June 24th, 2016

Интервью с моей 102-летней бабушкой Анной Иннокентиевной Тауэр в АиФ.


Выше – вышедшее недавно интервью в «Аргументах и Фактах» (2016 г., № 25) с проживающей в Голландии моей замечательной 102-летней двоюродной бабушкой-тетей Аней – Анной Иннокентьевной Тауэр, урожд. Вениаминовой (1914 г.р.), родной сестры моей бабушки Марины Иннокентиевны Курляндской (1916-2014), мамы моего папы. О них, сестрах Вениаминовых, и их (и моих) славных предках (святитель Иннокентий, протоиерей Иван Гаврилович Вениаминов) я не раз уже писал и в книгах, и в статьях. И в интервью об этом есть. Исправлю некоторые неточности в этом интереснейшем интервью с тетей Аней. Она прекрасно обо всем говорит, но всегда найдутся моменты, которые надо уточнить. В интервью говорится, что бабушке Ане уже исполнилось в июне 102 года, на самом деле ей исполнится столько 1 июля (ее день рождения по новому стилю).

     «Все мужчины в нашей семье были арестованы, а потом расстреляны» - это не совсем так. Расстреляны были ее отец Иннокентий Иванович Вениаминов и его брат Сергей Иванович Вениаминов. Их отец, дедушка бабушки Ани протоиерей Иоанн Вениаминов, духовник матери Николая Второго, умер в ссылке в Кашине в 1947 году в возрасте 91 год (арестован ОГПУ в Воронеже в 1927 г., после тюрьмы сослан тогда же в Тверь). При том Иннокентий Иванович, их отец, был арестован в первый раз в Москве в 1930 году, а до 1929 г. он работал на видных должностях в рационализаторском бюро РККА, после ряда мытарств репрессий расстрелян в 1937 г. в лагере. Сергей Иванович уехал в Астрахань в 1923 г. и там дослужился до должности зам главы Гидрометеослужбы (арестован и расстрелян в 1938 г., при том санкцию на его уничтожение лично Сталин, он входил в один из сталинских расстрельных списков). Судьбы этих людей я изучил в архивах, в том числе в ЦА ФСБ, рассказываю о них в книгах и статьях.

«Как враг народа, я не могла доучиться до инженера» - не враг народа, а дочь врага народа, не взяли в институт. Но случалось по-разному. Ее сестра, моя бабушка Марина, поступила и окончила Институт связи в Москве, а потом работала по специальности много лет. Но для этого, правда, ей пришлось проработать несколько лет на заводе.

Что касается дочери тети Ани, моей двоюродной тети и моего друга, знаменитой арфистки Татьяны Тауэр (1945-1994), то в Голландию они переехали из Испании в начале 1994 г. и здесь же (а не в Испании, как можно подумать из интервью) талантливейший, добрый и светлый человек Таня умерла 27 июля в больнице от рака в возрасте всего 48 лет.
Про мою 102-летнюю бабушку-тетю Аню в 2016 г. есть и еще здесь:
очетной гостьей праздника стала Анна Иннокентьевна Вениаминова-Тауэр, прошедшая Великую Отечественную Войну плечом к плечу со своим мужем, вместе с которым они в составе бригады технического прикрытия восстанавливали разрушенные вражеской авиацией мосты на Южном фронте. Праправнучка святителя Иннокентия (Вениаминова), апостола Камчатского и Алеутского, внучка духовника вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны (вдовы императора Александра III), пережившая в России революцию, три войны и репрессии, уже 20 лет живет в Нидерландах с внучкой и правнучкой. Анне Иннокентьевне 101 год (полных, скоро будет 102 - И.К.), она сохранила ясность мысли и речи, бодрость и самостоятельность. “День Победы..., - вспоминает Анна Иннокентьевна, - Я была тогда в Москве. Мы ждали, когда о нем объявят, три дня! Не спали! Мы же все радио сдали, когда война началсь. Никаких приемников нельзя было иметь. У нас только была эта черная тарелка. И вот мы ждали три дня, когда она заговорит. И в этот день, как назло, все уснули. И вдруг в три часа ночи такой был крик! Это нельзя себе представить! Раскрылись все окна, раскрылись все двери. Все кричали: “Победа!” И все бежали на улицу, целовались, плакали, бежали, неизвестно куда, как сумасшедшие (на её глаза наворачиваются слезы)… Да, такой день!”
http://ruskult.eu/…/218-stena-pamyati-i-bessmertnyj-polk-v-…

«Просто отвратительно»: Москвичи — о «пакете Яровой»

Реакция«Просто отвратительно»: Москвичи — о «пакете Яровой»

The Village поговорил с прохожими у Госдумы о резонансном «пакете Яровой» и содержащихся в нём антитеррористических мерах



В пятницу, 24 июня, Государственная Дума во втором и третьем чтениях рассмотрит резонансный пакет антитеррористических мер, который в СМИ уже окрестили «пакетом Яровой». Авторы документа — депутат Госдумы Ирина Яровая и сенатор Виктор Озеров — после терактов над Синаем и в Париже подготовили правки в десятки действующих законов, призванные усилить антитеррористическое законодательство страны и контроль за населением. Первый вариант пакета содержал в себе меры по лишению гражданства некоторых категорий граждан и ограничению выезда из страны, которые к последующим чтениям были убраны. Однако среди правок до сих пор остались пункты о введении уголовной ответственности за недоносительство, проверке посылок, вовлечении в организацию массовых беспорядков и изучении силовыми структурами переписки граждан.

The Village сходил к Госдуме и поговорил с обычными прохожими о том, что они думают о «пакете Яровой».





Александра,
29 лет

окончила магистратуру по направлению «Театральное искусство»

О «пакете Яровой» я, к сожалению, не слышала. Наверно, всё это проходит под эгидой безопасности и связано с разными драматическими событиями, которые происходят в России и мире.

То, что органам безопасности могут дать доступ к личным звонкам и переписке, нарушает личные права людей. В таком случае независимое существование и свободное выстраивание личностных взаимоотношений с другими людьми вообще становится невозможным.

Наказание за недоносительство — явная отсылка к сталинским репрессиям. Если эта мера вступит в силу и будет серьёзно исполняться, она вызовет у людей страх, и они начнут друг на друга доносить ради собственной выгоды.

В расширении статей, по которым к уголовной ответственности смогут привлекать несовершеннолетних, нет доли здравого смысла. Ведь тюрьма ещё никого на самом деле не спасала, тем более детей. Есть другие средства — например, воспитательные дома.       


Грустно. Если всё это действительно будет введено в практику, то сделает россиян загнанными и испуганными людьми, которые боятся сделать любой шаг в сторону, зависят от чиновников и силовиков. Это уже будет не демократическая страна, а тоталитарная. Очень не хотелось бы такого будущего для России. Это деградация, шаг назад к послереволюционной России и ко всему Советскому Союзу.





Ярослав, 17 лет

школьник, состоит в организации «Альянс защитников животных»

Конечно, я слышал об этих поправках и отрицательно отношусь к тому, что мои звонки и переписка могут быть доступны правоохранительным органам. Насколько мне известно, они будут храниться в течение шести месяцев. И минимальная из проблем – из-за этого сильно возрастёт цена на связь, ведь расходы сотовых операторов увеличатся. Вообще, это уже похоже на тотальный контроль – какой-то «Большой брат».

То, что почтовые службы могут заставить проверять посылки, просто жутко. Если раньше жить в этой стране было временами некомфортно, то сейчас становится уже страшновато.

Часть про недоносительство — тоже возвращение в советские времена. Именно тогда доносы были повсеместны, а донести на кого-то было чуть ли не долгом каждого. Мне кажется, это совершенно неправильно.

Теперь о том, что касается расширения списка статей, по которым можно судить с 14 лет, и в частности пункта о массовых беспорядках. Не так важно, что под массовыми беспорядками понимаю я, важно, что под этим понимают законодательные органы. Что угодно можно назвать массовыми беспорядками. Компания друзей гуляет, в шутку дерётся или, допустим, кто-то бросил окурок — даже всё это вполне можно приписать к массовым беспорядкам. Ведь есть группа людей и есть ущерб общественному месту.

Уголовную ответственность за посты в социальных сетях государство уже практикует, в частности это касается постов про ИГИЛ. «Пакет Яровой» ведь так и называется – антитеррористический. Но я боюсь, что к террористической деятельности теперь будет приравниваться любая критика государства.





Никита, 57 лет

историк, работает
в обществе «Мемориал»

Это те самые поправки, которые про чтение личных сообщений и вскрытие посылок? Да, я слышал про них. Те, кто это придумал — моральные уроды. Вообще-то говоря, мои звонки и моя переписка доступны силовикам начиная с середины 90-х годов, когда всех операторов сотовой связи обязали устанавливать систему «СОРМ» — это система оперативно-розыскных мероприятий. Выходит, власти специально и заранее заставляют операторов устанавливать оборудование, которое в будущем облегчит доступ к обмену сообщениями — устным ли, письменным ли, значения не имеет. Это уже давно есть. Так что сегодняшние инновации, которые предлагает Яровая или её коллеги по Думе — просто дальнейшее развитие старой политической схемы.

То, что сотрудники почты получат разрешение просвечивать посылки — чистой воды следствие государственной паранойи. Это грубейшее нарушение Конституции, действующей на территории Российской Федерации. Все эти мероприятия, как бы они не подавались — под соусом «чрезвычайщины» или под соусом борьбы с терроризмом — есть попытка переложить на плечи структур связи часть государственных функций, что, фактически, для нормального цивилизованного общества и страны, которая живёт по конституционным нормам, недопустимо. Но, к сожалению, в России просто нет судебной системы, которая бы действовала как отдельная ветвь власти. Эта ветвь срослась с государственной властью, поэтому любая попытка что-то обжаловать в суде, кончается неудачей. Ведь государственные интересы у нас превалируют над интересами народа, в то время как в Конституции записано, что главная ценность нашей страны — народ.

Можно вспомнить советскую власть, которая вскрывала письма и посылки. Нынешний законопроект — та же попытка переложить на плечи граждан задачи государства. Пусть, мол, люди сами друг с другом борются, донося друг на друга. Это спекуляция на страхе и самых низменных человеческих инстинктах. Люди ведь завистливы и испокон веков друг на друга доносят. В советское время можно было донести на человека, потому что он якобы живёт не по средствам или занимается чем-то аморальным. Сейчас будет так: подозрительные люди у соседа ночуют, или, не дай бог, он сдаёт квартиру непонятно кому — за это и донесут. Государство с удовольствием включается в игру, потому что понимает – оно делает граждан своими соучастниками. Безусловно, это шаг к системе полицейского государства.

Сегодня мы при вполне культурной демократической Конституции видим все черты тоталитарного политического государства. А Конституция, несмотря на то, что это закон прямого действия, не работает. Госдуме тесно, разгуляться негде, им хочется произвола вместо рамок российских законов. Если коротко – Дума хочет, чтобы любой человек трепетал и боялся. Наше общество, говорит Госдума, должно быть тревожным и мнительным, понимать, что кругом враги. Хочется даже сказать думовцам, чтобы они не мучились напрасно, а просто брали постановление ЦИК от 1935 года и делали всё по отработанной схеме. Только как они будут после этого будут заседать в международных институтах, непонятно. Скоро благодаря таким законам мы вылетим из всех европейских структур.


Максим, 23 года

фрилансер

О «пакете Яровой» я слышал — прочитал текст на «Медузе» и знаю только то, что там написано. Честно говоря, мне всё равно, обяжут операторов хранить мою переписку или нет. Для того чтобы держать в тайне личные сообщения, есть мессенджеры — тот же «Телеграм». А по SMS я разве что веду переписку с мамой, кому она может быть нужна? Пусть силовики её читают, если хотят. Впрочем, меня в любом случае не смущает, если посторонние люди будут просматривать мои личные сообщения.

По поводу посылок — я их не отправляю и не получаю. Конечно, я считаю, что все эти нормы — страшная жесть, но лично для меня ничего не изменится. Кстати, очень важно, как положения законопроекта будут применяться на практике, как те же работники почты истолкуют свои новые полномочия. Будут просвечивать, просматривать, прослушивать — ну и что? Такие права есть у многих структур в других странах. Я больше чем уверен, что у американского ФБР подобные полномочия есть и ими не злоупотребляют. Однако вполне возможно, что в России они будут использоваться в ущерб людям. И это ужас, так мы докатимся до Советского Союза. Пока ещё не докатились, конечно, но очень скоро нас ждёт именно это.

Весь этот законопроект — в духе «совка», и он изначально создавался ради того, чтобы пресечь на корню протестные или потенциально опасные для очень узкой группы лиц настроения, опасные для власти движения. Про доносительство и наказание в виде лишения свободы — такая формулировка вообще очень удобна, её много как можно трактовать. В общем-то, посадить таким образом можно любого. Мера подаётся как борьба с поддержкой и финансированием террористических организаций, но это в теории. На самом деле нужны юридические обоснования для того, чтобы сажать неугодных власти людей.

Массовые беспорядки — тоже непонятная формулировка, которую трактовать можно очень по-разному. И то, что 14-летнего ребёнка готовы посадить за участие в массовых беспорядках, — полный бред. Конечно, если ты в свои 14 уже убийца-рецидивист, то тебя стоит отправить в тюрьму, ведь бывают разные отклонения. Но если ты просто поучаствовал в митинге и тебя посадили — то это ерунда какая-то. Тут, правда, неважно, сколько лет человеку, — сажать за такое нельзя в любом возрасте.

То же самое могу сказать о постах в соцсетях. Нельзя за такое в тюрьму отправлять, это же очевидно. И с такими законопроектами нужно бороться, вести оппозиционную деятельность. Например, существует «Фонд борьбы с коррупцией», который занимается расследованиями. На такие организации нужно обращать внимание, быть в курсе новостей — это во-первых. А во-вторых, следует поддерживать оппозиционные организации, активно участвовать в их деятельности.





Ада, 25 лет

работает в библиотеке и службе доставки веганской еды, владеет собственным издательским проектом

Я не могу назвать себя активно вовлечённой в политику, но я читаю новости и о «пакете Яровой» слышала. Мы собирались выйти на пикет против него, но потом выяснилось, что в проект ещё вносят поправки. Мне кажется, это такая стратегия — сначала сделать как можно более сумасшедший законопроект, а потом исправить его, чтобы людям было спокойнее.

Звонки и переписка могут быть доступны сотрудникам силовых ведомств — не могу сказать, что испытываю по этому поводу какие-то особые эмоции, хотя это, конечно, нарушение моих прав. Мне бы не хотелось, чтобы такое происходило. То же самое и с возможной проверкой посылок. Это тоже неприятно, но я не специалист в борьбе с терроризмом, и мне сложно сказать, насколько это оправдано.

Конкретно мне не нравятся поправки, связанные с ограничением свободы слова — в частности, идея с привлечением к уголовный ответственности за посты в соцсетях. Там очень размытые формулировки, которые можно трактовать как угодно. Человека можно посадить практически за любую критику в адрес государства. Наша правоохранительная практика показывает, что такое вполне может стать реальностью, да и уже стало. Человек просто может быть легкомысленным, что-то перепостить, а потом его за это возьмут и накажут. Это драконовская мера.

Я веган-активист и опасаюсь, что скоро терроризмом в нашей стране будут считаться и акции прямого действия, связанные с освобождением животных, как это происходит в некоторых других странах.

Сажать человека за недоносительство — это просто отвратительно. Такого не должно быть. Очень хочется, чтобы у нас была свободная страна, чтобы она двигалась вперёд, а не назад.
http://www.the-village.ru/village/city/react/239563-yarovaya

Депутат ГосДумы Дмитрий Гудков - о "пакете Яровой".

<…> Д.Пещикова ― И первое важное в нашем разговоре, наверное, это грядущее, я так понимаю, все-таки принятие большого пакета антитеррористических поправок Яровой и Озерова.

Д.Гудков― Людоедских — давайте назовем — людоедских поправок. Вообще, это даже намного хуже, чем то, что принималось ранее. Это сравнимо, наверное, только с «законом подлецов» — «законом Димы Яковлева». Потому что в этот раз теперь госпожа Яровая предлагает сажать детей 14-ти не с точки зрения за терроризм – за терроризм там есть уже такая ответственность, — а за участие в массовых беспорядках. Сами понимаете, что у нас под массовыми беспорядками может быть все что угодно, как решит прокурор, и, соответственно, как решит суд; за несообщение о преступлении.

То есть, грубо говоря, мальчик Вася сказал: «Надоели мне эти коррумпированные чиновники. Я пойду сейчас их всех расстреляю» — такая эмоциональная оценка. А мальчик Петя услышал, не сообщил, не сдал мальчика Васю, своего друга. Всё – можно его посадить с 14-ти лет. Просто кто мог додуматься до такой людоедской нормы?

Далее — добавляется статья за содействие экстремистской деятельности. Вот вы мне, например, сейчас дадите компьютер, а я опубликую там картинку. Не дай бог там будет что-то экстремистское по мнению прокуратуры или следователя. Соответственно, и меня объявят экстремистом и еще вас. За содействие экстремистской деятельности тоже вас могут посадить до года, и так далее. Я уже не говорю о том, что этот закон фактически… ну, не уничтожает бизнес, но создает огромные препоны, огромные проблемы для наших сотовых операторов, для интернет-провайдеров, потому что теперь вся наша информация, все наши телефонные звонки, эсэмэски, и так далее они хотят хранить – вот новая поправка – в течение 8 месяцев. Ранее они хотели хранить в течение 3-х лет, вот весь этот архив собирать и хранить.

А вы представьте, как они это будут защищать? Это завтра ваши все любовные переписки, ваши фотографии, все ваши телефонные разговоры будут просто гулять по сети, потому что они не умеют даже защищать эти данные. У нас банковские данные появляются потом на черных рынках, а здесь это все будет теперь в доступе и у спецслужб и не исключено, что на этих черных рынках появится.

Чтобы создать такую базу, бизнес должен потратить – примерно оценки за полгода – 50 миллиардов долларов. Вот, если за три года – это 200 миллиардов долларов. Это с учетом построения такой базы, ее обслуживания. А дальше там обслуживание по энергетике – свет, и так далее – будет строить за полгода 50 миллиардов долларов.

Д.Пещикова― Но сотовые операторы уже сейчас жалуются, что у них будут огромные убытки, они уйдут в минус, и налоги, соответственно, будут у нас…

Д.Гудков― Это убытки у нас будут. Мы будем за связь платить больше, мы будем за интернет платить больше. Это все ляжет на наши плечи. А самое главное – там даже мозгов не хватит все это обслуживать. Должны быть умные программы. Умные специалисты, которые смогут это защитить, которые смогут этим архивом пользоваться. Зачем это вообще нужно, кому? Кто это придумал? А дальше мы удивляемся, почему у нас бизнес-климат такой плохой? А почему у нас отток капитала? 210 миллиардов за два года отток капитала из страны. Инвестиции прямые упали с 70 миллиардов долларов в год до 1,7 в прошлом году. И в итоге у нас ни инвестиций, не предприятий, ни рабочих мест. Дальше вообще непонятно, что будет в нашей стране, если мы будем принимать такие закону. Ну, и так далее.

Слава Богу, они убрали, по крайней мере, обещают убрать лишение второго гражданства за участие…

Д.Пещикова― И ограничения на выезд.

Д.Гудков― И ограничение на выезд. Сначала госпожа Яровая хотела всех, кто получает от прокуратуры так называемые предостережения о недопустимости деятельности террористической и экстремистской направленности, лишать возможности на 5 лет выезжать из страны. Я могу сказать, что я, как депутат Государственной думы…, если помните, меня с Ксенией Собчак когда-то задержали на мирной акции, меня посадили в автобус, потом они узнали, что я депутат – выпустили. Я обратился в Московскую прокуратуру и потребовал наказания для полицейских, которые нарушили закон о статусе депутата, задержали меня. Чем ответила прокуратура? Он мне выписала предостережение о недопустимости участия в несанкционированных митингах и все. Вот это предостережение – это решение исключительно людей в погонах. Они как хотят, того и предостерегают по любому поводу. Этого, слава Богу, нет уже.

Д.Гудков - Гвардейцы смогут задерживать, обыскивать, приходить к вам домой – всё что угодно

Д.ПЕЩИКОВА – А как вам кажется, почему убрали эти нормы, почему нет этого?

Д.Гудков ― Ну, потому что это уже совсем… Вообще-то весь закон – это уже просто какой-то ад, это уже какое-то людоедство. Даже в самой «Единой России» очень много противников. Знаете, как они этот закон тащат? Значит, рассказываю. Любой законопроект, если он затрагивает разные сферы – допустим, сферу безопасности, связи, бизнеса – должен проходить через все профильные комитеты.

Д.Пещикова― Насколько мы понимаем, он не проходит.

Д.Гудков― В данном случае этот законопроект должен был проходить через комитет по безопасности, а дальше еще должны были быть назначены соисполнителями еще большое количество комитетов, чего не было сделано – это грубейшее нарушение регламента Государственной думы. Дальше – я внес поправки. Мои поправки очень простые: все, что они предлагают внести, я предлагаю отменить в этом же законе. Понимаю, что шансов нет, но, по крайней мере, я получаю возможность выступить и рассказать, чем они занимаются и что они принимают. Так вот, меня, как автора поправок, даже не позвали на комитет по безопасности. У меня даже не было возможности выступить на комитете, то есть это второе нарушение регламента. Я могу сказать, что даже в «Единой России» в штыки воспринимают эту инициативу, но ничего не могут поделать, потому что политическая воля такова; потому что принято решение, конечно, не в думе, а где-то в других местах.

Д.Пещикова― Вот-вот, хотела как раз спросить, чей этот законопроект, чей это пакет: Яровой и Озерова или чей?

Д.Гудков― Яровая, безусловно, в этой команде, но надо понимать, что сегодня наши силовики, к сожалению, диктуют всю политическую повестку. Это все идет от наших… силовики… как угодно можно называть. Я уж не знаю, кто там автор, но совершенно очевидно идет подготовка к протестам. Для чего нам нужна эта Нацгвардия или Росгвардия, как ее называют? Это внутренние, по сути войска… Это только в нашей стране внутренние войска — для борьбы с собственным народом, потому что все войска должны быть против внешней угрозы, а у нас – против внутренней угрозы. Эти войска получают те же функции, даже более того, что есть у полиции, ФСБ, и так далее – практически у всех правоохранительных органов. Мы всё это будем оплачивать. Всё это подчиняется непосредственно президенту. Гвардейцы смогут задерживать, останавливать, обыскивать, приходить к вам домой – всё что угодно – и даже стрелять на поражение, если вы создаете угрозу сотруднику Росгвардии.

Д.Пещикова― А зачем государство строит такие баррикады? Вот чего опасается?

Д.Гудков― Далее. Ему можно стрелять в женщин, за исключением тех, у кого есть явные признаки беременности и инвалидности. Как это вам? Вот даже подумайте, как это звучит. Они также не могут стрелять в несовершеннолетних, если эти несовершеннолетние им не угрожают, а если угрожают, то могут. Нормально? Мы создаем армию, которая будет воевать собственным народом…

Д.Пещикова― Так, а зачем оно создается? Чего бояться?

Д.Гудков― Да паранойя там уже началась. Они боятся людей, они боятся протестов. Они понимают, что у нас серьезный экономический кризис. Они понимают, что в течение 3-х лет закончатся резервы. Они понимают, что скоро будут социальные протесты, потому что у нас в прошлом году от 5 до 10 процентов уровень жизни упал. Я имею в виду в среднем по стране: у кого-то больше, у кого-то меньше. Уже в этом году – я ссылаюсь на Наталью Зубаревич – до апреля месяца снижение уровня жизни — 5% по стране в целом. Сейчас будут новые данные за май – я думаю, еще больше. А пока мы еще живем на резервах. Когда у нас резервы закончатся, падение будет и 10, и, может быть, 15. И, посмотрите, как они деньги тратят…

Д.Гудков: Мальчик Петя не сдал мальчика Васю, своего друга. Всё – можно его посадить с 14 лет

Д.Пещикова― В общем, социальная нестабильность очень сильно пугает – пугает в первую очередь руководство.

Д.Гудков― Конечно, безусловно. Они не верят в свои рейтинги 86% и правильно делают. Никаких этих цифр я не подтверждаю.

<…>

Д.Гудков - Россия становится местом, опасным для проживания...

Д.Пещикова― У тех 86-ти тоже?

Д.Гудков – У 14―ти хотя бы.

Д.Пещикова― А у остальных?

Д.Гудков― А у остальных, я надеюсь, он тоже сработает рано или поздно, потому что даже те люди, которые поддержали эту внешнюю политику, эйфорию, сейчас они понимают, что их просто обманули: «Денег нет. Всего вам доброго! Хорошего настроения. Держитесь тут…».

Д.Пещикова― Посмотрите на опросы. У нас все выше и выше уровень патриотизма.

Д.Гудков― Слушайте, давайте я вам про опросы скажу замечательные факты. Первое: одна треть опрашиваемых никогда не говорит правду. Соответственно, даже если мы возьмем, условно, 86% поддержки президента Путина, то отнимите как минимум одну треть, и вы получите там… я сейчас не будут точно считать – 56-58 процентов. Я согласен, действительно, высокий рейтинг. У Горбачева – почитайте книжку Гайдара «Гибель империи» — написано, что Михаил Горбачев в 88-м году имел поддержку 56%, в 89-м у него была поддержка 52% за год до гибели империи. Дальше – Юрий Лужков. За неделю до отставки его поддерживало 70 с лишним процентов москвичей. Через неделю после отставки 50 почти процентов поддерживали отставку. Нет никакой социологии. Говорил же господин Волков, который из «Левада Центра», что у власти есть 15% активных сторонников, 15% активный оппонентов, 70% граждан просто игнорируют эти выборы. И реальная явка на региональных выборах, она была от 11% в Питере и 15% во Владивостоке до 40% в каких-то других крупных регионах.

Д.Пещикова― То есть все было абсолютно нарисовано.

Д.Гудков― Ну вот кому выгодно, чтобы все думали, что от нас ничего не зависит, вы подумайте? Кому это выгодно.

Д.Пещикова― Тем, кто в позиции силы.

Д.Гудков― Да, кто удерживает сегодня эту власть и не собирается вообще дать дорогу другим политическим силам. <…>
http://www.cogita.ru/a.n.-alekseev/kontekst/ostalis-schitannye-chasy-do-prinyatiya-srazu-vo-vtorom-i-tretem-chtenii-paketa-lyudoedskih-popravok-v-zakonodatelstvo-rf

Конвейер реакции. Исторические итоги работы ГосДумы 6-го созыва.


"НЕ ПОТЕРПЛЮ!!! РАЗОРЮ!!!"

1. «Пакет Яровой»

Эту группу законопроектов можно условно (он должен быть принят 24 июня) назвать самым радикальным достижением Госдумы VI созыва. Внесенный депутатом Госдумы Ириной Яровой (Фракция «Единая Россия») и сенатором Виктором Озеровым, он содержит поправки в десятки законов (в том числе в Уголовный кодекс). Прокремлевские медиа называют его «антитеррористическим пакетом». В действительности содержащиеся в нем новшества никак или почти никак не смогут помочь в борьбе с терроризмом, но серьезно ограничат права и свободы граждан, в том числе гарантированные Конституцией.

В первоначальной версии «пакета Яровой» (была принята в первой чтении и изменена 23 июня) содержалось предложение лишать россиян гражданства за ряд преступлений террористической и экстремистской направленности (по «экстремистской 282 статье УК могут привлечь к ответственности в том числе за перепост картинки в соцсетях: таким образом, Яровая и Озеров предлагали за запись в соцсети не только сажать, но и лишать гражданства). Правда, на такую меру могли бы претендовать только те россияне, у кого есть гражданство другой страны.

Ко второму чтению была также удалена первоначальная норма о запрете на выезд из страны для граждан, совершивших преступления по террористическим и экстремистским статьям.

Вводится новая статья УК (205.6) — за «несообщение о преступлении». Уголовным преступлением будет считаться недоносительство «о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило» ряд преступлений (например, теракт или вооруженный мятеж). Здесь сохраняется конституционное право не доносить на своих близких родственников.

Ужесточается наказание за призывы к террористической деятельности и оправдание терроризма в интернете. Теперь такие призывы в интернете приравниваются к террористическим призывам, сделанным с помощью СМИ. За такое преступление можно оказаться за решеткой на срок до семи лет.

За преступление по 282 статье УК («возбуждение ненависти и вражды») наказание тоже станет более суровым. Сейчас за него сажают на строк до четырех лет, а будут сажать на срок до пяти лет. При этом вводится нижний порог наказания в два года лишения свободы.

Ужесточаются наказания за «организацию экстремистского сообщества», «финансирование экстремистской деятельности», «организацию незаконного вооруженного формирования».

Статья о «массовых беспорядках» дополнится пунктом о «вовлечении в массовые беспорядки», за который в качестве наказания предусмотрено лишение свободы на срок от пяти до десяти лет.

За преступления террористической направленности и за участие в массовых беспорядках, а также за недоносительство человека можно будет судить уже с 14 лет.

Операторы телефонной связи будут обязаны хранить на территории России все записи звонков своих клиентов, их СМС-переписку, пересланные ими изображения, аудио- и видеофайлы. Срок хранения — до шести месяцев.

Такие же обязанности возложены на «организаторов распространения информации», то есть на любой ресурс, позволяющий устанавливать связь между пользователями. От них потребуют предоставить ФСБ ключи , позволяющие декодировать информацию, которая идет по сетям. Операторы сотовой связи заявили, что соблюдение новых требований потребует от них трат в сотни миллиардов рублей и лишит участников рынка прибыли на многие годы.

Сотрудников почты обяжут следить с помощью рентгена и металлодетекторов за тем, чтобы в посылках не было ничего запрещенного.

24 июня «пакет Яровой», скорее всего, пройдет в Госдуме второе и третье чтение, после чего отправится на утверждение Советом федерации и на подпись к президенту.

2. Антисиротский закон

Инициаторами проекта в сопроводительной документации указаны 397 депутатов Госдумы и 144 члена Совета федерации. Коротко говоря, он запретил усыновление российских детей иностранцами после нашумевшего случая с усыновленным гражданами США Димой Яковлевым: мальчик умер после того, как приемный отец оставил его в закрытой машине на 9 часов в 32-градусную жару. Закон вступил в силу 1 января 2013 года.

По официальным данным, в 2013-м 200 российских детей должны были обрести семьи в США, но из-за принятого закона остались жить в детских домах. Один из этих детей, сирота, умер в 2013 году.


3. Закон о митингах

Автор закона об ужесточении административных наказаний за «нарушения» на митингах — Александр Сидякин. Закон вступил в силу 8 июня 2012 года. Максимальный штраф за участие в несогласованных с властями акциях вырос с 200 рублей до 10-20 тысяч рублей, а при нанесении ущерба здоровью или имуществу — до 300 тысяч рублей. Верхний предел штрафов для должностных лиц составил 600 тысяч рублей, для юридических — миллион рублей.

31 марта 2014 года Сидякин вместе с единороссом Андрей Красовым и справедливороссом Игорем Зотовым внесли законопроект о новом ужесточении наказаний за участие в несогласованных митингах (статья 212.1 УК), сославшись на опасность событий в Украине. По новым поправкам введена уголовная ответственность за неоднократное нарушение законодательства о митингах. Закон вступил в силу 22 июля 2014 года, а в декабре 2015 года приговором закончилось первое дело по новой статье: три года общего режима получил оппозиционный активист Ильдар Дадин, устроивший несколько несогласованных акций.


4. Закон об иностранных агентах

Автор поправок в закон об НКО-«иностранных агентах» — депутат-единоросс Александр Сидякин. Позже соавторами стали все депутаты «Единой России». Обновленный закон вступил в силу 20 ноября 2012 года. Он обязывает некоммерческие организации, которые занимаются «политической деятельностью» и получают «денежные средства или же иное имущество от иностранных государств, международных и иностранных организаций, иностранных граждан и лиц без гражданства», регистрироваться в Министерстве юстиции в качестве «иностранных агентов» и указывать свой статус во всех публикациях в СМИ, в том числе в интернете. По расчету авторов, российские граждане будут меньше прислушиваться к таким организациям, поскольку те якобы действуют не в интересах России. «Агенты» вносятся в специальный реестр, и для них действует особый правовой режим, предусматривающий, в частности, дополнительные отчетность и проверки.

После вступления закона в силу прокуратура разослала благотворительным и общественным организациям требования, чтобы они признали себя иностранными агентами: например, «Помощи больным муковисцидозом», историческому обществу «Мемориал», «Муравьевскому парку устойчивого природопользования»; с проверками в рамках выявления иностранных агентов пришли и к «Союзу охраны птиц России». Ассоциации «Голос» и ее исполнительному директору были назначены административные штрафы в 300 000 рублей и 100 000 рублей соответственно. В вину им был вменен один эпизод — присуждение международной премии (от которой ассоциация отказалась).


5. Закон об оскорбленных верующих

Автор — заместитель руководителя фракции ЛДПР Ярослав Нилов. Закон был принят в июне 2013 года и перешел из административного разряда в уголовной. 148-я статья УК теперь трактуется как «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» и наказывается штрафом в размере до 300 тысяч рублей, либо обязательными работами на срок до 240 часов, либо лишением свободы до одного года. По тексту этого закона непонятно, где — чувства верующих, а где, например, — репутация РПЦ.

В сентябре 2015 года дело об оскорблении чувств верующих возбудили в отношении двух мужчин, повесивших на кресте обычное соломенное чучело. К настоящему времени известно о возбуждении еще нескольких дел за нарушение этого закона; наиболее суровым наказанием стали 200 часов обязательных работ, к которым был приговорен житель Ижевска за публикацию оскорбительного для мусульман изображения. В феврале 2016 года начался суд по уголовному делу ставропольца Виктора Краснова, в ходе спора написавшего в социальной сети «Вконтакте» «Боха — нет» и «Библия — сборник еврейских сказок».


6. Закон о «защите детей»

Законопроект о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, был внесен в Госдуму депутатами Еленой Мизулиной, Сергеем Железняком, Сергеем Решульским и Ярославом Ниловым и вступил в силу 30 июля 2012 года. Законом предусмотрена блокировка сайтов, содержащих информацию, которая может нанести вред «развитию детей». Многие справедливо высказывали опасения, что закон может использоваться для цензуры в интернете. Принятие закона «о защите детей» способствовало созданию Единого реестра запрещенных сайтов, а также внесению в другие законы положений, предполагающих фильтрацию сайтов и их последующую блокировку.


7. Закон о внесудебной блокировке экстремистских сайтов

Авторы проекта — депутаты Андрей Луговой, Николай Иванов и Сергей Чиндяскин. Вступил в силу 1 февраля 2014 года. Закон позволяет Роскомнадзору по предписанию Генпрокуратуры производить немедленную блокировку сайтов без решения суда, распространяющих «призывы к массовым беспорядкам» и с другой «экстремистской» информацией. Правозащитники предупреждали, что закон станет инструментом для цензуры в интернете, а Совет по правам человека при президенте РФ заявил, что данный закон серьезно ограничивает конституционные права и свободы граждан.

Первые действия после вступления в законную силу не заставили себя долго ждать. 13 марта 2014 года Роскомнадзор без судебного решенияограничил доступ сразу к трем интернет-СМИ с независимой редакционной политикой: «Грани.ру», «Каспаров.ру», «Ежедневный журнал». Также в запрещенный реестр был внесен блог Алексея Навального в «Живом Журнале» и на сайте «Эхо Москвы».


8. Закон о блогерах

Вступивший в силу 1 августа 2014 года закон обязывает авторов интернет-ресурсов (сайтов, блогов и так далее) с аудиторией «свыше 3000 пользователей в сутки» регистрироваться в Роскомнадзоре; он наложил множество ограничений на содержимое этих ресурсов. Владелец аккаунта обязан не только соблюдать законодательство Российской Федерации, но и следить, чтобы его не нарушали другие пользователи ресурса, например, оставляющие комментарии. Ваша страница в «Вконтакте» должна быть внесена в реестр Роскомнадзора, если количество посещений на ней превышает 3000 человек в сутки.

Закон резко критиковали многие блогеры. Известным примером реакции стал случай с компанией Intel, которая с 1 января 2015 года отключила пользовательский контент на своем сайте на русском языке, сославшись на требования «закона о блогерах».


9. Антитабачный закон

Проект был внесен правительством на рассмотрение в Госдуму 31 октября 2012 года. В ноябре 2012-го с этим же проектом выступил депутат Алексей Митрофанов, изменив некоторые его положения. 1 июня антитабачный закон вступил в законную силу. Закон не только полностью запретил курить во всех закрытых общественных местах, но и сильно ограничил торговлю табачными изделиями. Кроме того, он ввел полный запрет на рекламу табачных изделий, а с 1 июня 2014 года запретил продажу сигарет в торговых объектах — ларьках и киосках без торгового зала.

После запрета рекламы табачных изделий, а также запрета демонстрировать сигареты в магазинах серьезно осложнился вывод на российский рынок новых марок сигарет. По оценкам табачных производителей, в первом квартале 2014 года рынок табачной промышленности России сократился на 6-8%, а запрет на продажу табачных изделий в киосках привел к закрытию сотен специализированных точек.


10. Закон о праве на забвение

Проект был внесен на рассмотрение в Госдуму в мае 2015 года. Среди инициаторов — Мария Кожевникова, Сергей Железняк и Леонид Калашников. 1 января 2016 года он вступил в законную силу. В июне 2016-го в Санкт-Петербурге начался процесс по искам петербургского миллиардера Евгения Пригожина к «Яндексу»: Пригожин требовал удалить из поисковика ссылки на компрометирующие его публикации ФБК и «Фонтанки». Освещение в СМИ истории с его претензией привело к еще более широкому распространению информации из материалов ФБК и «Фонтанки».

https://openrussia.org/post/view/15926/

Почему принятый Госдумой "пакет Яровой" так плох. Материал "Медузы".

Госдума в пятницу 24 июня приняла во втором и третьем чтениях «антитеррористический пакет», внесенный депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым. Несмотря на то, что самые одиозные поправки — о лишении гражданства и запрете на выезд из страны — отменили, «пакет Яровой» касается десятков российских законов — и эти изменения самым серьезным образом отразятся на жителях России. Чтобы вступить в силу, «пакет» также должен быть одобрен Советом Федерации и подписан президентом РФ; нет сомнений, что это произойдет. «Медуза» объясняет, что содержится в документе, принятом Государственной Думой.

Недоносительство

С 20 июля 2016 года «Несообщение о преступлении» станет уголовным преступлением. Под угрозой лишения свободы на срок до одного года люди должны будут сообщать властям о подготовке теракта, вооруженного мятежа и некоторых других видах преступлений; всего их в списке — полтора десятка.

Оправдание терроризма в соцсетях

Призывы к терроризму и его оправдание в интернете приравняли к аналогичным заявлениям, совершенным с помощью средств массовой информации. Ответственность за такие записи ужесточилась: граждане будут отвечать по тем же правилам, что и СМИ. Максимальное наказание — семь лет лишения свободы.

Записи телефонных разговоров и смс. Доступ силовиков к этим данным

Дума почти не изменила поправки о хранении данных пользователей. Теперь операторы связи (например, «Мегафон», «Билайн» и МТС) обязаны хранить все записи звонков и любые сообщения, которыми обмениваются пользователи, в течение полугода. В течение трех лет они должны хранить мета-данные — то есть не само содержание разговоров и переписки, а сведения о том, что такой-то разговор или такой-то обмен смс-сообщениями состоялся такого-то числа в таком-то часу. Такая же обязанность касается и «организаторов распространения информации в сети интернет» (к ним относятся интернет-ресурсы, внесенные в соответствующий реестр) — только срок хранения мета-данных в их случае составляет не три, а один год.

Шифрование данных

«Организаторов распространения информации» коснулась еще одна важнейшая поправка: если тот или иной интернет-сервис — мессенджер, социальная сеть, почтовый клиент или просто сайт — поддерживает шифрование данных, владельцы обязаны помочь ФСБ расшифровать любое сообщение, которое понадобится силовикам. За отказ вводится штраф — для юридических лиц он составит от 800 тысяч до миллиона рублей.

Миссионерство

Законопроект ужесточает регулирование религиозной сферы. Документ дает крайне широкое определение «миссионерской деятельности», которой отныне смогут заниматься только зарегистрированные организации и группы. При этом любая миссионерская деятельность вне специально предназначенных для этого помещений запрещена. За нарушения — штраф до миллиона рублей.

Ужесточение наказания за экстремизм

В «антитеррористическом пакете» содержатся поправки, усиливающие наказание за преступления экстремистской направленности. Законопроектом повышаются штрафы и сроки лишения свободы. В некоторых случаях изменения весьма существенные. Например, за финансирование экстремистской деятельности (282.3 УК) срок лишения свободы сейчас составляет до трех лет без нижнего порога наказания. Законопроектом предлагается поднять срок до восьми лет и ввести нижний порог — от трех лет.

Склонение к массовым беспорядкам

В статье о массовых беспорядках в Уголовном кодексе появится новый пункт — «склонение, вербовка или иное вовлечение» в их организацию. Максимальное наказание по этой статье — лишение свободы на срок от пяти до десяти лет.

Уголовная ответственность с 14 лет

Для некоторых преступлений в России установлена уголовная ответственность с 14 лет. «Пакет Яровой» увеличивает список таких преступлений до 32 (раньше их было 22). Среди прочего, 14-летних будут судить за международный терроризм, участие в террористических сообществах, участие в массовых беспорядках. Кроме того, для них введена уголовная ответственность за недоносительство.

Международный терроризм

В Уголовный кодекс вводится статья о международном терроризме. По ней будут судить за совершение или угрозу совершения терактов за пределами России, в которых погибли или пострадали российские граждане. Эта статья предполагает в качестве максимального наказания пожизненное лишение свободы.

Проверка почтовых посылок

Согласно законопроекту, «Почта России» и частные почтовые компании должны проверять посылки, чтобы в них не было ничего запрещенного, например, оружия, наркотиков или денег. Ответственность за это возложена именно на почтовых операторов.

Что не вошло в «пакет Яровой»?

Лишение людей гражданства. Перед вторым чтением депутаты отказались от предложения лишать гражданства людей, совершивших теракты или преступления экстремистской направленности, а также тех, кто сотрудничает с международными организациями.

Ограничения на выезд из страны. В первой версии законопроекта предлагалось запретить покидать Россию людям, получившим предупреждение о недопустимости совершения противоправных действий — то есть в досудебном порядке. Ко второму чтению депутаты изменили эту поправку: они предлагали запретить выезд из России людям с непогашенной или неснятой судимостью по некоторым статьям (например, осужденным за терроризм и экстремизм). В итоге парламентарии решили вообще отказаться от этой нормы.

Почему эти поправки появились в документе после первого чтения и исчезли накануне второго, неизвестно.
https://meduza.io/feature/2016/06/24/paket-yarovoy-prinyat-i-eto-ochen-ploho?utm_source=website&utm_medium=push&utm_campaign=breaking

«Пакет Яровой» убивает интернет-компании и покушается на частную жизнь. И вот почему

Meduza
15:17, 24 июня 2016

Дата-центр Mail.ru

Фото: Денис Абрамов / Ведомости / fotoimedia

Госдума приняла так называемый «антитеррористический пакет», существенная часть которого посвящена интернету. Согласно документу, операторы связи и «организаторы распространения информации» должны в течение полугода хранить вообще всю переданную информацию, то есть и записи телефонных звонков, и содержание смс-сообщений. В течение трех лет они также обязаны хранить сведения о переданных данных. Наконец, компании должны помочь ФСБ расшифровать весь трафик. Против нового закона выступили крупнейшие российские интернет-компании — Mail.ru и «Яндекс», — а также профильные ассоциации РАЭК и РОЦИТ и даже рабочая группа «Связь и ИТ» при правительстве России. «Медуза» рассказывает, почему этот закон не просто невыполним, но и наносит удар как по простым пользователям интернета, так и по интернет-компаниям.

Дорого

Закон предписывает операторам связи и «организаторам распространения информации» (ими могут быть признаны любые сайты; реестр ведет Роскомнадзор) хранить все данные, переданные пользователями. Это гигантский объем данных: все производители мира должны работать только на Россию в течение семи лет, чтобы создать столько инфраструктуры для хранения и обработки такого объема информации.

Есть и другая проблема: в центральной части России просто нет достаточного количества электроэнергии для питания дата-центров, которые еще даже не построены. При этом в России такие системы не производятся, то есть деньги на их закупку пойдут за рубеж.

Экспертная оценка затрат на постройку инфраструктуры — более чем пять триллионов рублей. Для сравнения, доходы федерального бюджета России в 2015 году составили 13,7 триллиона рублей. В законе говорится, что для внедрения закона не потребуется государственных денег, но это не так: ведомствам придется закупать как минимум кабели для передачи данных (поскольку кабели, которые есть сейчас, не справятся с тем объемом информации, что предлагается хранить законом).

Кроме того, государство рискует потерять доходы, которые оно получает с интернет-компаний. Сейчас они платят налог на прибыль, но с внедрением закона могут стать убыточными, поскольку им придется тратить десятки и сотни миллиардов рублей на закупку оборудования. 



Дата-центр «Яндекса»
Фото: «Яндекс»

Глупо

Новый закон предписывает всем «организаторам распространения информации», которые используют «дополнительное кодирование» электронных сообщений, предоставлять в ФСБ информацию, позволяющую «декодировать» все, что потребуется. Нужно понимать, что кодируется вообще вся информация в интернете. Любой текст, любая картинка, переданная по электронной почте, кодируется по стандарту MIME. Нужно ли предоставлять ФСБ информацию о принципах его работы?

Если говорить о шифровании, сейчас в интернете почти половина трафика зашифрована, и этот объем растет. Причем в большинстве случаев «организаторы распространения информации» не имеют ключей для расшифровки — так обеспечивается приватность в интернете. К примеру, при использовании протокола HTTPS ключи шифрования хранить нельзя технически. Этот протокол используется на огромном количестве сайтов, в том числе на «Госуслугах», то есть закон блокирует работу ресурса для взаимодействия россиян и государства.

Как быть с финансовыми системами, тоже неясно. Система обмена транзакциями SWIFT не использует российские алгоритмы шифрования, но с ней работают почти все банки мира, в том числе российские. Платежные системы обязаны соблюдать стандарт PCI DSS — он не предусматривает раскрытия ключей шифрования, как того требует закон.

Для исполнения закона придется придумать новые методы шифрования, которые должны при этом каким-то образом работать с существующими, потому что иностранные компании не станут поддерживать эти технологии. Впрочем, в любом случае их еще нет. Но даже если удастся создать некий центр хранения всех ключей шифрования, это сделает всю систему уязвимой, поскольку она станет желанной целью для хакеров — ведь с помощью этих ключей гипотетически можно расшифровать любое российское сообщение.

Новый закон также нарушает право граждан России на тайну переписки, гарантированную Конституцией. Это право может быть нарушено только по решению суда, однако «пакет Яровой» требует, чтобы правоохранительные органы имели доступ ко всем данным без санкции суда. Сейчас большинство мессенджеров использует шифрование, и это важное конкурентное преимущество, поскольку пользователи заинтересованы в сохранности своей переписки. Новый закон лишит любой российский продукт конкурентоспособности. Что будут делать в этой ситуации зарубежные компании, неясно. Они могут просто уйти с российского рынка.

Текст основан на заявлениях «Яндекса», Mail.ru (они считаются «операторами распространения информации»), Российской ассоциации электронных коммуникаций и Регионального общественного центра интернет-технологий (позиционирующих себя как связующее звено между интернетом и государством), а также рабочей группы «Связь и ИТ» при правительстве России.
https://meduza.io/feature/2016/06/24/paket-yarovoy-ubivaet-internet-kompanii-i-pokushaetsya-na-chastnuyu-zhizn-i-vot-pochemu


"Пакет Яровой" как шесть ударов по интернет-отрасли, вред для экономики и граждан России

Закон Яровой: шесть ударов по интернет-отрасли


                    Владимир Габриелян,
вице-президент и технический директор Mail.Ru Group




                                                                           Поправки в антитеррористический закон, внесенные группой депутатов во главе с Ириной Яровой, в сегодняшнем виде отчасти нереализуемы, а отчасти губительны для интернет-отрасли. Вот шесть основных причин

Непомерная дороговизна — для компаний, для государства и для граждан

Реализация требований, перечисленных в законопроекте (даже в его последней, более мягкой редакции), поставит отрасль на грань выживания. По подсчетам независимых экспертов, расходы операторов связи только на внедрение системы составят 3,9 трлн руб.: это стоимость оборудования, которое потребуется докупить, чтобы хранить данные в течение шести месяцев. Расходы организаторов распространения информации в интернете — или, говоря проще, интернет-компаний — составят примерно столько же. Таким образом, суммарные затраты могут превысить 5 трлн руб. — для отрасли это непосильное бремя.

Госбюджет тоже недосчитается денег. На данный момент в законопроекте указано, что его реализация ничего не будет стоить государству, но в действительности это не так. Сегодня большинство интернет-компаний и операторов являются прибыльными и, соответственно, платят налоги на прибыль. Если закон примут, государство автоматически лишится этих поступлений в бюджет.

Что касается конечных потребителей, то для них вырастут цены на услуги как телефонной, так и интернет-связи.

Невозможность реализации

Законопроект подразумевает, что компании должны начать хранить у себя огромные объемы информации. Размеры хранилищ, которые для этого потребуются, беспрецедентны: все заводы в мире, производящие системы хранения данных, несколько лет подряд должны будут работать исключительно на Россию.

Для установки систем хранения потребуются новые дата-центры. Их в необходимом количестве в России тоже нет: их численность придется увеличить вдвое. Срок строительства дата-центра — три-четыре года. Работа новых дата-центров потребует дополнительных затрат электроэнергии: более полугигаватта дополнительно — примерно столько вырабатывает блок АЭС. В европейской части России этой электроэнергии просто нет. Свободные генерирующие мощности есть в восточной части страны, и логично размещать центры хранения данных ближе к генерации, однако при этом для доставки данных необходимо будет проложить новые каналы связи — по сути, увеличив их количество вдвое.

Надо понимать, что сети операторов связи и интернет-компаний не подразумевают наличия единой точки, в которой обрабатывается вся информация. Как правило, точек входа и выхода информации очень много. На каждой такой точке придется установить съемник информации, который будет записывать ее и отправлять в место хранения. Это дополнительно усложнит инфраструктуру. При этом у операторов фиксированной связи существуют аналоговые линии, оцифровка и запись звонков по которым является достаточно нетривиальной задачей.

Согласно последней редакции закона, организаторы распространения информации (то есть интернет-компании) также обязаны передавать ключи, которыми шифруется трафик, в органы, обеспечивающие безопасность страны. Однако все современные методы шифрованного общения подразумевают хранение данных ключей у участников разговора или переписки. Таким образом, компании обязаны отдавать то, чего у них нет.

Огромные инвестиции в экономику. Не в российскую

Как уже говорилось выше, для реализации законопроекта необходима массовая закупка систем хранения на сумму, которая, по оценкам независимых экспертов, составляет более 5 трлн руб. Заказ такого объема загрузит все мощности производителей систем хранения данных на несколько лет вперед. При этом в России нет ни одного производителя таких систем. Соответственно, принятие закона ведет к тому, что российское государство силами бизнеса проспонсирует западные компании и триллионы рублей уйдут прямиком за рубеж.

Понижение конкурентоспособности российских интернет-компаний

Россия — одна из немногих стран в мире, где в национальном сегменте интернета лидируют национальные же компании. Это уникальный феномен, таких стран во всем мире почти нет. Поскольку российский рынок заведомо меньше, чем мировой, отечественным компаниям намного сложнее конкурировать с глобальными игроками в этой области, чем глобальному игроку реинвестировать свою выручку со всего мира в одну конкретную страну. При этом закон ставит российских игроков в заведомо проигрышные условия по сравнению с мировыми: понятно, что глобальные интернет-компании не будут хранить на территории России данные просто потому, что они не присутствуют здесь физически. Получается интересный кейс, когда, например, российский сервис по сравнению с нероссийским сопоставимого уровня будет, во-первых, убыточным, во-вторых, менее интересным для пользователей с точки зрения безопасности.

Утечки данных от мелких операторов

Подробная информация о том, что пользователь делал в интернете, с кем он говорил, записи всех телефонных переговоров — это огромное поле для злоупотреблений и просто подарок для киберпреступников. Чтобы на должном уровне обеспечить безопасность такого массива данных, нужны ресурсы, которые есть лишь у крупных игроков. Более мелкие компании просто не могут себе такого позволить. В результате новый закон может очень быстро привести к ситуации, когда за небольшую сумму можно будет купить записи телефонных разговоров абонентов мелких операторов связи. По сравнению с этим все прежние скандалы, связанные с утечками данных, просто померкнут.

Бесполезность с точки зрения борьбы с терроризмом

На данный момент 40% трафика в интернете зашифровано. Хранить эти 40% трафика бесполезно, потому что расшифровать его невозможно. Даже если российские компании будут вынуждены попытаться передать ключи (которых у них нет), проблему терроризма это не решит. Если злоумышленники будут знать, что все их разговоры записываются и сохраняются, они просто не будут пользоваться российскими сервисами.

Кроме того, никто не мешает субъекту использовать дополнительные системы шифрования данных, которые предоставляют некрупные компании. Есть огромное количество ПО, которое позволяет зашифровать сообщение, и только другой обладатель ключа сможет его расшифровать. Нет никакого единого хранилища ключей, которое позволит расшифровать всю информацию. Таким образом, получается, что законопроект не только вреден с точки зрения финансов, но еще и бесполезен с точки зрения борьбы с терроризмом.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/opinions/business/23/06/2016/576be9c99a79470862790d2d