March 11th, 2013

"Церковная» часть «заговора» в ОРЛП Сиблага 1937. Священник А.А. Ильинский.

Епископ Тульский Онисим (в миру Михаил Владимирович Пылаев) (1876-1938), новомученик, по одному групповому «делу» вместе с ним проходил в 1935-1936 гг. священник г. Тулы А.А. Ильинский.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%ED%E8%F1%E8%EC_(%CF%FB%EB%E0%E5%E2)

(В вики ошибочная дата смерти «1937» вместо 1938 г. – уточненной по архивным документам).

Другой привлеченный к «офицерскому заговору» в Орлово-Розовском пункте Сиблага НКВД священник – Алексей Алексеевич Ильинский родился в 1885 г., был уроженцем с. Михайловское Бородицкого уезда Московской области, происходил из духовного сословия, имел специальность письмоводителя, окончил в 1908 г. Тульскую духовную семинарию, знал латинский и греческий языки. Ильинский был женат и имел трех детей от 14 до 21 года. Место жительства: г. Тула. Ул. МОПРа, д. 12.

18 декабря 1935 г. Ильинский был арестован чекистами в г. Туле, где служил, и был привлечен к групповому делу епископа Тульского Онисима (Пылаева) (1876 – 1937).       

Биография владыки Онисима весьма интересна. Он был и полковым священником в русской армии, и казначеем в Красной Армии, был протоиереем в св. Троицкой церкви Нижнего Новгорода. В 1926 г. пострижен в монашество и хиротонисан в епископа Красно-Бакинского, викария Нижегородской епархии, при том хиротонию совершил сам митрополит Сергий (Страгородский). С 1926 г. епископ Воткинский, с 1927 г. – временно управляющий Вятской епархией. 22 июня 1928 тройкой при ПП ОГПУ он был приговорен к трем годам концлагерей и отбывал наказание на Соловках. По свидетельству 1936 г., на Соловках, «с ним отбывали наказание до 16-ти архиереев, множество монахов, священников и верующих, заключенных, по его словам, невинно. Говорил, что заключенных заставляли выполнять трудные работы.
В частности, ему было поручено зажигать маяк, и он в бурю ездил туда, лежа в лодке, а по приезде от холода не мог зажечь фонарь....". В 1931 г. владыка был отправлен в ссылку, по отбытии которой с декабря 1933 г. стал епископом Тульским. В биографическом очерке о нем читаем: "Его прибытие в Тулу совпало с очередной разрушительной кампанией против
Православной Церкви. Архиерейские службы епископ Онисим проводил, в основном, одном из древнейших храмов Тулы - Ильинской церкви, ставшей в то время
кафедральным собором. Владыку часто посещали архиепископ Борис (Шипулин) и
епископ Игнатий (Садковский). Эти три иерарха Русской Православной Церкви познакомились на Соловках. Лагерное бытие, постоянное общение, обретение поддержки и духовного утешения сблизило их, выявило общность взглядов, единомыслие.
Вплоть до последнего часа они поддерживали друг друга, оставаясь непримиримыми и бескомпромиссными борцами с обновленчеством, верными сподвижниками и последователями
истинного Православия.
Епископ Онисим, несмотря на запреты властей и смертельный риск, помогал многим ссыльным и арестованным священнослужителям, оказывал посильную помощь посылками, письмами. Так, он регулярно оказывал материальную помощь семье священника Грачева, высланного за "контрреволюционную деятельность", посылал посылки в ИТЛ
протодиакону Новосадову. Возвращавшихся из ссылок и заключения священников назначал на приходы, помогал им материально. Если не было возможности устроить священнослужителя в Тульской епархии, епископ Онисим направлял их с рекомендательными письмами в соседние епархии. Не боясь наветов обновленцев и репрессий властей,
епископ Онисим совершал постриги. Власти не могли допустить усиления влияния Православной Церкви в Туле, ведь за те два года, что епископ Онисим пробыл в ней,
люди стали связывать с его именем надежды на возрождение веры и духовности, на перемену жизни к лучшему».

18 декабря 1935 г. епископ Онисим был арестован и вместе с ним еще 26 человек – в основном священники и монашествующие Тульской епархии. В их числе, как можно убедиться, был и священник г. Тулы А.А. Ильинский (арестовали его в тот же день, что и владыку). Обвинение, которое было выдвинуто участникам этой «группы», звучало так: "В г.Туле существует контрреволюционная группировка
духовенства и церковников, возглавляемая тульским епископом Пылаевым Михаилом Владимировичем (Сергиевской ориентации), куда так же входили попы и монахи,
возвратившиеся в г.Тулу по отбытии наказания за антисоветскую деятельность. Опираясь в своей контрреволюционной деятельности на наиболее зажиточных в прошлом
людей в лице бывших кустарей, кулаков, землевладельцев и другой антисоветски настроенный элемент, участники контрреволюционной группировки активно готовили
переход церкви на нелегальное положение, для чего подготавливали помещения и кадры.
Основной целью контрреволюционная группировка имела - проведение контрреволюционной деятельности. Возбуждение верующих масс против Советской власти и объединение их
вокруг церкви для борьбы за веру и православие, привлечение молодежи к церкви и
обработку их в антисоветском духе, насаждение в г.Туле тайного монашества и организацию помощи ссыльному духовенству и находящемуся в ИТЛ."
[i]

А.А. Ильинский о своем привлечении к этому делу рассказал на допросе в 1937 г. так: «В 1936 году (ошибка, правильно «в 1935 году» - И.К.) я служил в г. Туле и был близко знаком с архиереем Пылаевым. Последний, пользуясь своим авторитетом среди священнослужителей и будучи враждебно настроен по отношению к советской власти, группировал вокруг себя с к-р целями служителей культа, наиболее враждебно настроенных по отношению к советской власти. В к-р группу, созданную архиереем Пылаевым, вошло до 20 человек, а в том числе и я, за что и был осужден на 3 года И.Т. (исправительно-трудовых, - И.К.) лагерей». (Л. 103). Ильинский по этому групповому «делу», был, как и другие его участники осужден заочно – Особое совещание при НКВД СССР 16 апреля 1936 г. по ст. 58, п.11 (за участие в «контрреволюционной группе») приговорило его к трем годам лагерей. (Л. 96). Сам епископ Онисим (Пылаев) и другие 12 участников этой «группы» по приговору того же органа в тот же день получили по пять лет ссылки в Северный край. Отбывать наказание епископ Онисим был отправлен г. Каргополь в Архангельской области. 6 января 1938 г. он был там арестован. 18 января 1938 г. тройкой УНКВД по Архангельской области по обвинению в контрреволюционной агитации и попытке создать контрреволюционную группировку из ссыльного духовенства владыка Онисим был приговорен к расстрелу и 27 февраля 1938 г. расстрелян. Канонизирован Архиерейским собором РПЦ в июле 2000 г.[ii]

В лагерной учетно-справочной карточке указаны и «особые приметы» Ильинского: «рост – средний, телосложение – плотное, волосы – седые, глаза – серые, нос – прямой, особых примет - нет." (Л. 96.).

При аресте и обыске у Ильинского в Орлово-Розовском пункте Сиблага 30 ноября 1937 г. у него были отобраны: несколько квитанций на денежные суммы, деньги, блокнот, бумажка с адресом, 8 писем и очки в футляре. (Л. 97).

Из других участников «заговора» на Ильинского показал только епископ Дометиан (Горохов) (27 ноября): «Мною также подобраны, соответствующим образом обработаны и привлечены в организацию заключенные - служители религиозного культа (попы) в июле м-це с.г. Богоявленский Д.И. и Ильинский А.А.» (Л. 78).

30 ноября, т.е. вскоре после ареста, Ильинский был допрошен следователем, страшим лейтенантом госбезопасности Логвиненко. Он сразу признал себя виновным в членстве «повстанческой контрреволюционной организации в лагерях». И рассказал о своей «вербовке» в августе 1937 г. «бывшим епископом Гороховым», о тех установках по развертыванию антисоветской агитации в лагере, которые якобы от него получил (см. цитату из его протокола допроса выше в сюжете о владыке Дометиане). (Л. 103 – 104 об.). 20 декабря Ильинский, как и  все остальные его подельники в «заговоре» в ОРЛП Сиблага, был расстрелян.

Правосудие по-сталински. В открытом суде с участием сторон разберитесь и расстреляйте.

Оригинал взят у allin777 в Открытое судебное заседание с участием сторон, по-сталински.
Вопрос т.Вышинского

а) Рассмотреть в открытом судебном заседании с участием сторон, дело бывш. слесаря Морозова, покушавшегося на начальника цеха с целью мести за увольнение с работы.

б) Морозова С.В. приговорить к высшей мере наказания- расстрелу.

в) Осветить это дело в печати.

Из протокола заседания Политбюро 67, особая папка. 1939 г.

В списках больше не значится. In Memoriam. Писатель Борис Васильев (1924 – 2013).

http://ru.wikipedia.org/wiki/%C2%E0%F1%E8%EB%FC%E5%E2,_%C1%EE%F0%E8%F1_%CB%FC%E2%EE%E2%E8%F7
МОСКВА, 11 марта. /Корр. ИТАР-ТАСС Ася Арутюнян/. Прощание с Борисом Васильевым, скончавшимся сегодня на 89-м году жизни, пройдет 14 марта в Центральном Доме литераторов. После гражданской панихиды писатель будет похоронен на Ваганьковском кладбище. Об этом корр. ИТАР- ТАСС сообщили в Союзе писателей Москвы.

"Прощание начнется ориентировочно в 11:00. По завершении панихиды он будет похоронен на Ваганьковском кладбище, рядом с женой", - пояснил собеседник агентства.

Борис Львович Васильев родился 21 мая 1924 года в Смоленске. Участник Великой Отечественной войны, автор множества романов и повестей, стал широко известен после выхода дебютной повести "А зори здесь тихие...", прозвучавшей как реквием замечательным женщинам, которые погибли на фронтах Великой Отечественной. Его герои были взяты из военной действительности, которая прекрасно известна и самому автору.

Летом 1941-го года, через две недели после начала войны, Борис Васильев семнадцатилетним мальчишкой добровольцем ушел воевать. Три раза попадал в окружение и трижды счастливо выходил из него. Потому так хорошо знакомы Васильеву жизненные коллизии его героев. По книге "А зори здесь тихие ..." был создан замечательный фильм, написана опера, поставлен драматический спектакль.

Борис Васильев создал множество книг, получивших всемирную известность. Главной темой его творчества стала тема поиска истины и смысла жизни. Первые дни войны воскрешает и роман "В списках не значился", посвященный героическим защитникам Брестской крепости. Широкое читательское признание завоевали его повести "Завтра была война", "Иванов катер", "Самый последний день", "Не стреляйте в белых лебедей", "Жила была Клавочка". Всего им создано более 30 пронзительных повестей и романов, большинство из которых идут в театрах и были экранизированы.

Борис Васильев — лауреат Государственной премии СССР, премии Президента России в области литературы и искусства, Независимой премии движения имени академика А. Д. Сахарова "За гражданское мужество", литературной премии "Большая книга", премии Российской академии кинематографических искусств "Ника" — "За Честь и Достоинство". Награждён орденами "За заслуги перед Отечеством" II и III степени, Трудового Красного Знамени, двумя орденами Дружбы народов.

http://www.itar-tass.com/c9/672362.html

Борис Васильев на Либрусеке:

http://lib.rus.ec/a/19029

Экранизации Бориса Васильева и его участие в документальных фильмах на сайте кино-театр. Ру (Фильмография)

http://www.kino-teatr.ru/kino/screenwriter/sov/28758/works/

И скажу от себя пару поминальных слов. Писателя Бориса Васильева мне довелось видеть в юности вживую у нас дома где-то в начале 1980-х гг. буквально на несколько минут. Моя мама работала тогда машинисткой и печатала рукописи разных авторов на машинке. И какую-то рукопись печатала Васильеву. Что ему печаталось тогда, не помню. Но вот вам факт, - автор великих «Не стреляйте в белых лебедей», «А зори здесь тихие…» и «В списках не значился», на произведениях которого воспитывался в детстве не только Ваш покорный слуга, но и не одно поколение советских читателей, как самый простой смертный, сидел у нас дома на табуретке на кухне. Не могу и забыть и замечательный спектакль театра «Современник» по «Не стреляйте…», который, кажется, смотрел не один раз. «Зори» - видел сначала знаменитую советскую экранизацию 1970-х гг., и она до сих пор у меня в памяти, а уж потом прочитал. «В списках…» - прекрасный, сильный роман о защитниках Брестской крепости, одно из лучших произведений о войне.   

Что касается покойного… Наряду с глубокими и прочувственными некрологами, довелось встретить мне и мелкий грязный мусор касательно его светлой памяти. Вот никак советоиды и сталиноиды, повылезшие бодро изо всех щелей теперь на солнышко, не могут простить писателю-фронтовику Борису Львовичу, что он не стал после 1991 года… например, вторым Юрием Бондаревым, шестым Владимиром Бушиным и шестнадцатым Владимиром Карповым. Не стал, хотя мог бы стать. Что он, прославив в веках подвиг простого советского солдата, не стал славить вместе с этим иных высокопоставленных преступников, не стал, как некоторые, рабьи и подло прислуживать тени умершего вождя, а вбил в могилу усатого вурдалака свой собственный осиновый кол.

Честь и слава ушедшему талантливейшему и честному писателю-фронтовику!

Светлая память и Царствие ему Небесное!