December 23rd, 2017

Все хорошо, прекрасная маркиза? Сообщение профсоюза РАН о выполнении майских указов в 4 кв. сего г.




ПРОФСОЮЗ РАБОТНИКОВ РАН
Информационное сообщение

Как выполняется зарплатный Указ Президента РФ

В подведомственные ФАНО научные организации начинают поступать средства на реализацию Указа Президента РФ №597 от 7 мая 2012 г. (далее – Указ). Они предназначены для увеличения зарплат научным сотрудникам, занимающим должности МНС, НС, СНС, ВНС и ГНС. На другие цели, в том числе на повышение зарплат иным категориям работников (в том числе заведующим лабораторий, инженерам, стажерам-исследователям) эти деньги использоваться не могут.
Выделенные на 2017 год значительные средства (6,6 млрд рублей) должны позволить в четвертом квартале выполнить Указ без массовых сокращений.
Необходимо понимать, что эти деньги должны обеспечить вывод средней зарплаты (СЗП) научных сотрудников данного региона на уровень 180% от СЗП по региону. Если этот показатель уже достигнут, дополнительных средств не получит ни один институт региона, даже тот, где СЗП ученых ниже, чем требует Указ.
Кроме степени выполнения Указа при распределении средств между институтами учитывались такие параметры, как публикационная активность, объем направленных на реализацию Указа внебюджетных средств, число молодых ученых. Распределение денег внутри институтов должно проводиться в соответствии с локальными нормативными актами о  стимулирующих выплатах, размер которых зависит от успешности работы научных сотрудников. Эти положения должны быть приняты с учетом мнения первичных профсоюзных организаций.
Дополнительные средства получат не все институты и не все ученые. Тем не менее, зарплаты десятков тысяч сотрудников академических организаций в четвертом квартале существенно вырастут. В связи с этим у многих людей  общегодовая сумма зарплатных поступлений превысит цифру, с которой начинается уменьшение отчислений в социальные фонды. Поэтому  профсоюз рекомендует распределить средства  по указу максимально быстро. Это позволит использовать сэкономленные деньги для осуществления дополнительных выплат, иначе они уйдут в бюджет.
В соответствии с существующим проектом бюджета на 2018 год ФАНО дополнительно к стандартному финансированию госзаданий должно получить на выполнение Указа еще более серьезные средства, чем в этом году - порядка 24 млрд рублей. Росту финансирования способствовали проведенные Профсоюзом РАН в начале лета протестные акции. Благодаря дополнительным средствам и внебюджетным деньгам институтов  в 2018 году Указ будет, по нашим оценкам, выполнен примерно на 90-95% (средние зарплаты научных сотрудников достигнут 180-190% от СЗП по региону).  Сейчас идет борьба за увеличение объема дополнительных средств.
Принцип распределения «указных» денег в 2018 году окончательно не утвержден, но, скорее всего, он не будут существенно отличаться от того, что использовался в 2017 году.
Высока вероятность, что в течение 2018 года десятки тысяч ученых также будут получать достаточно высокие зарплаты, причем реально, а не в результате манипуляций со статистической отчетностью. И при этом, нам, по-видимому, удастся избежать массовых сокращений. Профсоюз РАН многое сделал для реализации такого сценария.  (На чем основана уверенность в «высокой вероятности» - непонятно, сами оклады не повышены ни у кого, см. также комические противоречие в выделенном тексте: сценарий такой и близко не реализован, а профсоюз РАН о пишет о... своих великих заслугах в его реализации!, - И.К.)
Вместе с тем, нам очевидно, что выполнение Указа по устоявшейся схеме порождает ряд проблем. Перечислим главные. Увеличение зарплат только одной категории сотрудников вызывает конфликты внутри институтов в связи с растущим расслоением по доходам.  Возникает напряженность в регионах с низким уровнем оплаты труда: работающие там институты выполняют Указ без дополнительных вливаний и в результате остаются в проигрыше. Многие научные организации начинают испытывать дефицит средств на оплату коммунальных услуг, других эксплуатационных расходов, проведение исследований, поскольку постоянно растет фонд зарплаты в финансировании государственных заданий (сегодня он составляет уже 80%).
Профсоюз РАН уже не первый год твердит об этих рисках. Мы неоднократно обращались Президенту РФ с предложением скорректировать Указ - с тем, чтобы использовать выделяемые средства более рационально. К сожалению, мы не встретили понимания и поддержки ни во властных структурах, ни среди общественных организаций.
Недавно Президент РАН А.М. Сергеев заявил о готовности Академии наук включиться в работу по корректировке Указа. Чтобы активизировать эту деятельность во взаимодействии с РАН, нам необходимо понять:  насколько значимы для конкретных институтов указанные выше проблемы, есть ли другие связанные с выполнением Указа угрозы. Кроме того, нам хотелось бы знать о происходящих на местах массовых увольнениях и (или) необоснованных переводах на неполный рабочий день, а также нецелевом использовании выделенных на выполнение Указа средств. Просим заинтересованные лица и организации направлять эту информацию на адрес profras@prof.ras.ru
...........................................................................................................
Здесь говорится о том, что зарплаты десятков тысяч научных сотрудников РАН в четвертом квартале 2017 года «существенно вырастут». При том почему-то не у всех, так как многие средств не получат. (Непонятна выборка, разве майские указы не всех касаются?) Но, например, сотрудники ИРИ РАН получили к Новому году разного размера выплату от ФАНО за годовые показатели в отчетах. Выплата разного размера - в зависимости от показателей эффективности, главным образом, публикаторской активности. Это воспринимается как такая новогодняя премия (у кого-то большая, у кого-то не очень, у кого-то маленькая). К тому же связанная с предстоящими выборами. И всё. А повышении именно окладов научных сотрудников речи почему-то вообще не идет, - в эффективных контрактах, которые мы в массовом порядке подписали этой осенью, зафиксированы те же мизерные суммы. Говорить о том, что зарплаты в результате этих выплат «существенно выросли», как это делает выше профсоюз РАН, некорректно. Тогда зарплаты должны были стать высокими на БУДУЩЕЕ - стать такими постоянно, выплачиваться  из месяца в месяц. А надбавки ФАНО (премии на стимулирование) выплачиваться не раз к Новому году, а хотя бы ежеквартально. Иначе снова получается фарс и какой-то обман. Как-то так.
До 180 процентов по региону в результате такой одноразовой выплаты к Новому году, как ни натягивай, никак не доходит. Не доходит и до 100, и даже до 50 (если отбросить махинации со статистиками и ставками).  Поэтому, несмотря на выделенные средства (см. выше), майский указ президента применительно к академическим научным институтам остается невыполненным. Дело ж не к разовой выплате к Новому году, а чтобы ПОСТОЯННО зарплаты стали у ученых высокими. Этого, как не было, так и нет.

Историк Галина Ульянова (ИРИ РАН). Запись памяти Арсения Рогинского (1946-2017).


Фото Галины Ульяновой.                   Утрата - человеческая и научная
Ушел из жизни Арсений Борисович Рогинский (1946-2017) - историк и общественный деятель, основатель общества "Мемориал".
Последний год он мужественно сопротивлялся болезни.

Арсений Рогинский был прекрасным историком, глубина и широта знаний которого восхищала всех, кто с ним общался - от людей старших поколений, у которых он собирал сведения о жертвах сталинских репрессий (я впервые услышала об Арсении от Н.М. Пирумовой в 1980-е - они общались), до молодых историков, которые обращаются в архив общества "Мемориал" для изучения истории ХХ века.
Его жизнь - поразительный пример того, какой невероятный труд под силу одному человеку. Начав интересоваться еще в годы учебы в Тартуском университете историей освободительного движения в России в XIX - XX веках (в частности, толстовством), позже Арсений Борисович целиком посвятил себя изучению истории жертв сталинского террора и возвращению тысяч и тысяч имен пострадавших. Еще 35 лет назад он стал известен в профессиональном сообществе своей благородной деятельностью по сбору исторических материалов о неповинных людях, которых людоедски уничтожил сталинский режим.
Арсений Рогинский это пример историка-подвижника, через каждодневную архивную работу вернувшего в общественную память гигантский пласт исторических документов, десятки, если не сотни, тысяч имен. Больше того - возвратившего доброе имя людям, оклеветанным в страшные времена политического террора.
Позже пополняемая "База данных жертв политического террора", включающая более 3 миллионов человек, была представлена в интернете.
Мне довелось общаться с Арсением Борисовичем по восстановлению биографий нескольких людей, арестованных и убитых в 1930-е годы (а позже реабилитированных в конце 1950-х "за отсутствием состава преступления", после принятия в 1956 г. постановления "О преодолении культа личности и его последствий"). В каждом случае мы пытались докопаться до истины, чтобы вернуть память о людях в нашу историю и в историю их собственных семей.
Арсений Борисович был неизменно доброжелательным в профессиональном общении, он помнил тысячи имен, случаев, фактов, обогащал собеседника блестками своей необыкновенной эрудиции и глубоких знаний.

Его будет очень не хватать. И многие вещи, которые знал только он - пропустив через себя десятки тысяч страниц архивных источников, - спросить теперь будет не у кого.
         Светлая память.


https://www.facebook.com/galina.ulianova.fmn?hc_ref=ARTq-HCCs-gS_ui_FkFoDPmLeNPrapsuJTHWedgjD9ySn5nIlXpkTZkfohV69yzK1So&fref=nf&pnref=story

Историк Андрей Суслов о несостоятельности "исторических" утверждений директора ФСБ А.В. Бортникова.

Андрей Суслов

Избирательная память: о чем не сказал глава ФСБ Александр Бортников


Историки давно опровергли представление о сталинских репрессиях как о «перегибах на местах», но в российских спецслужбах оно становится все более популярным. Там предпочитают обойтись без трезвого осмысления своей истории

Для меня остается загадкой, почему органы госбезопасности современной России отсчитывают свою историю с 20 декабря 1917 года, с создания ВЧК. Казалось бы, для демонстрации многовековой преемственности российских государственных институтов было бы логично выбрать точкой отсчета как минимум создание николаевского 3-го отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии (1826 год). А можно и с петровских времен считать или даже раньше. Немаловажно, что в таком случае можно было бы дистанцироваться от бесчеловечных деяний советских чекистов, особенно в сталинское время. Еще проще избрать точкой отсчета 1992 год: новое государство — новые спецслужбы. Хочется отделаться от возникающего подозрения: а вдруг и не хотят отказываться от наследия — чтобы все боялись!


Наследство по частям


Глава ФСБ Александр Бортников в своем юбилейном интервью «Российской газете» как умелый пропагандист формулирует ряд очевидных тезисов: об объективно существующих угрозах для безопасности государства, о необходимости органов госбезопасности, о существовании многочисленных мифов, о существенных отличиях современных органов госбезопасности от чрезвычаек первых лет советской власти. Но наряду с этим аудитории внушаются отнюдь не демократические установки о роли и месте спецслужб в обществе, часто советского происхождения, делаются бездоказательные и противоречащие фактам утверждения.
«Открещиваться от слова «чекист» — это все равно что предавать забвению поколения наших предшественников», — говорит Бортников. Но если вы действительно хотите хранить память обо всем, если признаете институциональную преемственность от ЧК, гордитесь какими-то действиями ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, то неминуемо должны признать свою ответственность хотя бы в качестве института за преступления, которые эти органы совершали: массовые бессудные расстрелы заложников чекистами Дзержинского, участие в депортациях «раскулаченных» крестьян огэпэушниками Ягоды, участие в пытках и казнях подчиненных Ежова и Берии, преследования инакомыслящих кагэбэшниками Андропова и т.д. Это уж точно не подлежит забвению. Наследство принимают целиком, включая все неприятные вещи, с ним связанные.

Вряд ли можно согласиться с тем, чтобы преступления сотрудников ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ всех рангов деликатно называли «перегибами на местах». От руководителя ФСБ сегодня хотелось бы услышать в первую очередь слова безоговорочного осуждения преступных практик советских спецслужб и заверения в духе «никогда более».


Объективная сторона


Многое из высказанного в интервью вызывает желание возразить, но две фразы очевидным образом противоречат установленным современной исторической наукой фактам. Вот первая из них: «Архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов. Планы сторонников Л.Троцкого по смещению или даже ликвидации И.Сталина и его соратников в руководстве ВКП (б) отнюдь не выдумка, так же как и связи заговорщиков с иноспецслужбами. Кроме того, большое количество фигурантов тех дел — это представители партноменклатуры и руководства правоохранительных органов, погрязшие в коррупции, чинившие произвол и самосуд».

Хочется понять: что подразумевается под объективной стороной? Если это «антисоветские разговоры» или обсуждение планов смещения Сталина с поста генсека, доказательства найти можно. Доказательств работы осужденных на открытых московских процессах с зарубежными разведками или подготовки ими убийства вождя пока никто не видел, если не считать доказательствами давно признанные фальшивки. Указание на принадлежность фигурантов открытых процессов к номенклатуре само по себе ни о чем не говорит. Подсчеты показывают, что в числе жертв Большого террора простых рабочих и крестьян было намного больше, чем партийных и советских чиновников (более 2/3 арестованных были рабочими и крестьянами). Как оправдание выглядит ссылка на 20 с лишним тысяч репрессированных в 1933–1939 годах чекистов, тем более на фоне 3 млн арестованных чекистами в те годы.

Вторая цитата — «массовые политические репрессии закончились после принятия постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия» от 17 ноября 1938 года» — выглядит очень странно, учитывая миллионы жертв политических репрессий во времена Берии. Чего только стоят организованные НКВД депортации целых народов, включая стариков и детей (более 3,5 млн​ человек). Не говоря уже о том, что осталась без оценки роль ОГПУ-НКВД в организации ГУЛАГа.

Нельзя не обратить внимания на неловкую попытку завуалировать очевидный провал советских спецслужб накануне и в начале Великой Отечественной войны. «К ноябрю 1942 года германская разведдеятельность в глубоком советском тылу была полностью парализована», — говорит Бортников. Даже если полностью поверить этому утверждению, возникает вопрос: почему только к ноябрю 1942 года? Многочисленные мемуары и документы свидетельствуют об активных действиях антисоветских подпольных и диверсионных групп во время отступления советских войск. Есть исследования, показывающие, что противостоять им во многом помешала концентрация усилий на фальсификациях дел против мнимых врагов народа.


Доступность информации


Еще одна небезобидная тема: эксплуатация образа американской военной угрозы. Начиная с времен холодной войны советским, а потом российским гражданам предъявляются цитаты американских политиков разной степени достоверности, планы вооруженной агрессии, иногда соответствующие американским источникам, иногда нет. Хочется спросить: а у советских военных не было планов использовать ядерное оружие против США? Военные всегда составляют планы будущих войн — это часть их работы. Давайте сделаем эти материалы доступными исследователям, как американцы. Тогда сравним и сделаем выводы, опираясь на полную информацию.

Тут возникает важнейшая тема: доступность информации об истории наших спецслужб. Значительное количество документов советского времени, в том числе 30-х годов, все еще под грифом «секретно». В частности, не рассекречены следственные дела нереабилитированных лиц. Какие могут быть секреты 30–70-х годов прошлого века? О методах работы спецслужб можно прочитать во множестве книг. Действующих с тех времен сотрудников сложно представить. Между тем сложившаяся система не дает возможности дать как историческую, так и правовую оценку действий спецслужб, в том числе назвать преступников преступниками.

Показательно дело Лаврентия Берии. Обвинения в шпионаже выглядят очевидной фальшивкой, но реабилитация министра внутренних дел СССР по этому обвинению без правовой оценки его истинных преступлений была бы крайне негативно воспринята обществом. Без правовой оценки деятельности спецслужб в советское время, базирующейся на всем комплексе имеющихся документов, современным сотрудникам трудно будет избавиться от приклеившихся с того времени негативных образов. В современном государстве спецслужбам не обойтись без осмысления своей истории вместе со всем обществом и с опорой на тщательное изучение фактов.

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/opinions/politics/21/12/2017/5a3b66499a79475258720bac?from=newsfeed

Я бы добавил к этому, что у Бортникова оказались сильно заниженным число расстрелянных чекистами за период 1921-1953 гг.