June 22nd, 2016

Всё, что Вы хотели знать про законопроект Яровой-Оруэлла и забыли спросить.

В пятницу Дума рассмотрит два самых жестких законопроекта за много лет «Медуза» объясняет, что такое «пакет Яровой» и чем он грозит российскому обществу

Meduza
17:10, 22 июня 2016

Фото: Григорий Сысоев / Sputnik / Scanpix / LETA

24 июня 2016 года Госдума, скорее всего, примет во втором и третьем чтениях «антитеррористический» пакет, внесенный депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым (широко известный как «пакет Яровой»). Он содержит поправки в десятки законов, которые расширяют полномочия государства, ужесточают контроль над жителями страны и ограничивают права, гарантированные гражданам Конституцией. Если закон примут, в чем нет больших сомнений, у властей появится возможность лишать россиян гражданства, не выпускать из страны осужденных за «неправильные» перепосты, получить доступ ко всем телефонным разговорам и электронной переписке граждан. Большинство поправок вступят в силу уже 20 июля. «Медуза» рассказывает о самых важных пунктах «пакета Яровой».

Власти смогут лишать людей гражданства — в том числе за работу в международных организациях

В Конституции говорится: «Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его». Но если законопроект Ирины Яровой примут, власти смогут лишать гражданства людей, у которых есть гражданство другой страны или гарантия, что они его получат.

Законопроект Ирины Яровой предлагает лишать гражданства за некоторые преступления террористической и экстремистской направленности. В списке этих преступлений есть, например, известная 282-я статья («возбуждение ненависти и вражды») — одна из тех, по которым можно сесть за перепост картинки в социальной сети. Другой пример из списка: статья 280.1 — призывы к сепаратизму. Осужденный по одной из перечисленных статей лишается гражданства в день вступления приговора в законную силу. Но только в том случае, если у него есть гражданство другой страны или гарантия его получения.

Гражданства лишат и тех людей с двойным гражданством, которые пойдут служить в иностранную армию, правоохранительные или судебные органы. Или будут — без согласования с российскими властями — участвовать в работе международных организаций, в которых Россия (как государство) не представлено. Людей из обеих этих категорий лишат гражданства в день поступления на работу. Как именно будет работать эта норма, неизвестно. Что в данном контексте означает «международная организация» и станут ли лишать гражданства тех, кто работал в них до принятия нового закона, тоже не вполне ясно.

Прямой конституционный запрет на лишение россиян гражданства обходится авторами «пакета Яровой» довольно просто. Конституция позволяет «добровольный выход из гражданства России». Работу в международных организациях или иностранных государственных органах предлагается считать именно «добровольным волеизъявлением лица, выраженного в форме совершения действий».

При этом депутаты намеренно или случайно сняли одно из ограничений для тех, кто решил выйти из гражданства России по-настоящему добровольно — по письменному заявлению. Раньше, если у человека не было иного гражданства или гарантии его получения, ему не позволяли отказаться от российского паспорта; теперь такого ограничения нет.

За недоносительство тоже будут лишать гражданства. И сажать в тюрьму. Это новая статья Уголовного кодекса

Новая статья УК (205.6) называется «несообщение о преступлении». По ней будут привлекать к ответственности тех, кто не сообщил правоохранительным органам «о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило» преступления некоторых категорий. Законопроект Яровой вводит список из полутора десятков преступлений, о подготовке которых теперь необходимо донести, чтобы самому не оказаться на скамье подсудимых: от международного терроризма до вооруженного мятежа, направленного против территориальной целостности России. Максимальное наказание за недоносительство — лишение свободы на срок до одного года. Кроме того, недоносительство входит в список преступлений, за которые депутаты предлагают лишать гражданства. То есть «формой совершения действия» будет считаться бездействие — несообщение.

От ответственности по статье освобождаются люди, которые не стали сообщать о подготовке и совершении преступления их супругом или близким родственником, — в этом Конституция соблюдена.

Вводят еще одну статью, по которой можно сажать за посты в соцсетях

Законопроект усиливает ответственность за призывы к террористической деятельности и оправдание терроризма в интернете. Теперь они будут приравнены к таким призывам в средствах массовой информации; за счет этого наказание за призывы к терроризму в интернете ужесточится. Максимальное — семь лет лишения свободы с дальнейшим запретом занимать некоторые должности на срок до пяти лет (раньше публичные призывы грозили лишением свободы на срок до пяти лет без дальнейших ограничений). И лишение гражданства.

В документе уточняется, что к оправданию терроризма будут относить «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

За перепост можно не просто сесть, но и стать невыездным

Власти вводят новую категорию невыездных. Права покидать Россию лишатся люди с непогашенной или неснятой судимостью за некоторые виды преступлений. Часть этих статей названа напрямую — по номерам. В основном они касаются преступлений, связанных с терроризмом: теракт, захват заложников и прочие. В этом же списке «насильственный захват или удержание власти», «посягательство на жизнь государственного деятеля», «вооруженный мятеж». В ту же поправку включены все статьи «экстремистской направленности» — это большой список статей, в том числе и те, по которым людей судят за посты в социальных сетях (например, «призывы к экстремистской деятельности»).

Срок запрета на выезд может исчисляться годами. После того как человек отбыл наказание, еще некоторое время его судимость считается непогашенной — например, для статьи о «возбуждении ненависти или вражды» (282 УК РФ) этот срок составляет три года. Иногда судимость могут снять и раньше срока — за примерное поведение, по амнистии или по помилованию. По нынешнему законодательству люди могут выезжать за границу до погашения судимости — сразу после исполнения наказания (например, освободившись из тюрьмы).





Операторы будут хранить месяцами записи телефонных звонков и всю переписку пользователей. Сотрудники силовых ведомств смогут изучать эти данные


Операторов связи и «организаторов распространения информации» в интернете обяжут хранить на территории России записи звонков («голосовую информацию»), переписку, изображения, звуки, видео- и другие сообщения пользователей. Срок хранения — до шести месяцев с момента передачи, приема и (или) обработки. В реестр «организаторов распространения» может попасть владелец любого ресурса, где можно обмениваться электронными сообщениями; в него входят даже некоторые популярные блогеры.

Информацию о факте приема или передачи сообщения или звонков (то есть не содержание, к примеру, переписки, а только сведения о том, что она состоялась) операторы должны будут хранить в течение трех лет. Все эти данные надо будет передавать в правоохранительные органы, если они понадобятся для оперативной работы. Если законопроект примут, документ вступит в силу с 1 июля 2018 года.

Зашифрованную переписку тоже прочтут. Или заставят всех отказаться от шифрования

Депутаты предлагают простую схему борьбы с шифрованием трафика: обязать «организаторов распространения информации», которые используют «дополнительное кодирование» электронных сообщений, предоставлять в ФСБ информацию, позволяющую «декодировать» все, что потребуется. За отказ — штраф: для юридических лиц — от 800 тысяч до миллиона рублей. Поправки сформулированы так, что не вполне ясно, о каком кодировании речь — о шифровании в мессенджерах или о любом сайте с шифрующим протоколом HTTPS.

Одновременно законопроект вводит в Административный кодекс ответственность за использование «несертифицированных средств кодирования (шифрования) при передаче сообщений в информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“». Для юридических лиц — штраф от 30 до 40 тысяч рублей с конфискацией нелегального средства.

Проповедовать теперь смогут только специальные люди в специально отведенных местах. Некоторые идеи проповедовать запретят.

Власти хотят жестче регулировать религиозную сферу. В статье о свободе совести и вероисповеданий появится определение понятия «миссионерская деятельность». Ей депутаты считают более или менее любую религиозную практику вне специальных заведений, кладбищ, мест почитания, религиозных школ — богослужения, церемонии, распространение литературы и других материалов, чтение проповедей. «Распространение веры и религиозных убеждений» через СМИ и в интернете тоже считается миссионерством.

Если «пакет Яровой» примут, миссионерской деятельностью смогут заниматься только представители зарегистрированных организаций и групп — или люди, которые заключили с ними официальный договор. Каждый миссионер должен иметь при себе документы с определенной информацией, подтверждающие его принадлежность к той или иной организации или группе. Любую миссионерскую деятельность в жилых помещениях, кроме богослужений, церемоний и обрядов, хотят запретить. Иностранные миссионеры смогут работать только в тех субъектах, где зарегистрирована пригласившая их организация.

Власти хотят законодательно запретить распространение некоторых идей — например, тех, которые призывают к экстремизму, заставляют людей отказываться от медицинской помощи, отдавать свое имущество религиозной организации и прочих. За нарушения предусмотрены административные штрафы — в том числе крупные, до миллиона рублей.

В правозащитном центре «Сова» считают, что поправки о миссионерстве угрожают не только незарегистрированным религиозным группам, но и тем, у кого есть регистрация, — протестантам и новым религиозным движениям христианского толка. С трудностями могут столкнуться даже православные миссионеры.

За некоторые преступления наказания будут куда более жесткими

Законопроект предлагает сильно ужесточить наказания за некоторые преступления, причем большая часть изменений касается статей «экстремистской направленности». Сейчас по этим статьям существует несколько видов наказаний: штраф, принудительные работы, запрет занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а также лишение свободы. Ужесточили все формы наказания — и особенно те, что связаны с лишением свободы. Поправки Яровой либо сдвигают в большую сторону минимальный и максимальный сроки заключения, либо вводят нижний порог наказания там, где его раньше не было.

Например, по существующему закону, если человека осудили по одной из частей 282-й статьи («возбуждение ненависти и вражды»), которые не связаны с применением насилия, его могут посадить максимум на четыре года, а нижнего порога вообще нет. Теперь депутаты предлагают ввести нижний порог в два года, а верхний поднять до пяти лет.

Другой пример — усиление наказания по еще одной статье, связанной с экстремизмом, — «Организация экстремистского сообщества» (282.1). За участие в таких сообществах будут лишать свободы на срок от двух до шести лет (раньше максимальный срок по этой статье составлял четыре года, а нижний порог не был установлен), за организацию сообществ будут наказывать сроком от шести до десяти лет (было от двух до восьми). Кроме того, депутаты усилили наказание по статьям «Организация деятельности экстремистской организации» (282.2; было от двух до восьми лет, теперь — от шести до десяти), «Финансирование экстремистской деятельности» (282.3; было до трех лет, теперь — от трех до восьми).

Поправки Яровой увеличивают и наказание за организацию незаконного вооруженного формирования: теперь оно составит от 10 до 20 лет (раньше было от 8 до 15). Еще один пример ужесточения наказаний — поправка к статье Уголовного кодекса об организации незаконной миграции. Она отменяет все виды наказания, кроме лишения свободы (при этом срок лишения свободы остается тем же — до пяти лет). Это значит, что суды больше не смогут приговаривать осужденных к штрафам или принудительным работам.





Теперь можно сесть за «вовлечение в организацию массовых беспорядков»


В предыдущей редакции Уголовного кодекса была учтена ответственность за организацию, участие, призывы к массовым беспорядкам, а также за прохождение обучения для участия в них. Теперь статья дополнится еще одной частью: в России будут судить еще и за «склонение, вербовку или иное вовлечение» в организацию массовых беспорядков. Максимальное наказание по этой статье — лишение свободы на срок от пяти до десяти лет.

Вводят статью о международном терроризме

В Уголовном кодексе появится новая статья — «Акт международного терроризма». По ней будут судить тех, кого обвинят в совершении теракта за пределами России, в результате которого погибли или пострадали российские граждане, а также тех, кто финансирует подготовку терактов. В качестве наказания статья допускает пожизненный срок лишения свободы.

Сотрудников почты заставят проверять посылки

Законопроект предлагает внести поправку, которая обяжет «операторов почтовой связи» («Почту России» и частные почтовые компании) следить за тем, чтобы в посылках не было ничего запрещенного. В список запрещенного для пересылки входят: деньги, оружие, наркотики, яды, скоропортящиеся продукты и вещества, которые могут навредить сотрудникам почты или повредить другие посылки. Проверять посылки предлагается с помощью рентгена, металлоискателей и других подобных устройств. В существующем законе прописано, что сотрудники могут задерживать и даже уничтожать посылки с запрещенными предметами.

Станет больше уголовных статей, по которым можно судить с 14 лет

Новый закон сильно расширяет список статей, по которым можно судить подростков, достигших 14-летнего возраста. Раньше таких составов было 22, теперь их стало на десять больше. С 14-летнего возраста теперь можно судить за международный терроризм; за участие в террористических сообществах, террористических организациях и незаконных вооруженных формированиях; за прохождение обучения терроризму; за участие в массовых беспорядках; за посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля и за нападения на лица и учреждения, которые пользуются международной защитой, а также за угон самолета, поезда или водного транспорта.

Кроме того, «антитеррористический пакет» вводит ответственность для 14-летних за несообщение о преступлении. В списке уголовных статей, за которые можно судить несовершеннолетних, «недоносительство» — единственное деяние, которое не связано с насилием и угрозой общественному порядку в той или иной форме.

https://meduza.io/feature/2016/06/22/v-pyatnitsu-duma-rassmotrit-dva-samyh-zhestkih-zakonoproekta-za-mnogo-let

Эксперты центра "Сова" о неоправданных ограничениях на миссионерство в законопроекте Яровой-Озерова

"Поводы для очередных гонений на религиозные меньшинства расширяются" - Андрей Себенцов о возможном запрете миссионерства

Сегодня в 13:05 / Светлана Солодовник

Мы публикуем комментарий Андрея Себенцова, специалиста в области конституционного права, посвященный законопроекту Озерова – Яровой, касающимся в том числе миссионерской деятельности.

Проект из тех, которые не поддаются критике с позиций здравомыслия, так как имеют с ними слишком мало общего. Конституционное право каждого на поиск и распространение информации, право каждого иметь и распространять религиозные и иные убеждения (статьи 28-30 Конституции РФ), право на объединение для авторов не существуют. Статью 55 (ч. 2), запрещающую принятие законов, которые отменяют или умаляют права человека, они равнодушно презирают.

Возможный здравый подход к защите от экстремизма под видом миссионерства должен строго держаться статьи 55 (ч. 3) и статьи 29 (ч. 2) Конституции РФ, причем понятие «экстремизм» было бы необходимо избавить от сегодняшней расплывчатости. Что вряд ли реально.

Совершенно диким представляется запрет миссионерской деятельности в жилых помещениях — и так действующая редакция закона крайне дискриминационна для религиозных групп, оставив им жилище, по сути, как единственное место для свободной деятельности.

Законодателю неплохо бы поднять Постановление Конституционного суда РФ от 30 октября 2003 года, в котором сказано, что он «не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания». Публичные интересы, перечисленные в ч. 3 ст. 55 Конституции могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей. В Постановлении содержатся и другие границы допустимого регулирования, за которые этот проект явно выходит.

Представляется, что реальная опасность от пропаганды экстремизма в формах исламского миссионерства законопроектом не устраняется, а поводы для очередных гонений на религиозные меньшинства расширяются самым серьезным образом.

Добавлю, что и определение миссионерства неудачно. Это вопрос, для разумного решения которого необходимо привлечение к обсуждению и получение согласия религиозных организаций. Это вытекает из здравого подхода к законотворческой деятельности, которая не должна порождать бессмысленные конфликты, и предусмотрено ст. 8 п. 7 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» («Органы государственной власти при рассмотрении вопросов, затрагивающих деятельность религиозных организаций <…> предоставляют соответствующим религиозным организациям возможность участия в рассмотрении указанных вопросов»).

http://www.sova-center.ru/religion/publications/2016/06/d34845/

Михаил Жеребятьев – о поправках, ограничивающих миссионерскую деятельностьРепубликация

Вчера в 16:11
Религиовед, кандидат философских наук, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Михаил Жеребятьев прокомментировал для Центра «Сова» касающиеся миссионерской деятельности поправки, предусмотренные законопроектом депутатов Виктора Озерова и Ирины Яровой об усилении антитеррористических мер.


Инициатива депутатов Госдумы Яровой и Озерова, связанная с регулированием миссионерства, а по сути его запрета, грозит обрушением всей конструкции собственно гражданского отечественного законодательства о религии. С помощью запредельных регуляционно-миссионерских поправок оно автоматически переводится в разновидность профильных силовых (антиэкстремистских) законов. Подправленный в самых спорных своих фрагментах Верховным и Конституционным судами закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 г. показал завидный пример долголетия. Основная его концепция, несмотря на последовавшие изменения, связанные с появлением блока антитеррористического и анатиэкстремистского законодательства, остается неизменной: около трех четвертей его текста так или иначе относится к вопросам получения и утраты прав юридического лица. Продолжительное время закон о свободе совести устраивал как основных участников религиозного процесса, так и государство: все заинтересованные стороны остерегались подвижек, связанных с регулированием этой деликатной сферы.

В случае вступления в силу поправок Яровой-Озерова регистрация перестанет быть добровольной процедурой с целью получения статуса юридического лица (а это краеугольный камень в концепции пока ещё действующего закона!) и превратится в обязанность верующих. Без регистрационных документов верующим невозможно будет уже шагу ступить, не оказавшись среди нарушителей закона. Создается такое впечатление, что предлагаемые антимиссионерские меры вообще никак не согласовывались с предыдущими дополнениями в закон, все-таки разрешающими религиозные собрания на квартирах верующих. В версии же антимиссионерских поправок таковые запрещаются, следуя предложенной формулировке миссионерства, ведь среди его признаков называется проведение богослужений. Хочется спросить, а если это большая семья, собравшаяся за обеденным столом, начинает трапезу с молитвы, стоит жаркое лето, окна открыты настежь, кто-то с улицы услышал и сообщил куда следует… Будет ли такая сугубо семейная молитва считаться миссионерством? Иными словами, у кого-то появится лишний соблазн свести счеты, осложнить жизнь добропорядочным гражданам.

Далее, какую юридическую силу для властей будет иметь справка, подтверждающая статус миссионера, которая была выдана религиозной организацией, а уж тем более группой? (В порядке информации: в последние годы даже ряд епархий РПЦ МП ограничили прирост числа юрлиц из-за связанных с законодательными нововведениями неимоверных сложностей по их обслуживанию).

В практическом применении положение антимиссионерских поправок о справках миссионеров выходит за рамки трактовки светского государства Конституцией РФ в части неисполнения религиозными организациями функций государственных и муниципальных органов власти. А именно так будет стоять вопрос, поскольку одним в правоохранительных органах доверяют на 100 % (значит, по факту, приравнивают их документы к государственным), относительно других имеют большие сомнения, третьих вовсе не признают. К тому же не стоит забывать и о неприравниваемых к дипломам государственных вузов документах конфессиональных учебных заведений. Явление, со всей очевидностью относящееся к тому же смысловому ряду, что и предлагаемое новшество - «справка миссионера».

К тому же еще живы в памяти народной истории вольного обращения со справками о регистрации у внутренних мигрантов и иностранцев-гастарбайтеров, когда постовые просто уничтожали их на глазах изумленных людей, заявляя о поддельности бланков (а зачем вы их тогда уничтожаете, если это вещдоки, которые будут иметь вес в судах?). Нетрудно представить в какой кошмар обернется начинание со справками миссионеров…

Еще в антимиссионерских поправках перечисляются практики, которые в массовом сознании воспринимаются как «духовные целительство». Оно совершенно не обязательно связано с религией вообще и традициями конкретных вероисповеданий, в частности. Скорее наоборот, большинство религиозных течений либо дистанцируются от него, либо стремятся поставить под контроль. Но в соответствии с антимисситнерскими поправками весь массив «духовного целительства» (это понятие легко распространить на всю «нетрадиционную медицину») будет фактически отнесен к религиозных практикам, что логично потребует «осовременить» закон «О свободе совести…» в очередной раз. В антимиссионерских поправках пока дается перечисление с использованием максимально широких формулировок признаков последствий применения духовных практик: «посягательство на личность, права и свободы граждан, нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью». Совершенно конкретно поименована лишь техника гипноза.

С учетом обсуждаемой титульной церковью страны «угрозой» неоязычества, велика вероятность того, что следующим шагом законодательного регулирования уже станет тотальная регистрация всех «духовных практик». С таким предложением еще в середине 1990-х гг. до принятия федерального закона 1997 г. выступала Воронежская епархия РПЦ, мотивируя такие действия необходимость объяснить людям «ху из ху». Причем настаивала на признании общественных структур организациями, ведущими религиозную деятельность. 20 последующих лет подготовили юридическую базу для принятия такого решения.

В нынешней истории с антимиссионерскими поправками РПЦ МП хранит гробовое молчание: ни «да», ни «нет». То ли так увлеклись соборными делами, то ли вообще уже депутаты перестали спрашивать?

http://www.sova-center.ru/religion/publications/2016/06/d34837/

Между прочим, неоправданные ограничения на миссионерскую деятельность этого законопроекта прямо касаются Русской Православной Церкви, а не только представителей религиозных меньшинств, всех конфессий это касается. Между тем, представители РПЦ молчат, что странно, по крайней мере.  

Ловкость рук - и никакого гражданства.

22 июня 2016, 19:28

Нарушил? Сдавай паспорт!

Депутаты восстанавливают в России советский институт лишения гражданства, но делают это хитрее, чтобы обойти Конституцию.


Поправки Яровой-Озерова на глазах превращаются в одну из наиболее репрессивных законодательных инициатив последних лет.


Ко второму чтению пакет так называемых «антитеррористических поправок», главными авторами которых формально выступают депутат Госдумы Ирина Яровая и член Совета Федерации Виктор Озеров, на глазах превращается в одну из наиболее репрессивных законодательных инициатив последних лет. При этом принять его во втором и окончательном, третьем, чтении депутаты нынешнего созыва намерены уже 24 июня – в свой последний рабочий день перед выборами. Из этого уже понятно, что кнопки они нажмут фактически без обсуждения, поскольку в этот день повестке дня палаты будут еще десятки других пунктов.

Нехваткой времени, в итоге, и будет оправдано отсутствие дискуссии по изменениям в законодательство, которые, по мнению многих комментаторов, прямо противоречат Конституции страны.



Три основных блока поправок, которые вызывают вопросы, касаются миссионерской деятельности, хранения операторами связи информации и доступа спецслужб к любым сведениям, передаваемым в России через Интернет, а также де-факто лишения россиян гражданства, причем вне зависимости от того, получили они его от рождения или приобрели уже в сознательном возрасте.

Миссионерствовать строжайше запрещается без массы разрешительных бумажек, особенно – гражданам других государств. Поправки имеют настолько общее содержание, что, в теории, к уголовной ответственности можно привлечь даже бабушку, которая не в храме, а на входе в него, вне церковной территории, объяснит молодой девушке, что ей надо надеть на голову платочек.

Операторов связи обяжут хранить информацию о соединениях всех пользователей в течение трех лет, а сами сообщения – в течение шести месяцев. Более того, ко второму чтению появилось и требование о расшифровке сообщений (предоставлении кода) по первому требованию спецслужб. Действие закона распространяется на «организаторов распространения информации», которые, под угрозой штрафа до одного миллиона рублей, должны будут предоставлять уполномоченным органам возможность «декодировать» любые сообщения.

Изначально авторы документа, консультанты которых трудятся, по мнению представителей некоторых некоммерческих организаций, на Лубянке, вызвали скандал тем, что предложили запретить выезд из России на пять лет тем, кто получил так называемое предостережение от ФСБ «о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений террористической направленности, развязывания войны и геноцида». Эта бумага раньше никакой реальной юридической силы не имела и никаких последствий ее получение не влекло.

Неудивительно, что столь сомнительное с правовой точки зрения предложение вызвало громкий скандал. Однако авторы законопроекта как будто специально готовились к этому. Они с легкостью отказались от внесудебного ограничения выезда из страны, заменив его на такое новшество, как вольная трактовка понятия «добровольный отказ от гражданства». В итоге пресса, юристы и представители НКО всерьез заговорили о восстановлении советской практики принудительного лишения гражданства.

О чем идет речь? В соответствии с поправками Яровой-Озерова, утратить гражданство Российской Федерации станет возможно либо на основании добровольного письменного волеизъявлении, либо в результате весьма туманно описанных законодателями действий. Основания для добровольного отказа от гражданства при этом ужесточаются, потому что человека не лишат российского гражданства, как бы он о том ни просил, до тех пор, пока он не исполнит все свои обязательства перед Родиной. Какие – не сказано, так что неясно, идет ли речь о службе в армии, уплате налогов, алиментах, истечении срока подписки о неразглашении секретных сведений или просто неоплаченном штрафе за проезд в трамвае.

Что касается действий, которые законодатели предлагают приравнять к добровольному отказу от гражданства, то их несколько. Во-первых, речь идет о службе в армии, спецслужбах и даже работе в суде другого государства.

«Лицо считается добровольно вышедшим из гражданства (утратившем гражданство) РФ» вследствие «поступления на военную службу, службу (работу) в органах безопасности, в правоохранительных органах, в том числе судах, иностранного государства — со дня вступления на такую службу (работу)», - говорится в проекте закона, который будет принят 24 июня.

Следующий пункт – лишение гражданства за нарушение российского законодательства, что полностью дублирует советскую практику. В добровольно-принудительном порядке лишаются гражданства лица, совершившие преступления, предусмотренные статьями 205−206, 208, 211, 277−282.3, 360 и 361 Уголовного кодекса РФ.

Правда, в пакете поправок предлагается дополнить закон нормой о том, что «выход из гражданства РФ в форме совершения действий не допускается, если гражданин РФ не имеет иного гражданства и гарантий его приобретения». Но тут надо понимать, что это норма ООН и не использовать ее формально российские власти, переходя к практике лишения гражданства, не могли.

Вопрос в том, насколько формально будет рассматриваться «гарантия приобретения» другого гражданства. Ведь речь может идти и простом убеждении российского чиновника или судьи в том, что это в теории возможно.

Последнее основание для лишения гражданства самое абсурдное. Добровольно вышедшими из российского гражданства будут считаться люди, работающие «без согласия полномочных органов» в России в международных организациях, в деятельности которых Россия не принимает участия. Таких людей предлагают лишать гражданства со дня поступления на работу. При этом не ясно, ни о каких организациях идет речь, ни какие органы будут компетентны принимать решения.

Речь может идти, например, как о сотрудниках международных негосударственных правозащитных организаций, так и, например, о российском секретаре какого-нибудь международного общества кактусоводов. Все они окажутся в равной мере виновны, так что им придется сдавать российские паспорта. А о новом пусть, скажем, хлопочет их организация - она же международная.

Что удивительно, авторов проекта закона ничуть не волнует, что их творчество прямо противоречит Конституции РФ, статья 6.3 которой прямо гласит: «Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его».

Так что кто знает, может быть, в России уже в будущем году появятся «неграждане», «лишенцы», вроде тех из-за которых Москва уже много лет критикует Латвию и Эстонию. И будут эти зловредные кактусоводы-вредители годами ждать, когда реализуется их «гарантированное» право на получение еще какого-нибудь гражданства.

Иван Преображенский
http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/06/22/1525556.html

Епископ пятидесятников Сергей Ряховский против антимиссионерских статей "закона Яровой-Озерова"

Епископ Сергей Ряховский: «Предложенные изменения в законодательство нарушают фундаментальные права граждан»

22.06.2016

Как известно, Депутатами Государственной Думы РФ И.А. Яровой, А.К. Пушковым, Н.В. Герасимовым и членом Совета Федерации РФ В.А. Озеровым на рассмотрение Государственной Думы РФ внесен законопроект № 1039149-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». В первом чтении законопроект  был рассмотрен и принят 20 июня этого года. Уже на 22 июня в Государственной Думе запланировано рассмотрение закона во втором чтении. Начальствующий епископ РОСХВЕ, Член Общественной палаты РФ, Член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, епископ Сергей Ряховский обратился к государственным и общественным деятелем РФ с просьбой не допустить скоропалительного принятия существенных изменений в один из важнейших законодательных актов страны.

Глава РОСХВЕ обращает внимание, что ко второму чтению проект претерпел существенные изменения и увеличился с 8 до 37 страниц, затрагивая больше десятка законов, далеко не все из которых относятся к профилю Комитета Государственной Думы РФ по безопасности и противодействию коррупции. Причем  главы профильных комитетов и эксперты при подготовке поправок к ним не привлекались. Так, вопросы, связанные с религией, не выносились на  обсуждение и согласование с Комитетом Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций.

          Епископ Сергей Ряховский особенно подчеркивает, что рассматриваемый законопроект противоречит интересам России, так  как  нарушает фундаментальные права ее граждан и не соответствует действующей Конституции Российской Федерации. В письмах приводится несколько вопиющих нарушений базовых прав и свобод, которым пытаются придать статус нового закона:

1. Предлагается дополнить Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ  «О свободе совести и о религиозных объединениях» главой III «Миссионерская деятельность», под которой  предполагается признать распространение веры и религиозных убеждений везде, кроме культовых зданий, а также через средства массовой информации и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет». То есть, например, безобидный разговор о традиции православного поста в кафе или в социальных сетях теперь формально будет считаться  «миссионерской  деятельностью».

          Статьей 24 п.2 регламентируется, что граждане вправе осуществлять миссионерскую деятельность (а по сути, распространять свою  веру и убеждения) только от имени религиозной группы или организации. А что с теми людьми, кто имеют какие-либо личные религиозные убеждения, но не принадлежат ни к какому религиозному объединению? А ведь таких в нашей стране миллионы. Им под угрозой крупного штрафа теперь запрещается говорить вслух или излагать письменно в публичном пространстве свои религиозные взгляды и размышления.

          Вышеуказанные нормы грубо противоречат статье 28 Конституции Российской Федерации и всей логике профильного 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», которыми гарантируются каждому свобода совести и свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения, и действовать в соответствии с ними. Кто и как  будет определять, в  какой  момент член религиозной организации действовал по заданию своей организации, а  где реализовывал свое собственное право на свободу вероисповедания? Таким образом, право граждан данным законопроектом связывается с деятельностью религиозной организации. Происходит попытка введения некоего религиозного «крепостного права». Может ли при этом  религиозная организация  отвечать за  все  действия  граждан, которые в той или иной мере связывают свою веру с верой, исповедуемой религиозной организацией? Очевидно, что нет. В уставе каждой религиозной организации говорится, что организация не отвечает по обязательствам своих членов, а  члены – по обязательствам организации. Даже Семейный кодекс Российской Федерации, предусматривающий особый статус супругов, все-таки проводит различие между гражданами, вступившими в брак, что нельзя сказать о предлагаемой  поправке.

          Столь стремительное принятие недоработанного, а по сути, вредительского закона, более чем удивительно, особенно учитывая то обстоятельство, что накануне Правительством Российской Федерации был рассмотрен аналогичный проект федерального закона № 1051971-6 «О внесении изменения в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», внесенный членом Совета Федерации РФ И.К. Чернышенко.

          Правительство РФ обоснованно дало отрицательный отзыв на вышеуказанную поправку и указало, что согласно статье 3 Закона "О свободе совести и религиозных объединениях" в Российской Федерации гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения, и действовать в соответствии с ними, в том числе создавая религиозные объединения. Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Таким образом, Правительство РФ отметило, что законодательством Российской Федерации в достаточной мере урегулирован вопрос деятельности религиозных объединений в сфере распространения веры.

          Кроме того, введение  понятие  «миссионерская  деятельность»  является,  по сути, избыточным и синонимичным, имеющемуся  в действующем законе понятию «распространение веры», а ряд предлагаемых запретов при осуществлении миссионерской деятельности дублируют положения пункта 2 статьи 14 Закона "О свободе совести и религиозных объединениях".

2. В указанном  законопроекте предполагается внести изменения  и в Жилищный кодекс Российской Федерации, а именно статью 22 дополнить частью 32 следующего содержания: «Перевод жилого помещения в нежилое помещение в целях осуществления религиозной деятельности не допускается». Изменения, в  данном  случае, касаются той  же статьи кодекса, что и «закон о хостелах», который уже прошел первое чтение в Государственной Думе РФ. Зачем такое  дублирование – непонятно. Кроме того, поправки не рассылались, как это требуется, за месяц в регионы (а ЖК, как  известно, относятся к предметам совместного ведения).

3. Предполагается внесение изменений в ст.5.26 «Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ, дополнив ее частями 3 – 5 следующего содержания:

«3. Осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой, - влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов

4. Осуществление миссионерской или проповеднической деятельности с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до одного миллиона рублей.

5. Нарушение, предусмотренное частью 4 настоящей статьи, совершенное иностранным гражданином или лицом без гражданства, - влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового».

          В данной  редакции заложена широкая трактовка предлагаемой нормы, что с  учетом низкого уровня подготовки сотрудников правоохранительных органов, особенно в сфере религиозного законодательства и государственно-конфессиональных отношений, будет неминуемой причиной злоупотреблений и ущемления прав верующих. Так, предлагаемая поправка не расшифровывает, каким образом и где именно религиозная организация обязана указывать свое официальное полное наименование. Например, при проведении богослужения в арендованном  помещении, должен ли это быть баннер на двери, или священники должны прикреплять соответствующие наклейки к облачениям во время совершения обряда, с указанием полного наименования своей местной религиозной организации (или может быть централизованной религиозной организации или и той, и другой)?

          Это лишь некоторые вопиющие нелепости предлагаемого ко второму чтению законопроекта, принятие  которого может стать трагической  ошибкой. Складывается впечатление, что накануне предстоящих осенних выборов кому-то выгодны дестабилизация общественно-политической ситуации, искусственное создание протестного электората, самого широкого недовольства граждан, так как изменения, предусмотренные внесенным законопроектом, затронут базовые  конституционные  права  и свободы  российских  граждан: миллионов христиан, мусульман, иудеев и представителей  других религий, фактически упраздняя одно из неотъемлемых прав  и свобод – свободу  вероисповедания. Как будто кто-то старательно готовит социальный  взрыв. Как известно, пренебрежение именно религиозным фактором и противопоставление интересов государства интересам верующих граждан привело к необратимым негативным последствиям для СССР.

Письма с обращением главы РОСХВЕ направлены Председателю Государственной Думы Сергею Нарышкину, Руководителю Администрации Президента РФ, Председателю Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ Сергею Иванову, а также Председателю Совета по правам человека при Президенте РФ Михаилу Федотову.

http://www.cef.ru/infoblock/news/read/article/1392763

Думцы против верующих. Факты и комментарии.

Нежелательные граждане. Депутаты предложили отделить верующих от общества и ограничить их права за пределами культовых зданий

Нежелательные граждане. Депутаты предложили отделить верующих от общества и ограничить их права за пределами культовых зданий
22 Июня 2016

Впервые за новейшую историю России депутаты решили поставить под сомнение конституционные основы государства, в частности, те права, которые имеют непосредственное действие - свободу совести и свободу распространения своих убеждений для каждого. Это право не требует никаких других добавлений или регламентаций, так как проповедь и высказывание своего мнения являются неотъемлемым правом каждого сознательного гражданина. Однако депутаты реанимировали все инструменты, которые использовались против верующих в Советском Союзе.

Под маской защиты от терроризма и защиты общественной безопасности целый ряд депутатов и один сенатор (И.А. Яровая, А.К. Пушков, Н.В. Герасимова; член Совета Федерации В.А. Озеров) решили в самый последний момент внести поправки о миссионерской деятельности в пакет законопроектов. Причем, эти поправки были внесены без согласования с профильным Комитетом Госдумы РФ по религиозным объединениям во главе с Ярославом Ниловым.

Отсутствие обсуждения законопроекта вместе с экспертами, юристами, религиозными лидерами, учеными, стало общим местом довольно давно. Последние годы и сам Комитет Госдумы РФ никакие законопроекты не обсуждает в широком составе. Проблема реакции религиозных объединений на инициативы депутатов – отдельная тема. Формально ни Комитет Госдумы РФ, ни Совет при президенте РФ даже не обсуждали такого рода драконовские поправки. В результате оказалось, что православные, католики, протестанты, мусульмане и буддисты не заняли или не захотели занимать никакой позиции даже по уже известным законопроектам.

Безусловно, своеобразной дымовой завесой стали законопроекты, внесенные в Госдуму в 2016 году – это проекты о регулировании миссионерской деятельности Архангельского собрания депутатов и сенатора И.К. Чернышенко. Законопроект архангельских депутатов был раскритикован Правовым управлением Госдумы РФ. И.о. замначальника Правового управления Т.А. Анчуткина. Отрицательный отзыв на законопроект Чернышенко был дан правительством РФ. Заместитель председателя правительства РФ С. Приходько. Вместе с тем, на проекты Яровой-Пушкова дал свое положительное заключение уже глава Правового управления Госдумы РФ Деменков М.В. Однако видимо в рамках антитеррористического пакета все изменения Конституции РФ и Закона о свободе совести показались депутатам естественными.

Начиная с 2006 года в недрах Минюста РФ разрабатывались законопроекты о регулировании миссионерской деятельности. Все они казались глупыми и бессмысленными, нарушающими элементарные нормы права. Однако реальностью оказался проект закона, который нарушает даже не общие нормы права (которые после законов об «иностранных агентах» были так скорректированы), а разрушает положения Конституции РФ.

Если посмотреть на текст законопроекта, то он направлен, во-первых, против граждан и гражданской активности в сфере религии, во-вторых, против всех верующих. Представители религиозных движений воспринимаются как потенциальные экстремисты, а поэтому им фактически должна быть, по духу проекта, запрещена публичная деятельность.

В рамках стереотипного мышления только иеговисты проповедуют по домам, а «опасных» иностранцев приглашают только мусульмане. Однако это не так – в рамках каждой религии и каждой конфессии есть разные движения и люди с разным мировоззрением. И все они – будь то иеговист или православный и баптист - проповедуют всеми доступными способами. Вера как любовь приходит неожиданно, нельзя предугадать, как проповедь достигнет сердца человека, и это совсем не зависит от наличия у верующего в поезде или на улице документа с печатью.

Проект Яровой-Пушкова делает миссионерскую деятельность фактически невозможной вне культовых зданий, что полностью копирует советскую религиозную политику и советскую систему штрафов. Депутаты приравнивают миссионерскую деятельность к религиозной, запрещая то ли проповедь, то ли богослужения в жилых помещениях, что противоречит положениям Закона о свободе совести. Авторы проекта объявляют охоту на все религиозные группы, которые собираются по домам и всех верующих, которые собираются рассказать о Боге, если у них нет документов.

Остается также непонятным, как отслеживать в СМИ и в сети "Интернет" "миссионеров", которые также должны, согласно проекту, иметь конкретный документ. Иностранные проповедники должны не только заключать договор, но и говорить о вере только в определенных регионах, где действует группа или организация, их пригласившая. В случае нарушения этих норм граждане, и организации будут оштрафованы на громадные суммы до 1 млн рублей.

И еще один важный момент. Законопроект дублирует по каким-то причинам определение экстремистской деятельности, предупреждая миссионеров по поводу того, чем они не должны заниматься. Однако Яровая, Пушков и другие расширяют основания, по которым миссионерство не допускается: «нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения».

Все эти недопустимые цели миссионерства можно трактовать и в рамках защиты безопасности и здоровья граждан, но главный вопрос – как прокуратура и суды будут трактовать цели миссионерства. В настоящее время в представлении СМИ и прокуратуры то, что нормально для православных, то может быть преступным для других религиозных объединений.

Подобные запреты на религиозную деятельность, как и в советское время, создают иллюзию безопасности от неизвестной идеологии. На самом деле ростки вражды и ненависти, обид и несправедливости растут после таких законов в геометрической прогрессии. Обычные верующие, православные, мусульмане, протестанты, будут вынуждены молчать, или будут оштрафованы. На практике телевидение и СМИ уже проповедует значение и идеи руководства одной конфессии и изредка «традиционных религий» в целом. Остальные уже согласно закону будут поражены в правах.

Новые религиозные движения малочисленны, а экстремисты и так находятся под контролем, поэтому прокуратура обратит внимание на большинство верующих, которые ранее были законопослушными и свободно говорили о Боге.

В целях соблюдения общественной безопасности во многих регионах этот закон, если он станет таковым, скорее всего, постараются не применять. Потому что насилие и отсутствие христианского милосердия – не только грехи, но и путь к разрушению общественного согласия.

Роман Лункин.
http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=454&ELEMENT_ID=7065
Еще подробности:
Василий Ничик. Потенциальная практика применения законопроекта о миссионерской деятельности и штрафах за миссионерство
http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=454&ELEMENT_ID=7064


Из обсуждения в программе Владимира Кара-Мурзы:
"Там есть целый блок, которого совсем не было в первом чтении, – про миссионерство. Казалось бы, причем здесь миссионеры? Но с миссионерами история очень странная. Архангельская Дума и какая-то еще внесли в Государственную Думу законопроект, ограничивающий миссионерскую деятельность. Мы, наблюдатели за этим делом, полагали, что эти законопроекты далеко не пойдут, потому что уже лет 15 такие законопроекты появляются, но каждый раз они отмирают. Понятно, что невозможно сочинить такое ограничение для миссионерской деятельности, которое не касалось бы заодно наших доминирующих организаций, например, Русской православной церкви. Ведь Русская православная церковь тоже занимается миссионерством. Поэтому нельзя так сделать, чтобы ограничить только сайентологов и не задеть крупных товарищей.
Тут они это вставили в антитеррористический пакет. Никто же читать не будет, естественно. А это фантастическое определение: здесь миссионерской деятельностью называется любое естественное изложение о религии. Им почему-то вообще нельзя заниматься в жилых помещениях. А если занимаешься этим в каких-то других местах, в том числе в интернете, на улице или где-то, надо иметь справку от своей религиозной организации, что ты – миссионер. То есть если завтра некий православный человек захочет своему соседу в трамвае рассказать о своей вере, он должен сперва предъявить бумагу из епархии. Но епархии же не будут каждому раздавать такую бумагу. А тот, кому бумагу не выдали, уже не может этого делать – иначе он заплатит штраф от 5 до 50 тысяч рублей за свою откровенность о своем православном вероисповедании. Понятно, что не для них писали. Поскольку все это про терроризм же, писали это, конечно, для салафитов радикального ислама. Но написали, как всегда, так, что это можно применить к кому угодно. К любому верующему человеку!
Если они это примут, я даже не знаю, что с этим делать после этого. Потому что понятно, что будет происходить. Конечно, не будут всех-всех привлекать. Но граждане друг на друга начнут оживленно "стучать": "Вот эти тут миссионерствуют. На самом деле они нам просто мешают и мусор не выносят, но мы сообщим лучше про то, что они миссионерствуют перед соседями"."
"пассажи про миссионерство аморальны. Фактически людям под угрозой денежных штрафов собираются запретить свободно говорить о своей вере. Такого наказания и в советское время не было"

http://www.svoboda.org/content/transcript/27811855.html

Библеист Андрей Десницкий в "Православии и Мире":

Миссионер по госпатенту?

|

Комитет Думы по безопасности и противодействию коррупции предложил принять во втором чтении среди прочих проектов депутатов Озерова и Яровой закон о миссионерстве На фоне той бурной законотворческой деятельности, которой отмечена последняя Дума, это, пожалуй, сущая мелочь. Но только на первый взгляд.
Миссионер по госпатенту?
Фото: rusrep.ru
Андрей Десницкий

Андрей Десницкий

Итак, закон, если он будет принят (а сомневаться не приходится) будет регулировать миссионерство, понимаемое как «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений, иных мест и объектов, специально предназначенных (предоставленных) для богослужений, религиозного почитания (паломничества), учреждений и предприятий религиозных организаций, кладбищ и крематориев, зданий и строений религиозного назначения, помещений образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов, а также через средства массовой информации и информационно-телекоммуникационную сеть Интернет».

То есть если вы говорите о своей вере вне специально отведенных для этого мест – вы миссионер и государство будет регулировать вашу деятельность. Вы должны быть специально уполномочены на ваше миссионерство зарегистрированной религиозной организацией и обязательно иметь при себе документ от нее. Но даже в этом случае вы не сможете осуществлять свою миссионерскую деятельность (делиться верой и говорить о Боге) в жилых помещениях – это строго запрещено новой версией закона.

Здесь предвижу радость некоторых ревнителей отеческой веры: наконец-то прижмут хвост сектантам, не позволят им совращать наших граждан в свою неправильную веру! И особенно актуально это звучит на фоне борьбы с экстремизмом, который так часто рядится в религиозные одежды…

Предвижу и равнодушно-усталую реакцию других: ну еще один запретительный закон, который едва ли будет часто применяться на практике: пожалуй, законодатели хватили лишнего, но нам, православным, точно не нужно волноваться, потому что нас это не коснется.

А я хочу возразить тем и другим: если что-то и выйдет из такого государственного регулирования, то только стимуляция экстремизма, и ударит она прежде всего по православным, даже по тем, кто еще этого не понимает.

Во-первых, позвольте немного личных воспоминаний: я сам обратился к вере зимой 85/86 года под влиянием подобной миссионерской деятельности, осуществляемой безо всяких официальных лицензий, и к тому же в жилых помещениях – а проще говоря, частных бесед со своим школьным другом, ныне протоиереем Федором Бородиным. Советская власть таких разговоров точно не поощряла, но даже она не додумалась до их запрета. Не буду скрывать, что и сам не раз говорил о своей вере с другими людьми в разных помещениях, в том числе и жилых, и никогда не получал на это лицензии и получать не собираюсь впредь, считая сам факт своей принадлежности к Церкви самодостаточным для подобного свидетельства.

Но позвольте, скажут мне – всё это относится исключительно к сектантам. Мы же прекрасно понимаем, что православных (а равно и представителей других трех официально первенствующих религий – ислама, иудаизма и буддизма) всё это не коснется.

И вот это, полагаю, самое опасное заблуждение. Еще когда принимался закон о защите чувств верующих, мы спорили с одним его сторонником. Он был священником, и я приводил ему простой аргумент: православные службы Страстной Седмицы содержат выражения, оскорбительные для иудеев. А что, если они услышат их, оскорбятся и напишут заявление в прокуратуру? Он возражал: никто и никогда не будет применять этот закон к официальным православным структурам, а если вдруг захочет, то «мы закон изменим», – сказал он, пребывая в полной уверенности, что всегда и везде последнее слово в принятии государственных решений в России останется за православными.

Странно, а ведь этот человек застал и советскую власть, и девяностые – он на собственном опыте знал, как резко и внезапно может меняться вектор в нашей стране. Нет большей наивности, чем считать нынешнее зыбкое и неустойчивое положение дел вечным и нерушимым. Ну вот для примера возьмем два понятия, которые год назад гремели по пропагандистским каналам: Русский мир и Новороссия. И кто теперь о них говорит? Никто. Почему вы думаете, что та же судьба не постигнет многие из нынешних скреп?

И при каком-то ином повороте событий православные могут обнаружить, что в полном соответствие с буквой закона вдруг оказались запрещены любые крестные ходы, выступления в публичных местах, освящение квартир и просто разговор о вере за чашкой чая у кого-то дома.

Тем более, что в нынешнем российском обществе растут, по моим наблюдениям, антиклерикальные настроения. И они во многом подогреваются теми, кто исполняет строки Бродского: «Входит некто православный, говорит: “Теперь я – главный”». И ведь такой закон будет непременно понят многими как претензии православных на главенство в том, что касается проповеди, даже если на самом деле церковные структуры не имеют никакого отношения к его принятию.

А поможет ли он в борьбе с сектантами? Если сектанты, к примеру, истязают детей или обманом заставляют переписывать на свое имя квартиры и прочее имущество, бороться надо именно с этими действиями – кстати, их совершают далеко не только сектанты и соответствующие статьи в уголовном кодексе давно уже есть. Но запрещать им говорить о Боге? В Российской империи пытались это сделать, склонение к переходу из православия в другую религию было уголовным преступлением. И как это помогло против распространения «штунды» (протестантского движения в южных губерниях) или против старообрядчества? «Котора вера гонима, та и права», – отвечали неграмотные крестьяне на подобные запреты. А главное, как эта монополия на проповедь предотвратила 1917 год?

Фото: uznamania.ru

Фото: uznamania.ru

Впрочем, движение в этом направлении началось давно. В свое время я критиковал русский перевод Библии, подготовленный свидетелями Иеговы – с моей точки зрения, он содержит немало ошибок и откровенных передергиваний. Я готов утверждать это и дальше и спорить со сторонниками этого перевода – но только пока им не затыкают рот, в такой ситуации спор перестает быть осмысленным и этичным.

Весной этого года транспортная прокуратура (не библейско-богословская комиссия, а прокуратура, притом транспортная!) подала иск о признании этого перевода экстремистским. И чтобы при этом не нарушить закон, запрещающий проверку Библии на экстремизм, прокуратуре, очевидно, придется доказывать, что только какой-то узкий круг переводов и изданий может считаться настоящей Библией – а всё остальное экстремистская литература.

Стоит признать экстремистами иеговистов – и открывается дверь для судебной практики, которая легко приведет в ряды экстремистов лично меня и моих коллег-переводчиков просто потому, что мы переводим Библию не совсем так, как переводили для нас, и кому-то наши выражения кажутся спорными и неточными.

Так что очень легко можно себе представить, как в случае введения госпатентов на миссионерскую деятельность официальными «миссионерами» останутся только государственные пропагандисты, ведь эта профессия нынче слишком востребована, и примеры таких переходов от миссии к пропаганде, к сожалению, есть. А все остальные будут вытеснены в поле нелегальной, даже криминальной активности. И вот тут как раз будет раздолье для экстремистов всех мастей: если мы уже в глазах государства преступники, чего стесняться-то?

Остановить таким образом распространение идей невозможно – это показывает и история самого христианства, некогда запрещенной религии. Лучше всего сказал об этом фарисей Гамалиил на заседании синедриона, когда предлагалось запретить всякую проповедь христианства: «И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело — от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его» (Деяния 5:38-39).

Но Дума, кажется, считает иначе.
http://www.pravmir.ru/missioner-po-gospatentu/