л. 88), у протоиерея И.П. Пихтовникова среди изъятого значится только "Записка на татарском языке - 1" (л.81),   – И.К.) 

Протокол обыска у А.Г. Лазарева. 24 ноября 1937 г.

1. очки в черном футляре - 1,

2. арматурная книжка - 1,

3. деньги пять руб. - 5 р.

4. письма - 1

5. ремень кожаный - 1. (л.43)

Имеется расписка: «Получено от Логвиненко 5 руб (пять руб.) и очки в футдяре, изъятые при обыске у з/к Лазарева. Получила секретарь 3 части Швецова. 27. 11. 37 г.» (л. 44).

Протокол обыска у И.Г. Рыбакова. 24 ноября 1937 г.

1. футляр с очками - 1

2. Определение Верхсуда от 25.5. 37 - 1.

3. Нож - 1.  (л. 117).

Имеется расписка: «Получено от Логвиненко очки в футляре, изъятые при обыске у з/к Лазарева. Получила секретарь 3 части Швецова. 25.11.37 г.» (л. 117 а).

Протокол обыска П.П. Краюшкина. 27 ноября 1937 г.

1. кожаный бумажник 1 шт.

2. деньги  в сумме 60 р. 28 коп. (шестьдесят р. 28 к.)

3. ремень поясной 1 шт.

4. почтовых переводов 12 шт.

5. расписок на деньги 10 шт.

6. облигация займа второй пятилетки на сумму 25 руб. за № 00607. (л. 125).

Протокол обыска В.А. Лунева. 24 ноября 1937 г.

1. приговор от 24-28. 8. 35 г. по д(елу) Лунева - 1

2. арматурная книжка - 1

3. зеркало малое разбитое  -1,

4. очки в футляре - 1

5. облигация № 16 серия 0868 - 10 р.

6. денег (пятьдесят три р. 30 коп.) - 53 р. 30 к.

7. фактура № 143 на кожу - 1

8. разная переписка - 1

9. книга учета и отчетность в союзах - 1

10. записка по азбуке морз на четверти листа - 1

11. блокнот малый  - 1. (л. 107).

Протокол обыска у А.Н. Сахарова. 24 ноября 1937 г.

1. денег - 120 р.

2. перочинных ножей - 2,

3. арматурная книжка - 1

4. переписка разная -1

5. ножницы маленькие - 1,

6. чистая бумага - 1. (л. 34).

Протокол обыска у Б.А. Невежина. 24 ноября 1937 г.

1. письма - 3

2. арматурная книжка з/к Невежина - 1

3. конверты и чистая бумага - 1

4. стерилизованное вазелиновое масло - 1 флакон

5. вазелин - 1 стакан

6. сердечные капли - 2 пузырька

7. бромурал - 20 таб.

8. люминал - 23 таб.

9. вазелин американский - 1 банка

10. риваноль - 6 порошков

11. квитанцию на сдачу паспорта – 1

12.Денег (шестьдесят один) руб. - 61 руб. (л. 23).

Протокол обыска у В.П. Рыжкова. 30 ноября.

          1. переписка на 4 листах

2. денег пять р. 05 к. - 5 р. 05 к.

3. очки в футляре - 1. (л. 164).