October 14th, 2012

Семинар «Историческая память. ХХ век.» 10 окт.Ч.4.Доклад И.В. Гарькавого о поездке в Казахстан

Доклад директора мемориального центра-музея «Бутово» Игоря Владимировича Гарькавого на заседании семинара назывался так:

«Казахстан. Опыт мемориализации объектов ГУЛАГА. Путевые заметки».

Доклад сопровождался показом слайдов, некоторые из каких я показываю ниже читателю.

Комплекс, посвященный памяти жертв советских политических репрессий на территории Казахстана, поистине уникален по объему, размаху и содержанию. Это связано с тем, что проблемами мемориализации советского репрессивного опыта там занимаются целенаправленно и на самом высоком государственном уровне, в чем явное отличие опыта степной республики от России.  

Все дело в личности президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, стремящегося к европейским стандартам. «Все, что видели»,  - сказал И.В. Гаркавый,  - «это результат личной точки зрения и указов Нарзарбаева». В республике существует официальная дата 31 мая как день памяти политических репрессий и голода 1932-1933 гг. Каждый из мемориальных  объектов памяти  политических репрессий создан по отдельному указу Назарбаева. Некоторые из них были возведены в рекордно короткие сроки. Усиленные работы по созданию музейно-мемориального комплекса были приурочены к 70-летию «Большого террора» в 2007 г. (вспомним, что у нас эта дата государством напротив почти не была замечена). В музеях огромные эксплуатационные площади – в тысячи кв. м. 

По мнению докладчика, Казахстан показывает ответственное отношение к памяти миллионов людей, погибших в годы массовых репрессий. При том в этой трактовке нет никаких антирусских, националистических ноток.

Не в последнюю очередь, отмечалось на семинаре, такая политика связана с тем, что мать Назарбаева была репрессирована. И архивы по истории репрессий в Казахстане и открыты и доступны для исследователей, что выгодно контрастирует с противоположной ситуацией в России. 

Назарбаев издал и Указ о топонимике  – «о переименовании объектов, связанных с советским и колониальным прошлым». Вторая половина указа вызывает вопросы, - по этой части,  в названиях улиц вообще не должны быть имена людей. Однако этот указ Назарбаеву не удалось провести в жизнь В Алма-Ате до сих пор есть улицы с именами советских деятелей.

И.В. Гарькавый считает, что минус казахской политики памяти в том, что эта политика носит исключительно государственный характер (то есть общественная инициатива в ней сведена к минимуму).

В музейно-мемориальном комплексе широко представлен и известный АЛЖИР (Акмолинский  лагерь жен изменников родины) и Карлаг, через

который прошло более миллиона человек (кроме ссыльных). Большинство

Большинство музейных объектов новоделы. Так, в Акмолинске нет ни одного подлинного сохранившегося объекта от лагеря.

 

И несколько иллюстраций к докладу И.В. Гарькавого с небольшими пояснениями. (Несколько иллюстраций выношу в отдельные темы блога)

 1Изображение 109

1Заключенные женщины Алжира.

2Изображение 110 

2Один из объектов Карлага. Новодел.

3Изображение 115 

3. Вагон с деревянными нарами, куклами-муляжами доставляемых в лагерь женщин.

 4Изображение 113

4. Барельефы – аналогии графики, которую жены «врагов народа» создавали  в художественных мастерских лагеря

5Изображение 117 

5. Первый памятный знак, установленный в Акмолинске директором колхоза И.И. Шарф – акт гражданского мужества в 1980-е гг. (С чего все начиналось).

6.Изображение 119 

6. Долинка Административно-хозяйственное управление Карлага

7.Изображение 121 

7.Заключенные Песчаного лагеря 1953 год.

8.Изображение 123 

8. Импровизированный  барак.

9Изображение 126 

9. Судьбы людей в Карлаге (академик Чижевский, священномученики и другие).

10.Изображение 128 

10. Кабинет начальника Карлага – реконструкция. У окна – его восковая фигура.

 

По ссылке ниже можно ознакомиться с краткой информацией о Южно-Казахстанском музея жертв политических репрессий:

http://visitkazakhstan.kz/ru/guide/establishments/view/8685/yugno-kazahstanskiy-oblastnoy-muzey-gertv-politicheskih-repressiy/

К сожалению, сайта в Интернете у них обнаружить не удалось.

 

А вот сайт музея лагеря «Алжир» существует:

http://alzhir-ru.ucoz.ru/

(разная информация, есть и виртуальный путеводитель по музею).

Страшное свидетельство голода. (Из музея жертв репрессий в Казахстане).

Изображение 120
Ребенок, обнаруженный милицией в сене, помещенный туда для употребления голодающими (людоедами) в пищу. 1932-33 гг.


Пояснение по докладу И.В. Гарькавого на семинаре «Историческая память. ХХ век» 10 октября:

В Казахстане создан музей Голодомора. Казахские историки считают, что только в республике насчитывается 2, 5 млн. жертв голода.  В Казахстане нет запрета на разработку архивов по темам истории голода и репрессий, - и в частности, там выявлены фотографии голода. Есть подобные же снимки детей, которых хотели съесть и которые были отбиты милицией.

«Мамочкино» лагерное кладбище. (Из музея жертв репрессий в Казахстане)

В лагере был свой барак для беременных. А рядом с ним находилось кладбище, прозванное «мамочкиным».  Там и хоронились младенцы и маленькие дети, умершие в лагере. Кто-то прожил несколько месяцев, кто-то год, два, три…

 

Ниже общий вид «мамочкина" кладбища.

Изображение 132 

 

Ниже две фотки:

могила младенца, умершего в лагере.

Прожил несколько месяцев.
Изображение 134


Изображение 135